Копии и копирайты: как патентное и авторское право влияет на развитие 3D-печати


    Копии копий, из-за которых Университет Огастана подал иск против Джерри Фишера

    Энтузиасты 3D-печати с нетерпением ждали 2014 года: именно тогда истекал патент на метод селективного лазерного спекания (технологию 3D-печати изделий из сухих смесей с помощью лазера). Этот метод принес владельцам патента, компании 3D Systems, известность и миллиардную прибыль; его применяли в архитектуре, машиностроении, авиакосмической промышленности и в создании арт-объектов. Как и предсказывали эксперты, по истечении срока патента случился настоящий бум в применении метода: производители начали экспериментировать с технологией, появились новые принтеры, рынок стал более конкурентным, а оборудование упало в цене.

    Это лишь один яркий пример влияния патентного права на состояние индустрии. С 2014 года аддитивное производство успело пережить настоящий изобретательский бум, отмеченный десятками тысяч выданных патентов. Сейчас этот бум, похоже, закончился. Индустрия переходит к чему-то новому.

    3D-печать сегодня: как развивается индустрия


    Отчет ресурса ificlaims.com, крупнейшей частной базы опубликованных патентов, показывает: в США за последние 5 лет (с 2013 по 2017) число патентов в сфере аддитивных технологий росло примерно на 35% каждый год. В 2017 году патентным бюро США было выдано свыше 320 тыс. свидетельств, что стало новым рекордом. Больший рост показала только индустрия электронных сигарет (45% в год); вплотную к результату приблизились технологии машинного обучения (рост на 34% в год).

    Мировая статистика примерно соответствует данным США, но абсолютный рекорд в ней принадлежит 2016 году. Поисковик Google Patents за этот период выдает данные о 140 тыс. патентов, содержащих слова «additive manufacturing» и 46 тыс. — со словами «3d printing».


    В 2017 году «изобретательский бум» пошел на спад, а в 2018-м (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) он и вовсе иссяк. Вероятно, изобретатели изобрели и запатентовали все, что было возможно, и сейчас перешли непосредственно к разработке серийных моделей принтеров. Как показывает опыт, от момента регистрации патента до выпуска изделия на рынок обычно проходит несколько лет.


    Екатерина Абашина, медиаюрист, эксперт «Центра цифровых прав»:

    На патентование в сфере аддитивного производства распространяются общие правила патентования изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Различные умозрительные вещи авторским правом не защищаются (например, идеи, концепции, решения технических, организационных и иных задач и иные объекты, указанные в п. 5 ст. 1259 ГК РФ). Объект патента, в зависимости от вида, должен обладать определёнными качествами: быть инновационным и промышленно применимым (изобретение или полезная модель, для которой достаточно 1 и 3 характеристик), а промышленный образец должен быть новым и оригинальным по своим существенным признакам. 

    Кто стремится в лидеры?


    Топ-5 «чемпионов по патентам» от IFC выглядит любопытно: в него вошли General Electric, Xerox, Boeing, Desktop Metal и Hewlett-Packard Development. Только четвертая компания специализируется на 3D-принтерах; остальные выпускают офисную технику, различную электронику и самолёты. Вероятно, это происходит потому, что у крупных компаний больше возможностей для исследования, и они всегда стремятся закрепить свои интеллектуальные права.

    Разработки в области 3D-печати ведут и правительства. Так, Инженерный корпус армии США недавно запатентовал технологию 3D-печати быстровозводимых зданий из бетона. Инновация здесь заключена в том, что бетон раньше не использовался для аддитивных методов в строительстве: он сильно засоряет форсунки. Но при этом бетон гораздо прочнее, что дает ему преимущество. Военные инженеры разработали специальные жидкие присадки для бетонной смеси, которые позволяют использовать ее в строительном 3D-принтере. В прошлом году Инженерный корпус представил напечатанную из строительной смеси хижину площадью 47,5 м2 и анонсировал разработку нового мощного строительного 3D-принтера в сотрудничестве с NASA.

    Споры вокруг патентов


    Конкуренция среди производителей 3D-принтеров обостряется, и это порой оборачивается детективными историями — со шпионажем и вмешательством суда.

    В начале 2017 года компания Markforged представила новый принтер Metal X, после чего против нее был подан иск от Desktop Metal (оба производителя — из США, штат Массачусетс). Истцы обвинили конкурентов в нарушении двух принадлежащих им патентов на ключевые узлы принтеров. Иск включал подозрение в промышленном шпионаже: брат одного из сотрудников Markforged раньше работал в Desktop Metal. Разбирательство длилось около месяца; в результате ответчика признали невиновным.

