Кто владеет данными, генерируемыми устройствами из интернета вещей?



    Сегодня многие организации начинают передавать свои IoT-данные сторонним компаниям. Зачастую это делается ради монетизации, иногда — для соблюдения требований регуляторов. И все эти инициативы выдвигают на передний план проблемы владения данными и их лицензирования.

    Любопытно, что не существует установленной схемы определения, как присваивается право собственности, и ещё хуже обстоят дела с правильным лицензированием IoT-данных. Давайте рассмотрим ситуацию чуть подробнее.

    Владение данными в западном мире


    По сути, владелец машинно-генерируемых данных (МГД), к которым относятся практически всё, что генерируется в IoT, это субъект, владеющий устройством, которое записало эти данные. Иными словами, субъект, владеющий IoT-устройством, также владеет и данными, которые устройство генерирует.

    Однако не всегда ясно, «принадлежат» ли данные тому, кто обладает устройством и/или генерируемыми данными. Ведь когда речь заходит об аренде, то всё становится сложным и даже малопонятным.

    С одной стороны, данные принадлежат собственнику устройства. То есть право собственности на данные сродни документу на владение землёй. МГД также могут содержать метаданные, что можно сравнить с владением полезными ископаемыми и водой на территории этой земли.

    С другой стороны, одна сторона может владеть данными, а другая — контролировать их. Обладание данными не всегда эквивалентно праву на них. Обладание — это контроль. Право — это собственность. Проводя аналогию с правами на использование, каждый раз, когда данные копируются и передаются куда-то, то контроль над ними тоже передаётся. И наоборот — передача права собственности требует наличия легального механизма его оформления.



    Я не юрист, но продолжим


    Получается, что сами по себе данные не защищены законодательством в сфере интеллектуальной собственности. Однако права на владение данными аналогичны правам, предоставляемым авторским правом.

    Права на владение данными включают в себя права на использование, поэтому владелец может копировать, распространять и создавать производные произведения. Данные, хранящиеся в базе данных, это как слова и изображения, из которых складывается защищённая авторским правом книга. Права на использование и на владение книгой различаются. Автор повести сохраняет права на слова и изображения, входящие в повесть.

    Также автор владеет правом поручать издателю публиковать книги и распространять их. Однако он/она не контролирует права использования каждого читателя, как только тот начинает ими пользоваться.

    Аналогично, субъект, обладающий правом собственности на данные или базу данных, обладает и сопутствующими правами. Если данные скопированы или куда-то переданы, то автор уступает права на использование.

    Стороны контракта на передачу данных


    В этом пространстве есть две основные категории сторон. Первая включает корпорации, брокеров данных и маркетплейсы, которые обмениваются данными между собой. Обычно это не подвергается жёсткому государственному регулированию.

    Вторая категория состоит из потребителей, которые передают данные вендору в обмен на продукт или услугу. Соглашения в потребительском пространстве могут подлежать государственному надзору. В результате некоторые индустрии, такие как здравоохранение, должны соблюдать целый ассортимент уставов и агентских правил.

    На другом конце шкалы мы имеем взаимообмен. Например, вендор может собирать всесторонние данные ради улучшения пользовательского опыта (UX). В данном случае контракт позволяет обменять все данные на стимулы, вроде курируемого сервиса или скидки. При таком подходе уступаются все права на использование данных и на их владение, как только пользователь соглашается с условиями.



    Как права на данные используются в сельском хозяйстве


    Сельскохозяйственная отрасль использует всевозможные датчики и МГД для максимизации производства, в результате чего усложнился учёт интересов владельцев данных.

    Суть в том, что фермер владеет данными, которые генерирует его/её устройства. Тем не менее, производители сельхозоборудования разработали прозрачную систему соглашений, которая позволяет свободно циркулировать сельскохозяйственным МГД.

    Сложный мир данных, генерируемых транспортом


    Автомобили всё больше оснащаются информационными технологиями и датчиками, что привело к беспрецедентному взрывному росту объёма генерируемых данных. Разные заинтересованные стороны, от страховщиков до телекомов, хайтек-производителей и так далее, готовы интегрировать эти новые потоки данных в свои бизнес-модели.

    Уникальная особенность рынка автоданных заключается в важности потребительского доверия и настроения. Потребители считают своими все данные, генерируемые их автомобилями. И безусловно ожидают, что в обмен на них должны что-то получать.

    В ответ на это автопроизводители разрабатывают положения, которые используют подход взаимообмена. Как и в случае с агробизнесом, существует базовая презумпция, согласно которой МГД, полученные после продажи автомобиля, принадлежат субъекту, купившему автомобиль.

    Регуляторы и промышленные группы согласны с тем, что владелец машины владеет и МГД. Как и страховой полис, права собственности на МГД привязаны к автомобилю. Это означает, что неперсональные МГД обрабатываются не так, как персональные данные, относящиеся к пассажирам автомобиля.



    Энергетика и IoT


    Растёт использование умных энергетических устройств. Но существует культурный барьер, мешающий завершению интеграции обмена данными. Дело в том, что умные энергоустройства подключаются к частным домам, а пользователи могут быть недовольны тем, что эти устройства собирают данные об их манере энергопотребления, а следовательно — об образе жизни. Не случайно компании внедряют практики сбора данных, подразумевающие получение отдельно права на использование потребительских МГД и права на владение ими.

