Pull to refresh

Нано-Раша

Popular science
Кремль нашел применение нефтедолларам и газорублям — Москва пустила их в нанотехнологии, которые должны помочь России догнать Европу, США и Китай
Максим Бироваш, последний номер журнала Корреспондент

Анатолий Чубайс, экс-вице-спикер правительства РФ, который в прошлом году возглавил российскую госкорпорацию Роснано, не скрывает почти брежневского чувства “глубокого удовлетворения”.
“Время пугать весь мир ракетами прошло. Теперь у нас другие козыри — высокие технологии, которые могут изменить наше место в мировой экономике”, — рассказывает в беседе с Корреспондентом этот человек, на плечи которого власти взвалили серьезную ношу: буквально внести государство в светлое будущее, превратив ее нефтедоллары в доходы от главной фишки Кремля — нанотехнологий.

Речь идет о применении в промышленном производстве научных методов работы с составными элементами любых веществ на Земле — молекулами и атомами.
Используя сканирующий зондовый микроскоп или плазменные установки, а также другие инструменты, при сверхнизких температурах, в вакууме или в ионизированном газе нанотехнологи изменяют атомную или молекулярную структуру материалов и химических элементов. Иногда это делают в супрамолекулярной химии, и никакие инструменты при этом не нужны — ученые добиваются того, чтобы молекулы сами выстраивались в нужную структуру. Так наноумельцы получают целый спектр новых материалов: сверхтонкие пленки, углеродные нанотрубки и многое другое. В результате можно, к примеру, получить ткань, которой буквально не будет сносу, или вырастить человеческий орган.
“Измененная структура атома может изменить свойства товара, а продажи такого товара — всю мировую экономику”, — говорит Чубайс. По его словам, спектр применения нанотехнологий необычайно широк: от атомной энергетики до товаров народного потребления.
О месте Роснано в наполеоновских планах Кремля свидетельствует то, что во время первой публичной презентации корпорации на международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге в июне этого года ее представлял сам президент РФ Дмитрий Медведев. “Нанотехнологии — это желтая майка лидера в новой мировой экономике, — заявил он с трибуны. — И мы надеемся ее одеть надолго”.
С такими высокими покровителями у корпорации нет проблем с финансированием: кошелек Роснано, который формирует правительство России, сегодня вмещает около $3 млрд. Это больше, чем совокупный бюджет всех научно-исследовательских организаций РФ вместе взятых. При этом год от года финансирование детища Чубайса увеличивается.
Кроме того, руководство Роснано сейчас играет роль диспетчера средств, направляемых на научные программы в стране.
Впрочем, задача корпорации — не просто расходовать эти средства, полностью финансируя научные разработки и доведение их до практики. Роснано выступает соинвестором в подобных проектах, привлекая в них под госгарантии внешний капитал.
На форуме Медведев объявил также о создании в подмосковном Сколкове специального научного городка. Поможет россиянам в этом начинании не кто-нибудь, а специалисты Массачусетского технологического университета, ученые которого в свое время основали легендарную Силиконовую долину в США — площадку развития IT-технологий. “Это будет стартовый комплекс для идей, которые станут основой для российской экономики в дальнейшем”, — не сомневается хозяин Кремля.
“Если в России появится своя Силиконовая долина — поселение разработчиков высоких технологий, — то это станет сильной заявкой на мировое экономическое лидерство”, — заявил Корреспонденту Джеймс Рени, старший исполнительный директор корпорации Intel.

Лампочка Чубайса


Михаил Ананян, президент российской Национальной ассоциации наноиндустрии, сравнивает увлечение новейшими технологиями с легендарным БАМом, который строила вся страна. Сейчас происходит нечто подобное, но уже не за Байкалом, а в научных центрах.
Слова с приставкой “нано” обрели на бескрайних российских просторах почти магический смысл: в наноразработки закачиваются огромные деньги, в большинстве технических вузов открывают факультеты наноинженерии, а уже выпущенные инженеры массово переучиваются на щедро спонсируемых государством нанотехнологов.
Плоды этих усилий уже начали появляться. Так, например, в ближайшее время в российских супермаркетах пропадут контрольные чипы. Вместо них все товары пометят продуктом Чубайса и Ко — генератором радиочастотных меток. По словам Ананяна, испытания новинки прошли успешно, и когда торговые сети станут ее использовать, они сэкономят на чипах около $1,5 млрд.
Вторым по размаху нанопроектом Чубайса будет акция, в ходе которой коммунхозы всех крупных городов заменят лампы накаливания на энергосберегающие светодиодные нанолампочки. Правительство дало отмашку на проведение этого эксперимента, а питерские предприятия в начале года выпустили первую партию “лампочек Чубайса”. Бюджет проекта — около $350 млн, срок его окупаемости — почти три года.
Впрочем, главным достижением Роснано, на которое уже обратили внимание крупнейшие медицинские компании мира, стал серийный выпуск сердечных клапанов из наноматериалов, не требующих замены в течение всей жизни пациента. Затраты на проект составили $500 млн — доселе недосягаемая сумма для разработок российской медицины.
В этом году Чубайс и его ребята начали изготавливать наноодежду, материал которой не требует традиционного ухода и не изнашивается десятилетиями.
Кроме того, технологи стоят в шаге от создания искусственного материала, подобного костной ткани. “В итоге своя рубашка становится не просто ближе к телу, а чуть ли не единым целым с ним”, — говорит Ананян.
Аналогичная технология прорабатывается и в интересах военных. Группа ученых из Швейцарии, Китая и России разработала метод, благодаря которому в разы увеличивается прочность обыкновенной футболки. Секрет в том, что хлопок ее ткани соединен с бором, третьим по твердости элементом таблицы Менделеева. В результате этого “союза”, говорит Ананян, обыкновенная одежда превращается в легкий бронежилет. В начале 2010 года разработчики чудо-брони уже получили на $500 млн заказов от департаментов внутренних дел и частных охранных агентств практически со всей Европы.
А международные гиганты — компании AMD и Intel — в этом году вложились в проект производства на базе российского завода Микрон гибких печатных плат из полимера, который не уступает по прочности металлу, но гораздо легче его. Объем инвестиций в проект — $1,5 млрд, причем Роснано получит в нем 49%.
Хотя в реализацию заявленных Роснано проектов, несмотря на щедрое госфинансирование, верят не все российские ученые. “Идеи наноРоссии годятся разве что для фантастических рассказов. Все это напоминает банальное выкачивание денег из бюджета”, — уверен профессор Сергей Абрамов, экс-сотрудник Института атомной энергии имени И. В. Курчатова. По его мнению, большинство из озвученных проектов в условиях катастрофической утечки мозгов из страны неосуществимы, а остальные — попросту псевдонаучны.
Свою мысль он подтверждает данными о том, что для некоторых проектов госкорпорации нужны такие операции с атомами материалов, для которых современная наука еще не создала необходимого инструментария. “И поэтому если кто-то говорит о вечных носках и рубашках, то, скорее всего, речь идет об усовершенствованной технологии [производства ткани], но наноуровень здесь ни при чем”, — говорит профессор.

