Cинхронный перевод: как это устроено

    От редактора. Сделать эту статью меня вдохновил Milfgard. Я вернулась с семинара, который всепомогающая редакция Хабрахабра провела для редакторов корпоративных блогов. Сергей рассказывал там, что интересная информация есть в любой компании, надо только уметь её раскопать. Я вернулась с семинара, открыла Facebook и увидела там короткую заметку о том, что ABBYY LS — одна из наших компаний, которая занимается лингвистическими услугами — организовала весь синхронный перевод на торгово-экономическом форуме, где участвовали Россия, Монголия и Китай. Вот бы раскопать, как устроен синхронный перевод на крупном международном форуме… В раскопках мне помогала наш новый автор AnastasiyaMaksimova, ну а что у нас с ней получилось — читайте ниже. luciana

    В некоторых вузах, где обучают будущих переводчиков, есть такое упражнение. Преподаватель начинает читать какой-то текст, а вы должны повторять за ним с отставанием в 3-4 секунды, ни на что не отвлекаясь. Просто повторять слово в слово, не добавляя ничего от себя и ничего не забывая. Неподготовленные «отваливаются» через минуту-две, те, кто покрепче, выдерживают минут десять. В какой-то момент твоё сознание съеживается до тонкой цепочки слов, ты ни о чем не думаешь, ничего не замечаешь вокруг себя — просто повторяешь.

    Это упражнение — лишь слабая тень настоящей работы синхрониста. Профессия синхронного переводчика — одна из самых стрессовых профессий в мире, по мнению.

    Какие бывают устные переводы


    Устные переводы бывают синхронные и последовательные. Последовательный перевод осуществляется в паузах между отрезками речи докладчика, равными примерно 5 предложениям. Выглядит это примерно так: спикер произносит реплику и делает паузу, давая возможность переводчику обработать информацию и перевести ее. Обычно последовательный перевод используют на небольших мероприятиях, где можно относительно безболезненно умножить время выступления на два — например, на деловых встречах и переговоров один на один, или на протокольных мероприятиях. Главное достоинство такого типа перевода в том, что переводчик очень точно передает содержание беседы.

    Второй тип устного перевода — синхронный перевод, самый психологически и физически тяжелый, во время которого переводчик транслирует речь докладчика с отставанием в несколько слов или в 2-4 секунды. Обычно он используется на крупных мероприятиях с жестким графиком, который нельзя нарушать. Синхронные переводчики, как правило, работают в специальных звукоизоляционных кабинах в наушниках и с микрофонами. «Как правило», потому что иногда они работают техникой «нашептывания», то есть ходят за участником мероприятия (встречи) и в прямом смысле слова нашептывают перевод ему на ухо. На крупных мероприятиях синхронисты всегда работают по двое, потому что одному человеку физически не справиться с такой нагрузкой. Переводчики должны сменяться максимум каждые полчаса (лучше — чаще).

    Как устроена кабина переводчика


    Синхронный перевод требует большой концентрации, поэтому важно, чтобы переводчика ничего не отвлекало. Такие условия помогают создавать небольшие звукоизоляционные кабины. Это не просто «какие-нибудь» самодельные кабины, а специальные кабины для синхронного перевода.



    Очень важно, чтобы кабина обеспечивала звукоизоляцию, климатические условия и хороший обзор на докладчика. Конструкция таких кабин обычно довольно примитивная: они состоят из нескольких панелей — стены, двери, окна и крыша. Бывают напольные и настольные, их еще называют «скворечниками».



    Так как редко в каких конференц-холлах есть свои кабины для синхронистов, обычно все кабины мобильные, их можно разобрать и везти хоть на машине, хоть взять с собой в самолет.

    Звукоизоляция достигается за счет специального пеноматериала с алюминиевой фольгой или других звукопоглотителей. Если кабина будет недостаточно акустически изолирована, переводчики будут слышать в наушниках все, что им слышать не нужно — разговоры между делегатами, шуршание бумаги, кашель и все остальное, что будет сбивать их с мысли и мешать работать.

    Существуют определенные стандарты звукоизоляции, а если точнее, то:

    21 дБ на частоте 250 Гц;
    24 дБ на частоте 500 Гц;
    27 дБ на частоте 1000 Гц;
    30 дБ на частоте 2000 Гц;
    33 дБ на частоте 4000 Гц.

    За счет высокой степени звукоизоляции такие кабины практически не пропускают воздух извне “естественным” путём, поэтому все они оснащены системой вентиляции с принудительной вытяжкой воздуха, иными словами — двумя малошумящими вентиляторами. Воздух в кабине должен обновляться примерно каждые 3 минуты. В кабинах всё равно бывает душно, поэтому, как вы видели на фото выше, переводчики иногда жертвуют тишиной ради свежего воздуха.

    В кабине большие окна — переводчик должен хорошо видеть все, что происходит перед ним на сцене — следить за артикуляцией выступающего и за его презентацией, чтобы ничего не упустить.


    Вид из кабины

    Разумеется, у переводчиков также должно быть свободное пространство, чтобы положить туда материалы конференции или поставить ноутбук.

    Комплекс для синхронного перевода (СПР), состоит из кабины, о которой мы уже рассказали, помехоустойчивого цифрового инфракрасного оборудования, наушников с приемниками для участников и звуковой аппаратуры.

    Как устроен звук


    Если кратко, то акустическая система устроена примерно так: звук забирается с микшерного пульта и выводится в пульт, который является частью оборудования для синхронного перевода в кабине переводчиков.



