Моя улучшенная версия: как жить вечно

Original author: David Ewing Duncan
  • Translation


Джордж Чёрч [George Church] возвышается над большинством людей. У него длинная серая борода волшебника Средиземья, а работа всей его жизни – возиться с ДНК и копаться в секретах жизни – не так уж и далеко ушла от мира глубинной магии. 63-летний генетик заведует одной из крупнейших и хорошо финансируемых лабораторий мира, штаб-квартира которой находится на втором этаже массивного здания из стекла и стали, «Нового исследовательского здания» Гарвардской медицинской школы. Он также подрабатывает консультантом и осуществляет поддержку десятков проектов, консорциумов, конференций, подразделений и стартапов, объединённых миссией раздвигать границы доступного – от создания биороботов до воскрешения мамонта. Туманным августовским утром он захотел поговорить со мной о границах моей собственной жизни.

Чёрч – один из лидеров инициативы под названием «Проект геном-запись» (Genome Project-­Write, GP-Write), организующей попытки сотен учёных всего мира, работающих над синтезом ДНК разных организмов. Группа всё ещё спорит по поводу того, как далеко следует заходить в вопросе синтеза человеческого ДНК, но Чёрч – стоя в своём офисе в мятой спортивной куртке за узкой кафедрой, которую он использует вместо стола – говорит, что его лаборатория уже сделала свой выбор по этому вопросу: «Мы хотим синтезировать модифицированные версии всех генов человеческого генома в следующие несколько лет».

Он собирается разработать и создать длинные цепочки человеческого ДНК, не просто вырезая и вставляя небольшие кусочки – подобная практика теперь сродни рутине, благодаря последним технологиям вроде CRISPR, позволяющим учёным дёшево и легко редактировать ДНК – но перезаписывая критически важные участки хромосом, которые затем можно соединить с геномом естественного происхождения. В случае успеха это будет захватывающий скачок по сложности от геномов бактерий и дрожжей, над синтезом которых учёные работали до сих пор. «Мы планируем вещи, намного превосходящие CRISPR,- говорит Чёрч. – Это похоже на разницу между редактированием книги и написанием новой».

При написании своей книги Чёрч надеется изменить в ней историю человека по своему желанию. Заменяя избранные нуклеотиды – символы жизни ACGT, разбросанные по хромосомам – и заменяя, допустим, T на А или С на G в процессе перекодирования, Чёрч мечтает создавать клетки, сопротивляющиеся вирусам. «Таким, как ВИЧ или гепатит Б», — говорит он.

«А простуде?» – спрашиваю я.

Он кивает, и добавляет, что они уже сумели перекодировать бактерию, сделав её невосприимчивой к вирусам. «Это описано в нашей работе от 2016 года», — говорит он.

Чёрч и другие, работающие над синтезом человеческого ДНК, создали свою собственный проект в рамках GP-Write – проект-запись человеческого генома (Human Genome Project-Write, HGP-Write). Его перспективы на успех таковы, что биологи с жаром обсуждают потенциал лечения болезней, создания клеток и даже, возможно, целых органов при помощи биоинженерии. Критики же задумчиво чешут головы из-за технических трудностей, высокой стоимости и вопросов практичности. Фрэнсис Коллинз, директор Национальных институтов здоровья, признаёт, что синтез полноценного человеческого генома реален, но ему непонятен смысл этой затеи. «Думаю, что это в пределах возможного, если у вас будет достаточно времени и денег, — говорит он, — но зачем это делать? Сегодня технологии вроде CRISPR гораздо более доступны».

А ещё встаёт вопрос этичности использования мощной технологии для игр с основным кодом жизни. Теоретически, учёные когда-нибудь смогут изготавливать геномы, человеческие или какие ещё, так же просто, как писать код на компьютере, превращая цифровые копии ДНК с чьего-то ноутбука в живые клетки или даже Homo sapiens. Памятуя о спорности ситуации, Чёрч и его коллеги по HGP-Write настаивают, что их целью является не создание новых людей – хотя одного лишь нахальства, необходимого для внесения широкомасштабных изменений в ДНК, достаточно, чтобы вызвать споры по этому поводу. «Люди расстраиваются, если кто-то размещает гены другого вида в еде», — говорит стэнфордский специалист по биоэтике и юриспруденции Генри Грили. «А тут речь идёт о полном переписывании жизни? Да тут волосы дыбом встанут, и это воспримут в штыки».

Но, несмотря на все штыки, Чёрч с командой рвутся вперёд. «Мы хотим начать с человеческой Y-хромосомы», — говорит он, имея в виду мужскую половую хромосому, у которой, как он поясняет, меньше всего генов из всех 23 хромосом, поэтому её легче всего создать. Но он не хочет синтезировать любую Y-хромосому. Они с командой хотят использовать последовательность этой хромосомы, взятую у реального человека – у меня.

«А вы можете это сделать?» – запинаясь, спрашиваю я.

«Конечно, можем – с вашего разрешения», — говорит он, напоминая, что моим геномом воспользоваться было бы легко, поскольку он хранится в цифровом виде в компьютерах его лаборатории, как часть проекта, запущенного им в 2005 году, «Проект персонального генома» (Personal Genome Project, PGP). PGP привлёк тысячи людей, согласившихся внести свой полный геном в открытую базу данных, доступную исследователям и вообще кому угодно; я тоже предоставил свой геном этому проекту.

