Как дизайнер я отказываюсь называть людей «пользователями»

Original author: Adam Lefton
  • Translation


В сфере, которая затрагивает столько жизней, точная терминология просто необходима


Я — UX-дизайнер, и уже более пяти лет занимаюсь организацией взаимодействия с пользователем. И начиная с этого момента, я собираюсь выбросить из своего лексикона слово «пользователь» и связанные с ним термины: «UX», «пользовательский опыт» и т. д. Это произойдет не сразу. Сначала я постараюсь не использовать эти слова в разговорах на работе. Я удалю их из своего профиля в сети LinkedIn. Я научусь во время светской болтовни описывать свою работу другими словами. Я буду экспериментировать и искать другие, более точные термины.

Пока что у меня нет хороших альтернатив, но я уверен — они найдутся. Я вижу это как интересную задачу. Термины, однокоренные со словом «пользователь», в технологической отрасли сегодня повсюду, но они больше не отражают мои ценности и мой подход к дизайну и технологиям в целом. Так что мне остается либо использовать определения, противоречащие моему видению, либо начинать поиски новых выразительных средств. И я выбираю последнее.

В дизайне продуктов «пользователь» и производные слова определяли основу отношений между людьми и технологиями: первые пользуются, вторых используют.

Но сводя человека до пользователя, мы лишаем его сложности, оставляем единственный вид поведения и фактически поддерживаем представление о людях как о роботах, единственным предназначением которых является использование продукта или функции. Что, конечно, не способствует разработке этичных технологий. Если краеугольным камнем нашей отрасли останется такой узкий, плоский взгляд, то, боюсь, мы не добьемся больших успехов в развитии дизайна, который удовлетворит насущные потребности меняющегося мира.

Переведено в Alconost

Термины, уходящие корнями к «пользованию» и «пользователям», я считаю неэтичными, устаревшими


Описываемые этими словами отношения более не отражают действительность. Когда-то давно грань между оператором и машиной была гораздо более четкой — сегодня же она размыта. Да, когда вы открываете приложение на телефоне, вы намереваетесь использовать его, но за последние годы мы научились понимать, что и приложение использует нас. Неприятные события, затронувшие Фейсбук и другие высокотехнологичные компании, ясно дали понять, что такое использование — взаимно.

Проще говоря, «пользование» — детище более оптимистичной и наивной эпохи. Соответствующие термины я считаю устаревшими и неэтичными, поэтому я сомневаюсь, что они помогут усовершенствовать технологии в том направлении, которое нам нужно.

Термин «организация взаимодействия с пользователем» (англ. «UX design») начал свое триумфальное шествие в 2009 году. Я считаю, нам необходимо регулярно проверять актуальность и точность используемой терминологии — только это позволит предупредить излишнюю расплывчатость терминов и изменение заложенного в определения смысла. Мы же не придавали этому значения, и в итоге множество терминов «пользования» стало означать непонятно что.


Термин «UX design» начал подниматься в трендах с 2009 года. Снимок экрана Google Trends

В письме от General Assembly, занимающейся обучением актуальным профессиям, термин «организация взаимодействия с пользователем» был определен как способ «создавать продукты и взаимодействия, которые решают задачи клиентов», с тем чтобы «бренды могли удержать этих клиентов».

Получается, взаимодействие с пользователем — это такое решение задачи клиента, при котором он будет возвращаться «за добавкой»? Это узкое и довольно однобокое определение возможностей хорошего дизайна. Неприятно, что оно используется в письме, призванном рекламировать учащимся образовательную программу, которая обещает успешную карьеру в сфере технологий.


Выдержка из письма General Assembly о взаимодействии с пользователем и дизайне. Снимок экрана — Adam Lefton

Когда я думаю о своей профессии, пользователях и взаимодействии с ним, то первое, что приходит в голову, — удобство пользования… и статические веб-страницы. До Интернета вещей работа над взаимодействием с пользователем означала работу над тем, как посетитель взаимодействует с простыми веб-сайтами и ищет на них информацию.

