Как продлевают жизнь и убирают боль у смертельно больных: паллиативная медицина в России

    Тема смерти неприятна и пугающа. Но актуальной она будет всегда. Мы в клинике «Медицина 24/7» работаем со смертью каждый день. Мы – редкое для России медицинское учреждение паллиативной медицины. Причем пациентам с последними стадиями онкологических заболеваний и другими смертельными диагнозами мы не просто предлагаем услуги хосписа, а активно боремся за продление их жизни без боли и мучительных симптомов.

    В клинике, можно сказать, нет случайных людей – ни среди докторов, ни среди персонала. Две трети сотрудников сталкивались с онкологией – лечили близких, некоторые лечились сами. Почему это важно? Человек с онкологическим диагнозом во многом не похож на человека с любым другим заболеванием. У него иные реакции на происходящее, иной взгляд на жизнь, медицину и собственные перспективы. Общаться с ним тоже нужно совсем иначе. Те, кто через это прошел – знают, как правильно.

    К сожалению, современная эффективная паллиативная медицина – это пока очень дорого. В России она доступна тем, кто готов тратить сотни тысяч и даже миллионы рублей, чтобы до последнего бороться с болезнью и умереть по-человечески. Изменить такую систему можно только на уровне государства. Это нам не под силу, поэтому мы делаем то, что можем.

    А можем мы за эти деньги ничуть не меньше, чем клиники Израиля или Германии – у нас те же технологии, методики, лекарства и отличные специалисты. И при этом лечиться у нас все равно на 30-50% дешевле, чем за рубежом. Иллюстрировать готовы примерами из своей ежедневной практики.

    Совесть наша спокойна и за то, что мы не убеждаем пациента сделать выбор в нашу пользу, если у него есть возможность получить аналогичную услугу, например, по квоте в регионе или за меньшие деньги у наших коллег.

    Но нужно учесть, что государственная медицина – давно «бесплатная» только с большими оговорками. Те же МРТ/КТ для оформления квоты в бюджетном онкоцентре придется делать платно, если нет 2 месяцев, чтобы ждать своей бесплатной очереди. А у онкопациентов этого времени нет никогда.

    Да, наша специализация крайне сложная и неблагодарная – но мы видим необходимость рассказывать о том, что российская медицина не бессильна даже в безнадежных случаях. И, хотя звучит неожиданно, слова благодарности мы слышим постоянно. От пациентов, кто получил в нашей клинике дополнительные несколько месяцев жизни, и от их родственников.
    Поэтому мы хотим провести ликбез и прояснить этот страшно важный вопрос: обязательно ли умирать – больно?

    Как человечество дожило до паллиативной помощи


    Большую часть своей истории Homo sapiens жил в среднем 30 лет, пока его не настигали пещерные львы, войска неприятеля или чума. Но со временем люди научились мыть руки перед едой и принятием родов, придумали ООН и ВОЗ, завели календарь прививок – и средняя продолжительность человеческой жизни выросла в два раза.

    Медицина дает все больше оснований рассчитывать на долголетие. Еще 90 лет назад у нас не было антибиотиков (Флеминг обнаружил пенициллин только в 1928 году). А сейчас мы учимся лечить смертельные болезни с помощью редактирования генома


    Лейла Ричардс, первый человек, у кого вылечили лимфобластный лейкоз (онкологическое заболевание системы кроветворения) с помощью донорских Т-клеток с измененным геномом.

    До вечной жизни пока очень далеко, но за последние сто лет список причин смерти сильно изменился.


    Распределение причин смерти: в 1900 г. лидируют пневмония, туберкулез, инфекции ЖКТ, в 2010 г. – сердечно-сосудистые заболевания и рак

    Люди теперь умирают не от сепсиса (заражения крови) или чахотки, а от инфарктов, инсультов, диабета и онкологических заболеваний. Рак становится причиной каждой шестой смерти в мире. При этом от него не умирают мгновенно. Кроме того, цивилизация дала шансы на жизнь людям с хроническими болезнями, тяжелыми неврологическими диагнозами и СПИДом. В связи с этим медицина столкнулась с новыми проблемами.

    В мире есть 40 миллионов человек, которые мучаются от боли, двигательных ограничений и других тяжелых симптомов, и при этом их нельзя вылечить. Но помочь таким людям все же возможно. Этим и занимается паллиативная медицина.