    По мере распространения IoT схемы и политики, регулирующие права собственности на данные и их передачу могут быть как-то стандартизированы.

    Нет универсального ответа


    Как показано выше, вопрос принадлежности прав на IoT-данные сложен. Как правило, владелец оборудования владеет и данными. В разных сферах и компаниях применяются разные подходы к регулированию передачи контроля и прав на данные. Общим знаменателем является хорошо продуманный контракт, защищающий интересы потребителей и питающий растущую экосистему данных.
    Parallels
    Мировой лидер на рынке межплатформенных решений

    Comments 11

      +3
      Проблема в том, что сами по себе данные от IoT устройств не представляют ценности. Ценность представляет совокупность данных от великого множества устройств великого множества владельцев. Т.о. владелец устройства может делится данным в обмен на какие-то плюшки от коллектора таких данных.
        0
        Возможно в дополнение к плюшкам стоит ввести некую «деперсонализацию» данных, которые перестают быть связаны с конкретным человеком. деперсонализацию как некий юридический и точно специфицированный механизм. После этого облегчится обмен данными между вендорами, и составление «общечеловеческих» баз данных, которые будут доступны в том числе и университетам.
          0
          Проблема в том, что деперсонализация- чрезвычайно сложная задача. Установить личность человека можно по самым разным, порой неожиданным, косвенным данным.
            0
            Верно. На этом вопросе через несколько лет будут процветать многие люди: юристы, политики, технологи. Деперсонализация данных того стоит, потому что это механизм легализации огромных объёмов статистической информации.
        0
        Проблема очень сложная, а вот решение относительно простое — не покупайте «умных» вещей без особой необходимости.
        Фитнес-браслет ещё можно понять, но вот нахрена вам нужен «умный» чайник, холодильник или (проскакивала даже такая новость) вибратор?! Можете даже не начинать придумывать оправдания объяснять, правильный ответ — не нужно. Такие вещи должны работать по принципу вкл/выкл.
          0
          Это — не решение проблемы, а уход от неё в пещеру к первобытным временам. Которые показали, что действительно необходимы людям только относительно небольшое количество тепла и пищи.
          «Умный» чайник (теоретически) может вскипятить воду к нужному моменту, предупредить, что воды осталось мало, показать её температуру и расход электроэнергии на чай, а также её стоимость. Часть из этого, скорее, баловство, но, например, возможность выпить чаю сразу после пробуждения (по «умному» будильнику, который устраивает искусственный рассвет в нужное время) действительно увеличивает уровень комфорта. С холодильником вариантов больше, например, давно хочу оборудовать полки термодатчиками. Вы, конечно, просили не объяснять, но не удержался.)
          Действительное же решение проблемы состоит в открытых протоколах и замыкании данных внутри системы, контролируемой пользователем «умных» устройств.
            0
            Таймеры и термодатчики прекрасно реализуются «тупыми» микроконтроллерами, без ОС и интернета.
            Управлять чайником с мобилы, находясь рядом с ним — баловство, а находясь далеко — небезопасно.
              0
              Согласен с Вами. А сколько еще прекрасных экономящих время функций может быть доступно человеку с доступом к сети. Тот же заказ продуктов самим холодильником и т.д. Сейчас может восприниматься как блажь, а в будущем сложно будет себе представить жилище, не оборудованное такими вещами.
              0
              А если выбора уже нет? Не покупать умный смартфон, например?
              Или сельхоз техника, например, тоже станет скоро вся умная, а неумной не будет. Просто «свои» данные не будут использоваться локально. Они загрузятся в облака, а из облаков спустят (даже не фермеру, а трактору), сколько удобрений надо вылить на данный конкретный квадратный метр земли. Не хочешь делиться данными — не вопрос. Расчитывай всё на калькуляторе.
              Для любителей теории заговора: легко можно неурожай в Европе устроить, и поиграть на ценах на зерно или бульбу.
              0
              Наткнулся как-то на вот такую концепцию. https://www.minnosphere.com/mydata
              Это решение — мобильная система управления личными данными. Kонцепция кажется вполне прозрачной. Принцип действия схож с тем как мы разрешаем или запрещаем доступ сторонних приложений к данным на фейсбуке и пр. Как я понимаю «трудность» распространения такого решения в том, что генераторы данных будут вынуждены поддерживать интерфейс платформы управления личными данными. И в теории могут возникнуть сотни таких платформ, и проблема просто перейдет в новое измерение. Кроме того напрашивается вопрос чей рычаг давления длинее, конечного клиента или производителей продуктов использующих личные данные. Сможет ли конечный пользователь вынудить производителей поддерживать такие платформы. С другой стороны это как бы и в интересах производителей, ведь доверие клиентов вещь давно уже не шуточная.
                0
                Интересно, а как обстоят дела там с электронами и фотонами, как физическими медиаторами передачи информации… Отвлекся, может что-то упустил.
                Всё нормально? Отрегулировано как надо?

                Only users with full accounts can post comments. Log in, please.