С моего разрешения после нескольких нажатий клавиш на клавиатуре Чёрч без усилий сможет открыть цифровые чертежи моей Y-хромосомы. Затем учёные его лаборатории смогут сделать её синтетическую копию, но с отличиями: они перекодируют мою последовательность так, чтобы она сопротивлялась вирусам. Если им это удастся – и если они смогут перекодировать все остальные хромосомы и внедрить их в клетки человека, а это два больших «если» – теоретически, они смогут имплантировать эти «откорректированные» клетки мне в тело, где они, если повезёт, размножатся, изменят функционирование моего тела и понизят риск вирусной инфекции.

Но мы забегаем вперёд. Пока что Чёрч просто хочет перекодировать и синтезировать мою Y-хромосому. «Когда мы закончим, в холодильнике будет храниться маленькая частичка вас». Оптимизированная версия меня, которая однажды сможет оттаять – через десять лет, или через сотню тысяч. К тому времени, как говорит Чёрч, учёные смогут ещё глубже манипулировать моим геномом. Он смогут сделать меня сильнее, быстрее или даже умнее. Они, возможно, смогут создать совершенно новую версию меня. Кто знает, что станет возможным в будущем?

Синтетическая биология, область, посвящённая пониманию и переделке основных строительных блоков жизни, зародилась в 1970-х, когда команда под руководством стэнфордского биохимика Пола Берга совершила ключевые открытия в технике вырезания коротких последовательностей ДНК из одних организмов (от бактерий до людей) и вставки их в других (обычно бактерий). Эта практика позволила учёным использовать клеточные системы микробов для производства белков, которые в некоторых случаях стали успешными лекарствами, такими, как Epogen, использующийся для стимуляции производства красных кровяных телец у людей с анемией, проходящих процедуру диализа или участников Тур де Франс.

Крупномасштабная синтетическая биология начала появляться в начале 2000, когда учёные стали синтезировать вирусы целиком. В 2010 команда из института Дж. Крейга Вентера создала первую синтетическую самовоспроизводящуюся бактериальную клетку. Но пока ещё никто не приближался к амбициозным планам GP-Write или HGP-Write, обязанных своим именем изначальному проекту изучения человеческого генома Human Genome Project, массивного предприятия, в рамках которого было секвенировано 3 млрд пар генов, составляющих геном человека, за $2,7 млрд из денег налогоплательщиков США. (Второй, частный проект под руководством Крейга Вентера, сделал то же самое гораздо дешевле). «Мы считаем проект HGP-Write продолжением Human Genome Project», — сказал генетик Эндрю Хессел, один из основателей GP-Write и HGP-Write, и бывший исследователь в подразделении наук о жизни компании Autodesk.

Именно Хессел, стройный человек 54 лет, с короткой колючей бородкой, впервые рассказал мне об этом новом проекте изучения человеческого генома три года назад, когда я приезжал к нему в гости в его небольшой, броского вида коттедж рядом с Русской рекой в калифорнийском округе Сонома. Потягивая красное вино рядом с дровяной печкой туманным вечером, Хессел рассказывал, как начинал свою карьеру в конце 1990-х в Amgen, анализируя данные, полученные от частного проекта Вентера. «Ещё когда мы заканчивали HGP-Read (проект геном человека-чтение), — говорит он, используя их краткое обозначение проекта генома человека, — я уже предвкушал, как мы сможем начать что-то создавать. Я ждал и ждал, но ничего не происходило. Не хватало воображения. Технология дошла до определённой точки развития, но никто не двигался дальше». Он наблюдал за появлением CRISPR и других технологий редактирования генов, но они его не удовлетворили.

В 2015-м Хессел серьёзно решил заняться проектом редактирования генома и попросил Чёрча помочь организовать начинание, ставшее GP-Write (и HGP-Write). Чёрч настоял, что им необходимо привлечь ещё одного выдающегося специалиста по синтетической биологии, Джеффа Боэке из Нью-Йоркского университета. Цели группы простираются от помощи в разработке технологий, работающих быстрее и дешевле, до выработки этической платформы для синтеза жизни. У них уже есть ответ на вопрос Фрэнсиса Коллинза и прочих по поводу синтезирования генома человека – зачем это делать? Хессел, Чёрч и компания рассказывают о потенциале крупных изменений, затрагивающих весь геном целиком, которые можно использовать для разработки клеток, невосприимчивых к вирусам, синтетических органов и новых лекарств. Но они проводят черту, не активируя геном в клетках зародышевой линии, способных изменять гены, которые мы передаём нашим детям. «Мы не создаём младенцев – мы только редактируем геномы, — настаивает Хессел. – Реальная работа по созданию синтетического младенца останется следующему поколению».

В прошлом мае GP-Write провёл первую публичную встречу в Нью-Йоркском центре генома. Двухдневная конференция привлекла 250 учёных, специалистов по этике, юристов, учёных-любителей, художников, лиц, определяющих политику и компаний из 10 стран, включая Китай, Японию, Британию, Канаду, Сингапур и США. Там были доклады с названиями вроде «Использование изотермического увеличивающего массива для удлинения искусственной последовательности генов» или «Предсказание и понимание управляющих систем».

На конференции демонстрировались презентации опытных проектов, поддержку которых организация рассматривала или осуществляла. К примеру, Харрис Вон из Колумбийского университета хочет изменить клетки млекопитающих при помощи биоинженерии так, чтобы они стали фабриками по производству питательных веществ, выдавая критически важные аминокислоты и витамины, которые человеку приходится потреблять в виде еды. Ещё один проект от Джун Медфорд из Университета штата Колорадо направлен на редактирование геномов растений, которое позволит им заниматься фильтрованием воды или обнаружением химических веществ. На встрече она показывала изображение рамки аэропорта, окружённой распознающими взрывчатку кустами.

