К вопросу о легальности параллельного импорта в России

    Опубликованный на прошлой неделе пост о внесении изменений в Законодательство о юрлицах наглядно продемонстрировал востребованность юридической информации для представителей малого бизнеса и основателей стартапов. Наши партнеры, юридическая фирма «Ветров и партнеры», готовы и впредь на регулярной основе заниматься освещением актуальных тем, связанных с юридической стороной iT-предпринимательства и оформления прав на интеллектуальную собственность.



    Новый пост посвящен тому, с чего начинают многие стартапы, с целью заработать на запуск проекта – торгово-закупочной деятельности. Например, поставок новых моделей популярного iPhone в Россию, которая всегда была одной из последних в «очереди за айфонами».

    Параллельный импорт


    Сразу стоит отметить, что легальное определение «параллельного импорта» отсутствует. Между тем, исходя из сложившейся международной практики, под параллельным импортом обычно понимают ввоз «брендированной» продукции на территорию страны, где данная продукция не реализовывается самим правообладателем бренда или иным лицом с согласия правообладателя.

    Теперь можно остановиться подробнее на отличительных признаках параллельного импорта.

    Во-первых, под импортером понимается любое лицо, осуществляющее ввоз оригинальной продукции, а не уполномоченные правообладателем бренда субъекты (официальные дистрибьюторы, дилеры и др.).

    Во-вторых, ввозимая продукция имеет отличительную (неповторимую) маркировку.

    В-третьих, отсутствует разрешение правообладателя товарного знака на ввоз продукции (введение в оборот), то есть импортер и правообладатель не состоят в договорных отношениях.

    Рассмотрим классическую схему с участием российского предпринимателя.

    Российский предприниматель едет заграницу, где и приобретает партию оригинальных товаров для дальнейшей реализации на российском рынке. Предпринимателем движет естественное желание сэкономить, а также найти наиболее выгодное предложение, приемлемые условия сотрудничества.

    Ведь закупать товары по завышенной цене у официального дистрибьютора куда менее выгодно, чем уплатить более низкую цену производителя, установленную, например, для третьих стран.

    Получается, что предприниматель использует не официальный канал (действуя через официальных дистрибьюторов в стране их нахождения), а «параллельный». Отсюда и название всего механизма – «параллельный импорт» или «серый импорт». Впрочем в этой части предположим, читатель настоящего материала, получил подтверждение и так имеющейся у него информации.

    Дальше перейдем к самому интересному вопросу. Легален ли параллельный импорт в Российской Федерации?

    Для ответа на этот вопрос стоит начать с раскрытия главной категории, используемой в рассматриваемом вопроса, а именно с принципа исчерпания прав.

    Суть данного принципа сводится к следующему.

    Если правообладатель реализовал (ввел в гражданский оборот) свою продукцию, то он утрачивает право в дальнейшем диктовать новым собственникам продукции условия ее реализации, предъявлять требования, вытекающие из нарушения прав на товарный знак (например, о выплате компенсации), препятствовать дальнейшей перепродаже товаров.

    Закрепление этого принципа обусловлено желанием обеспечить равенство между интересами правообладателя и интересами государства (общества).
    Всего существует три разновидности принципа исчерпания прав (далее также ПИП): национальный, международный и региональный.

    Национальный принцип предусматривает исчерпание исключительных прав правообладателя только при условии введения товара в оборот внутри страны. Несмотря на неоднократную реализацию товара за рубежом, для ввоза товара в страну с действующим национальным ПИП требуется согласие правообладателя товарного знака. Или другими словами, введение товара в оборот в стране производства товара означает исчерпание исключительных прав на товарный знак только в этой стране, а не автоматически во всех остальных странах мира.

    Международный принцип предполагает исчерпание исключительного права на товарный знак в отношении продукции, которая была введена в оборот, как в стране производства товара, так и в любой другой стране мира.

