Стратегическая речь Пола Грэма на Defcon 2005: «Неравенство и риск»

Original author: Paul Graham
  • Translation
«Вы просите государственных служащих сделать одну вещь, на которую они менее всего способны: пойти на риск. Любой когда-либо работавший на госслужбе знает, что самое важное заключается в принятии не правильных решений, а тех, которые потом можно оправдать, если они окажутся неверными.»

«Как все преступные действия, связь между богатством и властью процветает в условиях тайны. Выставьте напоказ все транзакции, и вы сильно преуспеете в устранении подобных вещей. Регистрируйте все».

image

Предположим, вы хотите избавиться от экономического неравенства. Есть два способа сделать это: дать денег бедным или забрать их у богатых. Правда, разница тут небольшая: если хотите дать денег бедным, их надо где-то взять. Ведь не у бедных же их забирать — это их может доконать. Придется забрать их у богатых.

Есть еще вариант сделать бедных богаче без банального отъема средств у богатых. Вы можете помочь бедным стать более продуктивными, например, улучшив доступность образования для них. Вместо того чтобы забирать деньги у инженеров и отдавать их кассирам, вы могли бы помочь кассирам стать инженерами.

Это прекрасная стратегия — сделать бедных богаче. Но как свидетельствуют последние 200 лет, это не сокращает экономическое неравенство, так как богатые тоже станут богаче. Если будет больше инженеров, появится больше возможностей нанимать их и продавать им вещи. Генри Форд не смог бы сколотить состояние на производстве машин в обществе фермеров, ведущих натуральное хозяйство, у него не было бы ни рабочих, ни покупателей.

Спасибо за помощь с переводом Сергею Даньшину и компании Edison (которая делала технический аудит экономической игры и систему централизованного управления видеосъемкой).

Если вашей целью является устранение экономического неравенства, а не просто повышение уровня жизни, не достаточно просто поднять черту бедности. Что если один из новоиспеченных инженеров окажется амбициозным и захочет стать еще одним Билом Гейтсом? Экономическое неравенство только усилится. Если вы на самом деле хотите сократить разрыв между бедными и богатыми, нужно давить и сверху вниз и снизу вверх.

Как давить сверху? Вы можете уменьшить продуктивность людей, которые делают деньги больше всех: заставить хирургов оперировать левой рукой, известных актеров разжиреть и т.д. Но этот подход затруднительно реализовать. Единственное практическое решение — дать людям делать то, что у них лучше всего получается, а потом (или налогами или ограничениями) конфисковать все то, что вы посчитаете излишком.

Поэтому давайте проясним, что значит сокращение экономического неравенства: это не что иное, как отъем денег у богатых.

Преобразуя математическое уравнение в другую форму, можно зачастую заметить новое. То же самое и в этом случае. Вы увидите, что отнимать деньги у богатых с целью сократить неравенство может привести к непредвиденным последствиям.

Все дело в том, чтобы привести к соответствию риск и награждение. Ставка с 10%-й вероятностью выигрыша должна приносить больше, чем ставка с вероятностью 50%, иначе никто не поставит. Снизив награду, сократите и желание людей рисковать.

Транспонирую нашу начальную фразу: сокращение экономического неравенства значит сокращение рисков, на которые люди готовы пойти.

Существует множество рисков, которые люди откажутся принимать при снижении максимальной отдачи. Одна из причин, по которой высокие налоги разрушительны, — из-за них запуск новых компаний становится рискованным предприятием.

Инвесторы


Стартапы по своей сути рискованны. Стартап можно сравнить с маленькой лодкой в открытом море. Одна большая волна — и вы тонете. Конкурентный продукт, кризис в экономике, задержка в финансировании или в получении разрешения, патентный иск, изменение в технических стандартах, уход ключевого сотрудника, большие расходы — любое из перечисленного может все разрушить в одночасье. Кажется, всего лишь один из десяти стартапов успешен [1].