    Своими судебными тяжбами известна и компания Formlabs. В 2016 году она получила иск от EnvisionTEC (США) за нарушение двух патентов. Истец заявил, что хочет добиться запрета на продажи двух принтеров Formlabs, Form 1 и Form 2, использующих метод стереолитографии (или SLA). Ранее компании уже предъявлял иск другой гигант 3D-печатного оборудования — 3D Systems. Дело решили во внесудебном порядке, в результате чего Formlabs решила платить 8% от чистых продаж в качестве возмещения.

    Несмотря на то, что еще в 2015 году аналитики предсказывали нашествие «патентных троллей» в индустрию 3D-печати, пока эти опасения не оправдались. Но это может быть лишь вопросом времени.

    Екатерина Абашина:

    Кейсы с патентными троллями в 3D-печати мне пока не попадались, но думаю, самой благодатной почвой для них будут объекты дизайна (промышленные образцы): на них получить или выкупить патент легче, чем на изобретение.


    А что с авторскими правами?


    Там, где происходит дублирование объектов или информации, неизбежно возникают споры об авторских правах. Есть первые судебные прецеденты и с 3D-печатью.

    В 2012 году гражданин США Томас Валенти, который создал на 3D-принтере миниатюры по мотивам игры Warhammer, получил приглашение в суд от правообладателей — компании Games Workshop.

    Правообладателям игры не понравилось, что Валенти выложил модели фигурок в свободный доступ, и они потребовали удалить файлы. Суд встал на сторону Warhammer: файлы были удалены.

    Спустя три года Университет Огастана (Южная Дакота, США) подал иск против Джерри Фишера — энтузиаста 3D-печати, который оцифровал скульптуры на здании университета и выложил их модели в публичный доступ. Пикантность ситуации заключалась в том, что статуи были не оригинальными: это бронзовые копии работ Микеланджело. Колледж требовал запрета на оцифровку статуй и удаления их моделей с сайта. Пройдя несколько судебных инстанций, Джерри Фишер добился отмены запрета.
    Екатерина Абашина:

    При оценке легальности использования произведений важно учитывать:

    1. жив ли автор и сколько лет прошло с момента его смерти (то есть срок действия исключительного права);
    2. цели и способы использования произведения (коммерческие или личные, образовательные, научные и т.п.);
    3. есть или нет письменное согласие на использование от правообладателя (если такое согласие необходимо).

    Это якорные точки, всех нюансов не пересказать. Упрощённо говоря, если скульптор здравствует, а вы решили без его разрешения и договора печатать его скульптуры и продавать их, это будет нарушением авторских прав (с последствиями в виде компенсаций и возмещения ущерба и упущенной выгоды).

    Оцифровку произведения и распространение моделей в сети можно трактовать как способ использования объекта авторских прав, так что даже не печатая ничего на 3D-принтере можно нарушить права правообладателя.

    Скульптуры Микеланджело совершенно точно уже давно перешли в общественное достояние и могут спокойно использоваться.

    Напомним, срок охраны авторского права истекает через 70 лет после смерти автора. Поэтому произведения скульпторов-классиков, живших ранее 1948 года, можно оцифровывать и использовать в любых целях — включая коммерческие.



    Авторские и патентные права в индустрии 3D-печати станут одной из тем лектория на 3D Print Expo. Об этом посетителям выставки расскажет Екатерина Абашина. Полная программа лектория

    Smile-Expo

    280,00

    Компания

    Поделиться публикацией
    Комментарии 21
      0
      Напомним, срок охраны авторского права истекает через 70 лет после смерти автора. Поэтому произведения скульпторов-классиков, живших ранее 1948 года, можно оцифровывать и использовать в любых целях — включая коммерческие.

      А не будет здесь как с музыкой? Бах давно умер, но запись исполнения его музыки вполне защищена копирайтом. Оцифрует музей скульптуру, но скажет что это наша оцифровка, она защищена копирайтом. Другим же оцифровать не даст…
        +1
        оцифровать можно, пользоваться чужой оцифровкой без разрешения — нет.
          0
          Можно?
          Где получить разрешение на оцифровку скульптур и предметов Оружейной Палаты, Эрмитажа, Лувра, Версаля, Смитсоновского музея, Собора Св.Петра в Ватикане и т.п.?
          Фотографировать-то и то не везде разрешают.
            0
            В РФ существует отдельное законодательство о музейном деле, и там прописана возможность запретить использование объектов, даже находящихся в общественном достоянии, но выставленных в отечественном музее — если музей против.
              0
              Запрет на фотографирование не связан с авторским правом, это личные пожелания площадок на местах, формально они в праве.