    Региональный принцип отличается от международного по признаку территориальности, продажа «брендированной» продукции на территории одного из регионов влечет исчерпание исключительного права на бренд и в других регионах.

    В Российской Федерации действует национальный принцип исчерпания исключительных прав, в ЕС – региональный, а, например, в Китае — международный.

    В российском законодательстве национальный ПИП закреплен непосредственно в ст. 1487 ГК РФ, которая предусматривает исчерпание исключительного права на товарный знак в отношении тех товаров, которые были введены в оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия.

    Получается, на ввоз товара с оригинальной маркировкой в РФ должно быть получено согласие правообладателя бренда.

    Согласно действующему российскому законодательству любое использование товарного знака без согласия правообладателя является незаконным (ст. 1484 ГК РФ). В указанной статье приводится лишь примерный перечень возможных способов использования товарного знака.

    Ввоз маркированной товарным знаком продукции является самостоятельной формой использования товарного знака.

    Ввоз оригинальной продукции без согласия правообладателя бренда является незаконным использованием бренда правообладателя, за которое предусмотрена гражданско-правовая ответственность.

    Правообладатель товарного знака вправе воспользоваться способами защиты, которые предусмотрены общей нормой — ст. 1252 ГК РФ (требование о признании права, запрете использования и др.), а также специальной — ст. 1515 ГК РФ (требование о выплате убытков или компенсации).

    Указанные выше права распространяются и на зарубежных правообладателей товарных знаков, чьи права были нарушены в результате параллельного импорта их продукции в Россию. Чаще всего пострадавшие от параллельного импорта правообладатели предъявляют к импортеру требования о запрете введения в оборот маркированной продукции, включая запрет ввоза, продажи, предложения к продаже, а также требование об уплате компенсации. Суммы взыскиваемой компенсации обычно варьируются в пределах от 1 млн руб. до 5 млн руб. Правда суды присуждают обычно лишь половину от заявленных сумм компенсаций.

    Так суд удовлетворил требования компаний-правообладателей товарных знаков «LONGINES», «OMEGA», «RADO» о взыскании компенсации с ответчиков за предложение к продаже на территории РФ оригинальных часов, правда в меньшем от заявленного размере – по 2,5 млн руб. в пользу каждого из истцов. При этом, суд не принял довод одного из ответчиков о невозможности распространения территориального принципа исчерпания прав на сеть «Интернет» (Определение ВАС РФ об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 15.07.2014г. № ВАС-12583/13).

    В судебной практике можно встретить и рекордно низкие суммы компенсаций, которые предъявляет к импортеру правообладатель товарного знака. Например, по одному из дел, правообладатель товарного знака на медицинское оборудование потребовал от импортера выплаты компенсации в размере 20 тыс. руб. (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 19.06.2014 по делу № А76–17672/2013).

    А вот правообладателю бренда «KRUSOVICE» не повезло, суд снизил размер компенсации с 1 млн руб. (по 10 тыс. руб. за каждый факт нарушения – ввезено было 100 бутылок с оригинальной маркировкой) до 30 тыс. руб. (Постановление АС Московского округа от 25.02.2013г. по делу № А40-23850/12-27-216).

    Может ли правообладатель потребовать от импортера изъять из оборота ввезенные им оригинальные товары и уничтожить.

    Эти требования, а именно, изъятие из оборота и уничтожение за счет нарушителя могут быть заявлены правообладателем товарного знака только в отношении контрафактных товаров. Согласно действующей норме (ст. 1515 ГК РФ), под контрафактным товаром понимается товар, на котором незаконно размещен товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. Другими словами, контрафакт это всегда подделка.

    Например в широко известном деле с участием правообладателя бренда Porsche Cayenne S, суд не нашел оснований для признания ввезенных автомобилей контрафактом. Ведь автомобили имели оригинальную маркировку, которая была нанесена сами правообладателем. (Постановление ВАС РФ от 03.02.2009 по делу № А40-9281/08-145-128).