Наш стартап заплатил за первый этап финансирования своим инвесторам сумму, которая в 36 раз больше вложенных средств. Получается, что, с учетом текущего налогообложения в США, было бы выгодно инвестировать в наш стартап с вероятностью успеха 1 к 24. Вот это уже похоже на правду. Скорее всего, именно так мы и выглядели — пара «ботаников» без реального делового опыта, работающих в квартире.
Если подобный риск не окупается, венчурное инвестирование не осуществляется.

Это бы не пугало, если бы существовали другие источники финансирования для новых компаний. Почему бы не предоставить правительству или таким огромным почти правительственным организациям вроде «Fannie Mae» заниматься венчурным инвестированием вместо частных фондов?

Я скажу вам, почему это не сработает. Да потому что в этом случае вы просите государственных или подобных им служащих сделать одну вещь, на которую они менее всего способны: пойти на риск.

Любой когда-либо работавший на госслужбе знает, что самое важное заключается в принятии не правильных решений, а тех, которые потом можно оправдать, если они окажутся неверными. Если есть безопасное решение, именно его выберет бюрократ. Что совершенно не подходит для венчурных инвестиций. Природа бизнеса предполагает принятие даже жутких рисков, если результат выглядит достаточно привлекательно.

Получение вознаграждения венчурными компаниями зависит от их внимания к потенциалу: они получают процент от доходов фонда. И это помогает преодолеть их объяснимый страх вкладывать средства в компанию, которая управляется «ботаниками», которые выглядят как студенты (что вполне возможно).

Если венчурным компаниям запретили бы богатеть, они бы вели себя как бюрократы. Без расчета на выгоду они бы страшились потерь. И принимали бы неверные решения. Они бы променяли «ботаников» на складно говорящих дипломников MBA в костюмах, потому что инвестиции легче можно было бы оправдать при неудачном исходе.

Основатели


Но получись у вас каким-либо образом заставить венчурные фонды работать без цели разбогатеть, останется еще один тип инвестора, которого вы просто не сможете заменить: основатели стартапа и первоначальные сотрудники.

Их инвестиционный капитал — это их время и идеи, что эквивалентно деньгам. О чем инвесторы часто забывают, относясь к ним как к сменным частям, которые могут работать и без оплаты.

Тот факт, что вы инвестируете время, не меняет отношение риска к прибыли. Вы будете вкладывать свое время во что-то сомнительное, только если возможная выгода соответствующе велика [2]. Если большие дивиденды будут запрещены, вы тоже начнете перестраховываться.

Как у многих основателей стартапов у меня получилось разбогатеть. Но не потому что я хотел покупать дорогие вещи. Я хотел лишь безопасности. Я хотел сделать достаточно денег, чтобы не беспокоится о деньгах. Если бы мне запретили добиться этого через стартап, я бы стремился к этому другими способами, например, устроился бы работать в большую стабильную организацию, из которой сложно быть уволенным. Вместо того чтобы отдавать все силы стартапу, я бы попытался найти хорошую, спокойную работу в большой исследовательской лаборатории или занял бы постоянную должность в университете.

Вот что происходит в обществе, где риск не вознаграждается. Если вы сами не можете обеспечить себе безопасность, лучшее, что вы можете сделать, это свить себе гнездышко в какой-нибудь большой организации, где ваш статус будет зависеть от стажа [3].

Если бы мы каким-либо образом могли заменить инвесторов, то я не представляю, кем можно заменить основателей. Инвесторы в основном вкладывают деньги, которые из любого источника одинаково хороши. Но вклад основателей — идеи. Их не заменишь.

Давайте еще раз вспомним цепочку рассуждений. Я нацелился на вывод, от которого многих читателей надо будет отгонять пинками и окриками, поэтому я постарался сделать каждое звено неразрывным.