На дворе 2019 год, и теперь дела обстоят намного сложнее. Самые разные устройства стали проводниками множества взаимодействий, а масштабное применение новых технологий привело к непредвиденным последствиям в социальной, политической и эмоциональной сферах нашей жизни.

Если мы пользуемся чем-то, это необязательно что-то хорошее. Возможно, когда веб-сайты были относительно простыми хранилищами информации, это был довольно удобный показатель пользы, но в мире, где мы ощущаем всё большее бремя из-за использования устройств и зависимости от них, где самые широко распространенные технологии повернулись против нас, больше не представляется возможным считать что-то настолько примитивное, как «использование», мерилом успеха — это слишком низкая планка.

В мире дизайна на пьедестале стоит пользователь: мы высоко ценим пользователей, заботимся о них. Мы хотим, чтобы им было хорошо, поэтому всё начинает крутиться вокруг «пользователя» — и этот термин в итоге становится синонимом слова «человек». Нас нанимают компании, которые работают над организацией взаимодействия с пользователем, мы называем себя UX-дизайнерами, мы разбиваем задачи по разработке на «пользовательские истории».

А так уж ли мы заботимся на самом деле? Если в отношении людей мы постоянно используем слова, очевидным образом указывающие на отношения, которые, по нашему собственному признанию, идут хорошо, только когда этим людям приходится обращаться к нам снова и снова, иногда в ущерб себе, — можно ли это назвать заботой? Это серьезное противоречие, и поэтому необходимо более пристально взглянуть на значение этих терминов.

Говоря «пользователь», мы убираем из уравнения обстоятельства жизни… уничтожаем контекст и сводим личность к единственному действию


Вне технологической отрасли слово «пользователь» всегда имело и другие, гораздо менее приятные оттенки. Например, если юристы называют кого-то пользователем наркотиков, это совсем не то же самое, что сказать, что у кого-то проблема с наркотиками. Говоря «пользователь», мы подразумеваем, что значительная часть ответственности за пагубную зависимость лежит на человеке, ставшем ее жертвой. Такая формулировка предполагает, что использование является добровольным актом — то есть, действие находится под полным контролем человека, — когда на самом деле известно, что наркозависимость — это совершенно иное, она может быть результатом сложных обстоятельств, включающих в себя социально-экономическое положение и психическое состояние. Говоря «пользователь», мы убираем из уравнения обстоятельства жизни человека, влияющие на его действия факторы, всё его прошлое, — мы уничтожаем контекст и сводим личность к единственному действию.

Представьте себе мир, в котором каждый так и действует — как будто именно это прочный фундамент технологий, от которых миллиарды людей ожидают, что они помогут справиться с повседневной жизнью и совершенствовать окружающий мир. А ведь именно в таком мире мы и живем сейчас.

До меня уже довольно красноречиво писали о том, что дизайн должен перестать фокусироваться на том, как разрабатываемые продукты работают с пользователем в изолированных обстоятельствах, и начать учитывать то, как новации могут и должны работать на уровне социума. Вряд ли мы сегодня понимаем, как это выглядит на практике, и, конечно, не видели применения этого подхода в большом масштабе, но я знаю одно: «пользование» нас никуда не приведет, и соответствующие термины совершенно не вдохновляют.

В моей работе безраздельно властвует терминология «пользования», но и без нее я все еще и дизайнер, и писатель. Без них я по-прежнему умею решать задачи и думать. И я остаюсь человеком, который хочет творить и приносить пользу другим людям. Как бы то ни было, мне кажется, смена лексикона поможет мне как профессионалу стать лучше.

Отказавшись от «пользовательских» терминов, я могу начать упорно трудиться над пересмотром собственного представления о дизайне. Меня наверняка ждут непростые обсуждения. Я могу начать разрабатывать фреймворки, которые выходят за рамки «пользования» и направлены на более содержательные показатели успеха, такие как продуктивность, счастье и благополучие. Я могу начать совершенствоваться.

