company_banner

Хотят ли разработчики работать в стартапах и быть их основателями — инфографика по результатам опроса

    image

    На этот раз «Мой круг» совместно с Cofoundit постарались узнать, как разработчики участвуют в стартапах: как с позиции сотрудника, так и с позиции основателя компании. Мы опросили более 3500 человек, пользователей «Моего круга» и «Хабрахабра». Более 90% опрошенных имеют свой аккаунт на «Моём круге» — это именно те ИТ-специалисты, которые откликаются на вакансии или размещают их на нашем сервисе.

    Сначала мы узнаем немного об отрасли в целом: кто где работает, сколько зарабатывает, чем занимается, у кого есть опыт сотрудника, а у кого — основателя стартапа. Затем мы просим вспомнить самый интересный стартап, в котором довелось участвовать и сравним опыт сотрудников и создателей стартапов, у последних дополнительно узнаем про их опыт инвестирования и монетизации. Наконец, выясним у тех, у кого до сих пор не было опыта стартапа, что их мотивирует, а что останавливает от приобретения подобного опыта.

    Отчёт получился довольно большим, но, на наш взгляд, крайне интересным и познавательным. Скучные цифры оформлены симпатичной инфографикой.

    1. ИТ-отрасль в целом и первый опыт стартапа


    Из этого блока вопросов мы выяснили, что в ИТ-отрасли по-прежнему доминируют мужчины в возрасте от 25 до 33 лет, большинство с высшим техническим образованием, работающие в небольших или крупных частных компаниях с зарплатами от 40 до 120 тыс. рублей.

    У двоих из пяти есть опыт работы сотрудником в стартапе, а у одного из четырёх — опыт создания собственного стартапа. У большинства этот опыт связан с одним-двумя стартапами в области решений для бизнеса. Как правило, первый опыт стартапа случается в возрасте от 21 до 28 лет.

    Сколько вам лет и каков ваш пол?


    ИТ-индустрия — мужская работа: среди ИТ-специалистов на девять мужчин приходится только одна женщина. Средний возраст специалиста — 28 лет (по медиане). Половина специалистов находится в возрасте от 25 до 33 лет (нижний и верхний квартили). Четверть старше, четверть младше этого диапазона.

    image

    В какой области ваше образование и какого уровня?


    Подавляющее большинство наших респондентов (86%) имеют высшее образование. Из них, у небольшой части неоконченное высшее образование, и есть также те, у кого несколько высших. Большинство указали, что имеют образование программиста (60%) или инженера (33%), также довольно много математиков (14%) и экономистов (9%).

    image

    В какой сфере деятельности ИТ вы сейчас работаете?


    Среди мужчин, по сравнению с женщинами, более чем в 3 раза больше бэкендеров, в 2 раза больше мобильных разработчиков и в полтора раза больше разработчиков ПО. Зато среди женщин почти в 4 раза больше дизайнеров, маркетологов, продажников и контентщиков, почти в 3 раза больше тестировщиков, в полтора раза больше менеджеров. Одинаковую долю среди мужчин и женщин занимают фронтендеры и администраторы.

    Таким образом, можно сказать, что мужчины больше занимаются производством, а женщины — коммуникациями с конечным потребителем.

    image

    В компании какого типа вы сейчас работаете и сколько зарабатываете в месяц?


    Каждый третий ИТ-специалист работает в небольшой частной компании, каждый пятый в крупной частной компании. Меньше всего ИТ-специалистов задействовано в государственном секторе, тут работает только каждый шестнадцатый. В стартапах задействован каждый десятый.

    Отношение доходов наиболее высокооплачиваемых ИТ-специалистов к доходам наименее оплачиваемых, то есть децильный коэффициент, примерно равняется 8. Это почти в 2 раза меньше, чем тот же коэффициент по всей России, который на конец 2015 года составлял 15.6 по данным федеральной службы государственной статистики (http://cbsd.gks.ru/).

    image

    Интересно взглянуть, как распределяется уровень зарплат в зависимости от типа компании. Сразу бросается в глаза, что распределение зарплат в стартапе более всего напоминает аналогичное распределение в крупной компании. При этом в стартапе, по сравнению с крупной компанией, чуть больше доля тех, кто получает самые высокие зарплаты, и значительно больше доля тех, кто получает самые низкие зарплаты.

    image

    Есть ли у вас опыт работы в стартапах как наёмного сотрудника, и есть ли опыт создания своего стартапа?


    Опыт работы в стартапах, в качестве сотрудников, одинаков у мужчин и женщин, работающих в сфере ИТ: и те, и другие указали, что такой опыт есть у двоих из пяти. А вот опыт создания своих стартапов у мужчин оказался больше — такой опыт есть у каждого четвертого мужчины и у каждой шестой женщины.

    image

    Гораздо чаще в стартапах в качестве сотрудников работают эйчары и менеджеры — более половины специалистов данных сфер деятельности указали, что обладают таким опытом. Разработчики бэкенда и мобильных приложений тоже чаще других работают в стартапах — почти каждый второй из них сказал об этом. Реже всех в стартапах работают продажники, только каждый пятый сказал об этом. Также реже других в стартапах работают администраторы и разработчики ПО, среди них об этом сказал каждый третий.

    Чаще других создают стартапы менеджеры — почти каждый второй из них указал про такой опыт. Контентщики, аналитики и маркетологи тоже более склонны к созданию стартапов, об этом говорит примерно каждый третий из них. Реже всех стартапы создают эйчары — только каждый двенадцатый говорит об этом. Также реже других стартапы создают тестировщики — только каждый десятый, среди фронтендеров и администраторов только каждый пятый заявил о таком опыте.

    image

    Любопытно посмотреть, в каких городах ИТ-специалисты чаще занимаются стартапами, а в каких реже. Мы взяли для анализа только самые крупные по числу указавших свой город в опросе. И обнаружили, что чаще всего опыт как сотрудника, так и основателя стартапа, указывают нижегородцы, а реже всего — новосибирцы. Забавно, что среди казанцев сильно увеличенный процент специалистов с опытом сотрудника, но крайне пониженный — с опытом основателя стартапов.

    image

    Откуда вы пришли в свой первый стартап?


