«На курсы шли не только ради знаний, у многих были карьерные амбиции и профессиональные задачи развития»

Хабр, привет! Знакомьтесь — Артём Москалец, СЕО компании Brightlab, с которым мы пообщались в рамках нашей серии интервью с выпускниками. В рамках интервью наши выпускники рассказывают о своей истории перехода в область работы с большими данными. Истории все разные и будут интересны тем, кто задумывается о смене карьерной траектории или о том, как новые знания могут помочь решать новые задачи.
Артём — кандидат психологических наук, бывший зам. директора ГУУ. Волею судеб оказавшись в Ростове-на-Дону, познакомившись с местными талантливыми разработчиками, Артём открыл для себя мир новых технологий, начал активно изучать данную область, собрал команду профессионалов и теперь успешно развивает свою компанию.

image

— Артём, представься, пожалуйста, и расскажи о своем бэкграунде.

— Артём Москалец, CEO в компании Brightlab LLC. Компания наша не самая большая в мире разработки, но дружный коллектив из 24 молодых ребят позволяет решать, не побоюсь этого слова, задачи любого уровня в вeбе.

Мое профессиональное становление можно описывать по аналогии с диалектическим законом единства и борьбы противоположностей. К примеру, проявляя способности к точным наукам, алгебре и физике, в частности, высшее образование решил получать по направлению социологии и психологии управления. Мой репетитор по физике, зная, что его домашние задания решались в прямом смысле слова на коленке по дороге к нему, говорил: “В тебе умирает физик”. Путь наименьшего сопротивления, свойственный молодым ребятами 16-ти лет, и развитые коммуникативные навыки предопределили мой профессиональный путь развития. Хотя инициативность во мне не дремала уже тогда. К примеру, я все же поступил на факультет прикладной математики и информатики в МИСиС, но оригинал аттестата туда не отнес. Может быть, из-за страха. Наверное, это один из моментов, оглядываясь на которые, я испытываю сожаления.

В университете было несколько интересных предметов, которые меня занимали: “Методы исследования в социально-поведенческих науках” и “Методы и модели анализа данных”. Также стоит выделить факультатив Петрова В.М. — “Количественные методы в искусствознании”, который меня натолкнул на мысль, как говорят, “пощупать” роль позитивизма в исследовательской деятельности. Переплетение в вышеназванных дисциплинах методологических принципов исследования, гносеологической проблематики и математики в ее прикладном аспекте стали базисом для моего хобби на тот момент – аналитики. Как я говорил в самом начале, противоречивость и здесь присутствовала: работа моя на момент обучения на старших курсах университета была связана с юридической сферой и не имела никакого отношения ни к получаемому образованию, ни к моему увлечению, но были нужны деньги, я, по сути, обеспечивал нижние ступени потребностей по Маслоу.

Практическое применение моему хобби все же нашлось. После программы обмена в аспирантуре (проходила она тогда в Cambridge) я решил, что планируемая научная работа в рамках диссертации будет связана с изучением социально-психологических особенностей в поведении, обусловленных городским пространством. Было это в 2008 году. Год спустя я познакомился с деятельностью института “Стрелка”, и это придало мне уверенности в том, что мое исследование движется в правильном направлении.

В 2011 году защитился по выбранной теме, стал кандидатом психологических наук. Решение о защите диссертации было обусловлено, помимо прочего, профессиональной деятельностью в университете: за три года в ГУУ я вырос до зам. директора университета. После разочаровался в российской науке, ее современном состоянии и решил бросить это занятие.

Немного отступлю от основного повествования к ремарке: к IT-сфере и аналитике я пришел снова через отрицание. Никогда не мог себе представить, что буду жить в Ростове-на-Дону. Все мои планы, помыслы были связаны со столицей. Но несколько лет назад состоялся переезд по личным обстоятельствам в южный город. В начале я успокаивал себя тем, что это временно, теперь не могу представить, как было бы, не задержись я здесь.