И я надеюсь, это по плечу всем нам.

О переводчике

Перевод статьи выполнен в Alconost.

Alconost занимается локализацией игр, приложений и сайтов на 70 языков. Переводчики-носители языка, лингвистическое тестирование, облачная платформа с API, непрерывная локализация, менеджеры проектов 24/7, любые форматы строковых ресурсов.

Мы также делаем рекламные и обучающие видеоролики — для сайтов, продающие, имиджевые, рекламные, обучающие, тизеры, эксплейнеры, трейлеры для Google Play и App Store.

→ Подробнее
  • –11
  • 3.1k
  • 9
Alconost
103.67
Локализуем на 68 языков, делаем видеоролики для IT
Share post

Comments 9

    +10

    О да, все проблемы в UX – из-за того, что пользователей называют пользователями. Шах и мат, Алан Купер!

      +3
      TL;DR: Я дизайнер, я знаю лучше как надо. А меня вместо творчества заставляют думать как угодить глупым пользователям. Но если перестать считать вас пользователями, то можно будет ТВАРИТЬ (ошибки нет).

      В общем, очередной попутавший творческий и бизнес процесс дармоед.
        +3
        Следующий шаг — перестать использовать слово «программа» и его производные. Нужно не программы писать, а менять социум.
        Отказавшись от «програмистских» терминов, я могу начать упорно трудиться над пересмотром собственного представления о программировании. Меня наверняка ждут непростые обсуждения. Я могу начать разрабатывать фреймворки, которые выходят за рамки «программирования» и направлены на более содержательные показатели успеха, такие как продуктивность, счастье и благополучие.

        Я правильно понял идею статьи?
          0
          Подумал. Перечитал. Подумал.

          Автор не предлагает решение, но пытается обозначить проблему.
          Недостаточно внятно, что для «Content Strategist | Product Designer | Writer | Storyteller», упомянутых в профиле автора, является минусом.
          Но сам подход в плюс автору — не популярное «купите волшебную таблетку», а всего лишь «можно подумать и в эту сторону».

          Пользователь использует программу — извлекает пользу. Производители программы извлекают пользу из пользователя программы. Пользователя используют — это смутило автора статьи.
          Но здесь нет зацикливания, а цепочки естественны — едоков тоже кто-то ест.

          Дизайнера заставляют делать продукт, удерживающий пользователя. Не только повышением пользы, но и эксплуатацией уязвимостей восприятия. Дизайн перестал быть этичным, не всегда несет благо человечеству — это смутило автора статьи.
          Но эксплуатация лежит в основе капиталистического мира. Мечтать о лучшем полезно, можно даже стремиться к нему, но не стоит отрываться от реальности настолько, что она начинает вызывать сожаления.

          Пока что у меня нет хороших альтернатив, но я уверен — они найдутся.

          Варианты лежат в промежутке от честного «эксплуатируемый» до приятных «поддерживаемый» или даже «развиваемый».
          Крайности обычно плохи, следует соблюдать баланс между крайностями. И похоже, что «пользователь» выглядит приемлемым компромиссом.

          Короче, я не согласен с автором, но теперь понимаю почему.
          +1
          Я, как дизайнер, отказываюсь называть пользователей людьми. Некоторые не ответствуют уровнем интеллекта homo sapiens.
            0
            «Договора между львом и человеком быть не может» Ахиллес Гектору.
            0
            А как надо называть пользователя? Из статьи не понятно. Постоялец? Хозяин? Раб? Дурачек, который не умеет скрывать свои личные данные? Анонимный игроголик?
              0
              Алан Купер предложил более точный термин: «дизайн взаимодействия» или IxD. Но в чём проблема автора, я так и не понял.
                0
                Помнится в одной крупной российской IRC сети, админы, пользователей называли пациентами

                Only users with full accounts can post comments. Log in, please.