              Мало того, технически, для качественной оцифровки требуется нехилое содействие музея, так как оборудование стационарное и требует приличное время на процедуру.

              Но, со временем, когда сканеры станут лучше, меньше, проще,… возможно процесс может превратиться в 5-10 снимков с ручного устройства, т.е. сравним с обычной фотографией, то появятся соответствующее законодательство, а может и нет.
                +1
                теоретически, в случае со скульптурами у музеев могут быть смежные права публикатора (это лицо, которое впервые обнародует произведение, находящееся в общественном достоянии) (ст.ст. 1337-1344 ГК РФ) (срок действия — 25 лет). в общем и целом, создание трёхмерных сканов, их распространение в интернете и дальнейшее использование укладывается в сложившуюся трактовку такого способа использования произведения, как «воспроизведение». поэтому музей как публикатор может контролировать использование некоторых объектов из своей коллекции (и копирование тоже). Но далеко не всех подряд, зависит от конкретной скульптуры и условий передачи оригинала музею.

                смежные права — это больше про формальности, нежели про творчество.
            0
            Здесь вопрос в том, считаются ли права на оцифровку как смежные (есть ли у оцифровщика творческий вклад – такой же, как у исполнителей музыки). Пока, насколько я понимаю, таких прецедентов нет.
              0
              Речь шла об объектах авторского права с истекшим сроком и перешедшим в общественное достояние.

              Но я вижу выверты — музеи могут украсить по своему место расположения произведений искусства, особая расстановка, антураж, освещение — это может быть тем самым творческим вкладом, обладающим своим авторским правом и дающим формальное право запрещать вести свободное сканирование.
                0
                Есть права на «данные», картография в пример.
              +1
              Патентная система — зло, поскольку ставит препоны в использовании и развитии достижений. И порождает такое явление, как патентный троллинг. Не секрет, что именно эти тролли (враги человечества) имеют доходы от патентов несравненно выше правильных патентообладателей.
                +1
                Патентная система — зло, поскольку ставит препоны в использовании и развитии достижений.

                Почему сразу зло? Просто инструмент своего времени, до 21-го века вполне успешно толкавший прогресс и стимулирующий создателей нового не хранить свои достижения в тайне.
                  +1
                  Действительно, инструмент своего времени, который был неплох, но изжил себя.
                  Что сейчас мы имеем? Правообладатели, копирасты, тролли… Авторы же в загоне, как правило.
                  Можно в качестве примера рассмотреть музыкальную сферу. Все права имеют медиакорпорации, а авторы и исполнители гроши получают и то не всегда. А если вспомнить РСП, то вообще тошно становится.

                  > не хранить свои достижения в тайне
                  На мой взгляд это меньшее зло. Да, средства будут тратиться не одним разработчиком, а многими, но и сейчас эти многие тратятся на приобритение права использовать чужие патентные наработки. А при самостоятельной разработке наверняка не будет точного подобия, а это означает конкуренцию решений на рынке, включая и наличие бонусов от параллельной разработки.
                  Из моей старой практики. Есть контора, разрабатывавшая некие микросхемы под один из ГОСТов. У нас возникли сложности с их получением по простой причине — была только тестовая партия выпущена. Пришлось нам сделать простой интерфейс к шине и логику программно организовать. Естественно, решение было гораздо дешевле.
                  Дальнейшее показало верность нашего решения, поскольку ряд подключаемых приборов жестоко ГОСТ нарушал и со стандартными решениями просто не работал.
                  Вот такие пирожки с котятами. Котята едят, а кто-то смотрит :)
                    0
                    Действительно, инструмент своего времени, который был неплох, но изжил себя.
                    А почему изжил? Он и в XVIII веке так же работал. Почитайте про Уатта. Там — та же самая история: вначале он изобрёл новый тип паровой машины, потом 20 лет охотился на тех, кто воровал её, а потом… потом патент кончился и начала эпоха пара…