В первый год переезда мое хобби – анализ и исследования – стали основным источником заработка. Я занялся фрилансом и теперь о плюсах и минусах работы дома знал не понаслышке: моими верными спутниками в работе стали трехцветная диванная кошка и нечастые посетители кофеен. Я начал понимать, что становлюсь в некоторой степени маргиналом. Чуждая социальная среда в новом жизненном пространстве, работа фрилансера и мои развитые коммуникативные навыки находились в серьезном противоречии друг с другом.

Нужно было что-то менять, и я решил снять небольшой офис в коворкинге “Место”, где были похожие по ценностям и близкие мне по духу люди. Я постепенно начал вливаться в коллектив. Ребята в основном были программисты и архитекторы. Находясь в данной среде, стало интересно – как перенести социологу обработку сырых данных из пакета SPSS, проводить более тонкую настройку методов анализа. Начал изучать свой первый язык программирования — R, распределенную систему управления версиями и прочие “житейские” полезные вещи из сферы IT. По сути, близость офиса к дому и желание быть частью социума определили дальнейшее мое профессиональное развитие.

— Почему big data? Зачем ты пошёл на программу «Специалист по большим данным»?

— Мое знакомство с тематикой big data в некоторой степени было также случайным: в Ростове-на-Дону проводился митап сообществом IT-61 на тему анализа больших данных, искали спикеров. Мой близкий знакомый, Виктор Петренко, является одним из идейных вдохновителей данного коммьюнити. Он попросил меня выступить на этом мероприятии с докладом. Отказаться было неудобно, а рассказывать программистам о коде и подходах моей компетенции не доставало. Выбрал для доклада тему “Изоморфизм как предметное поле data science”, которая была близка моим научным интересам и гуманитарному подходу. Вроде бы “зашло” аудитории. Стало интересно глубже разобраться с технической стороны самому. Получать знания в Ростове в инновационных областях, в большинстве случаев, возможно только дистанционно. Но было понимание: чтобы быстро в чем-то разобраться, нужно комьюнити, делать руками и иметь возможность уточнить проблему face-to-face. Начались поиски курсов, на тот момент их было немного. New Professions Lab подкупал преподавательским составом. Было стойкое желание поучиться у людей, которые разрабатывали продукты в Яндексе и Mail.ru. Прочитал отзывы на Хабре, кроме высокой стоимости курсов не встретил ничего отрицательного в комментариях. Для себя понимал: ценность и стремление к получению знаний прямо пропорциональны затраченным личным средствам.

— Трудно было учиться? Как справлялся с трудностями?

— Решение начать обучение по программе было принято и осуществлено достаточно стремительно. У меня не было возможности хорошо заранее подготовиться, я записался на программу за неделю до старта. Первая трудность, с которой мне пришлось столкнуться, — отсутствие знаний и опыта программирования на Python, поэтому по ходу обучения мне пришлось наверстывать этот пробел. Было тяжело, но я уделил этому максимальное количество времени, стараясь заниматься не менее 6-ти часов в день. Когда курсы были завершены, у меня уже не было страха писать код.

Содержательно предметная сторона обучения была интересна и познавательна. Работа с большими данными достаточно обширна во всех своих проявлениях, чтобы в столь сжатые сроки их можно было бы полностью покрыть трехчасовыми факультативными занятиями по три дня в неделю. Старался дополнительно читать литературу. Поначалу казалось, что можно основательно разбираться, глубоко копая материал. Но выбранная стратегия во время обучения была все же проигрышной: надо было успевать за темпом занятий. Большинство ключевых тем хорошо раскрывались, их было много, и требовалось время для формирования базисных знаний. По окончанию курсов уже было проще и понятнее возвращаться к некоторым темам, углубляясь в детали.

Еще один важный момент – общение внутри самой группы учащихся. Конечно, всегда можно было подойти к преподавателям, которые компетентно старались дать развернутый ответ по возникшей проблеме. Однако, набивать шишки совместно всегда интереснее. Получать решение, над которым бьешься всю ночь вместе с ребятами из своей команды, приятнее.

Оглядываясь назад, я не испытываю ни малейшего сожаления о времени и финансах, потраченных на обучение. Курсы дали ощутимый импульс для погружения в тему во всех аспектах профессиональной деятельности.

— Как ты планировал использовать полученные знания, и что получилось по факту?