Уменьшение экономического неравенства означает отъем денег у богатых. Если риск и награда эквивалентны, снижение награды автоматически умерит желание рисковать. Стартапы по сути своей рискованны. Не ожидая соответствующей награды за риск, основатели не будут вкладывать свое время в стартап. Основатели незаменимы. Поэтому, устранив экономическое неравенство, вы устраните стартапы.

Экономическое неравенство не является следствием стартапов. Оно — их движущая сила, словно падающая вода для водяной мельницы. Люди начинают стартапы в надежде стать намного богаче, чем были раньше.

Рост


Тут наблюдается пропорциональность. Дело не только в том, что устранив экономическое неравенство, вы устраните стартапы. Снижение количества стартапов будет коррелировать со снижением разницы в благосостоянии членов общества [4]. Увеличьте налоги, и желание рисковать соответственно упадет.

А от этого будет хуже всем. Новые технологии и новые рабочие места создаются новыми компаниями. Если вдруг не станет стартапов, то вскоре не станет новых компаний, так же как без детей не будет взрослых.

Звучит благородно, когда мы говорим о сокращении экономического неравенства. Кто будет спорить с этим? Неравенство должно быть плохим, так? Но намного хуже звучит, что мы должны сократить количество новых компаний. Хотя первое предполагает второе.

Умеряя желание инвесторов рисковать, мы не убьем, конечно, все стартапы, но большинство жертв будут именно из разряда многообещающих. Мне кажется, более рискованные стартапы показывают лучшие результаты. И это пугающая мысль.

Конечно, не все состоятельные люди разбогатели посредством стартапов. Что если мы введем налоги на все остальное, кроме стартапов? Не удастся ли хотя бы таким образом сократить социальное неравенство?

В меньшей степени, чем вы можете подумать. Все те, кто хочет разбогатеть, ринуться в область стартапов. И это могло бы быть великолепно. Но я не думаю, что это сильно повлияло бы на распределение богатства. Просто будет больше стартапов, которые только на бумаге будут выглядеть стартапами — не так просто написать настолько аккуратно законы.

Но представим, что мы настолько настойчивы в устранении неравенства, что готовы отказаться от стартапов. Что тогда?

Как минимум, мы должны будем смириться с низкими темпами технологического развития. Если вы считаете, что крупные компании могут каким-то образом также быстро развивать новые технологии как и стартапы, пожалуйста, с интересом выслушаю как именно (если вы можете придумать такую правдоподобную историю, то точно сделать состояние на книгах по бизнес-консалтингу для больших компаний) [5].

Ок, у нас замедлились темпы роста. Неужели это так плохо? Что ж, остальные страны не станут нас ждать. Со временем окажется, что мы уже ничего не изобретаем — все уже изобретено где-то еще. И в обмен мы сможем предложить только сырье и дешевую рабочую силу. И когда вы так низко падете, другие страны смогут делать с вами все, что им заблагорассудится: устанавливать марионеточные правительства, перекачивать себе ваших лучших работников, использовать ваших женщин как проституток, хоронить свои токсичные отходы на вашей территории — все то, что мы делаем сейчас с бедными странами. Единственным выходом будет изоляция, как поступили коммунистические страны в 20-м веке. Но проблема в том, что для этого надо будет превратиться в полицейское государство.

Богатство и Власть


Я прекрасно понимаю, что не стартапы являются целью сторонников устранения неравенства. Они выступают против богатства, которое в союзе с властью становится самоподдерживающимся явлением. Например, строительные фирмы, спонсирующие политиков, получают господряды, или дети богатых родителей, поступающих в хорошие колледжи, потому что они учились в профильных дорогостоящих школах. Но если вы попробуете нападать на такой тип богатства с помощью экономических мер, вы попутно нанесете вред и всем стартапам.

Проблема тут не в богатстве, а в коррупции. Так почему бы не взяться за коррупцию?

