company_banner

Жизнь на льдине: дрейфующая станция «Северный Полюс—1»



    25 мая исполнился 81 год с момента доставки первой партии оборудования для первой в мире дрейфующей научно-исследовательской полярной станции «Северный Полюс—1». В 1937-м четверо самоотверженных учёных — Иван Папанин (руководитель экспедиции), Евгений Фёдоров, Эрнст Кренкель и Пётр Ширшов — высадились на льдине в 8 км от Северного Полюса и основали станцию, на которой прожили 274 дня, постепенно продрейфовав к берегам Гренландии. Эта невероятно смелая экспедиция — на всех этапах: доставки, проживания и эвакуации — позволила собрать уникальные гидрографические, метеорологические и гляциологические данные. Причём настоящий подвиг совершили не только «папаницы», но и экипажи пилотов, доставлявшие экспедицию на Северный Полюс.

    Сегодня попасть на Северный Полюс относительно нетрудно: к вашим услугам атомные ледоколы (единственные в мире) и грузовые самолёты. В 1937-м ничего подобного не было и в помине. Не существовало достаточно надёжных и мощных транспортных средств, позволяющих «в один заход» доставить экспедицию на макушку планеты. Не было создано и апробировано снаряжение для таких экспедиций. То, что нам сегодня кажется вполне заурядными вещами, 80 лет назад представляло собой целый ряд серьёзных проблем, решение которых требовало огромного мужества, мастерства и находчивости.

    План экспедиции был представлен Сталину в начале 1936-го. Руководителем всего, как сегодня принято говорить, проекта был легендарный Отто Юльевич Шмидт.



    Экспедиция готовилась в течение года. Жильём для четырёх полярников должна была стать
    изготовленная по спецзаказу четырёхместная брезентовая палатка с алюминиевым разборным каркасом. Обшивка палатки была многослойной, с двумя слоями гагачьего пуха. Пол палатки по сути представлял собой резиновый надувной матрас толщиной 15 см. Размеры палатки были 3,7 х 2,5 м, высота 2 м.

    Надёжная радиосвязь была критически важна для полярников. Поэтому для экспедиции всё по тому же спецзаказу были изготовлены две радиостанции — основная и резервная. Питаться они должны были от щелочных аккумуляторов, заряжать которые можно было через динамо-машину тремя способами: от ветряка, небольшого бензинового двигателя или ручного привода. Всё радиооборудование тянуло почти на 500 кг.

    Планировалось, что полярники будут дрейфовать на льдине в течение года. Поэтому для них было произведено 3,5 тонны продуктов, запечатанных в бидоны, каждый из которых содержал паёк на 10 дней. Общий запас еды был рассчитан на 1,5 года жизни четырёх человек.

    22 марта экспедиция на 5 самолётах «Авиаарктика» вылетела из Москвы и взяла курс на Архангельск. Весь груз и самих полярников везли четыре АНТ-6-4М-34Р:



    … а пятым был разведывательный самолёт Р-6:



    О важности экспедиции, в том числе и для международного авторитета СССР, говорит тот факт, что командиром авиагруппы был Михаил Водопьянов, который в 1934-м был удостоен звания Герой Советского Союза за спасение 20 человек из экипажа потерпевшего бедствие теплохода «Челюскин». За доставку «папанинцев» на Северный Полюс Водопьянов будет награждён орденом Ленина.


    Михаил Водопьянов (справа).

    Главным штурманом авиагруппы был Иван Спирин. В 1934-м он был штурманом в трёхсуточном перелетё на одномоторном самолёте АНТ-25, в ходе которого был поставлен мировой рекорд дальности — 12 411 км. За мастерский вывод авиагруппы к месту назначения Спирину будет присвоено звание Героя Советского Союза.

    Пилотом второго самолёта был Василий Молоков, также участвовавший в спасении «челюскинцев». Один из опытнейших полярных пилотов того времени. Стал третьим в истории человеком, получившим звание Героя Советского Союза (Водопьянов был шестым).

    Третьим самолётом управлял Анатолий Алексеев, в 1928-м участвовал в операции по спасению полярной экспедиции Умберто Нобиле, потерпевшей крушение на дирижабле «Италия».

    Пилотом четвёртого самолёта был Илья Мазурук, тоже очень опытный пилот, который в 1935-м за 45 часов перелетел из Москвы на Сахалин. За участие в «папанинской» экспедиции Мазурук получит звание Героя Советского Союза.

    Разведывательным самолётом управлял Павел Головин, который в мае 1937 стал первым в мире пилотом самолёта, пролетевшим над Северным Полюсом.

    Пилотов авиаотряда обучал посадкам на лёд Леонард Крузе, который в 1936-м совершил рекордный для своего времени перелёт Ленинград-Иркутск-Нордвик протяжённостью около 10 000 км. На самолёте Р-5 Крузе помогал разведывать состояние льда в районе Северного Полюса для посадки авиагруппы «папанинской» экспедиции.


