Консервативное национальное крипторегулирование. Что несут нам новые законопроекты?

    image

    О необходимости принятия модульного закона (т.е. закона определяющего общие рамки взаимодействия), который установит правовую основу регулирования крипторынка в России и определит основные понятия в устанавливающихся отношениях между различными субъектами, говорили чиновники разного уровня в течении последнего года.

    И вот на прошлой неделе различные органы власти на разных площадках выложили сразу три законопроекта, так или иначе касающихся регулирования криптовалют и токенов, майнинга, а также организации токенсейлов в России:

    1. Законопроект Минфина “О цифровых финансовых активах”, который призван заложить основы создания, выпуска, хранения и обращения цифровых финансовых активов;
    2. Законопроект ЦБ “Об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинге)”, устанавливающий правила проведения токенсейлов;
    3. Законопроект депутата Курбанова & РАКИБ “О системе распределенного национального майнинга”, претендующего создать основу для майнинга крипторубля.

    Указанные законопроекты, без сомнений, — самые ожидаемые регуляторные документы года, которые призваны заложить основу для легализации крипторынка в России, чтобы новые ICO и ITO не искали крышу в других юрисдикциях. Однако при внимательном изучении оказалось, что законопроекты не такие уж и модульные, как предполагалось изначально, и претендуют на достаточно строгое упорядочивание многих аспектов гражданско-правового оборота критографических токенов.

    О цифровых финансовых активах


    В целом в законопроекте предложены достаточно понятные локализованные на русский язык дефиниции разных явлений из криптомира. Однако их содержание с самого начала документа вызывает очевидные вопросы. Как и ожидалось, регуляторы не допустили признание криптотокенов в виде средства платежа. Крипта — эта имущество, со всеми вытекающими последствиями. Описывая объект владения, авторы законопроекта предлагают обобщенное понятие “цифровой финансовый актив”, к которому относятся криптовалюта, токен. Вот так — через запятую. Чуть ниже дается пояснение, что есть криптовалюта, а что есть токен. При этом у криптовалют, несмотря на казалось бы их очевидное назначение, нет никаких признаков валют, ведь средством платежа они не являются. Отличаются они от токенов лишь отсутствием эмитента. Есть эмитент — токен. Нет эмитента — криптовалюта. Вот такое правило, которое следует затвердить как в школе, без попыток логического осмысления задумки воспитателей. А чтобы урок не забывали, в документе отдельно выделяется, что “данный вид активов не является законным платежным средством в пределах РФ”.

    В главе “Основные понятия, используемые в законе” дается и дефиниция майнинга. Так, согласно авторам законопроекта, майнинг — это предпринимательская деятельность, направленная на создание криптовалют и/или валидацию с целью получения вознаграждения в виде криптовалюты. Однако ниже по тексту законопроекта никакого больше упоминания майнинга нет. Но есть про валидацию и валидатора. Наличие “и/или” не позволяет однозначно сказать, является ли валидация видом предпринимательской деятельности или нет. Под широкое определение могут попадать и соло-майнеры, и различные пулы, как правило, расположенные за рубежом. При этом отдельно никак не описывается оператор блокчейна, на котором проводится ITO, его права, обязанности и какая-либо ответственность.

    Довольно интересно, что валидация цифровой записи признается юридически значимым действием.

    Далее предлагаются императивные нормы, определяющие условия при соблюдении которых можно проводить ITO в России:

    • Выпускать токены и быть организатором ITO в России сможет лишь лицо, имеющее лицензию организатора торгов, либо лицензию на деятельность на рынке ценных бумаг, в зависимости от правовой сущности токена.

    • Все биржи и обменники, осуществляющие обмен криптовалюты и токенов, должны будут получить лицензию, либо их деятельность в РФ будет считаться незаконной (ЦБ все еще настаивает, что обменять можно будет не любую крипту, а лишь токены, выпущенные по новым правилам российского закона).