                    Насчёт того, кто получает доходы от патентов — это сложный вопрос: тролли создают очень много медийного шума, но не так уж много денег «отжимают»…
                      0
                      > А почему изжил?
                      Изжил по причине появления когорты нахлебников, воюющих со всеми, прикупив пачку патентов и ничего не делающих с ними, кроме судебных тяжб. Это чертовски замедляет работу.
                      А вот что там тролли отжимают, то медийщикам малоизвестно. Далеко не все стремятся во всеуслышание кричать о отчислениям троллям. Не секрет, что достаточно большое количество контор предпочитают заплатить и не судиться. Простое соображение — иногда выгоднее кинуть пачку баксов, чем многие годы тянуть судебную лямку. Да и держатели патентов, которые таки выпускают патентованную продукцию тоже не прочь порой отжать энную сумму.
                      Про всё это не раз и не два уже писали. Правда в тех же штатах рассматривали на законодательном уровне методы борьбы с троллями (не в курсе, чем закончилось).
                      Любое начинание, будь то патенты или что-то иное хорошо тогда, когда не замедляет прогресс. Если же замедление возникает, то подобную систему надо отправлять на свалку истории. Или хорошенько модернизировать. Но всё это вступает в противоречии с рыночными отношениями и самим капитализмом, основной закон которого хорошо озвучил К. Маркс, написав про 300% прибыли и преступлениями.

                      > 20 лет охотился на тех, кто воровал её…
                      Положим, автору причитаются отчисления. Да и есть за что, он же не банальный правообладатель. Но раз речь о воровстве идёт, а не о параллельных разработках, то борьба с ворюгами — дело святое. Мир ещё не дорос до нормальных отношений, но дорос до необходимости глубокой модернизации патентного права. Мне так кажется.
                      Что до темы топика, то вспоминается крылатая фраза про собаку на сене.
                        0
                        Решение то простое, как палка — запретить перепродажу патентов. Если владелец обанкротился, скончался — прекращать действие патента.
                          0
                          а чем права на патент отличаются прав на, скажем вещь или литературное произведение? точно такой же труд, так же денег стоит и может передаваться.
                          Чего вдруг у людей собственность изымать?

                          тем более что патент сам по себе никог оне ограничивает делать аналоги.
                            0
                            Срок действия патентов не вечен. Но помимо уже описанных «негативов» есть ещё одно некрасивое явление — корпорации всеми силами стремятся застолбить не только весьма размытые принципы действия гипотетического нечто, но и общеупотребимые слова. Та же мелкомягкая вполне способна замутить судебную тяжбу за простую фразу о кошке, влезшей в окно. Не секрет, что Windows запатентовали, несмотря на явное нарушение.

                            > Чего вдруг у людей собственность изымать?
                            А кто говорит про изъятие? Речь про тех, кто скупает патенты ради последующего предъявлении исков ко всем и сами ничего не производят по этим патентам. Так что тут изъятие вполне правомерно.
                              0
                              Будут регистрировать патенты на специальные юридические лица — прокси, и соответственно передача будет идти путем передачи прав управления на это лицо.

                              Не все так просто, к сожалению. Но патенты в текущем его виде — злою С другой стороны, бороться нужно не с патентной системой а с ее злоупотреблениями… формулировки в законах сложнее но думаю это реально.
                    0

                    Есть ещё вопрос качества цифровых копий: они могут давать неверное представление об оригинале. При восстановлении по фотографиям и/или обмерам возможны сильные искажения, и даже при исправлении артефактов трёхмерного сканирования может быть потеряна и неверно восстановлена часть информации. Например, о том, что в кармане у статуи Захер-Мазоха. И считать ли это тогда копиями или таорчеством по мотивам?

                      0
                      ответ на ваш вопрос кроется в самой ситуации, которую вы описали =) если кто-то пытался сделать 3D-скан скульптуры (т.е. имел цель сделать цифровую копию скульптуры доступными способами) и допустил искажение, то это всё равно останется просто копией, т.к. самостоятельного (нового) произведения не возникнет. А вот есть в карман статуи Захер-Мазоха поместить что-то иное и ещё как-нибудь поиграть со статуей, проявив творческую смекалку, то результат может вполне стать производным произведением (т.е. самостоятельным объектом авторского права). Но при этом поиски «творческого» элемента — зачастую деликатный вопрос…
                      0
                      > Есть ещё вопрос качества цифровых копий

                      Вопрос интересный, но не менее интересен и вопрос о качестве идеальной копии. Идеальная она исключительно в восприятии человека с его несовершенным аппаратом восприятия окружающего.
                      Кто сказал, что копия должна выглядеть идентично в весьма узком спектре излучений? А в ультрафиолете? А в инфракрасном спектре? Ну да, человек не видит 10 отличий, а существо с расширенным восприятием вполне даже увидит. А отличия будут обязательно, хотя бы в силу различия в материале изготовления оригинала и копии.
                      В этом и утиный тест ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D1%82%D0%B8%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%82%D0%B5%D1%81%D1%82 согласен в своей некатегоричности определения.
                      А если какой-нибудь инопланетянин прилетит со зрением в гамма лучах? :)

                      Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                      Самое читаемое