Марвин Мински «The Emotion Machine»: Глава 1. Влюбленность

http://web.media.mit.edu/~minsky/E1/eb1.html
  • Перевод
image

О жизнь — великий песенный цикл,
Переплетение случайностей,
А любовь — то, что всегда верно,
И я — Мария Румынская.
— Дороти Паркер.
Многие считают абсурдным рассуждать о человеке как о своего рода машине — почему мы и слышим периодически заявления, подобные этому:
Гражданин: Ну разумеется машины полезны для нас. Мы можем давать им складывать гигантские столбцы чисел или собирать автомобили на заводах. Но ничто механическое не может обладать настоящими чувствами, такими как любовь.
В наши дни никого уже не удивляет, что машины способны выполнять логические операции, потому что сама логика основана на прозрачных, простых правилах — как раз таких, которыми может с лёгкостью оперировать вычислительная машина. Однако Любовь, скажут некоторые, не может быть объяснена в этих простых понятиях, не стоит и пытаться. Вспомним слова Пабло Неруды:
Любовь должна быть такой,
Влекущей и всеобъемлющей,
Исключительной и ужасающей,
Почитаемой и всё же скорбящей,
Расцветающей, словно звёзды,
И безмерной — как поцелуй.
— Из «Экстравагарио».
Что есть любовь и как она работает? Нужно ли нам пытаться её понять, или может, стоит воспринимать подобную поэзию как намёк на наше нежелание разбираться в вопросе? Давайте взглянем на попытку нашего товарища Чарльза описать собственное недавнее увлечение:
Чарльз: Я только что влюбился в замечательного человека. У меня с трудом получаеться думать хоть о чём-то, кроме неё. Моя любимая невероятно совершенна — неописуемой красоты, безупречного характера, невообразимого ума. Нет ничего, чего я не сделал бы ради неё.

На поверхностном уровне, эти высказывания кажутся позитивными; они состоят сплошь из превосходных степеней. Но вот что странно: большинство этих хвалебных фраз содержат такие слога, как «не» и «без», а описывают не предмет страсти говорящего, а его самого!
Замечательный, неописуемая…
— (Не могу понять, что именно привлекает меня в ней)

С трудом получается думать хоть о чём-то, кроме неё.
— (Большая часть моего разума перестала работать)

Невероятно совершенна, невообразима…
— (Разумный человек не поверит этим вещам)

Безупречного характера…
— (Я отказался от критического мышления)

Нет ничего, чего я не сделал бы ради неё.
— (Я отказался от большинства своих постоянных целей)
И все эти вещи для нашего товарища имеют позитивный окрас. Они заставляют его чувствовать себя весёлым и продуктивным, облегчают его уныние и одиночество. Но что если эти приятные эмоции были вызваны попытками защититься от мыслей о том, что говорит его девушка:
Селия: О Чарльз, у женщины есть нужды. Она хочет быть любимой, желанной, чтимой, популярной, за ней нужно ухаживать и добиваться её, она хочет лести и ласки. Ей нужны симпатия, привязанность и преданность, понимание и нежность, страсть, обожание и преклонение — неужели я прошу слишком многого, Чарльз?
Таким образом, любовь может заставить нас игнорировать большинство дефектов и недостатков, а изъяны принимать за прекрасы — даже, по словам Шекспира, тогда, когда мы вполне отдаём себе отчёт в их реальности:
Когда любовь клянётся, что сделана из правды,
Я верю ей, хотя и вижу — лжёт;
Так притворяюсь я наивнейшим юнцом,
Что фальши и подделу мира не ведёт учёт.
Напрасно веря, что кажусь ей молодым,
И зная, что свет молодости прожит мной,
С улыбкою хвалю её обман,
Любви изъяны променяв на гибельный покой.
Но что же врёт она, что молода?
А я ей вторю, что совсем не стар?
Любовь умеет лучше всякого польстить,
Зато не любит вспоминать про возраста.
Я буду лгать с любовью и лежать бок-о-бок с ней,
И станем вместе мы слепы к изъянам наших прошлых дней.
— Сонет 138.
У человека есть склонность к самообману — не только когда дело касается личной жизни, но и в работе с абстрактными идеями. Даже там мы нередко имеем противоречивые, несовпадающие взгляды на проблему — когнитивный диссонанс. Вспомним слова Ричарда Фейнмана:
Это было вначале, идея казалась мне настолько очевидной, что я влюбился в неё. Влюблённость в идею, как и в женщину, возможна только постольку, поскольку мы не знаем о ней достаточно, чтобы увидеть её недостатки. Они станут очевидными позже — когда любовь будет уже достаточно сильной, чтобы они не препятствовали ей. Так, несмотря на все трудности, мой юношеский энтузиазм вынуждал меня продолжать любить.
— Из лекции по случаю получения Нобелевской Премии, 1966 г.
В самом деле, что именно любит влюблённый? Казалось бы, это слово должно полностью описывать предмет вашего обожания; но если ваша цель — продлить удовольствие, проистекающее из подавления сомнений — вы влюблены в саму любовь, и только.