    • Совершать любые сделки по обмену криптовалюты и токенов на рубли, иностранную валюту или другую крипту можно будет только через лицензированного оператора обмена.
      Простые граждане смогут купить в рамках одного ITO токенов на сумму не более 50 000 рублей, т.е. меньше 1k USD. (Однако п.1 ст.3 можно читать и совсем по-другому, так как ограничения касаются лишь покупки “в рамках одного выпуска токенов”. Разъяснения, что такое “один выпуск токенов”, в законопроекте найти не удалось).

    • Полный запрет на анонимность. Криптокошелек и начисление токенов любому лицу возможно лишь под контролем ЦБ и только после прохождения строгой процедуры идентификации согласно 115-ФЗ.

    • Предоставляется защита прав приобретателя токена по смарт-контракту в порядке защиты прав стороны договора, заключенного в электронной форме.

    • Публичная оферта о выпуске токенов должна иметь ряд обязательных реквизитов, в том числе об эмитенте, бенефициаре, валидаторе, разъяснять права, предоставляемые владельцу токена и иметь ряд дисклеймеров для его приобретателей.

    • Если токен попадает под определение ценной бумаги, необходимо также публично размещать и инвестиционный меморандум.

    • Публичная оферта и инвестиционный меморандум должны быть подписаны усиленной квалифицированной ЭЦП директора эмитента токенов.

    Законопроект во многом описывает уже устоявшиеся best practice в сфере токенсейлов. Однако при этом создает достаточно непонятные ограничения и вводит совсем неочевидные требования для участников. Самый большой вопрос вызывает отсутствие каких-либо обоснований максимальной суммы приобретения токенов и пространное требование об указании валидатора при организации токенсейла. Каким образом установить конкретного валидатора, к примеру, в сети Ethereum, авторы законопроекта не разъясняют.

    Об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинге)


    Несмотря на казалось бы не имеющее отношения к криптовалютам название законопроекта, этот документ также претендует на установление базовых прав и обязанностей участников проводимых TGE (Token Generation Event).

    Достаточно спорным является использование понятия “краудфандинга” в качестве собирательного для ICO/ITO деятельности, связанной с созданием, распределением и оборотом криптографических токенов. В отличии от краудсейла, краудфандинг в привычном понимании проводится, как правило, для благотворительных целей или в целях поддержки творческого, политического потенциала. То есть это не про бизнес и инвестирование, а про некоммерческую и социальную активность.

    Однако авторы законопроекта определяют краудфандинг иначе. Это деятельность по организации розничного финансирования, осуществляемая коммерческими организациями и индивидуальными предпринимателями.

    В текущем проекте предусматривается разный объем прав для квалифицированных и неквалифицированных инвесторов, статус которых определяется ФЗ «О рынке ценных бумаг». В законе нет определений “цифровых финансовых активов” или “токенов”. В этой части документ отсылает нас к первому законопроекту “о цифровых финансовых активах”.

    Предлагаемые новшества:

    • Устанавливается отдельно права и обязанности “организатора платформы” и “организатора привлечения инвестиций”, а также дается определение “инвестиционной платформы”;

    • Заниматься “краудфандингом” смогут только российские лица, включенные ЦБ в специальный реестр. Они должны иметь не менее 5 млн рублей собственных средств;

    • Предъявляются особые требования к руководителю платформы для токенсейла;

    • Устанавливается недискриминационный подход к предложению токенов широкому кругу лиц. Закрытые пресейлы не допускаются;

    • Сервера платформы для организации токенсейла должны находится в РФ;

    • Простые граждане смогут купить в рамках одного ICO/ITO токенов на сумму не более 50 000 рублей и не более 500 000 рублей в год в рамках разных токенсейлов. И вне зависимости от статуса квалифицированного инвестора общая сумма инвестиций для одного человека в год ограничена максимальным размером в 200 млн рублей. Следить за этим обязан сам организатор токенсейла;

    • Токены могут приобретаться/ продаваться только за безналичные рубли и только на площадках, получивших лицензию ЦБ;