Движение GP-Write совершило самый новый из своих прорывов в прошлом году, когда лаборатория Боэке из Нью-Йоркского университета объявила о том, что полностью создала 6 искусственных хромосом из 16, составляющих геном дрожжей. Боэке планирует закончить синтез всех 16 хромосом к концу года. «Мы стремимся распутать, модернизировать и переделать генетические чертежи дрожжей, — говорит он. – После того, как мы синтезируем все 16 хромосом, мы планируем создать работающую клетку дрожжей».

Это будет примечательным достижением, но учитывая, что у дрожжей в четыре раза меньше генов, чем у людей, это вс ё равно не станет приближением к сложной задаче синтеза всего или даже части человеческого генома. Самые длинные из 16 хромосом дрожжей содержат примерно по миллиону спаренных оснований. Спаренное основание – это дублированные генетические буквы, идущие вдоль каждого отрезка двойной спирали ДНК, на манер ступеней лестницы. Y-хромосома содержит 59 млн спаренных оснований, и является одной из самых коротких хромосом из 23 человеческих. Некоторые учёные оценивают, что запись всего человеческого генома, всех 3 млрд спаренных оснований, может обойтись в $3 млрд, что не только нереально дорого, но и, возможно, и не нужно. «Нам не надо перезаписывать всё», чтобы серьёзно поменять хромосому, — поясняет Чёрч. – Только важные её части".

В 2002 году я, в рамках попыток нашего журнала объяснить и приблизить к народу новомодную технологию секвенирования генов, стал одним из первых людей, чей геном был секвенирован. Тогда мой геном казался чем-то очень личным, и обещал раскрыть секреты моего здоровья, погребённые глубоко в моей ДНК. В рамках подготовки статьи компания Sequenom проверила меня на несколько сотен маркеров ДНК, связанных с рисками заболеваний, от болезни Альцгеймера и повышенного кровяного давления до некоторых видов рака. К примеру, учёные из Sequenom обнаружили мутацию в моей шестой хромосоме, которую позже связали с небольшим увеличением риска сердечного приступа. Как и многие люди, геном которых секвенировали такие сервисы, как 23andMe, я запомнил эту информацию с пометочкой «хорошо об этом знать». Спустя пятнадцать лет и ноль сердечных приступов, я, разглядывая свой собственный проект HGP-Write, думал о том, как это – знать, что небольшая частичка меня копируется и перекодируются с целью улучшений.

После встречи с Чёрчем прошлым летом, я встретился с его командой в конференц-зале в гарвардском Вайссовском институте инженерного дела, вдохновлённого биологией, удивительном строении из стали и стекла, расположенном позади главного здания лаборатории Чёрча. В команде было четыре исследователя и постдок из Албании Эриона Хисолли 32-х лет. Очень серьёзная Хисолли, с косичками в волосах, провела меня по всей процедуре создания моей Y-хромосомы.

Синтез генов, объясняла Хисолли, начинается с того, что исследователи открывают генетическую последовательность на компьютере. На светящемся экране она показывает мне отрезок моей последовательности, который выглядит примерно так:

CGG CGA AGC TCT TCC TTC CTT TGC ACT GAA AGC TGT AAC TCT AAG TAT CAG TGT GAA ACG GGA GAA AAC AGT AAA GGC AAC GTC CAG GAT CGA GTG AAG CGA CCC ATG AAC GCA TTC ATC GTG TGG TCT CGC GAT CAG CGG CGC AAG ATG GCT CTA GAG AAT CCC CGA

… и так далее. Хисолли поясняет, что, вместо синтеза каждого нуклеотида в моей Y-хромосоме, команда Черча сконцентрируется на отдельных единицах генетического кода, кодонах, определяющих, какую именно аминокислоту (и, в итоге, белок) будет производить клетка. Каждый кодон состоит максимум из трёх нуклеотидов (к примеру, ATG или TCC), и Хисолли с командой надеются, что, меняя местами определённые нуклеотиды в кодонах, они смогут произвести изменения в масштабе целого генома, способные сделать клетку устойчивой к вирусам. После перекодирования целевых кодонов, Хисолли отправит этот генетический чертёж в компанию Integrated DNA Technologies, производящую на заказ небольшие сегменты реальной ДНК, олигонуклеотиды. Затем компания высушит и заморозит эти олигонуклеотиды и отправит их обратно Хисолли. Они с коллегами будут соединять полученные отрезки во всё более длинные последовательности, и каждый новый сегмент будет на шаг приближать их к законченной хромосоме.

По крайней мере, такой план – и на его завершение может потребоваться целый год. А пока я прошу Хисолли провести менее амбициозную демонстрацию работы редактирования ДНК. Сначала она не хочет делать что-то, что считает простым. Но потом соглашается, и мы выбираем сегмент ДНК на моей шестой хромосоме, содержащий мутацию, выявленную моим предыдущим генетическим тестом – ту, что связана с небольшим риском сердечного приступа. Чтобы создать новую, улучшенную версию этого генетического фрагмента, Хисолли исправляет рискованную мутацию на компьютере. Она также перекодирует этот кусочек ДНК так, чтобы он сопротивлялся вирусам – просто для порядка. Потом Хисолли заказывает перекодированный фрагмент ДНК у компании, и тот через несколько дней спустя прибывает.