    Больше всего сотрудников рекрутируется в стартапы из коммерческих компаний, и это естественно, так как на их долю среди мест работы ИТ-специалистов приходится более половины. Но если вспомнить относительное распределение мест работы ИТ-специалистов, то мы увидим, что фрилансеры и выпускники ВУЗов более склонны впервые пробовать себя в стартапе. Менее склонны идти сотрудником в стартап специалисты, у которых уже было своё дело.

    Если же мы посмотрим на то, откуда возникают создатели стартапов, то увидим, что по-прежнему, больше других склонны создавать свои стартапы те, кто работает в небольшой частной компании. А вот те, кто работает в крупной частной компании к этому склоняются уже гораздо реже. Относительно чаще других пробуют впервые создавать свои первые стартапы выпускники ВУЗов. Также более склонны к своим первым стартапам фрилансеры и те, у кого уже было своё дело.

    Слева — ответы с опытом сотрудников, справа — с опытом создателей стартапов.

    image

    В каком возрасте вы пришли в свой первый стартап?


    Если сегодня средний возраст ИТ-специалиста — 28 лет, как мы видели раньше, то впервые пробуют работать в стартапах в возрасте 24 лет, а впервые пробуют его создать в возрасте 25 лет. Половина людей делают это в возрасте 21-28 лет.

    image

    Александра Томашевская, руководитель сервиса Cofoundit:

    — Интересно, что средний возраст основателей стартапов, отобранных в очный Акселератор ФРИИ — тех, которые успели сделать продукт, добиться первых продаж и собрать команду — несколько выше: 30 лет. Так что полученные данные лишь подтверждают расхожее мнение: прежде чем сделать один успешный стартап, угробишь три.

    В скольких стартапах вы работали как сотрудник, и сколько создали как основатель? Сколько суммарно времени на это потратили?


    Для половины или даже больше опыт работы или опыт создания связан с одним стартапом. При этом, среди сотрудников, по сравнению с основателями, чуть больше тех, кто обладает опытом двух или реже трёх стартапов.

    Сотрудники стартапов и их создатели тратят примерно одинаковое суммарное время на работу в стартапах. При этом, среди создателей, по сравнению с сотрудниками, чуть больше тех, кто занимается стартапами более пяти лет.

    image

    Из каких областей были стартапы, в которых вы работали как сотрудник и как основатель?


    Основатели стартапов, по сравнению с сотрудниками стартапов, чаще говорят об опыте проектов в таких областях как: новостные порталы и сервисы для повседневной жизни. И реже — в таких областях как: решения для бизнеса, финансовые технологии и социальные сети.

    image

    2. Ваш самый интересный стартап: сравнение опыта сотрудника и создателя стартапа


    В этом блоке вопросов мы попросили тех, у кого был опыт сотрудника или создателя, вспомнить самый интересный стартап, в котором довелось работать.

    Мы выяснили, что сотрудниками чаще работают в более крупных стартапах, а основатели создают чаще более мелкие. Большинство стартапов, в которых работают или которые создают, ориентировано на Россию и относится к рынку B2B или B2C.

    Создатели стартапов уделяют своему проекту гораздо меньше времени, нежели сотрудники тому проекту, в котором работают. При этом сотрудники получают вполне обычную зарплату, а вот основатели практически работают бесплатно.

    Сотрудники стартапов в целом оценивают свой опыт участия в стартапах более позитивно, нежели основатели свой. При этом, и те, и другие, довольно одинаково оценивают пользу своего опыта для карьерного роста.

    Действует ли сейчас самый интересный вам стартап, и сколько людей в нём работало?


    Сотрудники стартапов чаще основателей говорят о том, что самый интересный стартап, в котором они участвовали, по-прежнему действует. При этом, довольно многие, почти каждый шестой, не следят за судьбой проекта, с которым они были связаны, и не знают о его текущем состоянии.

    Сотрудники стартапов гораздо чаще работают в более крупных компаниях, нежели создают основатели. Большинство из них, а именно треть, говорят о работе в стартапе численностью более 10 человек. В то время, как две трети основателей создают проекты, в которых работает от 2 до 5 человек. В общем, это неудивительно. У стартапа на ранних стадиях обычно нет денег на наёмных сотрудников. Все работают бесплатно или за долю/опцион. Если компания не умирает, то начинает набирать людей за зарплату где-то после 5-го человека.

    image

    К какой области, какому типу и размеру рынка относится самый интересный вам стартап?


    Когда речь заходит о самых интересных стартапах, большинство стартапов, в которых работают ИТ-специалисты, или которые они создают, рассчитаны на Россию, относятся к рынку B2B или B2C, и являются решениями для бизнеса.

    Основатели стартапов, по сравнению с сотрудниками стартапов, чаще говорят об опыте проектов, рассчитанных на город, и реже — о проектах, рассчитанных на Европу или США. Они также чуть чаще говорят о стартапах на рынке C2C и в таких областях как: новостные порталы, рекламные технологии и игры. И чуть реже о стартапах в области финансовых технологий.

    image

    image

    За что отвечали в этом стартапе?


    Создатели стартапов отвечают в своём проекте практически за всё: начиная с разработки, и заканчивая продажами. В то время как сотрудники стартапов отвечают, в основном, за свою специализацию.

    Слева — ответы с опытом сотрудников, справа — с опытом создателей стартапов.

    image

    Александра Томашевская, руководитель сервиса Cofoundit:

    — На первых порах основатель стартапа просто обязан быть своего рода универсальным солдатом: разрабатывать MVP, придумывать дизайн и общаться с первыми клиентами. Но как только первая версия продукта готова, появляется потребность одновременно находить новых клиентов и развивать продукт. Чтобы в этом случае не потерять скорость, лучше сфокусироваться на том, что умеешь лучше, а другие компетенции закрыть сооснователем. Если вы крутой разработчик, найдите продюсера – человека со связями в индустрии, который возьмёт на себя контакты с покупателями и первые продажи. Если вы крутой специалист в индустрии – найдите технического директора, который придумает архитектуру продукта и наймёт команду разработчиков-фрилансеров.

    О том, как правильно наращивать команду стартапа, читайте в статье: biznesmodeli.ru/minimalnaya-komanda-startapa-mvt-i-chisla-fobinachchi


    Сколько времени вы уделяли этому стартапу и совмещали ли работу в нём с другой работой?