    Что такое паллиативная медицина и кто в ней нуждается


    Паллиатив (от фр. palliatif от лат. pallium – покрывало, плащ) – это нерадикальное решение, полумера, применяемая тогда, когда радикальные решения просто невозможны.

    Паллиативная медицина, соответственно, – особый раздел медицины, составная часть понятия «паллиативная помощь». В ее задачи не входит полное излечение, поскольку оно невозможно. Ее цель – улучшить качество жизни пациентов со смертельной болезнью, используя достижения современной науки. Паллиативная медицина может продлить жизнь, уменьшить боль и тягостные симптомы.

    Паллиативная медицина работает со следующими заболеваниями:

    • Сердечно-сосудистые заболевания (например, пациенты с терминальной стадией хронической сердечной недостаточности) – 38,5%
    • Онкологические заболевания – 34%
    • Хронические респираторные заболевания (например, ХОБЛ – хроническая обструктивная болезнь легких) – 10,3%
    • СПИД – 5,7%
    • Диабет – 4,6%

    Кроме того, в паллиативной помощи нуждаются люди с почечной и печеночной недостаточностью, ревматоидным артритом, деменцией и тяжелыми неврологическими диагнозами типа бокового амиотрофического склероза (которым болел Стивен Хокинг) или рассеянного склероза.

    Однако чаще всего словосочетание «паллиативная медицина» применяется все же в контексте терапии онкологических заболеваний III-IV стадии.

    История паллиативной помощи началась еще в VI веке, когда в Европе создавали первые приюты для пилигримов – «hospice». На протяжении всего Средневековья хосписы, богадельни, дома сестринского ухода организовывались только силами церкви. Врачи – лечили тех, кого можно было спасти. Умирающими медицина систематически не занималась.


    Гравюра XIII века – прием путников и уход за больными.

    Проблема в том, что и сегодня многие даже не слышали о паллиативной медицине, либо не знают, что она в принципе есть в России. И соответственно, представления о процессе умирания и последних этапах жизни у них до сих пор несколько средневековые.

    Но учреждение паллиативной медицины – не синоним хосписа.

    В хоспис люди попадают обычно в последние 3-6 месяцев жизни, и больше из него не выходят. Задача паллиативной медицины – как раз наоборот, «отвязать» пациента от больничной койки, сделать его жизнь по возможности активной до момента смерти и даже отсрочить конец.

    Задача нетривиальная – симптомы неизлечимых заболеваний обычно тяжелые, затрагивают сразу несколько систем организма. Для борьбы с ними используют и хирургическое, и фармакологическое лечение, психологию, трансфузиологию, современную медицинскую технику и экспериментальные методики. Да, весь арсенал современной медицины используют там, где нет надежды на излечение. Ради того, чтобы дать смертельно больному человеку возможность завершить дела и достойно закончить жизнь.

    Иными словами, более старый вариант понимания паллиативной медицины единственно как меры облегчения предсмертных страданий, заменяется концепцией продления активной жизни, несмотря на наличие смертельного заболевания. При этом все больше времени уделяется работе не только с самим пациентом, но и с его близкими.


    Схема интеграции паллиативной медицины в стандарты помощи в конце жизни.

    Как сегодня продляют и облегчают жизнь смертельно больным


    Боль в диапазоне от умеренной до острой испытывают в терминальных стадиях болезни 67-80% паллиативных больных.

    Кроме того, что боль, очевидно, мучает – она снижает критичность мышления, пациент впадает в депрессивное состояние и отказывается от перспективного лечения. Поэтому купирование (устранение) болевого синдрома – самая частая в паллиативной медицине задача.

    Мы в своей практике применяем так называемую «лестницу обезболивания» ВОЗ: схему терапии, позволяющую постепенно переходить от ненаркотических анальгетиков к слабым и сильным опиатам. Наши врачи умеют работать с мультимодальными схемами анестезии, чтобы не переходить на наркотические обезболивающие раньше времени.

    Благодаря этому фармакологическое обезболивание дает удовлетворительный результат в 90% случаев нашей практики. Кроме того, у нас есть кое-какие способы помочь даже тем пациентам, кто попал в несчастливые 10% – об этом ниже.

