Криптономикон: великий баян, привет из 90-х и лучшая книга о технарях

    Эту книгу я перечитывал много раз, и в переводе, и в оригинале. Настолько много, что, рассказывая о ней, чувствую себя немного странно. Примерно как Капитан Очевидность, который вдруг осознал, что он Капитан.

    И тем не менее, рассказать о ней хочется, хотя бы потому, что роман Нила Стивенсона дает настолько уникальную смесь историй о войне, интернете, технологиях, программистах, шифровании и просто о людях, что задача найти что-то похожее обречена на полный провал. В том числе при попытках искать «что-то такое» в других книгах самого Стивенсона.

    Это заодно одно из лучших художественных произведений, затрагивающих тему информационной безопасности. И невероятно сильный мотиватор для изучения любых околокомпьютерных наук, даже если тебе кажется, что к этому столу ты безнадежно опоздал.

    Трудно научить криптографической безопасности даже умного человека. Особенно умного.

    Названный одним из характерных представителей стиля «киберпанк», Нил Стивенсон в «Криптономиконе» возвращается к реальности дня сегодняшнего и даже уходит в прошлое (вплоть до древних греков), в попытке оценить роль «технарей» в современном обществе. Книга была опубликована в 1999 году, и 17 лет назад казалось, что автор испытывает чрезмерный оптимизм по поводу влияния компьютеров и интернета на человечество, рисует реалистичную, но в чем-то утопию. Сейчас так уже не кажется. Милые артефакты 20-го века вроде Windows NT и BeOS совершенно не мешают актуальности вселенной «Криптономикона». Технологии ушли вперед, но люди… Люди почти не изменились, как в хорошем смысле, так и в плохом.

    Книжнообзорный этикет требует от меня предупредить читателя о спойлерах, хотя на самом деле их тут почти нет. Любая попытка втиснуть 900-страничный том, в котором две основные сюжетные линии и десяток побочных, в несколько страниц отзыва, к счастью, обречена на провал. Вместо спойлеров попробую оценить, насколько заложенные в книгу технические и социальные околокомпьютерные идеи реализовались на практике.

    The setting


    Два главных героя — Лоуренс Притчард Уотерхауз и его внук Рэнди — живут в параллельных реальностях, в разных временных эпохах, один — во время Второй Мировой, другой — в атмосфере стремительно надувающегося интернет-пузыря конца 90-х. Пересекаются редко, хотя, будучи людьми технического склада ума, практиками в мире теоретиков, политиков и юристов, решают схожий набор проблем. Как умеют — создавая посреди хаоса и неопределенности, порой даже вопреки ей, что-то ранее невиданное. Обоим комфортно в крохотном мирке собственных увлечений: Лоуренс бесконечно счастлив, имея возможность играть на органе, Рэнди вполне мог всю жизнь прожить в виртуальной реальности ролевых игр.

    К сожалению, или к счастью — не получилось. Мешают обстоятельства: война, судебные тяжбы, необходимость вылезать из уютной реальности — хоть для заработка, хоть потому, что действительно интересные техноигрушки доступны то ли в армии, то ли у акул зарождающегося сетевого бизнеса. «Криптономикон» — это история успеха двух гиков в брутальном реальном мире, достойная восхищения, хотя оба героя, если спросить, вряд ли бы подписались на такую прорву проблем (заметный контраст им составляют другие персонажи, склонные сами искать проблемы на свою голову и другие части тела). В итоге один участвует в создании первых компьютеров, другой — создает то ли сетевой рай, то ли первую цифровую валюту, с неясными перспективами, познает мир и находит любовь (куда ж без этого).

    «Криптономикон» — это единственная в мире художественная книга, в которой есть код на языке Perl (и таки да, это неотъемлемая часть сюжета). Это еще и кладезь аллегорических описаний основ криптографии и базовых принципов вычислительных систем.

    Океан — машина Тьюринга, песок — лента; вода читает знаки на песке, иногда стирает их, иногда пишет новые завихрения, которые сами возникли, как отклик на эти знаки. Бредя в прибойной полосе, Уотерхауз оставляет в мокром песке кратеры, и волны их читают. Со временем океан сотрет следы, но в процессе изменится его состояние, узор волн. Эти возмущения достигнут другой стороны Тихого океана; с помощью некоего сверхсекретного устройства из бамбука и лепестков хризантем японские наблюдатели узнают, что Уотерхауз здесь шел.

