Почему ваша биология зависит от чувств

http://nautil.us/issue/56/perspective/why-your-biology-runs-on-feelings
  • Перевод

Считаете, что чувства важны? Вы даже не представляете, насколько вы правы




Меня давно интересует такое свойство человека, как аффект – мир его эмоций и чувств – и я изучал его много лет: почему и как у нас появляются эмоции и чувства, как мы используем чувства, чтобы создавать себя; как чувства помогают подрывать наши лучшие намерения; как и почему мозг взаимодействует с телом и поддерживает такие функции.

Сама по себе идея крайне проста: заслуги чувств, как мотивации, наблюдателей, посредников в человеческих культурных делах, недостаточно признаны. Люди отделяли себя от других существ, создавая потрясающие коллекции объектов, практик и идей, известных под обобщающим названием «культура». В эту коллекцию входят искусства, философские вопросы, системы морали и религиозные верования, правосудие, правление, экономические институты, технология и наука. Почему и как этот процесс начался?

Часто, отвечая на этот вопрос, затрагивают важную способность человеческого сознания – язык – и такие отличительные особенности, как интенсивная общительность и превосходящий интеллект. Для людей, склонных к биологическим объяснениям, в ответ включают также естественный отбор на генетическом уровне. Я не сомневаюсь, что интеллект, общительность и язык сыграли ключевые роли в этом процессе, не говоря уже о том, что способности людей к культурным изобретениям развились в человеке благодаря естественному отбору и передаче генов. Но идея в том, что для запуска саги человеческой культуры потребовалось что-то ещё. И это был мотив. А говоря о мотиве, я имею в виду чувства.


Есть ли у рыб чувства? «После выхода на сцену нервной системы путь для чувств открылся, — пишет Антонио Дамасио. – Поэтому даже у скромных нервных систем, вероятно, имеются чувства какого-то рода».

Чтобы понять истоки и возникновение функций, а также отдать должное их вкладу в человеческий разум, необходимо разместить их на панораме гомеостаза. Традиционная концепция гомеостаза говорит о возможности, присущей всем живым организмам, постоянно и автоматически поддерживать работу своих функций, как химических, так и общефизиологических, в пределах значений, совместимых с выживанием. Но для многих живых существ, и уж точно для людей, такое узкое использование понятия «гомеостаз» не соответствует действительности.

Конечно, люди всё равно используют и извлекают пользу из систем автоматического контроля: уровень глюкозы в крови может автоматически корректироваться до оптимального промежутка посредством сложных операций, не требующих осознанного вмешательства индивида. К примеру, выработка клетками поджелудочной железы инсулина влияет на уровень глюкозы. Однако у людей и множества других видов со сложной нервной системой есть вспомогательный механизм, в котором участвуют умственные ощущения, выражающие определённую ценность. Ключ к этому механизму – чувства.

Что важно, чувства – это не независимые произведения мозга. Это результат кооперативного взаимодействия мозга и тела, общающихся при помощи свободных химических молекул и нервных путей.

Соответствие приятных и неприятных ощущений с положительными и отрицательными диапазонами гомеостаза – подтверждённый факт. Гомеостаз в хороших и оптимальных диапазонах выражается в виде хорошего самочувствия и даже радости, а счастье, вызванное любовью и дружбой, улучшает эффективность гомеостаза и положительно влияет на здоровье. Отрицательные примеры точно так же очевидны. Стресс, связанный с грустью, вызывается работой гипоталамуса и гипофиза, испускающих молекулы, уменьшающие гомеостаз и повреждающие бесчисленное количество частей тела – таких, как кровяные сосуды и структуры мышц. Что интересно, гомеостатическое бремя физического заболевания может активировать ту же самую ось гипоталамус-гипофиз, и вызвать выработку динорфинов, молекул, вызывающих подавленное настроение.

Замкнутый круг этих операций примечателен сам по себе. На первый взгляд, разум и мозг влияют на тело настолько же, насколько тело влияет на мозг и разум. Это просто два аспекта одного и того же существа.

