Pull to refresh
53.77
Rating
ITI Capital
Лучший онлайн-брокер для работы на бирже

Охотники на волков с Wall Street. Часть 4 (и последняя)

ITI Capital corporate blog Finance in IT

Изображение: Markus Spiske — Unsplash

Ранее мы уже начинали обсуждать (1, 2, 3) новую книгу Майкла Льюиса с расследованием ситуации вокруг HFT-трейдеров, помешавших привычному ходу торгов на крупнейших биржах.

В одной из глав Льюис приводит пример истории Брэда Кацуямы, который начинал карьеру в относительно «тихом» канадском банке, потом переехал на Wall Street, добился оклада в полтора миллиона в год и руководил группой трейдеров из пары десятков человек при банке.

В один «прекрасный» момент его сотрудники поняли, что ту информацию о сделках, которую они видят на экранах своих компьютеров, сложно назвать актуальной. А это — прямые убытки для них и клиентов, доверивших трейдерам свои накопления. Брэд проанализировал ситуацию, поставил с коллегами ряд экспериментов по отправке ордеров на различные комбинации и группы бирж, в том числе и с программной задержкой таких команд, и выяснил, что проблема была общая для всего рынка — актуальная информация ускользала не только от его отдела, но и от крупнейших банков и фондов. Они просто не успевали отследить ситуацию — вперед вырвались высокочастотные трейдеры, которые гораздо эффективнее работали с IT-инфраструктурой.

Второй ключевой герой этого отрыва книги — Ронан Райан, IT-специалист, начинавший с телеком-компаний и изучения сетевых технологий. Именно он помог Кацуяме — и ряду других фирм — разобраться с технической составляющей HFT-трейдинга и факторах, влиявших на эффективность электронных торгов. Когда Райан и Кацуяма объединили усилия, им удалось связаться с крупнейшими инвестиционными менеджерами Wall Street и уговорить их предоставлять информацию от своих брокеров. Одной из задач такого «расследования» было пролитие света на торги внутри темного пула брокерских фирм. Коллеги подозревали, что там могли идти игра против компаний-клиентов, не имеющих каких-либо инструментов для проверки положения дел.


Изображение: Uwe Conrad — Unsplash

К тому моменту, когда Райан и Кацуяма имели на руках программное решение, защищавшее их организацию от высокочастотных «хищников», они решили лицензировать ПО для одной из бирж. Но очень быстро отказались от этой идеи, решив открыть свою площадку:

«Давай просто организуем собственную биржу», — сказал Кацуяма. «Мы несколько минут сидели, уставившись друг на друга. Создать биржу. Что это вообще значит?»

Коллеги пытались обсуждать эту идею с руководством банка и управляющими других структур вроде Capital Group, T. Rowe Price, BlackRock, Wellington и Southeastern Asset Management. Всех очень привлекла идея независимой площадки, защищенной от воздействия HFT-фактора. Но ключевое слово здесь было «независимой» — сторонние участники хотели видеть Кацуяму и его коллег вне структуры банка, который итак был частью Wall Street. На такой «исход» нужны были немалые средства, но их удалось привлечь, а команда Кацуямы поддержала босса.

Одним из ключевых сотрудников был Дэн Эйзен (Dan Aisen). Кацуяма лично отобрал его, подметив удачное участие Дэна в математических соревнованиях от Microsoft. Именно этот человек внес вклад в создание ПО, которое стало основой проекта биржи. Как пишет Льюис, Дэн понимал, что им была нужна уверенность в том, что их решение не получится обойти так легко и снова ввергнуть рынок в поиски проблем и виноватых. «Инвестирование – это не про то, как выиграть у системы», — говорил он. Но именно для этого и решил привлечь «лучших из тех, кто способен это сделать».


Изображение: marjanblan — Unsplash

В этом ему помог Константин Соколов, ответственный за разработку решений для Nasdaq. Думаю, что не нужно объяснять, какой склад ума был у этого выходца из Союза, но вот, какую цитату выбрал сам Майкл Льюис: «Чем активнее вы взращиваете класс людей, которые знают, как обойти систему, тем больше вы получаете людей, которые умеют делать это в совершенстве».

Вместе Константин, Дэн и Брэд детальнее исследовали поведение высокочастотных трейдеров и обнаружили некие закономерности: от опережающих сделок (вполне очевидный момент, исходя из всего хода обсуждаемой нами истории) до «рибейт-арбитража» — фактическом срыве торгов акций на низкоскоростных биржах, которые еще не знают, что цена изменилась на одной из других площадок (этот подход тоже укладывается в концепцию опережения других участников рынка за счет высокотехнологичной IT-инфраструктуры).

Можно было с уверенностью сказать, что наступила новая эра биржевой торговли, когда нельзя было вернуться к прежней ситуации без пресловутой «технологической гонки». Но у Кацуямы появилась идея на этот счет — двигаться от самого критичного фактора, а именно — расстояния между IT-хабами бирж и брокеров. Он предполагал неким образом отодвинуть трейдеров на определенную дистанцию, и это решение было самым доступным, потому как другие составляющие вроде скорости серверного оборудования и ПО было невозможно контролировать.

Для новой площадки его и коллег такой подход должен был стать ключом к защите от HFT-трейдеров. С помощью задержки на новой бирже после исполнения ордера клиента они не смогли бы осуществить опережающие торги на других площадках. Но просто взять и убедить часть рынка в переезде в локацию, удаленную на десятки километров, они не могли. И коллегам вновь повезло — их кадровая политика принесла очередной результат.