Получив фрагмент, исследователи клонируют его и помещают в цитоплазму E. coli, хорошо известной бактерии. Генетики часто пользуются способностью E. coli к быстрому размножению. Через несколько дней E. coli вырабатывает достаточное количество копий моей изменённой хромосомы, и Хисолли отправляет мне фото бактерий в чашке Петри, содержащих эти маленькие кусочки меня. Хотя я и не могу увидеть эти частицы наноразмера. Зато я могу увидеть разбросанные внутри клеток зелёные светящиеся капли. Эти капли воспроизводятся флуоресцентным репортёрным геном, взятым у медузы, который учёные постоянно используют для разметки генов. Этот грязноватый, коричнево-зелёный суп из микробов, покрытый светящимися пятнами, очень далеко отстоит от той версии меня, которую можно было бы узнать, но я скривился, представив, что однажды я смогу посмотреть на более полную версию моего генома в чашке Петри, карикатурно напоминающую меня.

Последний шаг в создании синтетического мини-меня – замена исправленного гена в тех клетках, где он должен храниться. Но не во всех – учёные используют мои белые кровяные тельца, чтобы создать индуцированные плюрипотентные стволовые клетки (ИПСК), способные вырасти и стать любой клеткой в моём теле. (Биоинженерной стороной вопроса занимается в Мэдисоне, штат Висконсин, компания Cellular Dynamics International, создающая стволовые клетки для фармацевтических компаний и институтов). Когда-нибудь эти клетки можно будет ввести в моё тело, в надежде, что они поменяют схему его работы, но пока что «поместить отредактированные клетки в тело – чрезвычайно трудная задача, — говорит Хисолли. – Во многие ткани можно просто ввести клетки напрямую и наблюдать, не сможет ли небольшой процент выжить и процветать. Или можно ввести кровяные стволовые клетки в вену и посмотреть, нацелятся ли они на костный мозг или тимус». И пока эта технология не разовьётся, мои отредактированные клетки будут храниться замороженными, чтобы в будущем к ним обратился я или кто другой.

Чёрч предупреждает, что технология масштабного синтеза генома всё ещё остаётся зарождающейся, дорогой и сложной. GP-Write ещё предстоит получить значимые инвестиции, хотя отдельные лаборатории, такие, как лаборатории Чёрча и Бокэке, получили финансирование от правительственных агентств, например, Национального научного фонда и DARPA, отделения Пентагона по исследованиям и разработкам. Пока что я не стал бы надеяться на то, что в ближайшее время смогу получить мою перекодированную Y-хромосому – или крохотное исправление, сделанное Хисолли в моей шестой хромосоме – в виде имплантата. Но они будут храниться в глубокой заморозке, на случай, если удастся разрешить массу этических и технических проблем, а также вопрос безопасности.

И всё-таки интересно, как в один прекрасный день можно будет использовать этот основной код, делающий меня тем, кто я есть. Я обеими руками за использование такой технологии для разработки новых лекарств или разработки подстроек ДНК на масштабе всего генома, способных предотвратить болезни, если это безопасно и не несёт в себе намеренных отрицательных эффектов – и это очень большое «если». Но если мы преодолеем терапевтический барьер, интересно, как отнесусь к тому, что я, или мои дети, будут улучшены и станут сильнее или умнее. Повторюсь, что если это безопасно и на самом деле сработает, то подозреваю, что множество людей с готовностью согласятся на апгрейд, хотя приходится задуматься, не приведёт ли появление новых, улучшенных геномов – будем мы использовать перекодирование в масштабе генома или технологии, подобные CRISPR – к тому, что мы полностью изменимся.

Чем это обернётся в ближайшие годы и десятилетия – остаётся только догадываться. Но прямо сейчас уже изготавливаются инструменты, которые смогут дать нам возможность делать нечто большее, чем просто вводить несколько новых улучшений, говорит биоинженер Пэм Сильвер из Гарварда: «Ограничивать вас будет только ваше воображение». Она работает в проекте GP-Write, направленном на изготовление аминокислот, которые люди получают с едой. Её мнение поддерживает генетик Чарльз Кантор, почётный профессор из Бостонского Университета, помогавший мне участвовать в секвенировании моей ДНК в 2002-м в Sequenom. Кантор считает, что учёные и специалисты по этике слишком робкие. «Когда я представляю себе редактирование генома, — говорит он, — мне нравится думать о том, в каких разных жанрах люди могут писать сочинения. Лично мне нравится беллетристика – придумывать совершенно новые геномы, например, создавать людей, получающих энергию из фотосинтеза или шагающие растения».

То, что исследователи уже всерьёз думают о клетках, способных сопротивляться вирусам или ходящих растениях, делает ещё более важной необходимость для учёных, таких, как Чёрч, Хессел и Боэке, а также молодых исследователей вроде Хисолли, рассказывать о своей работе публично, а для передовых проектов вроде GP-Write – работать прозрачно и по возможности придерживаться стандартов. «Думаю, что общественность должно успокоить, что учёные об этом задумываются, а не просто берут и делают что-то из разряда безумного гения», — говорит Николь Локхарт, директор программы Национальных институтов здоровья по исследованию этических, юридических и социальных последствий. Или, как говорит Хессел: «Может, мы и не сумеем предотвратить использование этой технологии плохими парнями, но поскольку она так или иначе появится, всегда лучше открыто говорить об этом».

Во время одного из последних визитов в лабораторию я спросил у Хисоли, какую хромосому они будут испытывать в следующий раз, когда закончат синтезировать мою Y.