Кому это нано?


Однако за нано голосуют не только чиновники, но и инвесторы.
Курс на нано привел к массовому появлению в России венчурных инвесторов, вкладывающих средства исключительно в новые технологии. Оно и неудивительно: по словам Ананяна, рентабельность вложений в инновации несравнимо выше доходности инвестиций в традиционную экономику — 110% против 25%. С 2008 года объем вложений в разработки Роснано вырос с $300 млн до $1,8 млрд. Подогревает интерес инвесторов и обещание российского президента упразднить с 2011 года все налоги на долгосрочные венчурные вложения.



Опыт подобных преференций Медведев привез из путешествия по легендарной Силиконовой долине, где он встречался с руководством компаний Apple, Cisco, Google и Twitter, которые зарождались как студенческие научные общества, а теперь выросли в мировые холдинги.
По словам Джона Престона, старшего преподавателя Массачусетского технологического института, именно в условиях налоговых льгот $80 тыс., вложенные в 1958 году инвесторами в строительство Силиконовой долины, через десятилетие (в 1967 году) превратились в активы стоимостью $30 млн. Сегодняшняя капитализация появившихся в долине IT-компаний исчисляется миллиардами долларов. “Ты можешь пригреть в своем гараже какого-то безработного электронщика, а он через год сделает тебя мультимиллионером”, — смеется Престон, объясняя путь осуществления американской IT-мечты.
История Силиконовой долины не дает спокойно спать российским госчиновникам, и руководство страны уже готово строить свою “долину” — крупнейший научный центр нанотехнологий в подмосковном поселке Сколкино. Там власти планируют разместить филиалы ведущих научных институтов, Суд по интеллектуальным правам РФ и суперкомпьютер, способный решать самые разные задачи, на который правительство Владимира Путина уже выделило $2 млн.
Вся эта активность привела к тому, что к нанопроектам обратил свои взоры не склонный к вложениям в инновации российский бизнес. В частности, интерес к этой теме проявили крупнейшие предприниматели — Виктор Вексельберг (состояние, по версии журнала Forbes, $6,4 млрд) и Михаил Прохоров ($13,4 млрд).
Причем последний в Роснано уже свой человек: именно Онэксим (группа компаний Прохорова) совместно с Роснано запустила проект производства светодиодов, способных эффективно заменить обычные лампочки.
В офис Роснано зачастил и еще один капиталист — владелец корпорации Русал Олег Дерипаска, состояние которого в 2010 году Forbes оценил в $4 млрд. Он заинтересован в создании совместного предприятия по производству высококачественных и дешевых электродов для нужд своего сильно просевшего в кризис алюминиевого производства.
В очереди в цитадель наноинженеров за российскими богачами выстроились зарубежные инвесторы — международные компьютерные корпорации Intel, Cisco и Европейский банк реконструкции и развития, которые вместе готовы вложить в эти проекты около 3,5 млрд евро.
По словам Чубайса, мировой объем рынка продукции наноиндустрии приближается к беспрецедентной сумме в $1,1 трлн. “Сейчас самые безумные идеи в нанотехнологиях стали началом нового витка в развитии мировой экономики”, — говорит он.
Чубайс готов откусить солидный кусок от этого постоянно растущего пирога. Ведь если нынешние темпы развития данного рынка не снизятся, то, по мнению аналитиков компании Research and Markets, его объем через четыре года составит рекордные $1,6 трлн. При этом, отмечают эксперты, серьезный вклад в этот нановзрыв обеспечат новые игроки, среди которых значится и Россия.
“Мы не собираемся становиться одним из вагонов этого нанопоезда. У нас хватит сил стать его локомотивом”, — уверен Чубайс.

Источник: ж-л Корреспондент, №25.


ps: Не хотелось бы, чтобы получилось вот так:
Tags:
Hubs:
Total votes 108: ↑80 and ↓28 +52
Views 445
Comments 321
Comments Comments 321

Posts