    Создатели стартапов уделяют своему проекту гораздо меньше времени, нежели сотрудники тому проекту, в котором работают. Две трети создателей совмещают работу в своём стартапе с другой работой, в то время как только треть сотрудников делают это.

    image

    Александра Томашевская, руководитель сервиса Cofoundit:

    — До того, как команда подаст заявку на инвестиции, многие сооснователи работают над проектом в режиме part-time, и это нормально. Но чтобы убедить инвесторов, что вы на 100% преданы продукту и готовы максимально быстро развивать продукт, хотя бы два человека должны быть полностью задействованы в проекте.

    Поэтому нет ничего страшного, если на первых порах вы берёте разработчика или маркетолога, который готов работать только 10 часов в неделю. Но необходимо сразу договориться (а ещё лучше – прописать в партнёрском соглашении), при каких условиях ваш сотрудник перейдёт в проект на полную занятость. Если он совсем не готов этого сделать, то стоит задуматься – так ли ему интересен ваш проект.


    Какая зарплата у вас была в этом стартапе?


    Для сотрудников стартапов оплата их труда практически такая же, как и на всём ИТ-рынке: уровень получаемых доходов распределяется на три более менее равных сегмента. Хотя каждый десятый среди них отметил, что у него не было зарплаты вообще, что недопустимо для обычной компании. Для большинства же создателей стартапов их труд в стартапе совсем не похож на обычную работу: более половины отмечают, что не имеют в своих предприятиях зарплаты вообще.

    Становится понятно, почему создатели уделяют работе в своём стартапе меньше времени и совмещают эту работу с другой: они просто вынуждены это делать, чтобы заработать себе на жизнь.

    image

    Как сотруднику была ли вам предложена доля в этом стартапе и если была, то какая? Как у основателя было ли закреплено ваше долевое участие юридически и какова была ваша доля?


    Почти каждому третьему сотруднику стартапа предлагают долю в компании: чаще всего 5 или 10%, но и любых других вариантов тоже довольно много. У основателей разброс закрепляющихся за ними долей довольно мал: как правило, это 100 или 50%, гораздо реже 30%, остальные варианты редки. Это можно объяснить тем, что чаще компании создаются не более чем 1-2 людьми, которые являются и первыми её сотрудниками.

    Слева — ответы с опытом сотрудников, справа — с опытом создателей стартапов.

    image

    Александра Томашевская, руководитель сервиса Cofoundit:

    — К сожалению, статистика права: подавляющее большинство стартапов не заключает договор об опционе со своими сотрудниками. Отчасти это связано с тем, что соответствующиие правила не до конца прописаны в нашем законодательстве — или же фаундеры не вполне знают, как их использовать. Кроме того, часто в сооснователи в стартапе берут друзей, с которыми не принято подписывать формальные соглашения. И очень зря: у нас были примеры, когда команду одобряли в очный Акселератор, и когда становился актуальным вопрос о том, как разделены доли, участники ссорились, команда распадалась. И еще один фактор, справедливый в тех случаях, когда сотрудники присоединяются к стартапу на ранних стадиях: они не до конца верят, что стартап проживёт достаточно, чтобы приносить прибыль, и не настаивают на официальном оформлении своей доли в компании.

    Другая проблема с распределением долей в стартапе связана с неправильным распределением долей между членами команды. Чаще всего доли делятся поровну. Это нормально на раннем этапе, пока стартап не приносит денег. Но потом сооснователи понимают, что у всех сотрудников разный вклад — по потраченному времени, по полезности, по уставному капиталу, по связям, которые были задействованы. Это приводит к тому, что доли приходится пересматривать, либо команда распадается.

    О том как правильно делить доли, читайте в книжке Майка Мойера “Slicing the pie handbook”, очень рекомендую.

    Как вы оцениваете свой опыт участия в стартапах?


    Сотрудники стартапов в целом оценивают свой опыт участия в стартапах более позитивно, нежели основатели свой. При этом, они довольно одинаково оценивают пользу своего опыта для карьерного роста. А вот для профессионального и особенно личностного роста создатели видят гораздо больше пользы от своего опыта.

    Слева — ответы с опытом сотрудников, справа — с опытом создателей стартапов.

    image

    Интересно посчитать, сколько сейчас зарабатывают те, у кого был опыт сотрудника или создателя стартапа. В следующем расчете мы не учитывали тех, кто отметил, что работает в стартапе в данный момент, таких, напомним, около 10%. Как видим, чем выше текущая зарплата, тем вероятней, что у специалиста был ранее опыт сотрудника стартапа. У бывших создателей стартапов всё сложнее: для большинства из них характерен самый высокий уровень зарплаты, в остальных зарплатных диапазонах бывшие стартаперы представлены сильно реже.

    Слева — ответы бывших сотрудников, справа — бывших создателей стартапов.

    image

    3. Несколько дополнительных вопросов основателям стартапов


    В этом блоке вопросов мы уточнили у тех, кто имел опыт создания своего стартапа, несколько моментов, связанных с инвестициями и монетизацией.

    Мы выяснили, что только треть стартапов удаётся монетизировать, чаще всего это происходит за полгода, реже за год-два, а самым популярным способом монетизации служит подписка.

    Инвестиции привлекает только каждый пятый стартап, при этом чаще других источником инвестиций выступают средства знакомых или свои собственные.

    Смогли ли вы извлечь пользу из владения долей стартапа и если да, то какую?


    Чуть больше трети основателей смогли извлечь пользу из владения своей компанией. Для большинства эта польза нематериальна: это получение опыта и возможность управления проектом. Каждый четвёртый смог получить дивиденды от своей доли, каждый шестой смог продать свою долю.

    image

    Какой тип монетизации был выбран для стартапа?


    Любопытно, что подписка на услуги или контент заняла первое место среди способов монетизации. И действительно, по собственному опыту каждый может судить: то что раньше покупалось раз и навсегда, теперь всё чаще продается по подписке.

    image

    Удалось ли вашей команде монетизировать этот стартап и если да, до сколько времени занял выход на безубыточность?