    Трудности перевода


    Меня в «Криптономиконе» больше задевают отношения героев с внешним миром. Стивенсон пишет об этом со знанием дела, будучи сам гиком, поклонником ролевых игр и программистом. Столкновение хороших идей и жестокой реальности этого мира происходит неоднократно и вставляется в сюжет без прикрас, отсюда отсутствие хэппи-энда. То есть почти все живут долго и счастливо, но наверное дело в том, что только технологиями этот мир исправить не получится. Может быть он вообще безнадежен? Возможно, и это был бы повод впасть в уныние, если бы вся книга не была пропитана какой-то непробиваемой любовью к жизни во всех ее проявлениях. Главное: несмотря ни на что, технологии действительно меняют мир, и это самое надежное средство против опускания рук.

    Молодой нерд быстро обижается, когда рядом произносят какие-либо утверждения, как будто он, молодой нерд, может чего-то не знать! Нерды постарше больше уверены в себе и к тому же понимают, что людям иногда надо подумать вслух. А сильно продвинутые нерды понимают и другое: констатация фактов — часть нормального человеческого общения и ни в коем случае не должна расцениваться как личный афронт.

    Криптография


    Является центральной технологией книги, и предстает практически во всех возможных видах, от шифровальной машины «Энигма» (есть прекрасное описание периодических полиалфавитных систем шифрования на примере сломанного велосипеда) до современной криптографии, и даже специально разработанного для книги сюжетообразующего алгоритма шифрования (по ссылке спойлеры самые настоящие). Появляется и во многих других контекстах — от весьма зрелищных попыток создать дымовую завесу для обмана противника, до чисто социальных проблем с пониманием людей, сильно отличающихся от тебя по характеру.


    Подполковник Эрл Комсток, представляющий «Электрикал Тилл корпорейшн» и армию США (в указанной последовательности), готовится к очередному докладу своего подчиненного Лоуренса Притчарда Уотерхауза, как летчик испытатель — к полету в стратосферу с ракетным двигателем под задницей. Он ложится рано, встает поздно, отдает адъютанту распоряжение, чтобы (а) было много горячего кофе и (б) Уотерхаузу его не давали. Ставит два магнитофона, на случай, если один сломается, и приглашает трех опытных, технически подкованных стенографов. У него есть двое подчиненных — доки в математике (в мирном прошлом тоже сотрудники ЭТК). Комсток произносит перед ними небольшую зажигательную речь.

    — От вас не требуется понимать, что этот Уотерхауз несет. Я буду чесать за ним во все лопатки. Ваше дело — хватать его за ноги и держать изо всех сил, чтобы я по крайней мере видел его спину. — Комсток горд своей аналогией, но оба доки только хлопают глазами. Он раздраженно объясняет разницу между буквальным и фигуральным.

    Технологии «Криптономикона» 17 лет спустя


    Цифровой рай — в книге это виртуальная сущность, свободная от влияния государств и правительств, а также «земных» законов и правил, дающая полную анонимность в сети. Реализуется через вымышленное островное государство, в котором вся власть принадлежит султану. Несмотря на такую нереальную постановку вопроса, в сюжете раскрывается весь спектр проблем — от неизбежного использования такой конструкции криминалом, до возможности других государств влиять на его работоспособность хотя бы перерезанием подводных кабелей связи. «Крипта» безусловно существует в реальности, хотя бы в виде Tor и прочего дарквеба, но окончательно независимой уже не будет никогда.

    Электронная валюта — еще одно точное попадание фантастического сюжета в реальность, хотя и немного не теми методами. Строящаяся на основе того же султаната, криптовалюта в книге обеспечивается золотом, в реальности же получилась распределенная, мало от кого зависящая анонимная система, не обеспеченная ничем, кроме веры в ее совершенство. Перспективы цифровой валюты в «Криптономиконе» туманны, и в реальности тоже. Зайду обновить этот пост лет через десять.


    Перехват ван Эйка — Частный сюжет книги, похоже появившийся там благодаря изощренности и красоте этого метода шпионажа. Предположительно используется спецслужбами и поныне, но вряд ли будет применяться массово, пока есть множество гораздо более легких способов кражи информации.