    При помощи пульта переводчик слушает выступающего, переводит его речь в микрофон, регулирует громкость, частоты и другие характеристики звука. Например, может нажать кнопку Mute, если закашлялся или если сейчас очередь его напарника переводить. Их наушники, кстати, звукоизоляционные, чтобы переводчикам не приходилось слышать собственные голоса. Они говорят свой перевод, этот перевод поступает обратно на центральный блок, а оттуда уходит на излучатель, который через ИК-сигналы выходит на отражатели. Отражатели же пускают это излучение по всей аудитории, приемники у аудитории «ловят» его и передают сигнал в ухо.

    Излучатели, которые передают сигнал, работают, как правило, на базе одной из двух технологий: радио и передача звука по ИК-каналу. У первого варианта есть два серьезных плюса: во-первых, для него не требуется монтаж, во-вторых, можно выходить за территорию и ходить с наушником в радиусе волны. Участник конференции получает небольшой карманный радиоприемник с селектором каналов и миниатюрным наушником. Такой вариант подойдет для «сложных» помещений — с колоннами, возвышениями и другими препятствиями — или для открытых пространств. Но есть и минусы — радиоканал может запараллелиться с сигналами с другого оборудования, может быть заглушен «глушилками», помимо этого в радиоканале бывает технический шум.

    Инфракрасный излучатель работает по тому же принципу, что и телевизионный пульт. Сигнал идет четкий, отличного качества, но приемники работают только в прямой видимости от излучателя. То есть если засунуть приемник в карман, сигнал пропадает.
    Дотошный читатель наверняка скажет, что беспроводные наушники с инфракрасной передачей, которые можно потрогать в магазине, дают просто отвратительный звук. Конечно, для организации синхронного перевода берут профессиональное высококлассное оборудование, и с качеством звука там полный порядок.

    Трудности обычно возникают при настройке «родного» звукооборудования зала и оборудования для синхронного перевода. К примеру, у выступающего выключился микрофон, он решает, что зал не такой уж большой, он вполне справится своими силами — и начинает вещать уже без микрофона, при этом переводчикам в наушники звук, разумеется, не идет. Обычно такие случаи решаются с помощью гонца техника, который все время сидит рядом с кабиной. Но, случается, и переводчикам приходится проявить находчивость. На одной конференции был случай, когда звук перестал идти в наушники переводчикам, но в аудиторию продолжал идти. Кабина была не закрытая, как обычно это бывает, а настольная — «скворечник», с открытой задней стенкой, — и переводчики подняли свои пульты, поставили на крышу и говорили в микрофон. Так и стояли два часа.

    Иногда бывают чисто механические проблемы с проводкой. Однажды мы организовывали синхронный перевод на одном крупном мероприятии в Грозном, где работать пришлось на огромной арене. От кабины по всей арене расходились провода, а излучатели располагались по периметру зала под самым куполом. Соответственно, все, кто сидел наверху, то и дело задевали ногами эти провода, и те разъединялись. Техник тогда носился по всей арене и постоянно поправлял провода.

    Иногда бывают нестандартные случаи. В прошлом году на «Пикник. Афиша» мы делали синхронный перевод на занятии по йоге. Тренер вводил слушателей в медитацию, давал подробные инструкции, а наша задача была в том, чтобы участники могли выполнять асаны и одновременно слышать тренера. Важно было, чтобы процесс перевода был максимально незаметен и не мешал участникам погрузиться в себя. Мы тогда решили совсем не выводить звук в колонки и раздали всем участникам приёмники, которые они прицепили себе на одежду. Спикер говорил в микрофон, звук с микрофона шел непосредственно в наушники

    Как устроен перевод на несколько языков


    Иногда на форумах выступают ораторы не на одном иностранном языке, а на нескольких. В этих случаях слушатели могут просто переключаться между каналами перевода у себя на приемниках. Максимальное количество каналов — 32. При этом часто перевод осуществляется в несколько этапов.

    Например, спикеры Восточного экономического форума в 2015 году выступали на пяти языках: английском, корейском, китайском, русском и японском. На каждой сессии форума их сопровождали 32 синхронных и 19 последовательных переводчиков. 18 переводчиков работали с английским и по 11 человек — c каждым из азиатских языков.

    Перевод ВЭФ проходил параллельно в 11 залах, при этом участники каждой сессии могли переключаться на любой из пяти доступных языков. Такая сложная схема обеспечивалась несколькими этапами перевода: если докладчик говорил на китайском, его речь переводили сначала на русский, а другие переводчики переводили уже с русского на корейский, японский и английский.

    Как устроены переводчики


    Подбор переводчиков

    Подбор переводчиков — это всегда очень кропотливая работа для организаторов. Конечно, мы стараемся работать с теми, в ком уверены на 100%. Здесь всегда два пути, один длинный, другой короткий. Короткий путь — это начать работать с уже «готовым» переводчиком. Если у синхрониста впечатляющее резюме, опыт работы по этой тематике, а еще один из наших проверенных переводчиков-старожилов уже работал с ним в паре, шансы на благополучное сотрудничество отличные. Рекомендации в индустрии устных переводов играют огромную роль. Это не тот случай, когда друг будет советовать друга, потому что у них прекрасные личные отношения. Ведь ему работать с ним в паре. Второй путь более длинный — это «выращивание» собственных кадров, когда не очень опытный, но талантливый переводчик, стремится к лаврам синхрониста и готов работать над собой.