    Почти треть предпринимателей смогли монетизировать свой проект. Интересно, что почти половине из них это удалось сделать менее чем за полгода. Каждому пятому за год. Каждому шестому за два года.

    image

    Привлекал ли этот стартап инвестиции и если да, то какого типа инвестиции привлекал?


    Только каждый пятый проект привлекал инвестиции: большинство из этих инвестиций были от друзей или свои собственные.

    image

    Искали ли вы сооснователя в этот стартап и если искали, то какую компетенцию хотели закрыть?


    Каждый третий основатель искал себе сооснователя. При этом, он старался закрыть компетенции, прежде всего связанные с продажами и продвижением проекта.

    image

    4. Насколько вас интересуют стартапы: что мотивирует, а что останавливает?


    В заключение, мы расспросили тех, у кого никогда не было опыта стартапа, что их может мотивировать на приобретение такого опыта, а что, наоборот, останавливает.

    Рассматриваете ли вы возможность пойти работать сотрудником в стартап? Собираетесь ли вы создавать собственный стартап?


    Две трети из тех, кто никогда не работал сотрудником в стартапах, рассматривают возможность пойти туда работать. Каждый седьмой, однако, такой возможности не рассматривает.

    Более одной трети из тех, кто никогда не создавал своих стартапов, планирует это сделать. Каждый пятый, при этом, не планирует. Большая же часть затрудняется ответить.

    image

    Что вас может сподвигнуть пойти сотрудником в стартап? Что вас может сподвигнуть на создание своего стартапа?


    И потенциальных сотрудников, и потенциальных основателей стартапов больше всего мотивирует хорошая идея проекта. Почти четверо из пяти говорят об этом. А менее всего и тех, и других, мотивирует перспектива выхода на мировой рынок. Тем не менее, каждый третий говорит об этом.

    Интересно, что для будущих сотрудников стартапов гораздо важнее хорошая зарплата, нежели хорошая доля в проекте. Также любопытно, что для будущих создателей стартапов важнее хорошая команда, чем возможность инвестиций.

    image

    Что вас останавливает пойти сотрудником в стартап? Что вас останавливает от создания своего стартапа?


    Потенциальных сотрудников стартапов больше всего останавливает отсутствие постоянного и стабильного дохода. Не менее важны для них также хорошая идея и хорошая команда. Об этом говорит каждый второй или более. Потенциальных создателей стартапов больше всего останавливает, опять же, отсутствие хорошей идеи. А также отсутствие склонности к предпринимательству. Об этом говорит почти каждый второй.

    Сложности карьерного и профессионального роста менее всего останавливают будущих сотрудников и основателей стартапов. Чуть выше мы получили объяснение этому: для большинства и тех, и других, стартап наоборот даёт толчок как карьерному, так и профессиональному росту.

    image

    Александра Томашевская, руководитель сервиса Cofoundit:

    — На мой взгляд, это очень важный инсайт для стартаперов, которые ищут сотрудников.

    Часто к нам приходят основатели проектов с классическим вопросом: «Мы ищем сотрудника уже три месяца. Почему у нас никто не хочет работать?!». Чтобы убедить крутого эксперта работать в стартапе, нужно:

    • Внятно объяснить суть проекта, какую проблему вы решаете и чем вы лучше конкурентов. Это первый шаг к тому, чтобы ваши будущие сотрудники поверили, что проект взлетит.
    • Объяснить, какие именно задачи придётся решать будущему сотруднику, чтобы он понимал, в чем будет заключаться его развитие. Никаких «сложных и интересных задач» — только конкретика!
    • Объяснить, какими уникальными компетенциями или опытом обладает ваша команда, почему будущему сотруднику будет полезно работать вместе с вами. Например, если вы прошли отбор в очный Акселератор ФРИИ – напишите об этом! Это прибавит кандидатам уверенности в вашем проекте.



    Все диаграммы подготовлены с помощью сервиса infogr.am.
    Мой круг 92,79
    Сервис вакансий в IT-индустрии
    Поделиться публикацией
    Комментарии 38
    • +10
      Я бы затруднился отвечать на вопросы о моём участии в стартапах, потому что не знаю участвовал в них или нет, в том числе как основатель. Просто, говоря «стартап» каждый имеет в виду что-то своё. Единственное, что могу сказать — не участвовал ни как сотрудник, ни как основатель в проектах, основной целью которых было продаться кому-то в той или иной форме. Все проекты были ориентированы на получение операционной прибыли компанией, а не спекулятивной основателями. Инвесторов искали в некоторых, но лишь как источник капитала проекта, а не для продажи им своей доли в проекте.
      • 0
        Значение слова «стартап» зависит не от человека, а от контекста в котором слово используется. Примерно как в случае с разведчиком и шпионом. (Когда шпион наш и работает против врага — это разведчик, а когда разведчик работает на врага — это шпион.) Если нам нравится какой-то стартап и вообще идея стартапов, то мы говорим «стартап» и подразумеваем при этом, что это чёткая инновационная компания, которая изменит мир и принесёт своим основателям кучу денег в виде операционной прибыли. Если же нам какой-то стартап не нравится и вообще мы относимся к этой идее скептически, то мы говорим «стартап» и подразумеваем при этом, что это какая-то принципиально убыточная фигня, которая, очевидно, никогда не взлетит, и единственный способ получения прибыли основателями состоит в том, чтобы надурить инвесторов.
        • +3
          А третьего не дано? Без изменения мира, но на хлеб с икрой хватает без обманов?
          • 0

            Действительно, крайности какие-то. По аналогии со шпионами — это может быть турист, который что-то покупает за границей и привозит назад продавать. Вроде и там и там, и все зарабатывают, бизнес, но не крайности.
            Я думаю, нужно было изначально ставить вопрос не о стартапах, а о простом бизнесе. Может быть, бизнесе в IT.