    Первый слева — Иван Спирин, в центре — Отто Шмидт, третий справа — радист экспедиции Эрнст Кренкель.

    Полёт был труден, долог и проходил в несколько этапов: Москва—Архангельск—Нарьян-Мар—остров Рудольфа. Лишь 21 мая первая машины авиагруппы сделала финальный «рывок» к Северному Полюсу. Чуть не произошла трагедия: возникла утечка антифриза в одном из моторов. Толстенные крылья ТБ-3 позволяли перемещаться внутри них, механики вскрыли изнутри обшивку крыла, и в течение всего полёта попеременно обматывали тряпкой место утечки, а когда тряпка намокала, антифриз выжимали в ведро и вручную закачивали обратно в мотор. «Обматывали тряпкой» означает, что человек через дыру в обшивке крыла высовывал руки при 20-градусном морозе и скорости полёта около 150-180 км/ч, чтобы намотать тряпку на трубопровод. И так на протяжении нескольких часов, пока наконец не приземлились на Северном Полюсе. Водопьянов стал первым в мире пилотом, приземлившимся на Северном Полюсе. Участники экспедиции и экипаж самолёта начали сборку жилой палатки.



    Остальные самолёты прибывали поодиночке и в разные дни: штурманам и пилотам было очень непросто найти место посадки первого самолёта, к тому же в сложных условиях — сильный ветер, снежные заряды, отсутствие каких-либо визуальных ориентиров для привязки к местности. Наконец, 5 июня вся экспедиция оказалась в сборе, а 6 июня самолёты улетели домой — этот день считается официальным началом работы дрейфующей станции «Северный Полюс—1».




    В центре — Папанин.

    Четыре «папанинца» остались на льдине одни на долгие 9 месяцев.

    Программа научных исследований была очень насыщенной — все четыре участника экспедиции работали по 16-18 часов. Измерялась температура и влажность воздуха, скорость и направление ветра, толщина льда, скорость и направление дрейфа, температура воды на разных глубинах, параметры магнитного поля, проводились гравитационные измерения, гидрохимические и гидробиологические, и так далее. Ежедневно Кренкель устанавливал связь с Большой Землёй и передавал сводку сделанного за день, принимал радиограммы. И всё это азбукой Морзе, если что. Специально для радиостанции полярники построили снежный домик:





    Сначала кухней «папанинцам» служила самая обычная палатка, однако потом они выложили из снежных блоков более удобное — и тёплое — помещение. Припасы были распределены по трём палаткам на тот случай, что если вдруг льдина расколется, то будут потеряны не все продукты сразу.



    Будни полярников были очень непростыми: немалую часть экспедиции в жилой палатке была отрицательная температура. По воспоминаниям Папанина, просыпаясь по утрам, приходилось долго готовить себя к тому, чтобы расстегнуть тёплый спальный мешок и выскочить на ледяной воздух. Затем начинаешь быстро-быстро одеваться: два слоя тёплого нательного белья, утеплённые штаны, две пары шерстяных носок, свитер, полушубок, шапку, унты.

    Ежедневно нужно было измерять глубину моря подо льдом и брать пробы воды. Для этого в лунки опускали до 4 км троса с привязанными термометрами и батометрами. А потом всё это нужно было ручными лебёдками поднимать на поверхность. Также приходилось регулярно измерять направления течения на разных глубинах. Работа на лебёдках была тяжёлой и изматывающей.







    Ледяное поле, на котором стояла станция, под слоем снега всё было пронизано сквозными трещинами вплоть до морской воды, поэтому полярникам приходилось быть внимательнее при раскопке снега. А во время оттепелей и дождей начинались другие проблемы: рушились стены снежных домиков, подтапливало палатки, всюду текли ручьи, льдину покрывали настоящие озёра. Доходило до того, что перемещаться между точками проведения научных измерений и наблюдений можно было только на надувной резиновой лодке.



    Из-за дождей, тумана и мокрого снега одежда намокала, становилась тяжёлой и холодной, приходилось долго и трудно просушивать её. Это сегодня нам доступны высокотехнологичные синтетические ткани и утеплители, мембраны и водоотталкивающие пропитки. А тогда выбор был невелик: хлопковые и шерстяные ткани, мех и пух — со всеми вытекающими недостатками вроде массы, толщины, гигроскопичности и времени высыхания. Запасы топлива были ограничены, поэтому нельзя было слишком интенсивно жечь примусы для просушки одежды. В общем, это вам не в офисе карьеру строить.

    В таких буднях прошло восемь месяцев.