    • Токены, представляющие из себя бездокументарные ценные бумаги, выпускаются по правилам, предусмотренным законодательством о ценных бумагах, а реестр их приобретателей передается в депозитарий;

    • Полный запрет на анонимность. Для идентификации и аутентификации приобретателей токенов может быть использовано ЕСИА для госуслуг;

    • Информация о заключенных смарт-контрактах должна быть предоставлена оператором платформы по любому требованию суда или сотрудников правоохранительных органов;
      Установлен обязательный объем информации, который должен быть размещен на сайте оператора инвестиционной платформы

    Законопроект определяет 5 видов токенов, ранее выделяемых на практике, но не поименованных в каких-либо законах:

    • токен-расписка;

    • токен-секьюрити;

    • смешанный токен;

    • лицензионный токен

    • коммодити(утилити)-токен

    Предлагаемый законопроект также предлагает внести изменений в законодательство о рекламе. Так, при рекламировании TGE должны в обязательном порядке содержатся дисклеймеры, предупреждающие, что инвестирование является высокорискованным и может привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. А вот рекламировать платформы исключительно для квалифицированных инвесторов запрещается вовсе.

    О системе распределенного национального майнинга


    Указанный законопроект является попыткой реализации модернистских утопических фантазий некоторых идеологов национальной криптовалюты, создаваемой как альтернатива современным нерегулируемым криптовалютам. Как указано в пояснительной записке, создается она во многом для того, чтобы вычислительные мощности не оставались неиспользуемыми, поскольку применяются они “лишь в качестве обычных развлекательных платформ или суррогатов пишущих машинок”.

    Проект, как следует из пояснительной записки и самого текста, имеет целью правовое регулирование не любого майнинга, а лишь майнинга крипторубля. В отличии от предыдущего законопроекта, этот не связывает майнинг с предпринимательской деятельностью и допускает, что майнером может быть и физическое лицо. Однако все майнеры крипторубля должны быть зарегистрированы в утверждаемом уполномоченным государственным органом распределенном реестре цифровых транзакций, и какая-либо их деятельность без идентификации и аутентификации не разрешается.

    Закон устанавливает возможность открытия банками для присоединившихся майнеров номинальных криптосчетов для получения вознаграждения и распоряжения крипторублями. При этом имеется законная оговорка, что банк никак не гарантирует сохранность средств на таких криптосчетах.

    Надо отдать должное, что в отличии от законопроекта “о цифровых финансовых активах” проработка понятийного аппарата здесь куда более тщательная. Кроме обобщенного понятия майнера законопроект раскрывает такие понятия как “оператор”, “валидатор”, “пользователь” и “оператор обмена цифровых активов”, наделяя каждого из субъектов рядом характерных прав и обязанностей.

    Несмотря на то, что вначале текста и в пояснительной записке также говорится и о налогообложении указанной деятельности, в самом тексте нет ни слова про налоги.

    Хуже чем у соседа, но лучше чем ничего?


    Российское Интернет-сообщество уже по-разному оценило предложенные законопроекты/ Однако, какие бы коллизии и остроугольные моменты не содержались в текущих законопроектах, написанных в весьма консервативном духе, динамика для сторонников легализации и масштабирования криптовалютных сервисов, наблюдается положительная, так как создаются первые легальные фреймворки для деятельности в указанной отрасли. Это несомненно позволит большему количеству инвесторов и новых институциональных игроков входить в рынок крипты. Но это будет уже несколько другая крипта. Совершенно не та, которую мы имеем сейчас. Криптовалюта, оторванная от изначальных принципов ее либертарианских создателей и шифропанков, стремящихся обеспечить анонимность транзакций каждому пользователю на земле и возможность её использования без каких-либо посредников. Текущим криптовалютам нет места в текущих законопроектах. Стоит признать, что все три законопроекта не имеют никакой связи с уже существующим крипторынком и нацелены на создание нового рынка токенов, полностью контролируемых государством.