Нам не нужно будет бороться с богатством, если мы сможем предотвратить его слияние с властью. И в этом направлении уже добились успехов. Так, прежде чем помереть от выпивки в 1925 г., никчемный внук Коммодора Вандербилта Регги пять раз наезжал на пешеходов, двое из них умерли. К 1969 г., когда Тед Кеннеди вылетел с моста на острове Чаппакуиддик, казалось, что рамки установлены на отметке «1». Сейчас, возможно, на «0».

Но изменился не разброс в уровне богатства. Изменилась возможность перевести богатство во власть.
Как разбить связь между богатством и властью? Требуйте прозрачности. Внимательно смотрите, как используется власть, и требуйте отчет о том, как принимаются решения. Почему не все полицейские допросы снимаются на видео? Почему 36% абитуриентов Принстонского университета в 2007 г. были из частных профильных школ, в то время как только 1,7% американских детей учатся в них? Почему на самом деле США вторглись в Ирак? Почему официальные лица не раскрывают больше информации о своих доходах?

Один из моих друзей, который хорошо разбирается в компьютерной безопасности, говорит, что на самом деле нужно просто все фиксировать и записывать. Когда он был ребенком, пытающимся взломать компьютеры, он больше всего волновался за то, чтобы не оставить следов. Это его беспокоило больше, чем сами системы защиты.

Как все преступные действия, связь между богатством и властью процветает в условиях тайны. Выставьте напоказ все транзакции, и вы сильно преуспеете в устранении подобных вещей. Регистрируйте все. Эта стратегия уже показывает хорошие результаты, без побочных эффектов вроде повсеместной бедности.

Я не уверен, что все осознают наличие связи между экономическим неравенством и риском. Я сам осознал это не так давно. Я, конечно, всегда знал, что если ничего не выйдет со стартапом, то можно попробовать найти уютную штатную должность в исследовательской лаборатории. Но я не понимал всю совокупность факторов, управляющих моим поведением. Казалось очевидным, что страна, которая не дает людям разбогатеть, обречена, и что это одинаково верно и для Рима времен Диоклетиана, и для Великобритании времен Гарольда Вильсона. Но я не понимал, какую важную роль во всем этом играет риск.

Если вы пойдете войной на богатство, вы устраните желание рисковать, а вместе с ним и развитие. Поэтому, если мы стремимся к более справедливому миру, нам следует тогда бороться с богатством, когда оно сливается с властью.

Примечание


Мои благодарности Chris Anderson, Trevor Blackwell, Dan Giffin, Jessica Livingston и Evan Williams за чтение черновиков данного эссе, а также Langley Steinert, Sangam Pant и Mike Moritz за информацию о венчурных инвестициях.

[1] Успех здесь определяется первоначальной точкой зрения инвестора: первичное размещение акций или удачная продажа. Привычная статистика «1 из 10» выглядит подозрительно точной, но общение с венчурными фондами говорит за ее правдоподобность. Однако ведущие венчурные фонды ожидают лучшего результата.

[2] Я не призываю основателей садиться и высчитывать ожидаемую прибыль после налогообложения. Пример уже добившихся успеха людей служит им мотивацией. И эти примеры на самом деле дают представление о размере прибыли после налогообложения.

[3] Предположение: изменение в благосостоянии в стране или организации (не коррумпированной) будет обратно пропорционально значимости ранговой системы. Поэтому, если вы снизите разброс величин в области благосостояния, система рангов станет соответственно более важной. Пока что я не знаю противоречащих этому примеров, хотя в коррумпированных странах оба явления могут сосуществовать (благодарю Daniel Sobral за это верное замечание).

[4] В стране с по-настоящему феодальной экономикой вы можете успешно перераспределять богатство, так как там нет стартапов.

[5] Стартапы так хорошо окупаются именно благодаря присущей им скорости внедрения новых технологий. Как я объяснял в «Как делать богатство» («How to Make Wealth»), в стартапе вы сжимаете работу длинною в жизнь в несколько лет. Это очевидно.