«Мы пока не знаем», — говорит она. Возможно, одну из оставшихся малых хромосом, 21 или 22. Чёрч побуждает её и её команду попытать шансы с X-хромосомой.

«Но на данный момент это будет немного чересчур», — говорит Хисолли, учитывая, что в ней более чем в 10 раз больше генов, и что она гораздо больше, чем Y.

Я осторожно спрашиваю её, чью последовательность они будут использовать в случае с этой и остальными хромосомами для создания остатках перекодированного искусственного генома человека.

«Мы могли бы использовать вашу», — говорит она, едва-едва улыбаясь мне перед тем, как отвернуться и продолжить работу.
Support the author
Share post

Comments 52

    –3
    Все никак не дождусь статьи с заголовком «Зачем жить вечно»
      +4
      Не знаю как насчёт статьи и вечности, но вот вишлист на сотню-другую триллионов лет я бы заполнил легко. Даже на одни игрушки среднестатистической жизни не хватит. Даже среднестатистической японской.
        +3
        С определенного возраста играть в игры становится неинтересно. Особенно, когда понимаешь, как они устроены. Тыкать в кнопки/экранчик ради того, чтобы где-то в памяти увеличился или уменьшился счетчик, понимание того, что все делается по определенным шаблонам — убивает удовольствие от игры.

        Собственно, так не только с играми происходит. Мне уже несколько лет стало неинтересно смотреть кино и сериалы. С опытом и возрастом начинаешь видеть картонные шаблоны по которым построен сценарий и поведение актеров. Притом, шаблонов немного, и за 20-30 лет уже успеваешь увидеть все шаблоны во всех вариациях. Также начинаешь замечать, что актеры играют, неестественность как самой актерской игры, так и надуманность ситуаций, в которых им приходится играть.
          0
          Это проблема опыта в целом, а не возраста возрасте как такового (вы, кстати, почти мой ровесник, если правильно указали год рождения в профиле). В случае сериалов — опыта сценаристов в том числе :) Ну и, возможно, что-то в складе личности…
            0
            Год верный. Все меняется, каждый человек меняется с возрастом и опытом, хотя иногда это бывает сложно заметить в самом себе.

            20 лет назад я не мог подумать, что мне будут неинтересны игры. 10 лет назад представить не мог, что мне станет неинтересно кино. Предсказать и осознать эти перемены сложно, нам кажется, что мы — это нечто неизменное во времени, хотя если серьезно анализировать, то можно заметить изменения даже в себе.

            Про опыт сценаристов не понял. Я пытаюсь периодически посмотреть самые разные фильмы и сериалы. Не нравится все одинаково. Кстати, я знаком со сценаристами (с некоторыми лично, некоторых читал в соц. сетях, листал книги и руководства для сценаристов), они собственно и не скрывают, что делают все по шаблонам. Некоторые из них (возможно, многие, но впервые я это увидел в facebook сценаристки, работающей в Голливуде) считают, что и жизнь любого человека подходит под простой шаблон (или набор из нескольких простых шаблонов).
              0
              Опыт сценариста по крайней мере позволяет сложить известные шаблоны в нестандартном порядке, если уж совсем нового придумать не удается. Много интересных вещей на самом деле складывается по простым законам и из ограниченного набора объектов, калейдоскоп и фракталы тому примером. Но в случае именно кино и сериалов — вы, возможно, просто не попадаете в ту «зону поражения», по которой работает основная масса сценаристов. Ну, и в конце концов, сериалы, кино, игры — достаточно узкие области даже в жанре развлечений, а не только в человеческой деятельности в целом, их выпадение из области интересов вряд ли можно считать признаком конца времен.
                0
                так это же наоборот очень круто. Когда начинаешь понимать, как оно устроено и как работает — возникает желание это улучшить, а то и вообще создать что-то новое. И у тебя на это буде неограниченное время. Сейчас человек продуктивен около 60 лет — из них 20-30 лет он тратит на то, чтоб изучить все что было до него и остальное время — на то, чтоб создать свое. Например свою игру/фильм/книгу и тд. И вот наработав кучу опыта и привнеся что-то новое он начинает угасать — на самом интересном моменте, когда можно было бы еще жить и жить, оттачивая мастерство десятками и сотнями лет.
                С развитием прогресса срок, необходимый для усвоения всей информации предшественников будет расти все больше и больше. Скоро и 60 лет может оказаться мало чтоб освоить весь пласт информации и накопить опыт. Так что любой достаточно разумный человек легко найдет себе занятия на миллионы и миллиарды лет, хотя-бы в соревновании с такими же. Или вон в соседнюю галактику слетать — всего-то 10 миллионов лет в одну сторону, а ее еще исследовать надо. Когда у тебя вечная жизнь, космические расстояния уже не кажутся столь непреодолимыми…
                  –2
                  Летишь и думаешь, а нафига я туда полетел. А лететь остаётся 9 999 999 лет. Интересно, может инопланетян нет, потому что любое разумное существо в процессе развития приходит к мысли о бессмысленности существования? Вся эта куча опыта, создание чего-то своего так увлекательна, когда ты молодой, и гормоны требуют действий.
                    –1
                    ну думаю эту проблему можно решить добровольным стиранием памяти — например удалить из памяти 30 лет жизни в 48… и тебе снова 18 лет ) можно снова жить и познавать мир) Ну и эвтаназию ввести для совсем уж заскучавших. В конце концов все люди разные и у кого-то в отличии от меня психика и в правду может не выдержать вечной жизни)
                      0
                      Гормоны будут молодыми, иначе долгожительства или бессертия не получится. А инопланетян мы не встретим из-за ужасно малой скорости света и огромных расстояний.
                        0
                        Ну почему же не встретим? Если у вас есть вечная жизнь, то совершить перелет через млечный путь, разогнавшись до 1/10 от скорости света — всего миллион лет. Это немного, а ведь можно и быстрее… инопланетяне тоже упрутся в физические пределы и просто будут бесконечно продлевать свою жизнь. А значит, если их раса не просрет все полимеры или не поубивает друг друга, то в какой-то момент выйдет на путь устойчивой экспансии и мы с ними пересечемся так или иначе. А миллион лет раньше, миллион лет позже — какая разница, если у тебя впереди вечность.
                          0
                          Пересечь галактику — ничто. В Млечном Пути 400 млрд звёзд, как найти жизнь на одной из них? Одна надежда — на прорывы в физике и сверхсвет.
                            0
                            на одной никто жизнь искать и не будет специально, просто при устойчивой экспансии вечноживущих рано-или поздно территории войдут в соприкосновение с другими цивилизациями. 400 миллиадов звезд… за 10-100 миллионов лет можно отправить экспедицию к каждой, если учесть что количество колоний буде расти по экспоненте и каждая колония будет отправлять новые экспедиции
                    0
                    У меня то же самое, поэтому занят поиском и реализацией идей, которые ещё не.
                    А вам как удаётся развлекаться или к чему-то поддерживать интерес?
                      0
                      Я где-то 12 лет работаю удаленно, без фиксированного графика, думаю, что надо попробовать вернуться работать в офис. За все 12 лет не удалось организовать рабочий день так, чтобы работать не более 8 часов в день, не работать в выходные, и иметь полноценный отпуск. Есть интуитивное ощущение, что именно избыток работы и нехватка полноценного отдыха потихоньку приводит к потере интереса ко многим вещам, надеюсь, что еще не все потеряно. Хотя к играм потерял интерес задолго до этого.