Джеймс Кейп (James Cape), перешедший в команду как раз из HFT-фирмы, предложил просто смотать кабели с оптоволокном, задавая тем самым нужное расстояние для задержки. Это было простое решение, не требующее «переездов» или рибейтов для трейдеров — на бирже ввели только равную плату для обеих сторон сделок и три типа ордеров (максимальная цена акции на рынке, минимальная и усредненная). Помимо этого Кацуяма, следуя своему решению о независимой работе площадки, отказался продавать частичное право владения площадкой кому-либо кроме обычных инвесторов. Все организационные составляющие площадки были в сборе, но команда просто не могла контролировать то, что объективно находилось вне их компетенций.

Речь идет о темных пулах банков, куда в первую очередь и шли ордеры их клиентов. «Если банк не мог исполнить ордер в собственном темном пуле, он перенаправлял ордер в первую очередь на биржу, которая платила самый высокий рибейт». Но с другой стороны, новая биржа уменьшала информационную ценность рыночных ордеров инвесторов до нуля, а это означало только одно — потерю миллиардных прибылей тех структур, которые пользовались ситуацией ранее.


Рыночная доля новой площадки Кацуямы и Райана (Wikipedia)

Как можно наблюдать на обновленном графике выше, история Кацуямы и Райана продолжается и сегодня. Площадку они назвали «биржей инвесторов» (Investors Exchange, IEX) — это имя оно носит и сейчас. Удивительно, но результаты в день запуска превзошли ожидания команды. Льюис пишет, что первыми к ним пришли банки и брокеры, у которых не было темных пулов — RBC (первый работодатель Кацуямы на Wall Street) и Sanford C. Bernstein. Крупные банки предпочитали не рисковать, но в один момент рост рыночной доли IEX резко ускорился:

Первый «нехарактерный» для крупных банков рыночный ордер Goldman пришел в IEX 19 декабря 2013 в 15 часов 9 минут 42 секунды 662 миллисекунды 361 микросекунду 406 наносекунд. Каждый, кто находился в однокомнатном офисе IEX, когда пришел этот ордер, понял, что происходит что-то необычное. Экраны компьютеров по мере того, как информация распространялась по рынку, высветили совершенно нехарактерные изображения — отмечая, что ордера задерживаются на бирже достаточно долго, чтобы начать ими торговать. Один за другим сотрудники вставали со своих мест. Шум голосов в офисе нарастал.

«15 миллионов!», — прокричал кто-то на 10-й минуте всплеска рыночной активности. За 331 минуту — с момента открытия биржи утром – через нее прошло не более 14 миллионов акций.

«Двадцать миллионов!»

«Тридцать миллионов!»

«Мы только что опередили AMEX», — воскликнул Джон Скволл (John Schwall), CFO, имея в виду Американскую Фондовую Биржу. «Мы опередили AMEX по доле рынка».

«А ведь мы дали им фору в 120 лет», — заявил Райан, несколько вольно обращаясь с историей.

Сразу после этого пошли звонки от J. P. Morgan и Goldman. Они решили присоединиться к торгам. По словам Майкла Льюиса, Кацуяма признался, что был готов заплакать — в его подход к стабильным и честным торгам поверили акулы рынка. Это значило, что за ними последуют и другие крупные банки, а мелкие игроки просто не смогут обойти стороной новую площадку. Она была независима и открыта, не подстраивалась под интересы узкой группы компаний.

Но «вертикального» взлета не последовало. Крупные игроки не торопились выходить из тени. Даже пример J. P. Morgan и Goldman другие банки (очевидно, с собственным темным пулом) игнорировали запросы инвесторов об использовании IEX: «Когда мы говорили им, что хотим, чтобы наши ордера направлялись на IEX, они отвечали: «Зачем вам это? Мы сами можем все сделать!» — цитирует одного из представителей таких структур автор. Кто-то даже начал распространять слухи о том, что «биржей инвесторов» контролировалась какими-то теневыми структурами, желавшими воспользоваться ситуацией на рынке и изменить его в свою пользу.

При таком положении дел у Кацуямы оставалось только одно оружие — максимальная открытость. Его команда опубликовала отчет о положении дел на рынке до запуска и после первого периода работы их новой площадки. Конечно, факт наличия темных пулов ликвидности сам по себе уже не мог не вызывать мысли об их противоестественности с точки зрения интересов клиентов банков и брокеров. Что до HFT-трейдеров, Кацуяма называл их гораздо меньшим злом: «То, что они сделали, учитывая все правовые ограничения — потрясающе. Они — совсем не такие злодеи, какими я их представлял раньше. Инвесторов подвела система». С другой стороны, ему пришлось признать, что в результате чрезмерной технологической сложности рынка, многие действительно «мухлевали». Столь мощный «прожектор», направленный в сторону высокочастотных трейдеров, не мог не заинтересовать регуляторов и прокуратуру. Льюис делится выводами по итогам ситуации:

«Столкновение технологий и Wall Street принесло своеобразные плоды. Технологии использовали для повышения эффективности. Но кроме того, их использовали и для внедрения своего рода рыночной неэффективности. Извлекая выгоду из лазеек в законодательных требованиях, выдвинутых из лучших побуждений в середине 2000-х, Wall Street занималась в немалой степени тем, что с помощью технологий использовала информацию, которой люди за пределами фондовых рынков не владели… Это были торги за доли пенни, проводящиеся на небезопасных скоростях и использующие типы ордеров, смысл которых ни один инвестор не понимает до конца. Вот почему желание Кацуямы объяснить вещи так, чтобы остальные их тоже поняли, выглядело таким бунтарским».
Tags:
Hubs:
Total votes 60: ↑57 and ↓3 +54
Views 23K
Comments Comments 20

Information

Location
Россия
Website
iticapital.ru
Employees
51–100 employees
Registered