    Биометрия — приводится как перспективная технология идентификации, основа защиты «крипты» от несанкционированного доступа, с использованием отпечатка ладони, сетчатки глаза и даже голоса. Вот здесь кажется не получилось. С одной стороны, биометрия используется массово в тех же смартфонах. С другой, надежность этой технологии как единственного средства авторизации оказалась крайне низкой. Актуальный пример — воссоздание отпечатков пальцев на основе фотографий человека, выступающего публично.

    Вечную актуальность «Криптономикону» придает все та же криптография: ее необходимость для защиты личных данных в сети, столкновение с интересами государств были предсказаны точно. В книге 99-го года одержимость главных героев шифрованием, и, в более широком понимании, защитой данных предподносится как небольшое, но отклонение от нормы. В реальности 2016-го это скорее полезная жизненная привычка, что-то вроде мытья рук перед едой.

    Он такой параноик, что не доверяет даже «Ордо» (в книге это продвинутая программа для шифрования данных)
    … — Ладно, тогда все о'кей.

    История повторяется


    «Криптономикон» пытается определить место создателей технологий (однажды они сравниваются с толкиеновскими трудягами-«гномами» в противопоставление болтливым хоббитам) в общей картине мира. Герои «военной» части пытаются своими практическими знаниями отбить у нелогичного и злого мира часть ресурсов, чтобы направить их на какое-нибудь полезное дело (например, строить больницы или школы). И терпят поражение. Герои современности в общем-то пытаются делать то же самое, удерживая свой стартап на плаву ради реализации хорошей идеи, в окружении акул бизнеса, заинтересованных только в личной наживе, славе или власти. Удалось ли им — непонятно, сюжет обрывается до хэппи-энда, или, что более вероятно, провала. Но знаете, это на самом деле и не важно: у таких людей даже в случае поражения остается любимое дело, опыт и знания. Инвестировать в это — самая правильная стратегия, так как все остальное — твой работодатель, крыша над головой и даже мирное небо — увы, не гарантированы.

    Мир «Криптономикона» держится на тех, кто способен с головой уйти в решение сложной проблемы, и решить ее. Несмотря на хаос и массу проблем, этот мир выглядит весьма и весьма привлекательно.

    Что еще почитать у Стивенсона:


    Он никогда не повторяется, так что «Криптономикона-2» не существует. И это здорово. В этих книгах описываются совершенно другие технологии, но с похожим масштабом, детальностью и увлекательным сюжетом:

    "Алмазный век" — нанотехнологии
    "Лавина" (Snow Crash) — виртуальная реальность
    "Джи-Пи и чип-параноик" — короткий рассказ из условной вселенной «Криптономикона» (но не продолжение), искусственный интеллект
    "Seveneves" — пока не переведенная на русский язык книга 2015 года, освоение космоса и выживание человечества после катастрофы.

    «Лаборатория Касперского»

    340,16

    Ловим вирусы, исследуем угрозы, спасаем мир

    Поделиться публикацией

    Похожие публикации

    Комментарии 50
      +14
      В раздел «что ещё почитать у Стивенсона» можно смело добавлять ещё и «Анафем». Классная книга.
        0
        Seveneves еще очень стоит прочитать ( особенно тем кто интересуется космосом)
          +1
          что то я с утра сплю :)
          Seveneves уже есть в списке, это отличная книга и советую за нее браться не дожидаясь перевода. Прекрассная книга (хоть и огромный кирпич)
            0
            Кстати по поводу технологий в Seveneves. Они там приведены по состоянию на настоящее время. Вообще крайне впечатляет реализм ситуации. Одна фантастическая предпосылка, а дальше — все пугающе реально.

            А в частности интересно, что социальные сети показаны в книге как абсолютное зло.
              +1
              социальные сети показаны в книге как абсолютное зло.

              и я это мнение полностью поддерживаю.


              Скажите, реально понять книгу человеку, уровень английского которого: беглое чтение технической документации?