            • –3
              Это называется «челночить». Наиболее презренная форма бизнеса. Если вообще можно называть бизнесом тупой пространственный арбитраж. Это даже хуже, чем неудавшийся стартап, превратившийся в обман инвесторов. У такого стартапа хотя бы в основе было что-то светлое и доброе. Челноков скорее всего ненавидят даже собственные дети. Конечно, открыто они свою ненависть не проявляют, поскольку зависят от родителей. Но если у них в душе есть хотя бы крохотная искра добра, то в школу они ходят с единственной мыслью: «Нужно хорошо учиться, чтобы вырваться из этого социального дна. Не дай бог стать таким же, как мои родители...»
              • 0

                Уточните, пожалуйста, "челночить" и "Наиболее презренная форма бизнеса" это относится к подработкам, то есть когда именно "турист" перепродаёт, или это вообще любой бизнес перепродажи "купил дешевле, продал подороже"? Так-то это основа экономики, вроде, не? Все кто не продаёт товар напрямую, перепродают его.

                • –1
                  Конкретно «челночить» и «наиболее презренная» относятся к подработкам. Но, вообще говоря, любой бизнес, в основе которого лежит ценовой арбитраж, — не повод для гордости.

                  Скажем, биржевые спекулянты — это пусть и не самое дно общества, но зато самое дно финансового сектора. Хотя сами они, безусловно, так не считают. У них своя особая субкультура, в рамках которой они высмеивают более продуктивную финансовую деятельность. Например, на их сленге спекулянт-неудачник, упустивший окно возможностей для выгодной продажи и вынужденно вставший в длинную позицию, презрительно называется словом «инвестор». Типа, долгосрочные инвестиции — это полная ерунда, на которую добровольно никто не пойдёт.

                  И, разумеется, извлечение прибыли из разницы цен — это никакая не основа экономики. Настоящая основа — это реальное производство. Ещё есть надстройка в виде финансового сектора, статус которой неоднозначен. Есть как мнение о том, что это паразитирующая прослойка, так и альтернативное мнение, которое состоит в том, что финансовый сектор выполняет важную функцию перераспределения рисков. Но вот насчёт статуса арбитражёров никаких разных мнений нет. Это грязь под ногтями невидимой руки рынка. Так считают все, кроме них самих.
                  • +3

                    ну биржевые спекулянты потому и спекулянты, что спекулируют :) То есть зарабатывают на цифрах.
                    При перепродаже дороже товар получают покупатели, которые, например, не в состоянии купить его напрямую. То есть товар продаётся дальше, больше, производитель производит и зарабатывает больше. И это только благодаря тем, кто покупает дешевле и продаёт подороже.
                    Я конечно, не говорю о тех, кто за углом перепродаёт, но тут тоже неоднозначно. Если бы он не перепродавал, то покупатель не факт что купил бы за углом, а значит такое же расширение продукции.


                    Допустим, это паразитирующая прослойка, как Вы выражаетесь, то есть, Маск молодец, не пользуется услугами ритейлеров, продаёт теслы сам. Но ведь для этого нужно держать штат продавцов, салоны, доставку и прочее. Отдавая всё это на аутсорс мы в итоге получаем то же самое, только без головняка с продажами и доставками. Да, ритейлеры задирают цены и зарабатывают на разнице иногда больше, чем хотелось бы. Но кто бы сейчас и на чём ездил если бы не они? Сколько бы получала компания с того, что могла продать напрямую?


                    Без перепродажи Вы бы мороженку не смогли купить в магазине. Да, за +400%, ну так пойдите на завод и купите за копейки у них. То есть нельзя вот тако просто убрать ритейлеров и получить то же самое, только лучше.

                    • –1
                      Это хорошо известная версия, которой придерживаются сами те, кто занимаются перепродажей. Естественно, она у них должна быть. Не могут же они думать, что творят зло. Конечно же, у них есть до определенной степени убедительное разъяснение того, что их деятельность — это добро.

                      Но, увы, экономика работает не так, что без перепродажников вообще никуда. Основной её закон состоит в том, что если у потребителя есть деньги, которые он готов отдать за товар, то так или иначе это всё равно случится. Арбитражёр не делает из недоступного товара доступный. Он просто использует самый простой способ заработать на том, что где-то конкретно какой-то товар пока недоступен. И тем самым обычно закрывает возможность использовать более правильный способ решения этой проблемы. Например, представьте, что у вас уже существует рынок, способный поглотить 100 тыс. красивых новых автомобилей в год. Правильный способ удовлетворения этого спроса — это проинвестировать серьёзный капитал, построить большой завод в регионе и обеспечить красивыми новыми автомобилями всех желающих за них заплатить. Этот способ приведёт к росту экономики региона. Арбитражёр же поступает иначе. Он идёт на другой рынок, где уже производятся лишние 100 тыс. автомобилей. Покупает их по дешёвке. Во-первых, потому что лишними обычно оказываются худшие товары. А, во-вторых, потому что на лишние непродавабельные товары производитель всегда готов сделать хорошую скидку. И затем арбитражёр перепродаёт эти товары в своём регионе, где насыщение спроса локальным предложением пока отсутствует. Хотя, начиная с того момента, как арбитражёр начал свою деятельность, оно отсутствует уже не «пока», а «в принципе». Риски открытия нового производства в этом регионе увеличиваются многократно. Если раньше можно было просто открыть какое-то более-менее сносное производство, начать получать прибыль, реинвестировать её и стремительно нарастить качество, то теперь уже с самого начала надо вложить намного больше, чтобы конкурировать с чужими товарами по качеству, но тогда они будут дороже и не будут конкурентными по цене. В результате экономика не растёт. Точнее, может и растёт, но не в этом регионе.

                      Есть некоторые виды предельно высокотехнологичных товаров, которые невозможно эффективно производить на региональном уровне. Для них естественным рынком сбыта является весь мир. Например, центральные процессоры. Их производство требует таких эпических вложений в R&D, что только продажи по всему миру способны отбить затраты. Но вот только таких видов товаров очень мало.

                      Мороженку и вообще продуктовый ритейл оставим в стороне. Это тут ни при чём, поскольку это в каком-то смысле производство. Ведь бывает не только производство товаров, но и производство услуг. В случае с мороженкой ритейлер производит логистическую услугу.
                      • +2
                        Это хорошо известная версия, которой придерживаются сами те, кто занимаются перепродажей. Естественно, она у них должна быть. Не могут же они думать, что творят зло. Конечно же, у них есть до определенной степени убедительное разъяснение того, что их деятельность — это добро.