    Предмет параллельного импорта не является контрафактным товаром в силу того, что был произведен и маркирован без нарушения исключительных прав третьих лиц. А значит, правообладатели не могут наказывать импортеров с помощью санкций гражданско-правовой ответственности, предусмотренных за реализацию контрафактных товаров. Так, производитель моторных масел «MAGNATEC» и «EDGE» обратился в суд с иском к компании «КАСТРОЛ ЛИМИТЕД», в частности, с требованиями об изъятии и уничтожении незаконно ввезенной продукции, именуя ее контрафактом. Между тем суд, отказал в удовлетворении требований по мотивам, изложенным выше (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.10.2013 г. по делу № А53–33004/2012).

    Не всегда параллельный импорт был вне гражданско-правового поля. Так, три года назад, суды были более лояльны к нарушителям нежели к возмущенным правообладателям брендов. Количество отказов в исках существенно превалировало над количеством судебных актов, вынесенных в пользу правообладателей. Мотивировка судей сводилась к следующему: раз правообладатель бренда ввел товары в оборот заграницей, значит, имело место исчерпание его исключительных прав, а значит, его требования носят неуместный характер. Таким образом, суды по каким-то причинам придерживались международного принципа исчерпания исключительных прав при фактически закрепленном в России национальном принципе. Неудивительно, что большинство подобных решений были отменены вышестоящими судебными инстанциями.

    Параллельный импорт и административная ответственность



    Однозначно, за параллельный импорт на нарушителей распространяются некоторые санкции гражданско-правовой ответственности, а вот как быть с мерами административной ответственности?

    За незаконное использование товарного знака предусмотрена административная ответственность (ст. 14.10 КоАП). Из арбитражной практики, в частности из Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 11 недвусмысленно усматривается, что санкции ст. 14.10 КоАП распространяются только на лиц, осуществляющих производство, реализацию контрафактных товаров. Таким образом, предприниматели, практикующие параллельный импорт, могут с легкостью выдохнуть, им административная ответственность за незаконный ввоз уникальных товаров не сулит.

    Выше были описаны, какими правовыми рычагами могут пользоваться правообладатели, чьи права были нарушены в результате параллельного импорта. А какие контрдоводы чаще всего используют нарушители?

    Приведем некоторые из них.

    Довод нарушителя о том, что он ввозит товар не для коммерческой реализации, производит впечатление просто детского лепета и сразу отклоняется судами как необоснованный.

    Ключевым же аргументом в позиции ответчика является его аргумент о том, что действия правообладателя направлены на ограничение конкуренции, и есть не что иное, как злоупотребление правом. На самом деле приведенные аргументы отражают и позицию ФАС, которая активно выступает за легализацию рассматриваемого вида импорта в России. Положительный эффект от подобного выразился бы в стимулировании конкуренции, расширении каналов поставки товаров, а также в удовлетворении интересов конечного потребителя.

    Естественно все вышеописанное совсем не отвечает интересам международных компаний, которые хотят иметь монополию на свою продукцию и спокойно диктовать дистрибьюторам условия ее реализации.

    Пока что представители малого бизнеса, даже при поддержке ФАС, не могут пролоббировать устраивающие их поправки в ГК РФ, которые бы узаконили параллельный импорт. Изменится ли подход законодателя, а равно и судебная практика по этому вопросу покажет время. Особо после объединения ВАС РФ и ВС РФ. А пока мелким импортерам следует опасаться только судебных разбирательств в арбитраже, по результатам которых они могут легко и ненавязчиво расстаться с кругленькой суммой.