    Конечно, пока законопроекты дойдут до третьего чтения в Госдуме они еще претерпят множество изменений и, скорее всего, станут еще менее либеральными и еще более формализованными по своей сути.

    С указанными законопроектами, без сомнений, следует в ближайшее время ожидать и законы-сателлиты:

    • устанавливающие санкции в виде уголовной и административной ответственности за обращение денежных суррогатов и нарушение правил обращения криптовалют/токенов

    • определяющие порядок налогообложения деятельности по отчуждению/приобретению токенов и криптовалют.

    Затем еще будет череда подзаконных актов, затыкающих дыры и коллизии при имплементации, и лишь потом начнется правоприменение, позволяющее сделать какие-то практические выводы о том, как работают (или не работают) предлагаемые законодательные акты на деле. Конечно, во многом попытки отрегулировать крипторынок на уровне отдельных национальных законодательств вызывают у многих серьезные сомнения. В любом случае, иметь закон хуже чем у соседа — это заранее проигрышный вариант. И пока мы видим куда более мягкие подходы, сформированные у ближайших соседей в Белоруссии, Казахстане и Армении, на фоне которых текущий подход российских законотворцев кажется слишком удушающим и не соответствующим потребностям существующего рынка. Очевидно, пределы ответственности и ставки налогов, которые пока только предстоит определить законодателям, вызовет у сообщества куда больший интерес, так как именно они и определят в итоге будущее глобальных криптовалют в России.

    image

    Digital Rights Center

    189,00

    Юридическая помощь в цифровом пространстве

    Поделиться публикацией
    Комментарии 27
      0
      Как по мне, то законодательно регулировать нужно, даже без признания статуса платежного средства на территории России можно было бы просто приравнять к иностранным бездокументарным ценным бумагам и всё в целом.
        0
        Забавно, майнинг — это предпринимательская деятельность. Предпринимательская деятельность — это (кратко) деятельность по получению прибыли от реализации товаров, услуг. Прибыль — это полученные доходы уменьшенные на расходы.
        Криптовалюта не является средством платежа. Отсюда получается, что майнер тратит деньги (рубли) на закупку оборудования, оплату электроэнергии и ничего не зарабатывает. Сразу становится интересно, как предприниматель будет уплачивать налоги в пределах именно этой предпринимательской деятельности? Если открыл ИП? Или ООО? На разных налоговых режимах?
        У меня сразу разыгралось воображение — наши законотворческие деятели обязуют майнеров открывать только ООО и только на общей системе налогообложения, и только при наличии уставного фонда в 500-1000 тыс. рублей. А так как майнинг не требует наличие сотрудников вообще, то в таком ООО будет только директор. И подавать такое ООО будет постоянно нулевые декларации по налогам, а директор будет в неоплачиваемом постоянном отпуске. :)
        Формат такого ООО очень подходит для деятельности фирм по обналичиванию и главное — всё законно.
          0
          Не получиться, прикрутят требования наличия банковской лицензии и вот тебе регулирование от цб в полный рост.
            0
            Это будет совсем жестко. Но, поживём-увидим до чего додумаются наши «творческие» люди.
            +1

            Хоть криптовалюта и не является законным средством платежа на территории РФ и(или) при расчётах между резидентами, но от этого она не перестаёт быть ценностью. Грубо, доллар так же не является законным средством платежа на территории РФ и(или) при расчётах между резидентами, но доход в долларах у резидентов и даже не очень налогом облагается рублях по вмененной стоимости долларов.


            Даже если майнер не продаёт намайненное, то доход получает в натуральной форме. Это уже дело законодателя по большому счёту облагать этот доход или доход от продажи или иного отчуждения криптовалют. Учитывая, что криптовалюта средством расчётов всё же является, то логично облагать, как минимум, доход в момент его получения в натуральной форме, а не в момент реализации. Хотя, можно, и в момент получения, и в момент реализации с вычетом курсовой разницы.