                0
                Моя первая попытка прочитать «Криптономикон» была как раз на английском, и она провалилась (с приличными уровнем). У него не самый простой стиль, как мне показалось. Зато после прочтения на русском, и если понравилось, стоит перечитать в оригинале — можно язык подтянуть.
              +2
              Вторая часть Seveneves вызывала у меня слипание глаз местами. Описание машин кольца в особенности. На мой взгляд первая сильно лучше получилась.
                0
                Да, было такое при первом прочтении. Когда перечитывал, торможение сюжета уже не так напрягало и я оценил, с какой любовью Стивенсон прописывает все эти детали будущего.
            +1
            Да, «Анафем» уникален.
            Я б ещё про «Зодиак» напомнил — добротный экологический боевик.
              0
              Зодиак скорее антитехнологичный, хотя все что мне нравится в Стивенсоне (погружение в проблему, атмосфера и боевичок) там конечно есть.
              +2
              А как же великолепный Барочный Цикл, где упоминается несколько вариантов шифрования, включая вышивание крестиком на наволочке рун из Йглмского алфавита (того самого Йглмского, который является языком выдуманной родиной бабушки Рэнди)?

              Кроме того, все главные герои, являются предками Уотрехаузов, Шафто, Комстока и многих других. Вообще отсылок к Криптономикону полно — Крипта, крипто-евреи и многое другое.
                +1
                Да. В списке я привел то, что читал сам и рекомендую. Барочный цикл (возможно пока) не осилил, хотя и хочется как раз из-за отсылок и прозрачных намеков не предысторию в самом Криптономиконе.
                  +1
                  Да, его можно только именно «осилить») Стиль автора очень специфический, по началу читалось очень тяжело. Да и по ходу чтения пришлось восполнить несколько пробелов в знаниях по истории Европы: реформация, протестанты и католики, гавкеры, гугеноты, роялисты, якобиты))
                  Но масштаб повествования (фактически описана целая жизнь нескольких персонажей) и запутанность связей цепляют ни чем не хуже чем в какой-нибудь Песни Льда и Пламени. Жаль что Цикл не оказался так популярен, я бы с удовольствием посмотрел такой сериал)
                    0
                    Там приходится восполнять пробелы в знаниях не только по истории Европы, но и по истории науки. Чего стоило изящное описание «исчисления методом флюксий» на примере течения реки. )))) Да и вообще пробелы во многих областях знаний.
                    Кроме того, Стивенсон умело вплетает в рассуждения героев мировоззренческие концепции, или частичное толкование каких-либо, которые по сути являются анахронизмами.После этого, вплетение в сюжет материальных анахронизмов кажется уже не ошибкой, а преднамеренных действием. Слабо верится, к примеру, что Стивенсон, описал карронады, не знаю, что эти мини-пушки впервые были в конце XVIII века. Или намек на основание МТИ.
                    «Барочный цикл» читаешь обложившись интернетом и справочниками, испытывая детскую радость, находя первоисточники.
                    По грубине и обилию внешних гиперссылок «Барочный цикл» можно сравнить только с романами Умберто Эко. Но у Эко эти ссылки обычно дополнительно закамуфлированы, и источники обычно менее доступны.
                      0
                      Барочный цикл для меня стал больше экскурсом в историю науки, чем художественным произведением. ИМХО большая часть глав Уотерхауза откровенно скучные. А вот Джек доставляет именно как персонаж художественного произведения.
                0
                Главное продраться через первые главы «Анафема», потому что пока вкуришь во всех этих инаков и их конвоксы…
                  +1
                  А мне наоборот первые главы больше понравились. В них интересно раскрывался мир, личности, мировозрения. А под конец что — боевичек, а боевички и поярче бывают.
                +3
                Я недавно читал первый том Задача трёх тел Лю Цысиня, стиль описания с несколькими параллельно описываемыми временами сильно напомнил Криптономикон. Но, с точки зрения описания технологий, конечно, там всё намного проще.
                  +2
                  Reamde забыли.
                    +3
                    мне почему то Reamde показался больше похожим на Кленси чем на обычного Стивенсона, слишком банальный сюжет что ли
                      0
                      Это просто неплохой приключенческий детектив. Я прочитал с удовольствием, но «Стивенсонщины» к сожалению там нет вообще.
                        0
                        На вкус и цвет, в Криптономиконе моя любимая часть про WW2.
                        А скурпулёзность и проработка деталей никуда не делись, чего стоит объяснение ортодромии.
                      +2