Гражданин: ваше определение любви, приведённое выше, описывает только временное обожание — похоть и экстравагантное влечение. Оно не включает многие понятия, которые мы обычно имеем в виду, произнося это слово — такие как верность и нежность, привязанность, доверие и сочувствие.
И действительно, по мере увядания этих краткосрочных привязанностей, они могут заменяться более надёжными отношениями, в рамках которых мы отдаём приоритет интересам партнёра, а не своим.
Любовь(сущ.) — внутреннее состояние или расположение по отношению к человеку (проистекающее из признания привлекательных качеств, инстинктов естественного происхождения или симпатии), проявляющее себя в беспокойстве за благополучие объекта, наряду с удовольствием от его/её присутствия и потребностью в его/её поощрении; нежность, привязанность.
— Оксфордский Словарь Английского Языка
Однако, даже эта концепция любви видится слишком узкой, так как Любовь — эдакое «слово-сундук», включающее также такие понятия, как:

  • Любовь родителя к ребёнку.
  • Любовь ребёнка к родителям и друзьям.
  • Дружба на всю жизнь.
  • Привязанность членов групп к самим группам или их лидерам.

Также, под словом «любовь» мы можем иметь в виду свою привязанность к объектам, событиям и верованиям:

  • Приверженность новообращённого догмам или священному писанию своей веры.
  • Верность патриота государству или нации.
  • Страсть учёного к поиску новых истин.
  • Почитание доказательств математиком.

Таким образом, мы применяем понятие любви к вещам, которые мы ценим, которых желаем, или к тем, которые доставляют нам удовольствие. Мы применяем его как к внезапным и скоротечным связям, так и к тем, которые только укрепляются с годами. Некоторые из них занимают в человеческом разуме крошечное пространство, другие словно пронизывают всю жизнь.

Но почему же мы «складываем» настолько разные вещи в это «слово-сундук»? То же относится и к другим нашим «эмоциональным» понятиям; каждое из них определяет огромный набор разнородных ментальных состояний. Так, Злость может изменять наше восприятие, превращая невинные жесты в угрозы; она же меняет наши реакции, склоняя к прямому столкновению с видимымой опасностью. Страх тоже влияет на то, как мы реагируем, но, напротив, заставляет нас отступать перед опасностями (в том числе и перед теми, которые могут доставить нам слишком уж много удовольствия).

Возвращаясь к значению «Любви» — похоже, все эти понятия объединяет одна вещь, а именно, каждое из них определённым образом влияет на то, как мы думаем:
Когда человек, которого вы хорошо знаете, влюбляется, на его месте будто-бы появляется новый, другой человек — думающий по-другому, с отличными целями и приоритетами. Будто-бы кто-то переключил рычажок и запустилась другая программа.
Эта книга главным образом наполнена идеями о том, какие процессы в человеческом мозге отражаются настолько радикальным изменением мыслительных процессов и восприятия.



За перевод спасибо Savva Sumin, который откликнулся на мой призыв в «предыдущей главе». Кто хочет помочь с переводом — пишите в личку или на почту magisterludi2016@yandex.ru

Кстати, мы запустили перевод еще одной крутейшей книги — «The Dream Machine: История компьютерной революции».

Оглавление книги The Emotion Machine
Введение
Chapter 1. Falling in Love
Влюбленность
The Sea Of Mental Mysteries
Moods and Emotions
Infant Emotions
Seeing a Mind as a Cloud of Resources
Adult Emotions
Emotion Cascades
Questions
Chapter 2. ATTACHMENTS AND GOALS
Chapter 3. FROM PAIN TO SUFFERING
Chapter 4. CONSCIOUSNESS
Chapter 5. LEVELS OF MENTAL ACTIVITIES
Chapter 6. COMMON SENSE
Chapter 7. Thinking.
Chapter 8. Resourcefulness.
Chapter 9. The Self.


Об авторе


image

Марвин Ли Минский (англ. Marvin Lee Minsky; 9 августа 1927 — 24 января 2016) — американский учёный в области искусственного интеллекта, сооснователь Лаборатории искусственного интеллекта в Массачусетском технологическом институте. [Википедия]

Интересный факты:

  • Минский дружил с критиком Харольдом Блумом из Йельского университета (Yale University), который отзывался о нём не иначе как «зловещий Марвин Минский».
  • Айзек Азимов описывал Минского как одного из двух людей, которые умнее, чем он сам; вторым, по его мнению, был Карл Саган.
  • Марвин — робот с искусственным интеллектом из цикла романов Дугласа Адамса Автостопом по галактике и фильма Автостопом по галактике (фильм).
  • Минский имеет контракт на заморозку своего мозга после смерти для того, чтобы его «воскресили» в будущем.
  • В честь Минского назван пес главного героя в фильме Трон: Наследие. [Википедия]
Philtech-акселератор 148,55
Цифровая трансформация филантропии и соц.проектов
Поделиться публикацией
Комментарии 0

Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Самое читаемое