    Но вне зависимости от того, как к нам попал переводчик, мы обязаны организовать первичное тестирование. Мы просим кого-то из наших проверенных переводчиков послушать новичка. В назначенное время отправляем ему ссылку, скажем, на ролик на YouTube, а затем по телефону или по Skype слушаем его перевод.

    Для некоторых проектов перед лингвистическим тестом мы проводим “тест на адекватность”. И это не шутки: когда мы готовились к ВЭФу, мы даже привлекали для этих целей HR-отдел. И только те, кто прошли собеседование, допускались на лингвистическое тестирование. Это очень важная часть отбора, потому что мы должны быть уверены, что во время работы «в поле» переводчик не выкинет ничего неожиданного. Уровень стресса у людей этой профессии зашкаливает, поэтому человек должен быть спокойным и уравновешенным.

    Даже самые бывалые и опытные переводчики очень нервничают, когда их тестируют. Поэтому нужно дать время синхронисту разогнаться. Во время синхронного перевода мозг работает очень интенсивно, его невозможно «раскочегарить» за секунду. Поэтому, когда мы проводим тестирование, всегда слушаем человека в течение 10-15 минут, потому что уже через 5 минут ситуация становится понятнее. У нас бывали случаи, когда сессия началась, перевод запущен, и в первую минуту переводчик выдает какой-нибудь перл или пропускает первые две фразы. Зато потом переводит блестяще.

    Двое в одной лодке

    Работа в паре для синхронистов — это реальная необходимость. При этом важно, чтобы переводчики хорошо дополняли друг друга. Некоторые синхронисты работают в одной команде на протяжении многих лет. Они не только сменяют друг друга во время перерывов, но и помогают: если один переводчик не может перевести какое-то особенно сложное слово, у второго есть секунда-полторы, чтобы найти это слово в словаре.



    Как правило, переводчики берут с собой в кабину ноутбуки, на которых могут открыть презентацию и наброски по проекту (например, список фамилий и должностей спикеров, торговые марки и их верное произношение, ещё какие-либо специфические термины). Если докладчик вдруг начинает говорить на тему, о которой заранее не сообщалось и с которой переводчики не знакомы, то второй переводчик в помощь первому может загуглить термин или поискать его в википедии, чтобы было понятно, о чём речь.

    Бывают забавные случаи, когда организаторы конференции не предупреждают о некоторых особенностях перевода, и этот сюрприз переводчиков поджидает уже на мероприятии. На одном из крупных форумов у нас был случай, когда рядом располагались две кабины — переводчиков с английского и китайского. И вот, когда один из спикеров завершил свою речь на английском, вышел другой спикер, китаец. Английская кабина расслабилась, и вот оратор начинает говорить, а перевода нет. «Англичане» подбежали к китайской кабине, спрашивают: «А почему вы не переводите?», а те отвечают: «А это не китайский». «А какой?» — растерялись «англичане». Мы не уверены, говорят, но нам кажется, что английский. На самом деле, был английский, просто с таким акцентом, что даже профессиональные переводчики не сразу это поняли.

    Существует расхожее мнение, что, поскольку синхронный перевод сложнее последовательного, синхронист может отлично работать и на последовательном переводе. Это не так. Обычно у человека только одна суперспособность. Если для синхронного перевода должен быть по-особому «настроен» мозг, то для последовательного нужен большой объем «оперативной памяти», потому что нужно много запоминать. Синхронисты не владеют переводческой скорописью и не умеют запоминать информацию, их «фишка» — это скорость, а стандарт запоминания последовательного переводчика — 5 средних предложений.

    В любом случае, переводчики должны быть очень находчивыми и, да, готовыми к стрессам. Один из наших блестящих последовательных переводчиков делился одним своим не самым приятным опытом. Рассказал, как приехал на заказ, а его вдруг посадили в кабину и говорят: «Будешь синхронить. 4 часа». Он в панике. А это была встреча двух министров экологии, так что нельзя было просто встать и уйти (хотя очень хотелось). Говорит, это была самая страшная и тяжелая практика в его жизни. Отработал. Вышел из кабины весь мокрый.

    Как устроен работает мозг переводчика


    Медицинские эксперименты установили, что во время работы пульс синхрониста достигает 160 ударов в минуту. После получаса мозг включает охранительное торможение и наступает «мертвая точка». Пруф-линка не будет, но мы видели много синхронистов в работе — честно говоря, похоже.

    Синхронный перевод — это больше, чем простой билингвизм, считает Нэрли Голестани, лидер группы исследователей в лаборатории мозга и языка Женевскго университета. Два языка активны в одно и то же время: переводчик вынужден одновременно воспринимать речь и воспроизводить. Поэтому в процесс вовлечены не только участки мозга, отвечающие за языки, но и другие, более высокого уровня. Какие это области, удалось выяснить в ходе функциональной магнитно-резонансной томографии. Как пишет Нэрли, существует целая сеть различных зон мозга, которые делают процесс перевода возможным. Одна из этих зон, разумеется, зона Брока, которая отвечает за речедвигательные органы и рабочую память, которая помогает поддерживать внимание. Эта зона также связана с соседними отделами мозга, которые отвечают за воспроизводство речи и понимание. Весь вопрос в том, как именно переводчики «переключаются» между этими зонами? Как мозгу удается ими руководить?