                      А по моему, Криптономикон до шедевра не дотянул из-за смазанной концовке. Совершенно не к месту начавшийся боевик смазал впечатление

                        +2
                        Я скажу более дипломатично — в книге мне нравится процесс, а не результат :)
                        +2
                        Ну а Ртуть!? Художественное переосмысления начал современной науки?
                          0
                          О да! У меня на планшете книги «Юарочного цикла» были вперемежку и я в какой-то момент понял, что не могу понять какую книгу я читаю — что уже было, чего не было, и т.п… Это отчасти околонаучноприключенческая «Санта-Барбара» в исполнении Нила Стивенсона.
                          А «Криптономикон» я здесь цитирую иногда.
                          +5
                          Приведу цитату, для затравки тех, кто не читал:

                          Тротуары соединяются под прямым углом, а не плавно изгибаются, как в Америке. Переход от тротуара к улице строго вертикальный. Если бы на голову Уотерхаузу поместили зеленую лампочку и наблюдали за ним сбоку во время затемнения, его траектория выглядела бы как прямоугольные импульсы на экране осциллографа — вверх, вниз, вверх, вниз. Происходи это в Америке, импульсы располагались бы равномерно, примерно по двенадцать на милю, потому что в его родном городе улицы образуют правильную решетку.

                          В Лондоне улицы извиваются, как им вздумается, и распределение импульсов выглядит случайным: иногда они сменяются часто, иногда редко.

                          Ученый, которому показали бы эти меандры, вероятно, отчаялся бы отыскать в них какую-нибудь закономерность; больше всего они походили бы на случайную последовательность, определяемую космическими лучами или распадом радиоактивного изотопа.

                          Другое дело, если этот ученый мыслил бы широко и оригинально.

                          Широты охвата можно достичь, поместив зеленую лампочку на голову каждого пешехода в Лондоне и записывая траектории в течение нескольких ночей. В результате получится толстая кипа миллиметровки с графиками, каждый из которых будет казаться совершенно случайным. Чем толще кипа, тем шире охват.

                          Оригинальность ума — отдельное дело. Никто не знает, в чем тут финт. Один посмотрит на кипу меандров и не увидит ничего, кроме шума. Другой ощутит странный трепет, не понятный тому, кто подобного не испытывал. Некий глубинный отдел мозга, настроенный на поиск закономерностей (или наличия закономерностей), проснется и прикажет тупой будничной части мозга смотреть на кипу миллиметровки. Сигнал слабый и не всегда осмысленный, но человек просиживает сутками, перебирая кипу бумаг, как аутист, расстилает их по
                          полу, сортирует на кучки по некой неведомой системе, подписывает цифирки и буквы мертвых алфавитов, рисует стрелки, ищет похожие места, сопоставляет их между собой.

                          Однажды этот человек выйдет из кабинета с подробной картой Лондона, восстановленной по графикам прямоугольных импульсов.

                          Лоуренс Притчард Уотерхауз — один из таких людей.
                            +1
                            Ох и пафосно… Не знал бы автора — сказал бы, что написавший этот текст занимается самолюбованием.
                              0

                              Чтение ради чтения… не захватывает, хоть и написано действительно очень хорошо.

                                +1
                                «Фор хум хау», знаете ли.
                              +4

                              А каким боком этот текст относится к разработке и как вообще попал на хабр, а не на гиктайм?