— Когда я шел на эти курсы, было четкое желание начать работать с клиентами из США, соответственно было желание набраться опыта в этом направлении. Я искал фриланс или постоянную работу удаленно с мыслями о переезде. Мониторил рынок труда. Специалисты данного профиля в большой цене и при определенных усилиях есть хороший шанс получить возможность перебраться по рабочей визе. Во время обучения подошел к преподавателям, попросил взять меня на стажировку, чтобы полученные знания сразу применять на практике. На мои поиски откликнулся Александр Петров — лектор по темам, связанным с Hadoop. Я ему очень за это благодарен. Попробовал, но это было дистанционно – основная команда находилась в Санкт-Петербурге. Понял, что это немного не то, хотелось живого присутствия на рабочем месте. Снова начались поиски, которые закончились для меня крайне неожиданно на тот момент. Ребята из сообщества в Ростове-на-Дону предложили организовать рабочий процесс, помочь собраться в сплоченный коллектив. Ранее мне доводилось формировать команду по сопровождению юридических дел, и я подумал, что это хорошая идея, решил, что даже если затея потерпит фиаско, приобрету полезный опыт и продвинусь в навыках программирования. Это как иностранный язык, им надо заниматься каждый день. Мои опасения не оправдались: за год рост компании превысил все наши ожидания, а количество обязательств, растущих как снежный ком, и ответственность за коллектив “малышей” привели к отказу от идеи иммиграции.

— Несмотря на то, что ты после программы уехал домой, удается ли поддерживать связь с одногруппниками?

— Нельзя сказать, что я в полном смысле уехал. У нас есть клиенты из Москвы, здесь сосредоточена деловая жизнь, поэтому все равно остаюсь очень частым гостем в столице.

Да, я поддерживаю отношения с ребятами. После курсов часто встречались на различных конференциях и митапах. С некоторыми из них встречаемся в неформальной обстановке, по крайней мере, стараемся по возможности. Мне интересно следить за их успехами, потому что на курсы шли не только ради знаний. У многих были карьерные амбиции и профессиональные задачи развития. Некоторые шли учиться для смены сферы деятельности, иногда кардинальной – не смежной. Хорошо общаюсь с Владимиром Лавренченко, он устроился в Яндекс по окончанию программы. Знаю, что он прошел аттестацию и является полноценным членом коллектива, очень за него рад.

На самом деле, я регулярно слежу за успехами сокурсников: Яна Чаруйская, Аня Крючкова, Александр Ульянов, Алексей Астафьев, Роман Смирнов – всех не перечислить. У всех свои достижения. Приятно наблюдать за людьми, которые хотели в прикладном аспекте использовать полученные знания и смогли достигнуть своих целей.

Очень трепетно отношусь к сложившимся отношениям с преподавательским составом: Петей Ермаковым, Кириллом Данилюком, Гришей Сапуновым. С некоторыми из них вижусь на конференциях, с Петей по возможности стараюсь встретиться, мне близка его тематика, всегда интересно поговорить, был у него в гостях на работе. В общем, после курсов нет чувства конечности, скорее плавная ассимиляция в тусовку, если можно так выразиться.

— Ты продолжаешь развиваться в области big data/ data science? Проходишь курсы, читаешь что-то, посещаешь конференции?

— Времени немного, но стараюсь держать себя в форме. Читаю Khan Academy, очень полезный и, как мне иногда кажется, безграничный ресурс; очень много курсов у открытого проекта Гарварда, подборки на Coursera. Я думаю, что большинство видели эти ресурсы.

Сейчас смотрю на youtube курс Dr. Richard W. Hamming “The Art of Doing Science and Engineering: Learning to Learn”, мне нравится. Поглядываю на биоинформатику, но пока на это погружение нет времени совсем.

— Расскажи, чем занимается твоя компания?

— Мы занимаемся прогрессивными веб-приложениями. Наша цель – дать бизнес-заказчику возможность перенести IT-инфраструктуру компании в облачные решения без потери производительности и качества. Основными требованиями к реализации являются задачи отказоустойчивости и доступ к разработанным решениям 24/7. В принципе, все, что касается современного веба, это о нас и нашей деятельности.