    Две области в полосатом теле послужили ключом и ответом на вопрос, как же мозгу переводчиков удается «менеджерить» такие сложные задачи: хвостатое ядро и так называемая «скорлупа» (putamen). Нейробиологам уже известно, что эти структуры служат для выполнения таких сложных задач, как обучение, а также планирование и выполнение движения. Это означает, что не существует единого мозгового центра, который занимался бы исключительно контролем за переводом, в него вовлечены множество зон и областей мозга. Подробнее — читайте здесь.

    Переводчик — тоже человек

    Есть важная деталь, которая часто ускользает от организаторов мероприятий, особенно крупных. Переводчики часто воспринимаются как «ресурс» — с одной стороны, это так и есть: вот работа, её нужно выполнить, и вот он — тот, кто может. Но важно помнить, что он — тоже живой человек, которому нужно отдыхать и который может испытывать дискомфорт, хотеть пить или выйти подышать свежим воздухом. Когда мы отправляли переводчиков на экономический форум во Владивосток, где им предстояло несколько суток напряженной работы, каждому из них выдавали памятку о здоровье: к примеру, сколько часов стоит спать и сколько пить воды в сутки, как перенести акклиматизацию и куда обращаться, если почувствуешь себя плохо. Для синхронистов отдых особенно важен. Очень часто переводчиков начинают отвлекать в обеденный перерыв, когда им просто необходимо перевести дыхание перед следующей сессией. Их работа и без того непростая, не стоит усложнять ее еще больше.
    ABBYY
    120.20
    Решения для интеллектуальной обработки информации
    Share post

    Comments 37

      +6
      Очень интересно. Всегда подозревал, что профессия синхронного переводчика, наверное, одна из самых сложных по требуемому скиллу и количеству усилий, которое нужно прикладывать.
      Интересно, сколько примерно зарабатывает такой переводчик? В одном блоге читал, что день работы переводчика на Восточном экономическом форуме стоит 25000 рублей. Что по мне, конечно, очень мало.
        0

        Хотя работаю я обычным программистом, но зарплата, ИМХО, правда очень маленькая у подобных переводчиков, ибо работа в буквальном смысле на износ. На восстановление здоровья только сколько денег уходить будет после серии подобных мероприятий.

          +4
          Я видел цифры и ближе к 100 000. Зависит от сложности перевода. Бывают совершенно адские узкие тематики типа биотехнологии или узкой области физики. А для этого надо владеть всей лексикой.
            –2
            16 лет назад у меня была знакомая баба, на которой я чуть было не женился
            в 27 лет она имела дом в швейцарии
            переводчик немецкого, французского и синхронный английский-русский
            с 3х лет она учила английский и там еще способность была к этому

            я спрашивал двухязычных, которые говорят без акцента на обоих языках, для них несложно переводить последовательно, а синхронный никто не пробовал особо, т.к. не занимались языками
            т.е. если ты вырос в среде с двумя языками, то мозги особо не парятся
              +3
              Тут всегда палка о двух концах: с одной стороны, переводчики считают, что им не доплачивают, с другой стороны, конкуренция между переводчиками высокая, и цены за счет этого снижаются. Стоимость варьируется в зависимости от тематики, от уровня мероприятия и от языковой пары.

              Конечно, есть «звезды», переводчики высочайшего класса. У них действует договорная стоимость. Профессиональные переводчики за синхронный перевод в Москве в паре с английским берут от 2000-3000 руб./час.

              Отдельно стоит сказать про «редкие» языки. В кавычках — потому что редкие языки в понимании организаторов мероприятий и в понимании менеджеров переводческих проектов — разные вещи. Если организаторы редкими языками считают какие-нибудь пушту, суахили или фарси, то для менеджера это не так, потому что переводчиков в этих парах в одной Москве довольно много. А вот скандинавские языки — редкие, потому что, скажем, переводчиков финского языка высокого уровня всего двое по всей России. Очевидно, когда доходит до мероприятия с участием финских ораторов, то у организаторов просто нет альтернатив.
              +3
              Интересная статья, спасибо. Можно только представить уровень стресса у переводчиков на международных дипломатических мероприятиях.
                +4
                В СССР им стакан чёрной икры в день в рацион включали, она очень энергоёмкая.
                +3
                Браво, отличная статья. Всегда было интересно, как это все у ребят устроено изнутри.
                  +2

                  Очень уважаю профессию синхронного переводчика. Не каждому дано.


                  Пробовал переводить синхронно — это не просто стресс, это какое то головоломное занятие. Утомляет жутко постоянные переключения… даже не знаю как это назвать… два потока восприятия..

                    +7
                    Мне всегда было интересно, как устроен синхронный перевод с немецкого и похожих языков, где смысловая часть предложения определяется в конце (например, глаголом или отделяемой приставкой), то есть, нельзя начать переводить не дослушав все предложение. Выходит, у переводчика еще меньше времени на перевод и он должен объеденять умения синхрониста и последовательного переводчика?
                      +5
                      Слышал байку на эту тему. Вроде как в немецком языке можно сделать все предложение из утвердительного отрицательным поставив в конце предложения определенное слово. И вот, перевод немецко-русский, спикер говорит длиннющее предложение и в конце ставит вот это отрицающее слово.
                      Переводчик-синхронист все это время переводил утвердительное предложение и, услышав отрицание в конце, чуть запнулся, но выкрутился: "… думаете вы, но..."