    Однако неверно сводить паллиативную помощь только к обезболиванию, либо считать, что полностью инкурабельным (неизлечимым) пациентам не нужно лечение. Варианты терапии разнообразны и позволяют заметно улучшить качество жизни пациента и увеличить ее продолжительность.

    Мы в своей клинике собрали где-то десяток современных технологий, чтобы с этим работать.

    Молекулярно-генетическое тестирование

    Сфера применения: онкология.

    Генетический материал опухоли конкретного пациента исследуется с помощью методов высокопроизводительного секвенирования (техника определения структуры ДНК). Это дает важную информацию.

    Во-первых, определяются потенциально эффективные препараты. Бывает, что лечение по стандартным протоколам перестало работать и болезнь снова начала прогрессировать. В таких случаях результаты генетического тестирования часто указывают на препарат, который не включен в «золотой стандарт» лечения данного вида рака, но может помочь.

    Кроме того, по результатам теста можно сделать выводы о потенциальной резистентности конкретной опухоли к терапии, спрогнозировать рецидив и сопутствующие заболевания.

    Химиоэмболизация опухолей.

    Сфера применения: онкология.


    Это метод локальной химиотерапии, осуществляемый путем эндоваскулярного хирургического вмешательства. Операция проводится через небольшой прокол в коже пациента: в сосуды водят инструменты-катетеры, специальные тонкие трубки, и по сосудам подводят их к целевому участку. Хирург следит за процессом с помощью рентгеновского оборудования. Сферические микрочастицы препарата действуют двумя путями:

    1. Как эмболы (по сути, пробки) – перекрывают сосуды, питающие злокачественное новообразование. Кровоток в тканях опухоли прекращается.
    2. Одновременно, непосредственно в опухолевую ткань высвобождается накопленный микросферами химиотерапевтический препарат-цитостатик (убивающий раковые клетки), что делает его эффект более прицельным и уменьшает токсическое действие химиотерапии на окружающие здоровые ткани.

    Паллиативная химиотерапия направлена на снижение опухолевой массы или задержку роста новообразования.

    Радиочастотная абляция метастазов под контролем КТ (РЧА).

    Сфера применения: онкология.


    При раке бывают случаи, когда боль не купируется даже сильными опиатами. Но и таким больным медики часто в силах помочь.

    РЧА – малоинвазивная (нетравматичная) операция, которая разрушает новообразование действием высокой температуры. Избавляет человека от некупируемого медикаментозно болевого синдрома и патологической ломкости костей, вызванной метастазами. Эту операцию тоже делают без разрезов, через прокол, а «прицеливаются» и контролируют процесс через аппарат мультиспиральной компьютерной томографии (МСКТ).

    Саму методику РЧА применяют также при лечении аритмий или, например, варикозного расширения вен, но для облегчения жизни паллиативным онкологическим пациентам ее используют, к сожалению, не так часто. Подробнее – в видео.


    После избавления от боли с помощью РЧА пациенты чувствуют себя лучше не только физически, но и психологически – начинают смотреть на дальнейшее лечение с оптимизмом.

    Имплантация венозных инфузионных порт-систем.

    Сфера применения: онкология, лечение СПИДа, системная антибиотикотерапия и др.

    Системная химиотерапия при лечении онкозаболеваний предполагает введение препарата или сочетания препаратов с определенной периодичностью в течение длительного времени (6-12 месяцев). Химиотерапевтические препараты повреждают не только опухолевые клетки, но и здоровые ткани, в том числе вены. Для того чтобы исключить осложнения (флебиты – воспаления вен) от регулярных инъекций, ставят инфузионные порт-системы, предназначенные для введения лекарственных препаратов в организм.

    Кроме химиотерапии, через порт можно вводить антибиотики и другие препараты, забирать венозную кровь на анализ, переливать кровекомпоненты, осуществлять парентеральное питание (то есть питание не через рот, а смесями внутривенно). В этом качестве они облегчают жизнь пациентам с ВИЧ или хроническими заболеваниями легких и ЖКТ.

    Порт устанавливается под кожу в верхней трети грудной клетки, а катетер его вводится в яремную вену. Срок службы – до года.


    Схема установки инфузионной порт-системы.

    Установка стентов (расширителей).

    Сфера применения: онкология, кардиология.