                                +3
                                Хм, ну следуя логике — хаб «информационная безопасность» относится к потоку «разработки», а то, что это частный блог снимает остальные вопросы. Ну и лично мне статья была интересна, так что даже без разницы, где бы я её встретил — здесь или на Geektimes, всё равно читаю оба.
                                +2
                                С момента издания книги прошло 17 лет, а аудиокниги на русском языке по сей день нет. Представляю как она могла бы здорово звучать с электронной музыкой в бэкграунде.
                                  +1
                                  Было бы здорово. Особенно если бы это сделали в рамках «Модели для сборки», но думаю объем и стиль Стивенсона могут отпугнуть.
                                    0
                                    Да, первое о чём я подумал это Модель для сборки. Голос Инкогнито подошёл бы 100%.
                                      0
                                      А почему для вас Влад Копп Инкогнито?
                                        0
                                        Сорри, перепутал, я с времён радио Станции почти не слушал МДС.
                                  0
                                  «живут в параллельных реальностях» — кажется параллельные реальности это немного другое, разве нет?
                                  А так да, отличная книга да и Стивенсон прекрасный автор.
                                    +2
                                    У меня в качестве кодового слова на кредитке используется слово, которое я узнал из этой книги.
                                      +1
                                      Я благодаря книге съездил на Филиппины :)
                                        0
                                        Энигма? Меняйте!))
                                          0
                                          Про Энигму я знал и без книги :) Нет, слово намного более сложное. Я даже сам однажды его забыл. И когда попросил оператора на том конце телефона хоть как-нибудь намекнуть, он просто не смог, поскольку у него не было никаких идей по поводу этого слова (не читал «Криптономикон»).
                                            0
                                            Кажется, если лемматизировать весь роман, исключить имена собственные и отсортировать их по tf/idf, то угадать его будет несложно.
                                              0
                                              Попробуйте. Чтобы сделать челлендж интереснее, обязуюсь выплатить приз.
                                              Угадаете с трёх попыток — 5 тыс. рублей, с десяти — 1 тыс. Перечислю на карту или Яндекс.Деньги.
                                        +1
                                        Доклад о перле основанный на Криптономиконе Понтифик.
                                          0
                                          Вот это очень интересно, спасибо!
                                          +1
                                          «Криптономикон» — это единственная в мире художественная книга, в которой есть код на языке Perl (и таки да, это неотъемлемая часть сюжета).

                                          Справедливости ради, в популярном романе «Маятник Фуко» Убмерто Эко есть код на Бейсике.
                                          Цитата
                                          — Слушай, — отвечал ему Бельбо в тот самый день, — ты меня не разубедил, а разохотил. Теперь в моих руках и в моей полной власти, как Голем у твоих любимых евреев, персональный Абулафия. Я решил назвать его Абулафия, сокращенно Абу. И представь себе, мой Абулафия работает даже аккуратнее, чем твой. Осторожнее. Как я понял, твоя проблема в том, чтобы испробовать все возможные комбинации букв в имени Бога? Прекрасно. Посмотри в учебник. Вот маленькая программа на Бейсике для подбора всех вариантов взаимоположения четырех букв. Как будто нарочно для нас, для IHVH. Хочешь, я ее запущу? — И он открыл страницу с программой, вот уж точно совершенной каббалой для Диоталлеви:

                                          10 REM anagrams
                                          20 INPUT L$(l),L$(2),L$(3),L$(4)
                                          30 PRINT
                                          40 FOR I1=1 TO 4
                                          50 FOR I2=1 TO 4
                                          60 IF I2=I1 THEN 130
                                          70 FOR I3=1 TO 4
                                          80 IF I3=I1 THEN 120
                                          90 IF I3=I2 THEN 120
                                          100 LET I4= 10-(I1+I2+I3)
                                          110 LPRINT L$(I1);L$(I2);L$(I3);L$(I4)
                                          120 NEXT I3
                                          130 NEXT I2
                                          140 NEXT I1
                                          150 END
                                          

                                          — Вот попробуй с I, H, V, H. Введи там, где написано Input, и запускай программу. Не хотелось тебя огорчать, но возможных вариантов получится только двадцать четыре.
                                            0
                                            Интересно что Питер Тиль рекомендует именно «Алмазный Век»
                                            подозреваю что он видит там то будущее которое представляет сам, пост-государственное и пост-технологическое
                                            одна из моих любимых книжек- я ее не только прочитал на русском, потом на английском а потом и аудио книжку английскую послушал.
                                              0

                                              А Ларри Пейдж рекомендует Лавину, хотя её представление об интернете довольно наивное, на уровне Гибсоновского Нейроманта.

                                              0
                                              > Электронная валюта — еще одно точное попадание фантастического сюжета в реальность

                                              Вообще-то наоборот, здесь он как раз пальцем в небо попал. В романе описан классический случай «более быстрой лошади» (кучи золота в неприступной крепости экзотического султаната), тогда как в реальности изобрели автомобиль.

                                              Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                                              Самое читаемое