Перевод: Сергей Даньшин


Читать еще


Edison
475.65
Изобретаем успех: софт и стартапы
Support the author
Share post

Comments 29

    +2
    Бороться с экономическим неравенством глупо, пока нам не удалось победить такие вещи как ростовое неравенство, несмотря на то, что я всю свою жизнь занимаюсь саморазвитием, уже с 5 лет по много часов весел на турнике, мне так и не удалось увеличить свой рост более чем на 176см, ведь мои родители не могли позволить себе отправить меня в баскетбольную школу, но посмотрите вокруг, по улицам ходят люди с ростом в 180, и даже 190см, и они ничего не сделали для этого, единственное их «достижение» родиться в семье высоких родителей, хуже того, расслоение общества продолжается, у этим людям с ростом в 200см, ничего не будет стоить организоваться для своих детей тот-же рост.
    На мой взгялд это возмутительно, и недостойно современного мира.
      0
      Борьба идет полным ходом: операции делают уже — кости наращивают. Не хватает только бойцев-добровольцев, готовых «лечь по нож». За свой счет, конечно. Дерзайте :)
      0
      Такая идотия написана: «Вы можете помочь бедным стать более продуктивными, например, улучшив доступность образования для них. Вместо того чтобы забирать деньги у инженеров и отдавать их кассирам, вы могли бы помочь кассирам стать инженерами. Это прекрасная стратегия — сделать бедных богаче.»

      Неужели до сих пор имеются люди, которые на полном серьёзе так думают?! Откуда возьмутся деньги для оплаты внезапно ставших более продуктивными бедных? Деньги ведь все у богатых! Включение печатного станка не меняет соотношения богатых и бедных, так тогда с чего вдруг богатых станет больше, а бедных меньше? 10 лет назад все вузы просто трещали по швам от наплыва студентов-экономистов, и где они все сегодня? Кричат «свободная касса»? Завтра вы всех кассиров переучите на инженеров — кто на кассе останется? Откуда деньги на оплату толпищи инженеров? Да и работы для них где взять?

      Когда подобный бред вещается с трибун думы — все ржут в голос. Но что делать, когда подобное вещается на ресурсе, позиционирующем себя, как сообщество людей с высоким интеллектом?
        +2
        Мне кажется, что когда он говорит о доступности образования для бедных,
        он не имеет ввиду давать высшее образование всем бедным,
        а уровнять шансы бедных и богатых с одинаковым уровнем способностей получить образование.
        Это может включать также развитие способностей бедных детей на уровне, близком к школам для богатых.
          0
          В Японии обязательное высшее образование. И давайте сравним ее сдругими странами: Аргентиной, Руандой, да хоть и с РФ. А еще учтите, что у них совсем нет ресурсов
            0
            связь определенно есть, но вы уверены что богатство страны это следствие образования, а не причина?
              0
              Там даже среднее(высшее) не обязательное
              Бесплатное высшее образование в стране практически отсутствует.
                0
                А в России обязательное среднее. И что у нас, к примеру, с граммотностью (sic)?
              0
              Пока что мнение автора статьи плохо коррелирует с реальностью: стартапы сосредоточены в США/Европе, где неравенство гораздо ниже, чем в большинстве стран мира.
                0
                По коэффиценту Джинни неравенство в США примерно такое же как и в России, и выше чем в европейских странах Википедия
                  0
                  Вы правы, судя по цифрам США/Европа и Россия не сильно далеко друг от друга. А расслоение в США даже повыше будет.
                –1
                Интересные мысли. А ведь в СССР была плановая экономика. Менеджеры в США были, а в СССР их давили — даже поговорка есть: Инициатива — наказуема. Время расставило все на свои места. Хотя конечно если бы Горбачев не сдал СССР — то страна бы жила и жила, но ее расшатывали из вне и внутри были предатели… Здесь есть один момент — есть стартапы где деньги не важны и люди занимаются ими от свей души так как хотят помогать, улучшать для себя, для других людей так сказать во благо мира бесплатно! Как быть с этим? Да и вообще скоро роботизируется вся планета и что будет человек делать? Особенно когда у него уже не будет потребности зарабатывать на еду, одежду, жилье. Все это будет у него от рождения — так как все это будут делать роботы — дома, шить одежду, готовить еду… Вот где капитализм либо расползется либо станет коммунистическим ))
                  0
                  Поток сознания какой-то.
                  –1
                  Основная мысль сводится к крайне сомнительному утверждению: «Если увеличить налоги для богатых, то я бы не стал создавать свое дело, поэтому и другие не захотят». Но даже вторая сноска [2] к самой статье указывает на его сомнительность. Стартап в общем-то обязан своим успехом не только инвесторам и основателям, но и обществу. Идеи речи (совсем не стратегической) сильно перекликаются с идеями из любовного романа Айн Ренд, бесплатно распостраняемого среди американских школьников, многие из которых по ошибке принимают его за роман об экономике и несут это невежество по жизни.
                    +4
                    Основная мысль сводится к другому: «Как все преступные действия, связь между богатством и властью процветает в условиях тайны. Выставьте напоказ все транзакции, и вы сильно преуспеете в устранении подобных вещей. Регистрируйте все».