    Необходимо при сужении сосудов, протоков, кишечника или пищевода вследствие атеросклероза или воздействия опухоли/метастаза. Пациентам возвращается способность нормально питаться, ходить в туалет и вести привычную жизнь, снижается риск инфаркта, инсульта (при стентировании сосудов).

    Использование оборудования для трансфузиологии.

    Сфера применения: онкология, хроническая почечная и печеночная недостаточность, лечение любых заболеваний, связанных с использованием высокотоксичных фармпрепаратов.

    Трансфузиология – это раздел медицины, изучающий проблемы смешения (трансфузии) и взаимодействия биологических жидкостей и их заменителей. В рамках паллиативной помощи она занимается выведением токсических продуктов распада опухоли или фармацевтических препаратов. В частности, проводят:

    • Непрерывный и каскадный плазмаферез – фильтрация и очищение плазмы крови от токсического агента.
    • Гемодиализ – когда почки пациента не справляются с работой, подключается «искусственная почка».
    • MARS-терапию. При необходимости пациента подключат к аппарату MARS (Molecular Adsorbent Recirculating System), который временно заменит человеку печень.

    Кроме того, симптоматическая терапия в рамках паллиативной помощи умеет лечить такие осложнения неизлечимых заболеваний, как диспепсия (нарушение работы ЖКТ), полисерозит (одновременное воспаление оболочек внутренних полостей, например, плевры и брюшины), асцит (скопление свободной жидкости в брюшной полости), интоксикация, тошнота и рвота. Проводится многокомпонентное общеукрепляющее лечение для поддержки функционирования жизненно важных органов.

    Итого, пациенты со смертельным диагнозом, если имеют доступ к качественной паллиативной медицине, благодаря ей чувствуют себя лучше, к ним возвращается возможность активной жизни, общения с родными и близкими, ограниченная работоспособность.

    К сожалению, эта сфера медицины в России начала развиваться совсем недавно и пока не слишком хорошо организована. Глядя на ситуацию изнутри, мы считаем, что в какой-то мере это связано с особой «щепетильностью» темы, с тем, что о ней не говорят.

    Но больше проблем с тем, что у российских врачей до сих пор не всегда принято досконально вводить пациента в курс дела, много общаться с ним. И люди часто даже не до конца понимают, что с ними происходит, как протекает заболевание.

    Мы считаем, что врач должен дать пациенту всю информацию. Со своими пациентами мы прорабатываем все данные о диагнозе и возможных схемах лечения вместе, буквально строим человеку новую жизнь на весь оставшийся срок – с учетом болезни. Стремимся, чтобы пациент с врачом стали эффективной рабочей командой. И мы видим, что такой подход дает хорошие результаты.

    Поэтому мы в «Медицине 24/7» хотим, чтобы как можно больше людей знали: даже в самых крайних тяжелых случаях врачи бывают в состоянии помочь и облегчить человеку жизнь а, возможно, и продлить ее.

    Например, недавно пациент согласился сделать молекулярно-генетическое тестирование. Это помогло подобрать препарат, который в стандартных протоколах терапии не имеет отношения к его виду опухоли – но в этом случае сработал. Без такого назначения ему оставалось бы 2 недели, а он прожил 4 месяца. Не думайте, что это «мало» – поверьте, для смертельно больного человека каждый день имеет огромное значение и смысл.

    Бывает, что к нам попадают люди с раком IV стадии – в другом медицинском учреждении им дали заключение и отправили домой умирать. А мы проводим тщательное обследование и выясняем, что диагноз был поставлен неверно, на самом деле стадия пока только II, и есть хороший потенциал лечения. Такие случаи не редкость.

    Важно не поддаваться отчаянию и бороться до последнего.
    Медицина 24/7
    0.00
    Company
    Share post