    Задавайте интересующие вас вопросы на юридические темы в комментариях, на самые важные мы обязательно ответим в следующих постах нашей еженедельной юридической рубрики в блоге платформы коллективных инвестиций VCStart.com.
    VCStart.com
    Company
    AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

    More
    Ads

    Comments 13

      +1
      Вообще-то брендированный товар без разрешения правообладателя торговой марки просто не получится ввезти в РФ — таможня не пропустит. При заполнении таможенной декларации требуется указать торговую марку, либо явным образом отметить «без торговой марки». Если указать ТМ — потребуют официальное письмо от правообладателя. Если в декларации прописано, что торговой марки нет, а на коробке она явно указана — товар отправляется на СВХ, а вы по уши в…
      Прецедентов полно. Одни мои знакомые так на фуру с батарейками попали.
        0
        Согласны, что при ввозе и взаимодействии с таможенным органами могут возникнуть описанные вами сложности.
        Но на практике бывают разные ситуации. Какой объем партии, какая цель ввоза (например, для личных нужд) и пр.
        Поэтому и появляется на территории РФ товары без разрешения правообладателя.
        А потом и судебные споры от правообладателей к продавцам такого серого импорта.

          0
          Тогда не мешайте, пожалуйста, в кучу «импорт» и «продажи». У правообладателей могут быть претензии к реализации товара кем угодно (в т.ч. и официальными дилерами), но к импорту, оформленному легально, придраться не получится. А вот если вдруг выяснится, что при таможенном оформлении импортер указал недостоверные сведения, то это уже контрабанда, а не нарушение чьих-то прав.
        0
        Размышления на заданную тему:

        "… не надо путать две совершенно разные стадии жизненного цикла товаров с товарным знаком.
        Параллельный импорт — это конкуренция готовых товаров на пост-производственной стадии жизненного цикла, это не конкуренция эффективности производств, а конкуренция эффективности систем дистрибьюции готовых товаров.

        И если производство в стране Х неэффективно по сравнению с производством в стране Y — то это не проблема параллельного импорта ни разу, а проблема конкуренции различных юрисдикций в сфере инвестиционной привлекательности.

        И исправлять перекосы в инвестиционной привлекательности нужно для всех единообразно, например, путем введения НЕДИСКРИМИНАЦИОННЫХ тарифных ограничений в виде пошлин, или, на худой конец, если ВТО не велит — то в виде нетарифного технического регулирования. Но опять же — надо вводить такие ограничения для всех без исключения, а не в зависимости от того, какая муха укусила менеджера российской дочки правообладателя, т.е. в виде намеренной дискриминации или для скрытого ограничения торговли.

        «Улучшать» инвестиционный климат путем создания искусственных монополий и введения количественных ограничений на свободу перемещения объектов вещной собственности — это порочный путь в никуда, выращивание очередного отечественного АвтоВаза на скрытых субсидиях в виде монопольной ренты, собираемой со всего общества.

        Я понимаю, что любому правительству куда проще что-нибудь тупо запретить под дудку заботы о благе населения, чем наладить тот самый предпринимательский климат (там, перестать брать взятки за подключение к сетям, выделение земли и вводить прочее скрытое налогообложение бизнеса в рамках его «социальной ответственности»). Однако позволять одну неэффективность компенсировать с помощью другой — это логика наркомана, которому уже кокаин не вставляет и нужно срочно переходить на героин (вместо того, чтобы вылечиться от первого)..."

        bablaw.livejournal.com/409666.html
          0
          Спасибо за цитату и ссылку, хорошие размышления)

          0
          Не вижу, где и я намешал «импорт» и «продажи».

          У правообладателя могут быть претензии даже к импорту оформленному легально, ибо ввоз хоть и был оформлен правильно, а вот дальнейшее использование (в том числе через отчуждение продукции) осуществляется без разрешения правообладателя.

          Причем при таможенном оформлении конкретный собственник вещи может действовать абсолютно правомерно. Это означает, что подобное не связано с представлением недостоверное информации.

          Отсутствие состава административного/уголовного правонарушения не означает отсутствие гражданско-правовой ответственности.