                        Никоим образом не отношусь к перепродажам :)


                        Мороженку и вообще продуктовый ритейл оставим в стороне. Это тут ни при чём, поскольку это в каком-то смысле производство. Ведь бывает не только производство товаров, но и производство услуг. В случае с мороженкой ритейлер производит логистическую услугу.

                        Вот тут я не совсем понимаю, почему с авто — они губят рынок, а с мороженкой — производят логичстическую услугу. С таким же успехом можно и фабрику по изготовления мороженного сделать в регионе, где уже продают импортное.


                        В целом, ваше решение проблемы с ритейлерами авто довольно сильно абстрактно. Есть ряд причин, законов и прочих проблем по которым открыть локальный завод не то же самое, что делать у себя и продавать через ритейлеров. А ещё у нас это называется "оригинал" и "сделано у нас, но под маркой …", что как бы намекает о разнице в качестве. А так же о том, что оригинал примут и поменяют если сломается, а вот неоригинал не факт. Это ж надо не только обучить людей делать так же качественно (тут вступает в силу разница менталитетов — люди везде разные), но и проверять, сертифицировать (типа да, действительно качественно, как у нас), обучать проверяльщов и их проверять и т д.
                        Кроме того, мне видится, расширить готовый завод вдвое гораздо проще и дешевле чем поднять с нуля такой же где-то за рубежом.


                        В общем, может правильнее делать так как Вы говорите, но, очевидно, проще, эффективнее и прибыльнее так как оно есть сейчас.

                        • 0
                          Я не имел в виду, что вы как-то причастны к перепродажам. Просто указал на то, что вы транслируете их мифологию.

                          Говоря про логистическую услугу в отношении мороженки, я не имел в виду импорт её из Арктики, где производство дешевле. Речь исключительно про продуктовый ритейл, который доставляет мороженку прямо к дому. Если на какой-то определённый сорт мороженки в регионе существует массовый спрос, то в любом случае правильнее открывать локальное производство, а не возить из Арктики. Именно правильнее, а не проще. Понятно, что проще привозить готовое. Правильные пути всегда сложнее. Это, как бы, не новость.

                          Но критерий в бизнесе другой. Хороший бизнес получается не там, где проще, а там, где сложнее. Яркий пример — современная ситуация с аптеками. Они стоят на каждом углу. Я однажды видел три аптеки в одном доме. Такая ситуация сложилась в результате того, что в какой-то момент открыть новую аптеку оказалось смехотворно легко. Нужно было просто снять торговую площадь, заплатив за один месяц. Абсолютно весь товар можно было взять у крупного поставщика на реализацию с отсрочкой оплаты до момента реализации. Разумеется, при такой схеме аптека почти ничего не зарабатывает. С чего бы ей зарабатывать, если свой капитал она в товар не вкладывает? Весь торговый капитал вкладывается крупными поставщиками. И у них оседает почти вся прибыль. При капитализме всегда именно так и происходит. Прибыль получает владелец капитала. В случае торговли — владелец торгового оборотного капитала. Знаете, какая основная статья дохода у аптек? Никогда не догадаетесь. Маркетинговые услуги. Крупные производители (типа Пфайзера) заказывают у мелкой розницы услугу по сбору статистики о том, кто и что у них покупает. Чисто информационную услугу. Даже без всякой аналитики. Аптека тупо отправляет наверх сырой отчёт, за что и получает деньги, являющиеся основной статьёй дохода. А торговля лекарствами — это, как бы, вторичная вспомогательная деятельность, которой им приходится заниматься, чтобы можно было заполнить форму отчёта.

                          В общем, я это к тому говорю, что на примере современных аптек можно увидеть судьбу любого бизнеса, построенного на перепродаже, в условиях отсутствия нормального регулирования со стороны государства. Чистый дикий рынок всегда делает с перепродажниками именно это. Они закономерно занимают на нём то место, которого заслуживают. Когда я говорю, что арбитражёры — дно, я не имею в виду моральный аспект проблемы. Типа, спекулировать — это плохо. Само собой, что и в моральном смысле ничего хорошего в этом нет, но я не об этом. Я о том, что это наиболее примитивная форма бизнеса. Арбитражём занимаются не акулы бизнеса, а одноклеточные амёбы.
                        • +2
                          Основной её закон состоит в том, что если у потребителя есть деньги, которые он готов отдать за товар, то так или иначе это всё равно случится.

                          Именно это он и делает, через контрагентов.


                          — Покупатель может нанять контрагента сам (за свои деньги): «Вася, вот тебе 100 ₽, сбегай-ка на завод за хлебом, сдача твоя».
                          — Контрагента нанимает (или сотрудничает с ними) производитель (магазины и прочие ритейлеры), а покупатель просто оплачивает их затраты в виде +400%: «Вот вам 100 ₽, привезите-ка мне хлеба домой».


                          Можно и без контрагентов.


                          Тогда покупатель делает всё самостоятельно (то есть тратит своё время, которое он мог бы потратить на то чтобы заработать 100 ₽ и прокачаться профессионально), но с определённого уровня это становится просто невыгодно.


                          Арбитражёр не делает из недоступного товара доступный

                          Конечно же делает. Я бы посмотрел бы как вы бы сейчас без посредников печатали этот текст и откуда бы у вас вообще взялся компьютер.
                          Как далеко от вас до завода, где он произведён? Давно вы там были последний раз?

                      • +1
                        И, разумеется, извлечение прибыли из разницы цен — это никакая не основа экономики. Настоящая основа — это реальное производство.

                        Великая депрессия смотрит на вас с печалью

                  • 0
                    Ну не каждый бизнес можно назвать стартапом. Если со старта имеется крупный капитал, то это не стартап. Если нет новизны («Серёга, Вася с Петей открыли автомойку — купили по квартире быстро, давай тоже откроем?») — то это не стартап. Если не планируется взрывной рост, то это не стартап.
                    • +1

                      Ну давайте возьмём сферический пример из статьи — рекламный бизнес. В IT крупный капитал значительно реже нужен, чем вне его, но всё-равно что-то нужно на сервера, хостинг, оплату third-party и прочее.
                      Новизны с 99% вероятностью нет, взрывной рост — все кто не могут/не просчитывают свой бизнес сначала — ожидают оный. Тем не менее, к рекламному бизнесу, опять же, относится с крайне низкой вероятностью.
                      Почему же тогда он попадает в понятие стартап?