На российском рынке мы используем современные подходы и инструменты зарубежных it-компаний, которые мы освоили за годы сотрудничества на рынке фриланса. Рассказ о компании – это рассказ о людях, которые там работают, их опыте, истории становления и профессионализме. Мы набивали “шишки” на проектах, требующих обширных знаний зачастую не только в разработке. Постоянно находились в условиях непрерывного самообучения и ограниченных ресурсов. Все это стало теперь нашим конкурентным преимуществом.

image

— О каких ваших проектах можешь рассказать? Что вы делаете конкретно по большим данным?

— Наши проекты в основном по длительности занимают от 6 месяцев до года разработки. У нас есть, конечно, и проекты с большими данными, а специфика нашей деятельности – это правильная их организация для мгновенного доступа. Каждый бизнес-пользователь хочет работать с оперативными данными и получать дельту максимально быстро.

Для примера, мы разрабатывали платформу Mixfit на основе blockchain архитектуры с использованием personal big data, основной задачей которой были хранение и использование информации с носимой электроники для получения текущих показателей здоровья. После обработки данных специально разработанное устройство каждое утро готовило пользователю коктейль с необходимым количеством витаминов и макро/микро нутриентов. Для мотивации пользователей мы разработали электронную валюту на основе blockchain сети Ethereum, которая гарантировала целостность и безотказный доступ к данным пользователей. Также мы беспокоимся о безопасности наших продуктов, поэтому мы использовали end-to-end шифрование для каждого пользователя, обеспечивая сохранность персональных данных в публичном пространстве.

Говоря в общем об инструментах, мы используем такие языки как Erlang и Elixir, главная ценность которых для нас заключается в многопоточности, масштабируемости и скорости обработки данных. Для хранения данных используем базы: PostgreSQL (качественное партиционирование данных), Cassandra (масштабируемость и целостность данных) и Clickhouse (скорость записи и получения огромных массивов данных). Данный стек технологий не является распространенным, большая часть комьюнити использует Java и Python. В нашем случае они важны на этапе анализа и подготовки proof of concept, но в конечной реализации отдаем предпочтение стабильности, поэтому мы используем Elixir. Бывает, что нужных библиотек недостаточно, тогда начинаем внутреннюю разработку и пишем необходимый инструментарий для проекта сами.

— Какая у тебя команда? Кто эти ребята?

— Команда у нас молодая. Средний возраст ребят 23 года, отсюда и появилось у меня выражение про “малышей”. Большинство из них в сфере IT с 17-18 лет и начали свой профессиональный путь самостоятельно, не имея профильного образования. Их тяга к познанию мне очень импонирует. Желание разобраться в деталях и понять суть помогает им стать высококвалифицированными специалистами. Со своей стороны, я пытаюсь это постоянно поддерживать: у нас заведено, что всегда кто-то где-то учится, постоянно набираем новых ребят в команду на стипендиальные программы обучения.

— Помимо профессиональных знаний что тебе еще важно в будущих коллегах?

— Очень важна атмосфера в коллективе. Помню еще по работе в университете – приходишь на кафедру, а коллеги дискутируют по вопросам той или иной научной теории, на слуху нет обычных бытовых проблем. В нашей команде ребята тоже постоянно обсуждают какие-то технические детали, общение проходит достаточно живо, и в коллективе в целом ощущается чувство локтя. Вот именно эта химия для меня — самое важное в будущих коллегах. Самообразование и тяга к нему, конечно, тоже не отменяются.

— Расскажи о векторе развития компании, к какой цели вы идете?

— По развитию компании скажу только в двух словах. Сейчас мы стабилизировались. Наработали постоянных клиентов. Планируем с 2019 года стать не только компанией, предоставляющей услуги, но и продуктовой. Не буду раскрывать сейчас полноценно этот тезис — коммерческая тайна. Также не так давно создали полноценный отдел дизайна, ставим его на “рельсы”.

New Professions Lab

93,00

Обучение в области работы с данными с 2015 г.

Поделиться публикацией
Комментарии 0

Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Самое читаемое