    Comments 34

      –3
      После такого начинаешь думать что алкаши и наркоманы возможно не так уж и не правы.
      Давайте свои минусы.
        0
        Немного не понял ваш пассаж про алкашей и наркоманов.
        Я вот с другой стороны на это смотрю — пока что вечной жизни не придумали, так что все рано или поздно умрут. И в вопросе «вы хотите сейчас или через 20 лет» — выбор будет ИМХО однозначный. Да, в выборе «через 2 недели» или «4 месяца» — уже может быть у каждого по-своему. Но у меня перед глазами пример из жизни — коллега буквально за три дня умер (по цепочке — почки, печень, сердце и никакая реанимация не помогла). Теперь жена судится с родственниками и т.д. А так можно было бы по крайней мере успеть «привести дела в порядок»… (ну, конечно, если у вас ничего нет — то как поется в песне «если вы не живете, то вам и не умирать» (с))
          +2
          Если Вы имеете ввиду, что алкаши и наркоманы умирают раньше и не мучаются от рака, то не вполне согласен. Они и стареют раньше, и могут умереть в мучениях от болезней, с которыми обычно люди знакомятся позже.
            0
            раковые клетки появляются постоянно, просто их убивает иммунитет. иммунитет алкашей и наркоманов не сильно способен на такое, именно поэтому они болеют раком чаще
            0
            Глядя на эту диаграмму, впервые задумался. А ведь естественный отбор работает и в обратную сторону — для различных угрожающих здоровью факторов тоже.
            Мы может быть и победили множество дурацких причин для смерти вроде гриппа и туберкулеза, зато в результате развития медицины остались самые опасные и изощренные заболевания.
            Опять же, удар по всяким конспирологическим кухонным разговорам, что мы загрязнили всю планету химией и физикой, вот поэтому раком болеют больше. Да нет, ясно видно, что мы просто убрали почти все остальные массовые причины, и доля осложненных, комплексных заболеваний, а заодно и возраст дожития до них увеличились.
              0
              Естественный отбор не работает против рака (или, скажем, старения), потому что ему всё равно, что с тобой происходит после того, как твои дети встали на ноги и зажили самостоятельной жизнью.

              Если все люди вдруг начнут жить отдельно от родителей в 40 лет и рожать первого ребёнка в 50 — то численность населения на Земле сильно сократится, зато через несколько поколений люди начнут жить в среднем гораздо дольше.
                +1
                Вы немножко не поняли, какой смысл я внес в «естественный отбор».