                      Но вообще тоже интересно, каким образом такие случаи обрабатываются на самом деле.
                        0
                        Знакомые переводчики (правда не синхронисты) косвенно подтверждают ваши догадки, (для примера с немецкого на русский) что там в переводе получается что-то вроде «Бла-бла-бла, а вот и нет»
                          0
                          Не переводят так (блаблабла, а вот и нет) потому, что, как я написал ниже, в немецком в конце предложения определяется не только отрицание, но и глагол. А в придатояном предложении и глагол и время (настоящее, прошеднее). То есть, часто, не дослушав предложение до конца смысл уловить невозможно.
                          +3
                          То, что в немецком глагол отрицается вконце — пол беды. Другое дело — отделяемые приставки, которые в корне меняют смысл глагола. К примеру: machen — делать, zumachen — закрывать.
                          «I mache das Tür am Sonntag» — я делаю эту дверь в воскресенье;
                          «I mache das Tür am Sonntag zu» — я закрываю эту дверь в воскресенье.
                            +2
                            Еще круче с тем, что прошеднее время определяют глаголы «иметь и быть», но глагол «иметь» (haben) также может выступать в роли «быть должным», а определяется это тоже в конце; еще он может выступать частью другого глагола с отделяемой приставкой, например:
                            «Ich habe 3 Euro» — у меня есть 3 евро;
                            «Ich habe um 10 Uhr aufgestanden» — я встал в 10 часов;
                            «Ich habe diese Arbeit zu machen» — мне нужно сделать эту работу;
                            «Ich habe gehen ins Kino vor» — я намереваюсь пойти в кино (здесь глагол vorhaben, но «vor» перерезжает в конец).

                            Это простейшие предложения. И я привел только пару примеров. В теперь представьте, что происходит со сложными.
                            0

                            Японский ещё такой же: и время и отрицание в конце. До конца предложения не понятно: о прошлом говорят или о будущем, спрашивают, утверждают или отрицают.

                              –2
                              если ты знаеш русский, то немецкий не так сложен в плане понимания, в частности с отделяемой приставкой
                              т.к. если ты настроен на телепатический канал собеседника, то понимаеш смысл фразы до конца, хотя он еще не закончил говорить
                              мне даже приходится прикусывать язык, чтобы не перебивать

                              иногда на русском тоже перебиваю, потому что мысля собеседника уже в голове у меня, а он еще полпредложения только сказал
                              это тоже настройка нужна

                              только тут кроется куча нюансов
                              это зависит от обстановки, от собеседника, от погоды, от твоего настроения на разговор, от самой темы и еще 100500 причин
                              бывает так, что он говорит, а смысла понять не можеш или канал не образовался и тогда вся инфа проходит через мозги, что вызывает лютые тормоза
                              это как режим pio был на иде контроллерах, когда все шло через процессор, а должно было через дма

                              бывает при чтении книг мозги переключаются в определенный режим и тогда нет разницы в языке, текст как бы автоматом воспринимается без языкового акцента
                              это сложно объяснить, если ты никогда не сталкивался с таким

                              слышал, что какой-то индус выступал так и вводил аудиторию в некое состоянии и говорил на своем языке, а каждый слышал на своем
                              вот это примерно из этой серии

                              а бывает так, что весь день говорил с клиентом на английском, а потом едеш домой и все мысли на английском и даже когда говориш, то вылетают английские слова
                                0
                                Это вы на своем опыте?
                                  0
                                  «Если знаеш русский язык»… К вам, я вижу, это не относится.
                                  +3
                                  Cинхронный перевод — наименее точный из всех. В зависимости от тематики, переводчик может «ужать» текст до 70-80%. Перевод далеко не всегда звучит идеально гладко. Он может так звучать, скажем, на дипломатических встречах, потому что ораторы там в 90 случаях из 100 говорят одно и то же, — их речь предсказуема.

                                  Что касается немецкого языка, то тут есть два решения проблемы:

                                  1. Можно дослушивать фразу до конца, и в этом случае переводчику придется переводить чуть с большим опозданием, чем обычно. Если стандартное отставание при синхроне — 2-3 секунды, то в этом случае оно может достигать 15-20 секунд. Это тяжело, потому что приходится одновременно слушать то, что говорит докладчик, и переводить предыдущую фразу.

                                  2. С опытом развивается лингвистическая догадка. Переводчик может с определенной долей вероятности предсказать, что именно скажет спикер. Если он ошибся, то хороший переводчик не постесняется и быстро исправит предыдущую фразу.
                                    +1
                                    Таки приходится начинать переводить, не дослушав предложение. Многое строится на предугадывании, что же там ждет в конце. Ну и да, надо держать в голове больший объем информации и надеятся, что докладчик не будет сильно растекаться сложноподчиненными предложениями
                                    +1
                                    Вот и следующий вызов для ИИ: догнать и перегнать синхронных переводчиков по качеству работы во всех аспектах
                                    Интересно, через сколько лет или десятков лет это станет возможным
                                      0
                                      Догадываюсь, что через 20 лет это будет работать как часы в 95% случаев.
                                        0
                                        Это уже есть. Видел презентацию какой-то известной компании (увы не помню кто это был), так там голос перевода даже подстраивается под тембр спикера.
                                        0
                                        Профессия синхронного переводчика входит в Top 10 самых стрессовых профессий в мире, по мнению Forbes.