                      Вообще, все это субъективно, перемены в себе очень сложно заметить, еще сложнее понять их причины.

                      Например, с тех пор, как я начал удаленно работать, я попутешествовал по миру, пожил в разных странах. Возможно мне может быть неинтересно смотреть кино с выдуманными историями, потому что в путешествиях я множество раз сталкивался вживую с интересными людьми и ситуациями?..

                      Как поддерживать интерес — я сам еще ищу ответ на этот вопрос. Есть вещи, которые пока неизменно доставляют мне удовольствие, например, езда на мотоцикле, особенно долгие путешествия на мотоцикле. После нескольких дней на мото голова очищается немного от лишних мыслей.

                      Спорт, в частности, йога, тоже помогает очистить голову и почувствовать желание к жизни. Но спортом непросто заниматься с моим кочевым образом жизни. За последние пару месяцев я переезжал по четырем странам, по разным городам, в разных отелях и квартирах в этих городах. Если раньше это нравилось, то сейчас вызывает стресс и усталость, тяжело найти время, место и энергию для занятий спортом.

                      Социальные сети, мне кажется, очень отрицательно влияют на положительное восприятие жизни, но это большая тема, которую не развернуть в одном комментарии.

                      В общем, я пока стараюсь двигаться в следующих направлениях:
                      — избегать социальных сетей (хабр/гиктаймс пока под вопросом, facebook надо избегать однозначно, совершенно точно нельзя допускать его появления на телефоне, чтобы возникал соблазн пока стоишь где-то в очереди, или ждешь заказа в кафе, открывать его, тем более, что он постоянно отображает фальшивые уведомления о новых событиях)
                      — больше времени уделять спорту, йоге
                      — организовать рабочий день, ложиться и вставать в одно и то же время, подумываю о поиске работы в офисе, чтобы в 5-6 вечера заканчивать работу, и стараться забыть о ней, тем более, на выходных и в отпуске

                      Но особых результатов пока не достиг, все откладываю на потом. Например, с йогой такой ход мыслей: «сейчас негде и некогда заниматься, сначала пускай решится вопрос с работой в офисе, сниму рядом квартиру, и тогда начну». Хотя понимаю, что это совершенно неправильный образ мыслей, но очень тяжело менять себя.
                        0
                        я переезжал по четырем странам, по разным городам, в разных отелях и квартирах в этих городах. Если раньше это нравилось, то сейчас вызывает стресс и усталость, тяжело найти время, место и энергию для занятий спортом.
                        Но сами путешествия пока радуют?
                          0
                          Радуют, но меньше, чем раньше. Впрочем, так у всех наверное. Первый раз за границей думаешь: «Ох, ну нифига себе», да и вообще ожидания завышенные. На 10-й раз понимаешь, что везде живут люди, что все они более-менее одинаковые, у всех одинаковая жизнь, стремления и т.д.

                          Кроме того, глобализация стирает всюду различия и национальную культуру. Где-нибудь в глухой деревушке в Непале гораздо проще купить Кока-колу, чем какой-нибудь национальный напиток. Мега-моллы, бургер-кинги строятся везде: в Лаосе, Непале, Камбодже, Индии, да и вообще просто везде. И они не отличаются ни внешним видом, ни ассортиментом продаваемого товара.