Соответствуют ли чувства положительному или отрицательному диапазону гомеостаза, различные химические сигнальные системы и соответствующие им внутренние состояния способны изменять поток мыслей, как подспудно, так и явно. Внимание, обучение, память, воображение – всё это может повредиться, а подход к задачам и ситуациям, как тривиальным, так и сложным, нарушиться. Часто довольно сложно игнорировать умственный разлад, вызванный эмоциями, особенно негативными, но даже и положительное ощущение мирного, гармоничного существования не получается игнорировать.

Корни соответствия между жизненными процессами и качеством ощущений можно отследить до работы гомеостаза у общих предков в эндокринной, иммунной и нервной системе. Они тянутся до туманов ранних форм жизни. Часть нервной системы, отвечающая за изучение обстановки и реагирующая на внутренние ощущения всегда работала совместно с иммунной и эндокринной системой.

Когда организм получает повреждение из-за, допустим, пришедшей изнутри болезни, или из-за внешнего пореза, обычно возникает ощущение боли. В первом случае боль возникает из-за сигналов, передаваемых старой системой, безмякотными нервными волокнами группы С, не имеющими миелиновой оболочки, и локализация этого ощущения может быть расплывчатой; во втором случае используются миелиновые нервные волокна, эволюционно более поздние, способные передавать чёткую и хорошо локализуемую информацию о боли.

Однако ощущение боли, расплывчатое или чёткое, является лишь частью происходящего в организме, и с точки зрения эволюции, довольно новой частью. Что же происходит кроме этого? Из чего состоит скрытая часть процесса?

Иммунный и нервный ответ вызываются раной локально. В эти отзывы входит воспалительные изменения, куда входит расширение кровеносных сосудов и поток лейкоцитов (белых кровяных телец) по направлению к этой области. Лейкоциты призываются для помощи в борьбе или предотвращения инфекции и удаления обломков повреждённой ткани. Последнее они осуществляют через фагоцитоз – окружение, впитывание и уничтожение патогенов – а первое через выпуск определённых молекул. Эволюционно старая молекула — проэнкефалин, наследственная молекула, первая молекула своего рода – способна расщепляться на два активных компонента, работающих местно.

Один из компонентов – антибактериальное средство; другой – анальгетик-опиат, воздействующий на особый класс опиоидных рецепторов – класс дельта (δ) – расположенных в периферийных нервных окончаниях. Признаки местного повреждения и реконфигурации состояния плоти становятся доступными для местной нервной системы и постепенно размечаются, внося свой вклад в многослойное чувство боли. Но в то же время местный выпуск опиоидных молекул помогает приглушить боль и уменьшить воспаление. Благодаря этой кооперации нервной и иммунной систем гомеостаз трудится, защищая нас от инфекции и пытаясь уменьшить неудобства.

Но на этом история не заканчивается. Рана вызывает эмоциональный отклик, который в свою очередь вызывает свой набор реакций; к примеру, сокращение мускулов, которое можно описать, как вздрагивание. Такие реакции и гарантия изменения конфигурации организма также отмечается, формируя определённое представление о происходящем в нервной системе. Создание представления о моторных реакциях помогает гарантировать, что ситуация не пройдёт незамеченной. Что интересно, такие моторные реакции появились в процессе эволюции задолго до нервных систем. Простейшие организмы отскакивают, съёживаются и борются в случае нарушения целостности их тел.

В целом, набор реакций на ранение, описанный мною на примере человека – антибактериальные и болеутоляющие химикаты, вздрагивание, действия для уклонения – древняя и хорошо структурированная реакция, происходящая из взаимодействия тела и нервной системы. Позднее входе эволюции, когда организмы, обладающие нервной системой, научились размечать события, не связанные с работой нервной системы, они научились создавать представления о компонентах этого сложного отклика. Умственное ощущение, которое мы называем «ощущением боли», основано на этой многомерной картине.