              0
              Судя по приведённым выше выдержкам из проекта закона — криптовалюта не средство платежа (деньги), именно исходя из этого определения получается, что ведётся деятельность, с которой не понятно как получать налоги (по сути проекта — человек собирает фантики из воздуха). Если думать «логично» в пределах представленного проекта закона, то майнер обязан продавать крипты на лицензированных биржах. То есть, у него должен быть допуск на биржу, прямой или через брокера и только тогда он сможет платить налоги. Но пока всего этого нет и проект требует доработки, равно как и налоговый кодекс, для хоть какого-то понимания того, как платить налоги.
                0

                Судя по выдержкам криптовалюта — имущество. Как собирать налоги с имущества, в том числе виртуального, типа корпоративных прав, государства давно знают. Два основных принципа есть — по вмененной/оценочной стоимости при получении имущества в виде дохода и при получении дохода от реализации полученного имущества. Иногда они сочетаются, в том числе даже без взаимных вычетов. Тупо, получил имущество — заплати налог с оценочной стоимости, продал это имущество за деньги — заплати налог с полученной суммы.


                Обязанности майнера продавать на лицензированных биржах я не заметил. Может быть между строк читается запрет на продажу в других местах, но никто вроде продавать не обязывает: не хочешь — не продавай, главное не пытайся (в юрисдикции РФ) продать вне лицензированных бирж или использовать как средство расчёта. А налоги можно посчитать и без факта продажи, по факту получения крипты (перевод, комиссия, вознаграждение — не суть), например по средневзвешенному курсу лицензированных бирж. Майнеров и пользователей могут обязать регистрировать свои кошельки и выявление незарегистрированных приравнять, например, к валюте ( КоАП РФ Статья 15.25 )

                  0
                  Да, в проекте закона сказано, что крипта — это имущество. В разрезе предпринимательской деятельности, у предпринимателя есть доход. Доход — это реализация товаров, услуг и имущественных прав. То есть, была бочка — продал. В случае с криптой ничего не было, вдруг появилась крипта в кошельке, без какой-либо продажи. Вот о чём я говорю, не было деятельности, не было реализации, поэтому нет налогооблагаемой базы.
                  С натяжкой можно отнести майнинг к аренде вычислительных мощностей. Или, вообще, считать внереализационными доходами. Тут фиг его знает, что нашим придёт в голову как налогооблагаемую базу вычислять. Могут пойти так как Вы сказали, а могут придумать геморрой, который не будет работать.
                0
                Грубо, доллар так же не является законным средством платежа на территории РФ и(или) при расчётах между резидентами

                там есть исключения в закон-ве о валютном регулировании, когда вполне может быть средством платежа. Я сам сколько с валютными ипотечниками в судах бился против банков по этому вопросу — по признанию кредитных договоров незаключенными в связи с отсутствием обязательства, выраженного в рублях. И несмотря на ст.140 и ст.317 все суды как один стояли на том, что договор может быть и номинирован и исполняться в валюте, без какой-либо привязке к рублю.

                НДФЛ на сделку по обмену крипты на фиат уже витает в воздухе и озвучивается. Думаю, сделают это. Уж слишком налог кажется кому-то привлекательным.
                0
                Но майнер получает товар(биткоин) на зарегистрированный кошелек и как только пытается его продать так тут и прибыль и всё остальное с этим связанное.
                  0
                  А если он не продаёт биткоины?
                  Или «меняет» их на товар в буржуйном магазине? Вот откуда человек возьмёт рубли, чтобы заплатить налоги за «обмен» крипты на товар?
                    0
                    Или «меняет» их на товар в буржуйном магазине? Вот откуда человек возьмёт рубли, чтобы заплатить налоги за «обмен» крипты на товар?

                    Тогда с чего бы считать сделку заключенной в России? Заграничные биткоины при помощи заграничного сайта обменены на заграничный товар.