                          Да и просто привыкаешь к экзотике.
                            0
                            Как думаете — живя долго/вечно и испытав всё — станет ли очень скучно жить? Что останется делать?
                            Думаю, что человечество ожидает Великая Скука, когда оно перепробует всё в виртуальном раю. Тогда некоторые решат не существовать, другие будут стирать себе память о впечатлениях, чтобы перезапустить всё заново, ну а третьи просто останутся изучать и заселять космос как единственный оставшийся интерес.
                            Вы бы что сделали?
                              0
                              Уверен, что станет скучно. Но не разделяю оптимизм многих комментаторов, и думаю, что вряд ли мы до этого момента доживем. Кроме того, всегда есть шанс умереть от несчастного случая или войны.

                              Что выбрать — не знаю, но точно не лететь в ограниченной жестянке миллионы лет, не зная, чем заняться. Этот вопрос кстати уже рассматривался в фантастике, название сейчас не вспомню только. Там людям тоже не нравилось лететь миллионы лет латая по дороге разваливающийся корабль.
                                0
                                А мне всегда казалось, что гораздо интереснее создавать самому, а не просто пробовать то, что создали другие. Когда есть идеи, не замечаешь времени и жалеешь лишь о том, что его так мало. Имея такой запас по времени… ух, сколько всего можно было бы изучить и создать!
                                а в целом я считаю, что «скучно жить» — это состояние души, оно не зависит от прожитых лет и наличия опыта.
                                  0
                                  А когда идей нет? Они тоже не бесконечные.
                                  Творчество пригодится при изучении и заселения космоса.
                            0
                            Если раньше это нравилось, то сейчас вызывает стресс и усталость
                            Личные впечатления недостоверны, но может, вам все же пригодится. Примерно в вашем возрасте я перестал ездить в экспедиции. Да, стресс и усталость вполне присутствовали в качестве значимых факторов. И выгорание.
                      +1
                      С определенного возраста играть в игры становится неинтересно.
                      Вы пытаетесь выдать свой частный случай за общее правило. Я вот тоже примерно одного с вами возраста и мне играть интересно. В шахматы люди играют в любом возрасте. Шаблонность сюжетов — это минус, но в играх их разнообразие все же больше. Вон, простенькая игра про скрепку вобрала в себя идеи целого корпуса научной фантастики и лаконично их подытожила. Кроме того, помимо чистого потребления сюжета я все чаще продумываю его сам. Типа, «а что если бы...» или «а почему именно так?» — сюжет и описание мира лишь задают базис для фантазий.

                      Растет и количество хобби — если раньше усидчивости не хватало, то теперь я могу никуда не торопясь прочитать нужную литературу по интересующему меня вопросу, посмотреть десятки роликов, подумать, что я хочу повторить, а затем улучшить и сделать по-своему, заказать на Али нужный инструмент и расходники и лишь после приступить к делу. Любое хобби тащит за собой чудовищный объем знаний, умений и навыков, который разветвляется с развитием мастерства все больше и больше, пересекаясь с другими хобби.

                      В общем, я бы тоже не отказался от «сотни-другой триллионов лет» и бесконечной памяти.
                        0

                        Factorio попробуйте.
                        Ну да, есть понимание как оно работает… Но КАК построить фабрику на два запуска в минуту?

                      +2
                      Мне лично просто нравится жить, и для меня это достаточно веская причина не помирать )
                        0
                        Хорошо, давайте жить! Но Тур де Франс? Пора уже отменять все гонки, чемпионаты и олимпиады! Смысл смотреть, в какой стране генетики лучше?
                          0
                          А что плохого в форсировании генетики?
                          Думаю это гораздо лучше чем гонка вооружений, нет?
                          Make love gene, not war!
                        0

                        Я вижу только одну проблему вечной жизни — вечно будут жить и преступники во власти, которые пока встречаются в некоторых странах.

                          0
                          Наоборот же. Смертный диктатор пытается урвать всё что может за своб жизнь. Но диктатор — довольно опасная «должность», многие её покидают в гробу. А вот нестареющий (но физически смертный) человек — наоборот, будет более склонным к компромиссу — будет обидно потерять тысячи лет жизни ради момента власти, которую всёравно в итоге отнимут.
                        +4
                        Раздражают всякие специалисты по «этике» сами нифига не делают и другим не дают. Давно уже ясно, что человечество вплотную подошло тому знаменательному моменту, когда можно будет победить естественную эволюцию. Больше не полагаться на случайность, при рождении детей. Любой нормальный родитель захочет, чтоб его ребенок был красивым, умным, никогда не болел и жил вечно. Конечно поначалу редактирование генома будет недешевым удовольствием, но со временем оно станет нормой. Таким образом человечество избавится от большинства болезней и полностью уничтожит все болезни наследственного типа. Даже такие проблемы как ожирение могут быть побеждены благодаря управляемому метаболизму… Очень надеюсь дожить до того момента, когда смогу сам выбрать большую часть характеристик и внешность своих детей.
                          0
                          И это только про этику, вы ещё религию не упомянули
                            0
                            А зачем сверх этики ещё какая-то религия?
                            +3
                            Очень надеюсь дожить до того момента, когда смогу сам выбрать большую часть характеристик и внешность своих детей.
                            В свете разных последних событий: почему вы так уверены, что выбрать характеристики и внешность «ваших» детей дадут вам, а не каким-нибудь специалистам по «этике» и «религии»? :)
                              +1

                              по евгенике

                                0
                                дадут вам, а не каким-нибудь специалистам по «этике» и «религии»