                Не болезни приводят к естественному отбору людей, а развитие медицины — к естественному отбору самых опасных болезней.
            • UFO just landed and posted this here
                +5
                Не понимаю как этот материал соотносится с тематикой Хабра.
                  +3
                  Хабр умирает?
                    +1
                    Целевая аудитория. Just business.
                    –4
                    И это на хабре хвастаются, как наживаются на чужой боли, на чужой смерти, на горе родных. Прямо говоря, что готовы выкрасть ваши миллионы за порт-систему, за уколы опиатами.
                      +3
                      А они должны делать это бесплатно за спасибо? Любая медицина стоит много денег. А хорошая стоит очень много денег.
                        +4
                        Ну так-то и гастроном на мне наживается, прямо говоря что готов выкрасть мои кровные за то чтоб мои дети не голодали.
                        Ну ладно, не на мне. Я айтишник, ни я ни дети столько не съедим. Но вот на сестре и племяшках, антихристы, наживаются.
                          +2
                          Все мы альтруисты чужими руками.
                          +6
                          Могу сказать следующее. У бабушки жены моего брата нашли рак тазобедренной кости и кости в ноге. Сначала наверное с полгода больницы, кучи врачей, тонны анализов, разные диагнозы и наконец определились, правда определиться смогли когда бабушка уже почти немогла ходить. Дальше все закрутилось, завертелось. Записи на очереди или тоже самое быстро и сейчас за деньги. К этому моменту бабушка уже совсем лежачая стала и просто страдала от боли. В итоге в больницах сказали следующее, дословно «тут сделать уже ничего нельзя, езжайте домой умирать, подавайте документы и заявления чтобы приходил врач и калол обезболивающие, ждать вам осталось недолго очень вероятно что пол года максимум». Попытки провести повторные нализы для подтверждения безысходности везде становились провалами со словами «уууу, тут все плохо и лучше везите в частную клинику N и там за деньги перепроверят все все». Естественно приходя туда оказывалось что деньги там нужны просто сумашедшие. Повторюсь что бабушка к этому моменту уже страдала и была транспортабельна только лежа. К этому моменту боль удавалось глушить только морфием, а это уже вещество которое хрен достанешь. Тут, опять же с кучей бумажных волокит, удалось добиться доказать что помогает только морфий и нужен именно он и выдавать надо именно его. Дальше случилось совсем нечто, обещанные полгода уже прожиты и врачи умудрились провернуть финт что они больше ходить не будут, колите сами. Мало этого, морфий привозят в единственный склад в соседнем городе, выдается он лично в руки пациенту и необходима куча бумаг. Тут снова геморой с бумагами чтобы лекарства могли привозить родственники. Как делать уколы научили тоже шедеврально, пришел врач уколол и сказал что делайте также и не бойтесь ибо всеравно не почувствует. Вот в таком состоянии от заявленного полугода бабушка прожила(хотя скорее промучалась и просуществовала) еще почти 3 года. Единственное полезное что удалось добиться от государства это выбить бесплатный морфий. При этом бабушка всю жизнь сама работала медиком. Зато все родственники наелись «бумажных совершенств системы» и намучали бабушка потом как то скорую дать не могут сейчас а только через энцать часов и пофигу что у вас там прием назначен и машину просили за несколько дней. То оказывалось что на складе закончились лекарства, чаще всего заканчивался морфий и его постоянно пытались заменить «лучшим вариантом» от которого бабушка снова переставала есть и спать. После полугода приема морфия бабушка, больно такое говорить, в овощ как умственно так и физически. Родственники все тоже настрадались, дежурили посменно все по очереди.
                          В сухом остатке, ужасающие воспоминания на всю жизнь. Полное отсутсвие веры в медицину в т.ч. и платную т.к. в первом случае все разбивается о бюрократию и пофигизм а во втором от попыток сорвать астрономические суммы с горя других. Всякие организации тоже мягко слали куда подальше ибо «ну этож бабушка, вот был бы ребенок».
                            0
                            А потом нам рассказывают, что взрыв в МВД (или где там студент бомбанул) произошёл из-за того, что людей вытаскивали митинговать перед этим сданием и они, мол, волю почуяли, страх потеряли и давай себя взрывать в высоких кабинетах… Скажите, какой у ракового больного выход то? Я ни к чему не призываю и никого не оправдываю, террористом быть очень плохо, товарищь майор, но альтернативы тут такие: уйти быстро, безболезненно и, возможно, помочь таким же больным или долго мучить себя и родственников, умирая на дому…
                            Если бы я оказался в таком положении, то продал бы квартиру ради рекламы своего youtube/twitter/instagram аккаунтов и снимал бы «как работает паллативная медицина при Путине», уверен, что нашлись бы и оператор и переводчик, чтобы сделать сочные кадры, а нескольких десятков тысяч долларов хватило бы, чтобы запустить небольшую компанию в интернете… тем более, что очень многие люди такой контент зарепостили/отрекламировали бы абсолютно бесплатно.
                              0
                              Не тут проблема, проблема в людях самих и отношении в таким проблемам(с одной стороны я могу понять и списать на «на такое у каждого n пациентов у нас». Проблема тут не в *у**** совсем, проблема именно в людях, одним (госам) нафиг мне тратить время просто так(извините за выражение на труп) а другим нафиг мне тратить время( за бабки). Я кстати по стечению обстояльств работал сисадмином в сети частных клиник так вот там все строилось к тому что нех. проявлять альтруизм если за него не звенит в кармане. Не осуждаю врачей там потому как видел сколько они там получали на окладе без вот таких «леваков» с которых можно рубануть просто копейки даже ниже чем в гос медицине и при этом должны были еще и в госах пахать ради чегото там. А за левые анализы\результаты которые требует других анализов все получали надбавки некислые в виде процентов.
                              Алчность? Да. Но она скорее вынужденная в регионах. Проблемы в людях которые у власти? Мой ответ да.
                              Ну на послесловие, не фанат нынешней власти но всеже большая часть приколов лежит на плечах депутатов.