                    В этом же ключе высказывался Роберт Оппенгеймер ещё в середине 20 века:
                    "…помимо разоружения, следует продумать возможность действительного сотрудничества между народами всего мира, не считаясь с национальными и иными различиями. Это означает, что весь мир должен стать открытым. Практически это равносильно объявлению незаконным любого секрета.
                    Значит, некоторые основные атрибуты власти, которые по привычке или по традиции находятся ещё в руках национальных правительств, а следовательно, и известная доля ответственности должны быть переложены в более «естественные» и менее национальные руки.
                    …Сообщество науки и знаний… — залог прекрасного будущего для всего человечества, фундамент международных организаций, которые возникнут в будущем. Именно в них, на мой взгляд, заключается надежда на то, что мы переживём наш странный период истории человечества."

                    Я считаю абсолютно так же: нужна полная прозрачность политической и экономической жизни! Ещё в 2010 году я писал:
                    7. Суммы собранных налогов должны публиковаться в режиме on-line на государственном сайте с возможностью просмотра по: отчетным периодам, видам налогов и субъектам федерации; с указанием долей в процентах.

                    8. Кроме поступления средств в бюджет, также в режиме on-line на государственном сайте должны публиковаться все расходы из федерального бюджета и каждого из субъектов федерации.
                      –1
                      Кто будет проверять эти бесчисленные данные о «расходе субъектов»? В РФ действует система госзакупок с общедоступной информацией по тендерам. Как много своего времени вы потратили на её проверку?
                      Мало кто из специалистов захочет потратить свою жизнь на анализ всех этих бесчисленных транзакций, буде они даже станут полностью доступными. А простому человеку в этом не разобраться в нужной степени, чтобы отличить плохое от хорошего. Получим 100500 мильёнов претензий от домохозяек к паре лишних (с их точки зрения) копеек в стоимости закупленных администрацией Ново-Урюпинска 10 рулонов туалетной бумаги, необходимость ответа на которые парализует основную деятельность властей.
                        +1
                        Кто будет проверять эти бесчисленные данные о «расходе субъектов»?