                      Как по мне, то сейчас любой IT бизнес принято называть стартапом. При этом, это должен быть именно бизнес, где написание, например, мобильной игры слабо ассоциируется с этим понятием, хотя целиком подпадает под Ваши критерии (если что-то новое, то ожидается взрывной рост).

                      • 0
                        Согласен, что стартапом можно называть только бизнес. Но не согласен, что любой бизнес, или даже любой ИТ-бизнес можно называть стартапом. Вот возьмём конкретный продукт — nginx. Создавался он, по сути, для решения личных задач. Но при этом умудрился, как говорили тут, изменить мир, взорвать рынок, значительно потеснив не только опенсорс-продукты, но и ту же Microsoft, в том числе и на Windows Server. Гораздо позже на его базе решили создать бизнес, но стартапом этот бизнес язык не поворачивается назвать (ничего не знаю о капитале Nginx Inc) — новизны в продукте уже не было, бизнес-модель по сути одна из уже традиционных для бизнеса на опенсорс-продуктах.

                        В стартапе должна быть новизна, причём не просто «сделаем ещё одну казуалку и займём 0.0001% в сторах просто благодаря добротности продукта, какому-то продвижению и матстатистике», а революционная новизна либо в продукте, либо в бизнес-модели, либо в их сочетании.
                        • 0

                          Ну вот был революционный Angry Birds или Flappy Bird. Стартап или просто поделка которая принесла прибыль?

                          • 0

                            А ещё недавно была серия статей про Half Life и в них же информация о Стиме. Сама история выглядит как стартап, но было ли это стартапом?

                            • 0
                              Не знаю, не видел их бизнес-планов :) Если примерно такой (плюс-минус десятичный порядок) взлёт и планировался и был лишь небольшой собственный капитал, то стартап.
                    • 0
                      Дано. Но тогда это вообще не стартап, а энтерпрайз. Характерной особенностью стартапа является то, что большая прибыль в нём берётся не из больших оборотов при низкой норме прибыли, а из высокой нормы прибыли. А высокая норма прибыли получается только при попытке изменить мир. Но и риск при этом высокий. Ведь попытка изменить мир может не получиться.
                      • +1
                        У МММ тоже была высокая норма прибыли? Стартап?

                        Высокая норма прибыли получается не только из попыток изменить мир. И не каждая даже удачная попытка будет стартапом — скажем такие гиганты как Эппл, Гугл, Майкрософт и т. п. могут предпринимать попытки изменить мир, некоторые из них будут удачными, будет высокая норма прибыли, но стартапами как-то язык их не поворачивается назвать.

                        Как по мне, стартап — бизнес-проект с минимальным учредительным и(или) заемным капиталом (реальным, а не формальным), ориентированный на быстрый рост в среднесрочной перспективе с новым для рынка продуктом и(или) бизнес-моделью. Это не обязательно изменение мира, амбиции могут быть более скромными, может вообще не планироваться выход не то что на международный рынок, но и на федеральный (в российских терминах), но риски потерять стартовый капитал, да, высокие.

                        То есть формальные признаки стартапа примерно такие:
                        — небольшой стартовый капитал
                        — новый для рынка продукт и(или) бизнес-модель (как следствие — высокие риски)
                        — планируемый взрывной рост прибыли в среднесрочной перспективе, прежде всего за счёт глубокого проникновения в ЦА (не важно мирового или регионального, а то и городского масштаба)
                • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                  • +1
                    Эхма, надо будет как нибудь таки собраться с силами и написать статью о стартапах в которых я участвововал. А их за десяток лет набралось очень немало!
                    • +1
                      Чисто мое мнение: стартапы разваливаются по причине того, что целью стартапов являются сами стартапы, а не создание какого-либо продукта. Типа мы в тренде, стартап сделали. А вот, что будет дальше, самих стартаперов мало волнует. Думаю, что еще важную роль играет, выражаясь терминами лурка, распухшее ЧСВ, ребята просто не осиливают то, на что замахнулись. Я не спорю, есть куча команд, которые делают реальное дело, но есть и куча тех, кто тупо денег хочет срубить, при этом ограничиваясь лишь красивыми презентациями. Стартап идеальная вещь для исключения рисков: деньги чужие, отдавать их не надо, ну да, как-то там отчитываться. Но имущество твое никто не отберет. Классический бизнес подразумевает кредит, который просто так никто не простит. А тут «ну не получилось». Закрылись и делаем новый стартап. Способ монетизации такой.
                    • –3
                      Там на изображении слева кокаиновая дорога?
                      • 0
                        В начале статьи указано, что вы опросили более 3500 человек. А раскройте тогда еще, сколько человек заполнило анкету, а сколько проигнорировало. Без этой информации сложно сделать обоснованные выводы из результатов опроса. Скорее всего, большая часть проигнорировавших как раз не имела никакого опыта взаимодействия со стартапами.

                        И просто забавный факт: предложение поучаствовать в опросе как пользователю МойКруг упало мне в почту примерно через неделю после того, как я попросил удалить мой аккаунт за ненадобностью и получил подтверждение его удаления :)
                        • +2
                          Все 3500 пользователей и прошли опрос. Если они указывали, что у них есть опыт стартапа, то мы предлагали соостветствщие вопросы дальше. Если указывали, что такого опыта нет, переходили к общим вопросам. То есть, например, на все вопросы про опыт создания стартапов отвечали уже 25% респондентов. А про опыт сотрудника стартапа 42%. На общие же вопросы про зарплаты, места работы и прочее отвечали практически все. Любопытно, что практически все доходят до самого конца анкеты!
                          • 0
                            По поводу казуса с отправкой рассылки на удаленный аккаунт напишите мне в личку, пожалуйста. Укажите, на какой имэйл пришло письмо. Бьюсь об заклад, у вас на МК два профиля: один удалили, а на второй пришло. Это типовая проблема после слияния Brainstorage и МК.
                          • +2
                            И еще маленькое замечание для moikrug по юзабилити: так сложилось, что со времен еще того Моего круга он есть у меня в закладках и я периодически случайно туда перехожу. И вижу какой-то большой пустой экран и строку для ввода непонятно чего. Абсолютно никакой интересной информации, глаз не цепляется за контент, взаимодействия не происходит и я с недоумением закрываю вкладку.