                                        По вашей ссылке указана профессия «event coordinator», что является что-то типа «режиссера в реальном времени» для мероприятий
                                        И вообще, список немного несуразный, т.к. туда входят таксисты и газетные журналисты — они стрессовые, но одними из самых стрессовых в мире я бы их не назвал
                                          +5
                                          Большое спасибо за интересную статью. Сам чуть-чуть перевожу (только письменно) и слегка представляю, что это за адова работка. Маленький вопрос: почему везде «спикер», а не, скажем, «докладчик»? Не поймите меня правильно, я не из тех, что «хорошилище грядет из ристалища на позорище по гульбищу в мокроступах и с растопыркой», но не очень понятно, зачем использовать иностранную кальку, если есть вполне адекватная замена на русском.
                                            0
                                            Это редактор пропустил, все шишки ему )) Сейчас добавим докладчика.
                                            +3
                                            Да, чего я вспомнил о немецком. Все началось с синхронного перевода на Нюрнбергском процессе, где были заложены многие нюансы и вскрыты многие проблемы, особенно при переводе с немецкого.
                                              +1
                                              Вот отличная статья на этот счет: https://goo.gl/0iv4Sr
                                                0
                                                Нюрнбергский процесс был ключевым событием не столько в связи с немецким языком, сколько в связи с тем, что на нем был впервые организован синхронный перевод между 4 языками с использованием наушников. Насколько я помню, для каждой пары языков подбирались отдельные переводчики, и я был удивлен прочитать в обсуждаемой статье о том, что выбранный язык может переводиться, скажем, сперва на русский, а уже с русского — на любое количество других языков. Безусловно, это очень находчивое решение, но могу предположить, что погрешность перевода в таком случае может быть очень существенной и даже критической, если переводчик второго «уровня» не имеет возможность ознакомиться с оригиналом.
                                                  0
                                                  В письменном переводе такая практика применяется довольно часто. Например, при переводе текста с финского на 10 других языков дешевле и проще (а зачастую иначе просто никак) перевести с финского на английский, а с английского уже форкать на остальные, даже если перевода на английский в изначальном заказе не было.
                                                0
                                                Чертовски интересная статья! Ну просто сверхлюди!
                                                  0
                                                     Для интересующихся этим вопросом позволю порекомендовать книгу Виктора Суходрева «Язык мой — друг мой». Написана простым лёгким языком.
                                                     Из аннотации: «На протяжении почти сорока лет он был личным переводчиком политических лидеров нашей страны: Хрущева, Брежнева, Громыко, Микояна, Косыгина, Горбачева. Во время их переговоров с Никсоном, Кеннеди, Картером, Насером, И. Ганди и многими другими выдающимися политическими мировыми деятелями он персонифицировал собой интеллект, культуру и дипломатическую гибкость советских руководителей. Особенно важна последняя составляющая деятельности "главного переводчика страны", так как от того, что скажет первое лицо государства, от его слов зависело не только решение многих насущных вопросов в международных отношениях, но и в целом мир на планете (например, в эпоху холодной войны, дни Карибского кризиса и т. п.). Автор предлагает читателю свое видение, так сказать с ближнего расстояния, сильных мира сего той поры. Рассказывает о том, что они были за люди, об их достоинствах и слабостях, привычках, о том, какое они производили впечатление, как вели себя не только в официальной обстановке, но и в неформальной ситуации, что называется за кадром»
                                                    0
                                                    Книга интересная, но собственно про перевод там немного. Больше воспоминания про самих лидеров (что само по себе тоже довольно любопытно).
                                                    0
                                                    Спасибо. Перевод — это что-то за предельное.
                                                      +1
                                                      Очень интересная статья, спасибо! Я сам по образованию технарь, но жизнь так интересно и неожиданно повернулась в определенный момент, что несколько лет проработал переводчиком. Сейчас вот «вернулся к истокам» и с устными переводами «завязал» (письменные пока оставил для души и для небольшой подработки по старой памяти, чтобы полезный навык совсем не потерять), но вспоминаю те годы даже с некоторой ностальгией и нежностью :-)

                                                      Хорошо помню свой первый раз в «настоящей кабинке» на крупном мероприятии (до этого приходилось только «шептать»), где «мои» заказчики были приглашенными гостями. Другой переводчик «смену сдал» и быстренько провёл со мной ликбез по использованию Bosch-евского пульта, который я, разумеется, видел впервые в жизни. Поняв это, он в некотором недоумении спросил у меня "А ты что, никогда до этого из кабинки не «синхронил»???". Увидев моё отрицательное качание головой, заржал, подбодрил меня словами "Ну тогда тебе п****ц" и растворился в тумане :-)))
                                                      Но всё в итоге прошло нормально.