                        И не надо! Когда чиновкик X накосячит, тогда на него доброжелатели напишут анонимку в налоговую и уже та поднимет всю инфу про его движения.
                        И тогда выяснится, что он 8 лет назад налог не заплатил, или тендер провел нечестно.
                        Именно так это происходит в банковской сфере. Банки не стучат на вас что движения по вашим счет меньше обперделенной суммы и налоговая вас не видит. Но это ровно до того момента, когда вы скажем не разведетесь и ваша жена напишет на вас донос. И тогда вашу историю поднимают и привет.
                        Именно это и является сдерживающей силой
                          –1
                          Кто будет следить за каждым чиновником Х? Или под фразой «когда он накосячит» вы подразумеваете тот момент, когда он на золотом ферари начнёт давить людей на остановках предварительно накурившись чего-нить веселящего? Так это и сейчас происходит, когда задним числом все уже уволены и дела на них заведены.
                          0
                          Я молчу, что по этим данным можно Maсhine Learning на fraud detection ;))
                          Были бы данные, а анлизатор найдется
                      +3
                      На самом деле всё очень просто:
                      1) Долговременным стимулом к развитию может быть только искренний интерес к новому тех, кто это развитие двигает.
                      2) Интерес к созданию чего-то нового (с необязательным успехом этого конкретного нового) в полной мере проявляется у человека, когда ему не нужно посвящать большую часть своего времени и сил обеспечению своих базовых потребностей.
                      3) Базовые потребности всех людей при нынешнем уровне производства несложно обеспечить если просто перестать выкидывать кучи денег на войну и наладить нормальную логистику в мировом масштабе (банально не выкидывать половину продуктов в одних странах, когда в других странах людям нечего есть и прочее такое).
                      Но нет, обладателей большого бабла такой вариант не устраивает. Ведь он автоматически устраняет превосходство бабла оставляя только превосходство ума и желания этот самый ум применить. Вместо этого они постулируют, что единственный двигатель прогресса — это жадность. И им не важно, что эта самая жадность застилает глаза на цену этого прогресса. Чем то похоже на то, как человек вместо того чтобы регулярно питаться, хорошо высыпаться и гулять на свежем воздухе, поддерживает свою работоспособность инъекциями сильнодействующего допинга. Это, безусловно, проще в отношении временных затрат, но долговременный итог достаточно очевиден. Что, собственно мы и видим вокруг.
                        –1
                        Это большая философская тема насчет механизма развития.
                        Вот, например, Кургинян по этому поводу много чего написал: западный «конь развития» упал и сдох, а у русских была кривая и косая «коза развития», но те её прогнали чтобы пересеть на коня и она убежала в лес. И теперь русские должны найти в лесу козу и начать с ней жить ;))
                        Жить с козой! ;))
                          0
                          Такое ощущение, будто автор рискнул и выиграл, а ведь это абсолютная неправда. В действительности весь высокий риск (99% стартапов умирают) почти полностью перекладывается на кого-то ещё: на инвестора, на банки, на бюджет страны. Чем рискует основатель, взявший посев? Тем, что его зарплата несколько ниже, чем у руководителя среднего звена в большой корпорации или госслужбе? Так это компенсируется более высоким мат. ожиданием зарплаты. Своими средствами основатели редко рискуют — их у них просто нет. А чем закрывает риск инвестор? Той добавочной стоимостью, которую инвестор как владелец капитала отбирает у рабочего, т.е. экономическим неравенством. Проще говоря, вся развлекуха автора оплачена деньгами рабочего, так что он ничем не лучше бюджетников.

                          В целом экономическое неравенство действительно поощряет риск, потому что в конечном итоге перекладывает его с того, кто принимает решение, на всех остальных. Чем больше неравенство — тем выше норма риска, меньше планирование и анализе, решения становятся более эмоциональными, чем рациональными.