                                Побудем утопистами — дадут выбрать самим детям. Бесплатно по достижению определенного возраста. А дальше — за деньги.
                                  0
                                  А кто будет определять этот возраст? И по каким критериям?
                                0
                                Правильно — когда сами дети смогут потом выбрать себе характеристики и внешность. Ведь их мнение может и не совпадать с вашим. Но это уже (надеюсь) следующий этап.
                                  0
                                  Вот тогда точно можно будет проследить разные поколения, например, в это время были популярны глаза с азиатским разрезом и круглые щеки, в следующий период, черная кожа и и светлые волосы… и т.п.
                                  0
                                  но ведь если дети будут с отредктированным геномом, то это будут не ваши дети
                                    +1
                                    Ну на этом веку людям придётся подумать над реальным смыслом фразы «мои дети». Я, например, совсем не уверен, что атомы, из которых состоит моё тело, мои))
                                      0
                                      допустим, в садитесь в машину времени и летите на пару тысяч лет назад и там встречаетесь с вашим далёким предком.
                                      может ли кто-нибудь доказать, что вы являетесь потомком именно этого человека? ведь накопленные в течение многих поколений изменения сделают ваши гены совершенно несхожими.
                                      по крайней мере схожим не более чем с любым другим современником предка.
                                        0
                                        Тут дело даже не в изменениях, а в классическом Менделевском алгоритме.
                                        На примере гоносом в трехпоколенной семье: дед, отец, внучка. У отца от деда только Y-хромосома. У внучки Y-хромосомы нет вообще => из гоносом деда в третьем поколении не уцелело ни одной.
                                    0
                                    Я надеюсь дожить до того момента когда я смогу сам выбрать большую часть своих собственных генетических характеристик. И загрузить их в свой геном «на лету». Причем что интересно, основы этой технологии уже сейчас есть.
                                      0

                                      Согласен с вами, почему то умирать этично, а пытатся жить подольше нет.

                                        0
                                        Человечество подошло к моменту, когда всё перечисленное можно будет выбрать не только для ребёнка, но и для себя.
                                        Притом неоднократно.
                                        0
                                        Редактирование генома не нарушает баланс работы остальных генов? Недавно в предыдущей статье о поимке особо опасного преступника спустя много лет поднимали вопрос о безопасности хранения ДНК в общих базах данных. Я за Прогресс но с каждым годом становится все легче и легче фальсифицировать ДНК чтобы использовать в криминальных интересах.
                                          0
                                          Ну отпечатки пальцев сфальсифицировать ещё проще — однако не слышал чтобы это широко использовалось.
                                          А при правильной вставке — не нарушает. Теми же 0.ххх1% клеток у которых выйдет неправильно и они сдохнут — можно пренебречь.
                                          0
                                          К сожалению, даже если бы технология перезаписи генома человека существовала, ее применение на данный момент было бы не таким впечатляющим, как в восторженных статьях. Действительно, можно добавить невосприимчивость к ВИЧ, можно убрать множество неприятных наследственных заболеваний, которые суммарно поражают что-то около 1%, можно снизить вероятность некоторых видов рака, думаю что процентов на 10. Нельзя сделать людей умными и сильными, по крайней мере одновременно (вариант сделать сильными есть, но он не понравится). Непонятно, как бороться с нейродегенеративными заболеваниями, такими как болезни Альцгеймера, Паркинсона, и вообще всем, что в быту называют «старческий маразм». И от гриппа и прочих ОРВИ тоже пока нет спасения. Никаких путей для увеличения продолжительности жизни на срок более 120 лет не видно.

                                          Ключевые фразы для самостоятельного гугления по теме: CCR5, worrier or warrior, дисомия по Y-хромосоме, ген APOE.
                                            0
                                            Как сделать людей более умными — пока вообще непонятно, хотя мозг активно исследуется.
                                            Сильными — можно, но нужно ли?
                                            Бороться с заболеваниями — потенциально можно с любыми, мы сейчас просто не знаем как именно.
                                              0
                                              вобщем более умным человека можно сделать, отменив ограничение на количество аксонов в нервной клетке. Чем больше связей между нервными клетками тем умнее организм. Были эксперименты на крысах, где сие сделать удалось, но я не могу найти никакого упоминания об эти опытах сейчас :( Если кто сможет найти — скиньте ссылку.
                                            0
                                            Наступает эра биоинженерии. Она сейчас находится в состоянии примерно как электроника в 20-х годах прошлого века. В то время уже были электронные устройства и даже радио. Но всё самое интересное было впереди: микроэлектроника, компьютеры и всеобщая информатизация. То же ждёт и биоинженерию. Как сейчас электронные инженеры проектируют электронные схемы и отправляют в производство, так же, лет через 80-100, биоинженеры будут проектировать живые организмы и синтезировать их в «углероде» на биофабриках. А для тестовых экземпляров будут настольные 3D-синтезаторы.
                                            Это будет новая эра в развитии человеческой цивилизации. Грань менжду естественным и искусственным, природным и синтетическим окончательно сотрётся. Можно будет синтезировать заново птеродактелей и создать кучу невиданной ранее живности.
                                            Но мы не доживём, пацаны. Нам еще с омерикой воевать, так что губу не раскатывайте. Закодить себе кастомный вариант преданной жены для варки борща и сладкого секса у вас шанса не будет. Только в мечтах.
                                              0
                                              Самый главный вклад в генетику Черча — это то, что он пробует воссоздать мамонта. Работы по воссозданию мамонтовых тундростепей уже идут полным ходом. Причем не в Гарварде, а на просторах сибири. Кстати и помочь можно нашим ученым www.indiegogo.com/projects/bison-to-save-the-world--2/x/15910674#

                                              Only users with full accounts can post comments. Log in, please.