                +1
                Абсолютно непонятно зачем в принципе нужна «государственная крипта» и тем более майнинг. Если есть регулятор (государство), то пусть он и валидирует все записи в блокчейне, зачем майнинг?
                  0
                  Майнить на золотой криптозапас страны? )
                  А чо, электроэнергия дешёвая, само государство тоже может хайпануть.
                  Но только вот беда, боюсь, что государственный криптозапас будет идти не в казну, а тем кому надо, чтоб шло.
                    0

                    В принципе нужна, чтобы сохранив госконтроль обеспечить прозрачность для граждан. Есть и другие способы решения, но и крипта может решить.

                      0
                      идеальна подходит для расчетов между бюджетными организациями, бюджетами разных уровней и по оплате труда госслужащих.
                    +1
                    Аплодирую стоя. Как разрешить, так, чтобы запретить? Вот замечательный пример, как такое нужно делать.
                    Изначально криптовалюты, а конкретно биткоин появился как альтернатива существующей банковской системе обладающая рядом свойств: анонимность, децентрализация, конечность эмиссии.
                    Гос-во сказало ок. Вот вам кривтовалюта, если уж так хочется, но без всех этих свойств.
                    Делай раз:
                    Регистрация по паспорту
                    И нет анонимности
                    Делай два:
                    Коммерческая деятельность в законе, а дальше уже можешь без всяких законов, простыми постановлениями и распоряжениями ее регулировать.
                    Делай три:
                    Вводим лицензируемость и требование наличия банковской лицензии.
                    И вот тебе прощай децентрализация и ограниченность эмиссии.

                    Вот вам криптовалюта, от Сбербанка, только она не анонимная, централизованная.
                    Какой в ней смысл не очень правда понятно, но если очень хочется пожалуйста.
                      +1

                      Ну, анонимность вроде не постулировалась в Биткоине, так что регистрация по паспорту принципов не нарушает. Децентрализация и ограниченность эмиссии явно тоже не нарушается законопроектами — единый эмиссионный центр не создаётся.

                        0
                        Явно не нарушается. Но майнинг приравнивается к коммерческой деятельности.
                        Это значит ровно две вещи. Первая, заниматься им смогут только юр.лица( включая ип ), а поскольку оборот только на заранее отведенных площадках, то все остальные площадки можно блочить, а частников попавших по горячую руку карать как незаконных предпринимателей.
                        Вторая, следующий шаг, необходимость банковской лицензии для данного рода деятельности.
                          0

                          Ну, в целом майнинг вполне соответствует определению предпринимательской деятельности ГК РФ. За исключением случаев типа "попробую помайнить" или "из любви к исскуству". Думаю, что большинство майнеров во всём мире, не говоря про Россию занимаются именно предпринимательской деятельностью, рассчитывая намайненное продать или обменять на иные блага.

                        0
                        При таком подходе от криптовалюты остаются одни недостатки. В том числе очень сильная уязвимость к атаке 50%. Что я имею в виду:
                        1) Обязательность регистрации майнеров -> их малое количество и мощности (по сравнению с теми-же китайцами)
                        2) Даже если блокчейн будет принимать блоки только от зарегистрированных майнеров, то при первой же утечке приватного ключа любого майнера к тем-же китайцам -> здравствуй атака 50%.
                          0

                          Это если создавать свою криптовалюту, основанную на proof of work.

                            0
                            Проект, как следует из пояснительной записки и самого текста, имеет целью правовое регулирование не любого майнинга, а лишь майнинга крипторубля.

                            PoS насколько я понимаю в «майнинге» не нуждается.
                              0

                              Можно разные proof использовать в комбинации

                        0
                        Интересно получается, написанные картины, блоги, софт, нащелканные фотографии — это же тогда тоже имущество, которое по логике нужно также обложить налогом. И не важно, для себя «намайнил» или на продажу, — с этого будет уже налог с продаж.
                          0

                          Это не имущество, а объекты имущественных и неимущественных прав.

                          0
                          И смех гнев от таких законов! Не зря говорил Жак Фрески: политики не нужны. Я уж молчу про то, что опять в этих законах нету ни каких-либо привилегий, одни налоговые обязательства. Только алигархи на такое пойдут.

                          Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                          Самое читаемое