    Изначально льдина, на которой устроили станцию, имела размеры примерно 3 х 5 км. Однако по мере дрейфа к югу она становилась всё меньше: лёд становился тоньше, от льдины откалывались куски. 1 февраля 1938-го разыгрался шторм, в результате которого станция оказалась на клочке льда примерно 300 х 200 метров. Была потеряна часть припасов. Полярники сообщили об этом по рации, и на Большой Земле экстренно начали готовить эвакуацию. На спасение «папанинцев» отправили три корабля, которые могли быстрее всего оказаться в нужном районе у берегов Гренландии: пароход «Мурманец», ледоколы «Таймыр» и «Мурман».

    19 февраля 1938 года экспедиция была успешно эвакуирована со льдины подошедшими ледоколами. К тому моменту «Северный Полюс—1» продрейфовала около 2500 км. Собранные в ходе экспедиции данные получили высокую оценку как в советских, так и в мировых научных кругах.









    Документальный фильм об экспедиции «На Северном полюсе»:



    А на этой карте отмечено несколько маршрутов полярных путешествий, в том числе и экспедиции Папанина.

    Mail.Ru Group

    674,00

    Строим Интернет

    Поделиться публикацией
    Комментарии 29
      0

      У Кренкеля на одной из фоток лежит револьвер рядом с радиостанцией, интересно, оружие для обороны от медведей, или для усмирения кого-нибудь из членов экспедиции, в случае если крышу снесет от долгой изоляции и сурового климата.

        +2
        «Маузер Папанина» Веллеровский вспомнился сразу.
          +6
          в случае если крышу снесет от долгой изоляции
          Маузер Папанина

          Скрытый текст
          … В пути степень их занятости несколько поменялась. Гидролог с метеорологом писали научные отчеты, Кренкель же предавался сладкому ничегонеделанью. А Папанин по-прежнему чистил свой маузер. За шесть месяцев зимовки, когда у любого нормального человека нервишки подсаживаются, это рукоблудие приобрело у него характер маниакального психоза.
          Кренкель смотрел на маузер, сдерживая дыхание. Больше всего ему хотелось стащить незаметно какой-нибудь винтик и поглядеть, как Иван Дмитриевич рехнется, не отходя от своей тряпочки, когда маузер не соберется. Но это было невозможно: в 38 году такое могло быть расценено не иначе как политическая диверсия — умышленная порча оружия начальника экспедиции и секретаря парторганизации. Десять лет лагерей Кренкелю представлялись чрезмерной платой за удовольствие.
          Он подошел к вопросу с другой стороны. Зайдя к Папанину в его обязательное оружейное время, перед сном, он с ним заговорил, отвлекая внимание, — и украдкой подбросил на тряпочку крохотный шлифованный уголок, взятый у ребят в слесарке ледокола. И смылся от греха.
          Оставшиеся пять суток до Ленинграда Папанин был невменяем.
          Представьте себе его неприятное изумление, когда, собрав маузер, он обнаружил деталь, которую не вставил на место. Он разобрал его вновь, собрал с повышенным тщанием — но деталь все равно оставалась лишней!
          Ночь Папанин провел за сборкой-разборкой маузера, медленно сходя с ума. Необъяснимая головоломка сокрушала его сознание. Он опоздал к завтраку. Все время он проводил в каюте. И даже на встрече-беседе с экипажем, рассказывая об экспедиции, вдруг сделал паузу и впал в сосредоточенную задумчивость. Сорвался с места и ушел к себе.
          В помрачнении он собирал его и так, и сяк, и эдак. Он собирал его в темноте и собирал его на счет. Из-за его двери доносилось непрерывное металлическое щелканье, как будто там с лихорадочной скоростью работал какой-то странный агрегат.
          Папанин осунулся и, подстригая усики, ущипнул себя ножницами за губу. Судовой врач поил его валерьянкой, а капитан «Красина» — водкой. Команда сочувственно вздыхала — вот каковы нервные перегрузки у полярников!
          В последнюю ночь Кренкель услышал глухой удар в переборку. Это отчаявшийся Папанин стал биться головой о стенку.
          Кренкель сжалился и постучал в его каюту. Папанин в белых кальсонах сидел перед столиком, покрытым белой тряпочкой. Руки его с непостижимой ловкостью фокусника тасовали и щелкали деталями маузера. Запавшие глаза светились. Он тихо подвывал.
          — Иван Дмитриевич, — с неловкостью сказал Кренкель, — не волнуйтесь. Все в порядке. Это я просто пошутил. Ну — морская подначка, знаете…
          Взял с тряпочки свою детальку и сунул в карман.
          Бесконечные пять минут Папанин осознавал услышанное. Потом с пулеметной частотой защелкал своими маузеровскими частями. Когда на место встала обойма с патронами, Кренкель выскочил к себе и поспешно запер дверь каюты.
          Команда услышала, как на «Красине» заревела сирена. Ревела она почему-то откуда-то из глубины надстройки, и тембр имела непривычный, чужой.
          Кренкель долго и безуспешно извинялся. Команда хохотала. Папанин скрежетал зубами. Будь это на полюсе, он бы Кренкеля скормил медведям, но теперь покарать шутника представлялось затруднительным — сам же о нем прекрасно отзывался, в чем обвинишь? все только посмеются над Папаниным же.
          Но всю оставшуюся жизнь Папанин люто ненавидел Кренкеля за эту шутку; что обошлось последнего дорого. Кренкель, утеряв на Северном полюсе всякий вкус к коллективным зимовкам и вообще став слегка мизантропом, страстно при этом любил Арктику и вынашивал всю жизнь мечту об одиночной зимовке. И за всю жизнь получить разрешение полярного руководства на такую зимовку он так и не смог...
            +4