                            Если бы вы вытащили аппетитные вакансии или любой другой читабельный контент на самый верх, кажется, у вас было бы больше взаимодействия с посетителями, которые не ищут работу или сотрудников, но не удержались бы и посмотрели, что происходит на рынке.
                            • +1
                              Некоторые вопросы в опроснике были, мягко говоря, сложные для выбора. Вот вроде бы я в стартапе, но я работаю на себя и параллельно потихоньку пилю свой проект, иногда беря заказы на фрилансе, если попадается что-то интересное. Основной доход вроде бы с стартапа, соответственно и ответил так. Но на деле всего понемногу. Но вот что границы на диаграммах должны быть размыты — это точно, поскольку много сейчас знаю людей, которые работают в IT так же.
                              • +1
                                ИМХО, чтобы убедить «крутого эксперта» работать в стартапе, нужно следующее:
                                1. Продемонстрировать хотя бы относительную надёжность.
                                Стартап в любой момент может сдуться. При этом сотрудник может быть кинут на зарплату за текущий месяц, а то и больше, если выплаты будут производиться несвоевременно. Даже если работник получит свой расчёт целиком при таком сокращении, то придётся искать новую работу и при этом жить на сбережения, что тоже приносит финансовые издержки.

                                2. Предлагать ЗП выше, чем если бы на ту же должность сотрудника искала стабильная компания.
                                Не только для того, чтобы окупить возможные расходы из первого пункта. Дело в том, что раз это стратап, то основную работу предстоит сделать. Скорее всего, коллег, которые подскажут, помогут и быстро введут в курс дела, минимум, и те постоянно заняты. Велика вероятность, что вкалывать придётся за двоих, осваивать всё быстро и без подсказок, постоянно решать самому сложные вопросы, причём каждое из решений будет аукаться в ближайшем будущем. Всё это должно отражаться на ЗП.

                                3. Продемонстрировать адекватность, профессионализм.
                                Т.к. типичные социальные схемы и стандарты ещё не отлажены, внутри стартапа возможны отношения спустя рукава. Например, вышел на работу, а у тебя клавиатура не работает у компа, а админ только один, и тот ушёл за пивом. И половина рабочего дня только уходит на то, чтобы найти админа, который выдаст новую клаву. Приходишь устраиваться, а кадровичка не знает, где трудовой распечатать и как правильно пишется название компании. И т.д.
                                • +3
                                  Не считаю себя «крутым экспертом», но когда решил сотрудничать со стартапом, то уровень дохода интересовал во вторую очередь, предполагалось, что месяцев через 5-6 все может развалиться. В первую был мой вопрос «оно того стоит?». И горящие глаза того человека, который меня звал. И да, оно того стоило. Проект интересный, хорошая команда и… никаких админов, все своими силами, ноут свой, рабочее место — кривой стол с не менее кривым стулом. Иногда бывает тяжело, мозг впрыскивает, вот ты бы мог сейчас работать за большую зарплату в крупной компании и меньше уставать, разъезжая в отпуск и имея неплохой соцпакет. Потом память подсказывает, что именно с такого «золотого», но жутко «тухлого» места как раз и ушел.
                                  Стартапы, те, которые и в самом деле раскручивают проект, а не пилят бабки инвесторов, имеют мало денег, пока наконец что-то не начнет получаться и не появятся источники финансирования. Можно, конечно, торговаться за зарплату, но если вдруг пойдут на встречу, то точно потребуют взамен работы 25 часов в сутки на износ. Но скорее не пойдут, просто нечем.
                                  Ну а профессионализм… а профессионализм и есть та команда, частью которой являешься.
                                  Вот как-то так. Наверняка где-то есть иначе.
                                • 0
                                  >>ИТ-индустрия — мужская работа

                                  Это в РФ так? По опыту работы в нескольких странах у меня сложилось впечатление (исключительно субъективное), что женщины весьма активны в ИТ, хотя мужчины таки преобладают…
                                  • 0
                                    По моему опыту примерно так и получается, как в опросе: в основном ребята, девушек мало, на первом месте популярности среди девушек — менеджеры, вторая по популярности направленность — дизайн и верстка, примерно поровну. А самая профессиональная из знакомых программисток была бэдэшница (Оракл).
                                    • 0
                                      А я и говорю — по моему опыту работы в РФ это тоже так… кстати и в отношении возраста тоже как в статье… а вот опять же по моему опыту работы за пределами РФ это совсем не так… и в отношении соотношения полов и в отношении возраста… даже среди разработчиков процент женщин куда выше чем в РФ, а уж всякие творческие ит специальности вообще чуть ли не женской работой считаются… ну я утрирую конечно… но не сильно… что до возраста… самому вон скоро пятдесят будет и ничего… нет тяжелее конечно чем тридцатилетним… главным образом потому, что требования выше — некоторые работодатели чуть ли не чуда ожидают… но в общем то нормально…
                                      • 0
                                        Иногда думаю, что я буду делать в IT через 10 лет, когда и мне перевалит за 50, и не вижу себя. Думаю, если не получится раскрутить свой проект, то придется искать что-то совсем другое. И дело вовсе не в опыте, в России сейчас IT совсем молодежное, я уже тот, с кем другие сотрудники на «Вы» и только со временем происходит переход на «ты». Не думаю, что за 10 лет что-то кардинально изменится. К тому же технологии (вернее мода на них) меняется с бешеной скоростью и порой просто трудно успевать за молодежью. У нее тем более другой подход, более ориентированный на что-то новое и перспективное, чем на стабильно надежное. В чем я не вижу ничего плохого, но вижу мало меня обнадеживающего ))
                                        • 0
                                          Вы не первый сделали подобное открытие… собдственно дискриминация по возрасту является одной из причин профессиональной иммиграции…

                                          Нельзя сказать, чтобы эта причина была основной — всетаки иммигрируют в основном молодые, которые мало задумаваются о своем послезавтра… но некоторые таки задумываются…

                                  Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                                  Самое читаемое