            0
            Вы перечитайте, пожалуйста, мой пост еще раз. Цитата: «У правообладателей могут быть претензии к реализации товара кем угодно (в т.ч. и официальными дилерами), но к импорту, оформленному легально, придраться не получится.».
            Теперь вот, что пишете вы: "дальнейшее использование (в том числе через отчуждение продукции) осуществляется без разрешения правообладателя". Т.е., возражая мне, вы на самом деле со мной соглашаетесь: импорт легален, продажи — под вопросом.

            Отсутствие состава административного/уголовного правонарушения не означает отсутствие гражданско-правовой ответственности.

            Конечно. Кто угодно может подать на кого угодно иск в гражданский суд, если посчитает, что ему нанесен ущерб. Однако же, еще раз: иск правообладателя, очевидно, будет про продажи, а не про покупку (импорт).
              0
              Спасибо за ваш пост. Прочитал его и перечитал ваш предыдущий.

              Повторю изложенное нами в самом материале.

              Цитата: «Ввоз маркированной товарным знаком продукции является самостоятельной формой использования товарного знака».

              Соответственно, правообладатель может бороться как с ввозом (форма использования-1), так и с дальнейшим его «перемещением» по территории (форма использования-2). Но в одном случае нарушения может не быть, а во-втором уже появится. Причем для правообладателя вторые случаи более опасны и менее выгодны.

              Простите, но признаюсь честно, что не совсем понимаю в чем наши с вами мнения расходятся или противоречат.

              Если не затруднит и при наличии возможности, буду рад пояснениям.

              Спасибо и хорошего настроения
                0
                Простите, но признаюсь честно, что не совсем понимаю в чем наши с вами мнения расходятся или противоречат.


                Моя позиция: легальная покупка товара с торговой маркой в другой стране и последующий легальный же ввоз на таможенную территорию РФ (т.е. «импорт») не может в принципе нанести какого-либо ущерба правообладателю (вплоть до реализации этого товара уже на территории РФ). Конечно, правообладатель может иметь другое мнение на этот счет и у него есть полное право подать иск о возмещении ущерба, но каким именно образом он факт этого ущерба будет доказывать — просто не представляю себе.
                С другой стороны, абстрагируясь от гражданских исков, таможенное оформление товара с торговой маркой без разрешения правообладателя является нарушением таможенных правил со всеми вытекающими (гораздо более неприятными, чем иск от правообладателя). Так что не стоит заниматься «параллельным» импортом, но отнюдь не из-за потенциальных исков от правообладателей…
                  0
                  Спасибо! Теперь понял позицию.

                  Правообладателю не нужно доказывать ущерб или убытки.
                  Тут формальный подход, скажем так. Есть факт нарушения, который позволяет либо запрещать, либо требовать компенсацию. А у нее есть минимальный и максимальный порог.
                  Не скажу, что текущее правовое регулирование мне самому близко и я его полностью принимаю. Тем не менее, оно у нас есть(

                  Нарушение таможенных правил и, возможное, уголовное дело это отдельная тема. И согласен, что порой более неприятная.

                  Спасибо вам за внимание к теме!
            +1
            Не совсем понял про национальный принцип исчерпания прав.
            Важно какой принцип используется в той стране, где я продаю или где я купил?
            Если я купил товар в Америке, но он так же продается в России. Могу ли я его продавать в России? Просто я никому не буду говорить, что купил его в штатах, а не в соседнем магазине.
              +1
              применительно к РФ.

              Продавать в России не получится, если нет согласия правообладателя на это.
              Когда встанет вопрос о защите от претензий правообладателя, то вам придется подтвердить условия приобретения.
              Если вы не подтвердите, то просто не обоснуете свою позицию.
              Это приведет к проигрышу в процессе.

                0
                Вот в этом месте совсем не понятно:
                Национальный принцип предусматривает исчерпание исключительных прав правообладателя только при условии введения товара в оборот внутри страны.


                Я это прочитал как «если в стране это мороженое уже продается, то можно ввозить и продавать самому».

            Only users with full accounts can post comments. Log in, please.