            Мой дед был другом Кренкеля и его заместителем во всесоюзном радиоклубе. У меня есть самиздатовское дополнение Коенкеля к его книге, где он излагает свои настоящие мысли по поводу всяких случаев из своей жизни.

              +5
              Очень ценный материал! Его бы опубликовать…
                +1

                Это вызовет разрыв шаблона для 76% населения России.

                  +2

                  Наверное, это проблема тех, у кого шаблон?

                    0

                    Вам минус кто-то влепили. Наверное он входит в эти 76% )

                      0
                      А может, наоборот не входит, и искренне негодует что такая мелочь, как разрыв чьего-то шаблона, воспринимается как препятствие для публикации.
                      0
                      [картинка с Микки Мауксом]
                      Очень интересно на самом деле было бы почитать. Я всегда считал «Маузер Папанина» веселой байкой, к реальности отношение имеющей весьма посредственное. А тут такой пруф скрывают)
                        0
                        Ну как сказать, «пруф». Думаю, это всё же байка, придуманная Веллером. Достаточно сравнить изображения именно маузера и револьвера система Нагана, который на фото :)
                          +1

                          У маузера был в производстве револьвер. Назывался Zig-Zag.

                            +1
                            Да, но по фотографиям очевидно, что перед Кренкелем лежит именно наган, и с Зигзагом его не спутать:

                            image
                    0
                    Весьма любопытно было бы взглянуть. Выложите, пожалуйста, или в публичный доступ, либо в «личку» заинтересовавшимся, можно даже с подписанием NDA.
                  0
                  Для подачи сигнала при нападении.
                  Револьвер не сможет нанести белому медведю достаточный ущерб при нападении на человека.
                    +2
                    Тема оружия в экспедиции раскрыта только Веллером, и то в виде байки. А так, даже советских космонавтов снаряжали специально разработанным 3-ствольным вундерваффе.
                    Пистолет Маузера, возможно, у полярников тоже был. Это оружие достаточно компактное, и достаточно мощное, фактически, это компактный карабин.
                    Короче, по единственной фотке, на которой виден револьвер, я бы не утверждал, что это — единственный ствол в экспедиции. Про тех же белых медведей организаторы экспедиции не могли не знать.
                    +1
                    Спасибо, было бы интересно почитать о первых станциях на южном полюсе, там вроде было все совсем не просто
                      0
                      Виктора Санина антарктический цикл искренне рекомендую, как впрочем и все его книги об Арктике и Антарктике
                        0
                        только Владимир Санин
                          0
                          Точно. Что-то меня заклинило и ссылку же приложил.
                        0
                        0
                        Тема отходов не раскрыта — просто сбрасывали всё в лунку в воду?
                          0
                          В то время мало кто думал о теме отходов. Экспедиция готовилась долго, и логично понимать что некая инструкция про отходы у них имелась.
                            +1
                            *SARCASM ON* Нет, у них там были баки для раздельной сортировки мусора
                              +3
                              Нет, баков не было, были сразу раздельные лунки.
                                0
                                Думаю, что было 3 отдельные лунки ))) Стекло, органика и метал. С пластиком было туго, его не выбрасывали :-)
                            0
                            Спасибо, очень интересный материал!
                            Подскажите о каких-либо магнитных аномалиях из их исследований не известно?
                              0
                              В приполюсном районе никто до сих пор никаких магнитных наблюдений не производил, и поэтому не было известно, что собою представляет там магнитное поле. Магнитологом дрейфующей станции Федоровым проведе­ны многочисленные наблюдения над элементами земного магнетизма. Результаты этих наблюдений будут подверг­нуты на материке кропотливой обработке, но уже сейчас известно, что в районе географического полюса аномалий в распределении элементов земного магнетизма не обна­ружено.
                              (с)
                              0
                              Спасибо за интересную статью!
                              Очень неожиданно увидеть такое на хабре, на фоне сплошных «Как айтишнику свалить в ...».

                              Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                              Самое читаемое