                                                      У меня за годы работы было две глобальных проблемы, которые вызывали у меня больше всего стресса:
                                                      1) Незнание контекста
                                                      Некоторая специфика работы была в том, что сегодня ты мог оказаться на, условно говоря, нефтегазовом проекте и переводить маленькую рабочую встречу в режиме шептания, а завтра — на крупной встрече в госучреждении на какую-нибудь банковскую тематику. За эти годы я понял, что без знания контекста хорошо переводить специфические темы просто нереально в принципе. Это, конечно, супер, если рядом есть напарник или напарница, которые загуглят отдельные термины, но, если ты не знаешь, что словом treaty в перестраховании обозначают "договоры облигаторного перестрахования" (и — главное — понятия не имеешь о том, что это вообще такое), ты никогда это сходу не выдумаешь, и на выходе будет каша и полная несуразица. Почему именно это слово запомнил? Потому что это был единственный раз, когда мне очень культурно и деликатно намекнули, что лучше участники рабочей встречи как-нибудь на пальцах друг-другу будут объяснять на ломаном английском, потому что с моим переводом всё только ещё хуже, чем без него :)))

                                                      2) Понимание иностранного языка на слух
                                                      Вот за все годы работы мне так и не удалось развить навык 100%-го понимания сказанного на иностранном (английском) языке на слух. Наверно, это либо дано, либо нет. Моя супруга, например, которая никогда переводчиком не работала, смотрит фильмы и сериалы на английском и сходу прекрасно понимает 99.9% из сказанного, не видя в этом ничего особенного. Я — ну, допустим, понимаю 97-98%, и могу легко упустить куски фразы.
                                                      Что с этим делать — я не знаю (как уже сказал, видимо, это можно развить до какого-то предела, а дальше уже «либо есть, либо нет»). С русского на английский всегда переводить любил, обратно — недолюбливал по именно этой причине…

                                                      Ещё из «резких» воспоминаний (правда уже относящихся к последовательным переводам в более камерных условиях) — важнейший скилл переводчика — не брать некоторые вещи близко к сердцу. Изредка (к счастью!) попадались очень интересные контрагенты (наверно, по классификации одной из недавних статей на Хабре — «руководители-инфантилы»), которые намеренно провоцировали конфликт, выдавая очень обтекаемые фразы, которые сложно передать на 100%, не теряя смысла, а, когда беседа заходила в тупик, начинали зудеть "Вась, посмотри, да они все тут дебилы, даже переводчика нормального найти не могли, какого-то придурка привели, я вообще не это имела в виду". Повторюсь, такое было ОЧЕНЬ редко (за все мои несколько лет работы, думаю, раза 2 или 3 от силы), и в 100% случаев было связано с недовольством человека самой обсуждаемой темой — перевод был просто поводом для того, чтобы устроить скандал. Сейчас я это хорошо понимаю, но тогда было состояние, близкое к предынфарктному…

                                                      Зато после таких лет меня на моей нынешней офисной айтишной работе очень сложно чем-то напугать или удивить :-) Стрессоустойчивость выросла просто в разы :)

                                                      И, да, последнее — найти хороших переводчиков даже в Москве, особенно на штатную работу — задача просто безумной сложности. Но это уже отдельная тема :-) (очень хорошо поэтому понимаю про «проверку на адекватность»).