                          Короче говоря, экономическое неравенство является мерой непрофессионализма и иррациональности в обществе.
                            0
                            Про неравенство и риск почти всё правильно. Единственное, что можно добавить — это то, что при современных медиатехнологиях реальное существование богатых людей необязательно. Достаточно медиаобразов. Например, такие люди как Билл Гейтс, Марк Цукерберг, Элон Маск могут совершенно спокойно отсутствовать в реальности. Главное, чтобы регулярно выходили статьи про них, снимались фильмы об их становлении, кто-нибудь всё время брал у них интервью. Ну, как бы, у них. Опытный специалист запросто может придумать не только вопросы для интервью, но и такие ответы, которые будут в духе какого-то конкретного человека. Сам этот человек, прочитав эти ответы, с удивлением обнаружит, что абсолютно со всем согласен. Сам бы он, конечно, сказал немного другими словами, но так даже лучше получилось. Причём чем ярче личность (псевдоличность), тем проще её имитировать. Так что в принципе экономическое неравенство из реальной жизни можно устранить, а в медиапространстве оставить. И эффект будет точно такой же, как если бы неравенство было. Только нужно целевую аудиторию очень аккуратно сегментировать. Люди, желающие равенства и неравенства, должны предпочитать разные медиа. Лучше даже разные типы медиа. Например, одни пусть смотрят телевизор, а другие — интернет.

                            А вот про прозрачность власти полная чушь. Прям как будто пятилетний ребёнок пишет. Якобы при попытке сделать власть прозрачной, последняя не окажет противодействия. «Почему не все полицейские допросы записываются на видео?» Просто так удобнее работать. В записанных допросах никогда не будет ничего интересного. Никто никогда не скажет самое интересное под запись. Это очевидно. Как только вы обяжете записывать абсолютно все допросы, произойдёт одно из двух: либо эффективность полицейской работы упадёт в разы, либо интересные допросы перестанут называться допросами, а будут называться, например, предварительной разъяснительной беседой.
                              0
                              Якобы при попытке сделать власть прозрачной, последняя не окажет противодействия.

                              Конечно, окажет.
                              Как только вы обяжете записывать абсолютно все допросы, произойдёт одно из двух: либо эффективность полицейской работы упадёт в разы

                              Если эффективность полицейской работы упадёт в разы от того, что они начнут рассказывать и объяснять, что они делают, то чем их деятельность принципиально отличается от тех, с кем они борются?
                                –1
                                Эффективность упадёт не от того, что они начнут рассказывать о том, что делают. Она упадёт из-за того, что нельзя будет делать многие вещи, о которых нельзя рассказывать. Наиболее эффективные способы ведения расследований окажутся недоступны. Ну, типа как в примере Грэма с госслужащими, принимающими не те решения, которые реально стоило бы принимать, а только те, которых можно легко оправдать. Так же и с допросами. Полицейские будут говорить на допросе не то, что нужно для дела, а только то, что будет хорошо смотреться на видео. И это при том, что полицейские являются ещё и госслужащими. Одно наложится на другое.
                                  0
                                  Знаете, говорить о том, что можно делать вещи, о которых одновременно нельзя рассказывать — это такая очень кривая, ущербная логика, которая в конечном итоге приводит к глобальной шизофрении в обществе, от которой потом все начинают страдать. Подобная шизофрения удобна только тем, кто изначально настроен на нечестную игру.

                                  Тут два стула — либо честно рассказывай, либо не делай. Если ты не можешь на камеру сделать то, что нужно для дела — то возникает вопрос, для чего оно нужно: для дела или для чего-то еще. Все, что нужно, это объяснить себе и окружающим, что и зачем ты делаешь.
                                    –1
                                    Увы, это работает не так. Посмотрите фильм «Немыслимое» с Сэмюэлем Л. Джексоном. И потом расскажете, как именно этой истеричной ФБР-щице можно было объяснить, что герой Джексона действует правильно, что именно так и надо. Причём не просто дать какие-то формальные разъяснения, а именно доходчиво объяснить… так, чтобы она поняла и согласилась. Взялись бы вы за такую разъяснительную работу?
                                      0
                                      Я каждый день это делаю относительно своей работы. Лично я никогда не стану делать то, необходимость чего не смог быть объяснить. Попробуйте, у Вас, может быть, жизнь лучше станет.
                                        0
                                        Не совсем понял переход. Каким именно образом вы переходите от того, что у вас такая работа, о которой можно всё рассказывать, к тому, что у всех работа такая же?

                            Only users with full accounts can post comments. Log in, please.