                              PS для поправок внесу что города Саратов и Энгельс которые в полной мере можно считать за полноценный регион с тонной проблем.
                            +2
                            Даже читать не стал… Правдивый ответ — как получится. Всё, статью можно закрывать. Только на неделе читал про мужичка лет 60ти, тернера из Новосибирска, который год обивал пороги поликлиник, прежде чем ему окончательно сказали «лечить вас нецелесообразно, так что даже рецепты мы вам не выпишем» и, фактически, разрешили только прийти умирать в больницу… А это третий город страны, дед далеко не бомж опустившийся, регион, вообщем-то, не самый чахлый. А лет 10 назад у меня сосед от рака умирал, орал от боли, а опиатных обезболивающих выделяли недостаточно, не представляю что переживала его жена-пенсионерка. Так что напишите мне сначала здоровенную статью с перечнем уголовных дел: имя, описание «достижений», срок про наших медицинских чиновников, начиная с министров здравоохранения, а потом рассказывайте про медицину в России.
                              0
                              Интересно, когда мы победим n текущих смертельных болезней, возникнут на их месте еще n + m?
                                +1

                                Да, но возникать они будут лет эдак в 150.

                                0
                                Извините за ламерский вопрос, а есть ли возможность заблокировать боль тем же способом, который издавна используют стоматологии? Ну, сами знаете, что они делают с нервом, по которому приходит болевой сигнал. Вот и здесь со всеми нервами, соединёнными с поражённым органом, такое проделать.
                                  0
                                  В смысле ампутировать пораженный орган?
                                    0
                                    Вообще-то, стоматологи прихлопывают нерв, идущий к зубу, мышьяком, отчего тот лишается способности проводить болевой сигнал. Возможно ли тут действовать по аналогии, с той лишь разницей, что поражённый орган большой, и нервов от него отходит больше?
                                    0

                                    Современные методы обезболивания при онкологии разнообразны, начиная с обезболивающего пластыря и эпидуральной анестезии и заканчивая нейрохирургическими вмешательствами. То, о чем вы говорите называется нейролизис чревного сплетения. Суть метода в разрушении нервного пути. Применяется при хроническом абдоминальном болевом синдроме, т.е. при заболеваниях органов брюшной полости, например, при раке поджелудочной железы. пруф https://www.mediasphera.ru/issues/dokazatelnaya-gastroenterologiya/2016/4/1230522602016041015/annotation
                                    При метастатическом поражении костей наиболее эффективен метод РЧА (радио частотной аблации), когда под воздействием тока разрушается патологический очаг.
                                    Важно понимать, выбор метода обезболивания не ограничивается наркотическими анальгетиками. Целесообразность и эффективность того или иного метода может оценить только врач.

                                      0
                                      Но значит, у механических и радиочастотных методов область применения ограничена, раз обезболивающие продолжают применять?
                                        0
                                        Не совсем понятен ваш вопрос. Давайте сформулируем так: универсальных методов нет, даже наркотические анальгетики могут быть неэффиктивны. Задача врача подобрать схему обезболивания максимально соответствующую интенсивности болевого синдрома и основному заболеванию. В частности, при аблации метастазов в кости болевой синдром снимается полностью, потребности в дополнительной анальгезии нет, иначе зачем это все. Другой вопрос, что государственная медицина сильно ограничена в выборе схем обезболивания и часто переходит на наркотические обезболивающие, когда можно обойтись без них.
                                    +1
                                    Видео с основателем данной клиники на канале Гоблина (Дмитрия Пучкова)
                                    Человек производит приятное впечатление.
                                    Но комментарии с отзывами об услугах учреждений паллиативной медицины заставляют задуматься, что всё не очень однозначно в этой сфере.

                                    Олег Серебрянский про паллиативную медицину

                                      +1
                                      А как насчёт обезболивающих, не вызывающих зависимости? Когда они станут доступны? И насколько они помогут?
                                        0
                                        Из приведенной ссылки понятно, что данное вещество будет доступно не скоро. Пока даже до клинических испытаний не дошли. Обезболивающие, не вызывающие зависимость есть и сейчас. Например, трансдермальные пластыри. Действующее вещество в микродозах всасывается постепенно в кровь. Скоро будут лицензированы препараты короткого действия в виде таблеток морфина. Препараты короткого действия не вызывают сонливость, пациент остается контактным.
                                        0

                                        Эвтаназия могла бы решить множество из этих проблем, как мне кажется. И почти бесплатно.

                                          +1

                                          Вопрос к автору статьи: а есть ли методики для снижения симптомов при таком несмертельном, но очень неприятном в плане боли недуге, как невралгия?

                                            0
                                            Невралгия какой локализации? Есть методики, но лечить по интернету некорректно
                                              0
                                              Написал в личку.

                                          Only users with full accounts can post comments. Log in, please.