                                                      Всем добра! Берегите переводчиков, они — хорошие :)
                                                        0
                                                        Несколько уточнений от переводчика. Ничего не имею против автора, но раз уж статья называется не «как устроен синхронный перевод в нашей компании», а «как устроен синхронный перевод», и предназначена для неискушенной и наивной сторонней аудитории, писать надо бы как следует, а не как попало.
                                                        1.
                                                        Устные переводы бывают синхронные и последовательные.
                                                        Не совсем. Устный перевод бывает синхронный, последовательный и с листа (когда тебе дают текст в письменном виде, а огласить его надо в устном). Перевод с листа — отдельный навык, ему учатся отдельно.
                                                        2.
                                                        Обычно последовательный перевод используют на небольших мероприятиях… Обычно он [синхронный перевод] используется на крупных мероприятиях с жестким графиком, который нельзя нарушать
                                                        На самом деле — это простая логика — жесткость регламента не имеет никакого отношения к размеру мероприятия. Да, в прошлом примерно веке все было примерно так, как описывает автор, но исключительно вследствие технических ограничений. Сегодня синхронный перевод встречи «один на один» — вполне обычное дело (ОК, «в нашей компании — вполне обычное дело»), потому что два первых лица так же не любят терять время на перевод, как и все остальные.
                                                        3.
                                                        На крупных мероприятиях синхронисты всегда работают по двое, потому что одному человеку физически не справиться с такой нагрузкой. Переводчики должны сменяться максимум каждые полчаса (лучше — чаще)
                                                        Самый веселый миф о синхронном переводе: «все это знают», но никто никак не может объяснить, кто такие все и откуда они это знают. Кому интересно разобраться поглубже — моя статья на эту тему (извиняюсь, что на сайте компании, вообще-то она в переводческом журнале «Три сосны», но там проблемы с сайтом).
                                                        Если переводчик один — риск для слушателя тоже один, что переводчик устанет и начнет тупить. Если переводчиков больше одного — и рисков больше.
                                                        Во-первых, вероятность, что хотя бы один из команды переводчиков плохо знает тему, по определению выше в случае, когда их количество больше одного (а если, скажем, переводчиков трое и тему не знает только один — вы такой перевод в течение целого дня, когда 20 минут из каждого часа можно не напрягаться, все равно из перевода ничего не поймешь, сможете назвать хорошим?). Мне нужно два раза в год переводить мероприятия по весьма специфической теме для одного и того же заказчика по 4 зала параллельно. Чтобы качество перевода было постоянно высоким, переводчиков, у которых эта тема постоянно в голове, должно быть минимум 6. Это при том, что мы все работаем по одному. Докладываю, что обеспечивать постоянный «подъем» темы в головах шестерых переводчиков — адова работа, а если бы их было в два раза больше?
                                                        Во-вторых, у людей — даже если они устоявшаяся пара — все равно разные стили речи, разные любимые клише, да разные голоса, черт возьми — в каком случае вероятность постоянного «попадания» переводчика в особенности ритма и регистра речи оратора выше — если он один или если их больше одного?
                                                        Есть еще и в-третьих, и в-четвертых, но они уж совсем специфические. В общем — ерунда все это. По двое люди работают не потому, что так правильно, а потому, что некоторые товарищи так привыкли. Это две большие разницы.
                                                        3.
                                                        Если кабина будет недостаточно акустически изолирована, переводчики будут слышать в наушниках все, что им слышать не нужно
                                                        Какое отношение звукоизоляция кабины имеет к тому, что переводчики будут слышать в наушниках — им же в наушники звук с микрофонов в зале приходит? Кабина-скворечник (она же «колпак», в одной из реализаций она же даже «норка хоббита») — это приятно, это «свой домик» и защита от гнилых помидоров, психологический эффект она дает. На практике что есть она, что нет ее — по большому счету, без разницы. Потому что
                                                        В кабинах всё равно бывает душно, поэтому, как вы видели на фото выше, переводчики иногда жертвуют тишиной ради свежего воздуха.
                                                        Совершенно верно. А все потому, что вентиляция в кабинах переводчиков делается вытяжная, хотя во всех других подобных объектах она приточная. Почему, в свою очередь, так — потому что стандарты Евросоюза. Они что там, дураки? Да. Нет, это месть доктора Менгеле.
                                                        4.
                                                        может нажать кнопку Mute, если закашлялся или если сейчас очередь его напарника переводить
                                                        Если если сейчас очередь его напарника переводить, то переводчик не нажимает кнопку-мьют, ну зачем такую откровенную дичь писать-то? Для этого либо на консоли есть отдельный переключатель, либо переводчик 1 отключает свою консоль, а переводчик 2 включает свою.
                                                        5.
                                                        перевод поступает обратно на центральный блок, а оттуда уходит на излучатель, который через ИК-сигналы выходит на отражатели. Отражатели же пускают это излучение по всей аудитории, приемники у аудитории «ловят» его и передают сигнал в ухо
                                                        Уф. Ну ладно, девочка писала, ей можно. ИК-излучатель преобразует электрический сигнал от центрального блока в модулированное ИК-излучение (примерно такой же сигнал, только другой, излучает пульт от телевизора), и «по всей аудитории» сигнал пускает именно излучатель. Что такое «отражатель», мне сложно судить. Ближе всего по функционалу — ИК-линза абонентского приемника, задача которой — обеспечивать на приемнике достаточное SNR при любом его положении относительно излучателя. Также отражателем может служить, естественно, любое зеркало.
                                                        5.
                                                        Дотошный читатель наверняка скажет… для организации синхронного перевода берут профессиональное высококлассное оборудование, и с качеством звука там полный порядок
                                                        Да не то чтобы оно какое-нибудь высококлассное — преобразователи что там, что там одинаковые. Просто оно очень мощное. ИК-излучатели на жаргоне называются «грелки», и не просто так.
                                                        6.
                                                        Иногда бывают чисто механические проблемы… Техник тогда носился по всей арене и постоянно поправлял провода.
                                                        Для решения этой проблемы есть космическая технология, которую древние пришельцы, унесшие ее с собой в глубь Вселенной, называли «кабель-канал». Без обид.
                                                        7.
                                                        Такая сложная схема обеспечивалась несколькими этапами перевода
                                                        Двумя. Этапов бывает только два. В 30-е годы пробовали больше, и уже тогда отказались, слишком большие искажения при использовании языка-посредника.
                                                        8.
                                                        Существует расхожее мнение, что, поскольку синхронный перевод сложнее последовательного,… — 5 средних предложений.
                                                        В целом согласен с этим тезисом, но те, кто нормально учился в нормальном институте, обладают обоими этими «суперспособностями», в которых на самом деле нет ничего «супер», обычные рабочие навыки.
                                                        9.
                                                        Медицинские эксперименты установили, что во время работы пульс синхрониста достигает 160 ударов в минуту.
                                                        Пруф? Вряд ли он случится. Потому что каждый, кто хоть чуть-чуть занимался физкультурой, знает, что при пульсе 160 невозможно нормально разговаривать. «У синхрониста пульс 160» — это второй по веселости миф о синхронном переводе. Вот, например, пульсограмма одного дня жесткого одиночного синхронного перевода. Пик в начале — это физзарядка с утра, для сравнения. 175 ударов — это после 80-го отжимания от пола, какие тут разговоры? 110-120 ударов максимум, и то если нервничаешь сильно. Еще для сравнения: 100-110 — это пульс голодного нормального человека во время еды (даже если он ест очень цивилизованно). Если кто не верит — фитнес-браслетов нынче что грязи. Раз, два, три — я всем коллегам предлагаю угадать, какой у меня в эти дни был перевод — синхронный в одиночку, синхронный в паре или последовательный. Никто не угадывает.
                                                        10.
                                                        После получаса мозг включает охранительное торможение и наступает «мертвая точка». Пруф-линка не будет, но мы видели
                                                        Охранительное торможение, какие слова-то умные. Нормально учиться и в нормальном институте, см. выше. Пруфлинка, конечно, не будет. Его же нету в дикой природе. Не тех видели, сказал бы, ну да ладно.
                                                        Хм, как раз 10 пунктов получилось. Не гнался за круглой цифрой, просто совпадение.

                                                        Only users with full accounts can post comments. Log in, please.