Суть в том, что ощущение боли полностью поддерживается целым набором старых биологических явлений, цели которых очевидно полезны с точки зрения гомеостаза. Говорить о том, что у простейших форм жизни, не имеющих нервной системы, есть чувство боли, излишне и некорректно. У них определённо есть элементы, необходимые для построения чувства боли, но разумно предположить, что для появления боли как умственного ощущения, организму необходимо обладать разумом, а для этого ему требуется нервная система, способная размечать структуры и события. Я подозреваю, что формы жизни без нервных систем или разумов обладают сложными системами эмоциональной обработки, защитными и адаптивными программами действий, но не чувствами. После появления нервных систем путь для чувств был открыт. Поэтому даже у скромных нервных систем, вероятно, имеются чувства какого-то рода.

Часто спрашивают, и довольно разумно, почему вообще мы должны ощущать какие-то чувства, приятные или неприятные, достаточно тихие или невыносимые. Теперь это должно быть ясно: когда целое созвездие физиологических событий, составляющих чувства, начало появляться во время эволюции и предоставлять умственные ощущения, это поменяло всё. Чувства сделали жизнь лучше. Они продляли и спасали жизни. Чувства адаптировали организмы к императивам гомеостаза и помогали выполнять эти задачи, обеспечивая их ценность для обладателей организмов – что, например, демонстрирует такое явление, как условное избегание определённого места. Наличие чувств тесно связано с другим развитием: сознания, и, конкретно, субъективности.

Ценность знаний, которую чувства имеют для организма, внутри которого они происходят, скорее всего, послужила причиной того, что эволюция решила их оставить. Чувства влияют на умственные процессы изнутри, и их нельзя игнорировать благодаря их явной положительной или отрицательной окраске, их происхождения, связанного с действиями, способствующими здоровью или смерти, и их возможности захватывать хозяина чувств и давать ему встряску, привлекая внимание к ситуации.

Эту важность чувств демонстрирует тот факт, что умственное ощущение не возникает простой разметки объекта или события в нервной ткани. Вместо этого оно возникает благодаря многомерной разметки явлений, связанных с телом, интерактивно переплетённых с явлениями, связанными с нервной системой. Умственные ощущения – это не «фотографии», а развивающиеся во времени процессы, рассказ историй о нескольких микрособытиях, происходящих в теле и мозге.

Можно, конечно, представить себе, как природа могла бы развиться, не наткнувшись на чувства. Но этого не произошло. Фундаментальная основа чувств так глубоко встроена в систему поддержания жизни, поскольку они уже появились. Требовалось только появление нервной системы, составляющей разум.

В результате чувства могут раздражать или радовать нас, но нужны они не для этого. Чувства нужны для регулирования жизни, обеспечения информации, связанной с основными процессами гомеостаза или социальными условиями нашей жизни. Чувства сообщают нам о рисках, опасностях и существующих кризисах, которых необходимо избегать. Плюсом можно считать то, что они сообщают нам о возможностях. Они могут направлять нас в сторону поведения, которое улучшит наш гомеостаз в целом, и в процессе этого сделает нас лучшей версией людей, более ответственных за наше собственное будущее и за будущее других.

Отрывок из книги «Странный порядок вещей» (2018)
Поделиться публикацией
Комментарии 16
    +1
    С понятием гомеостаза сложно, в том плане, что именно является средой, а что гомеостатом.
    Есть линия или культура человеческих клеток. Они могут жить и делиться в искусственной среде, и у них такая же ДНК, как у человека. Гомеостат ли культура этих клеток?
    А виды, человеческие общества и государства гомеостаты?
      +1
      Как тезисами в последнем абзаце тяжело согласиться. Особенно по части того, что следуя за своими чувствами мы станем лучшей версией людей. Следуя за своими чувствами, мы все станем той самой крысой, жмущей на кнопку для удовольствия. Наличие наркоманов тому пример. Поэтому ключевым аспектом лучшей версии людей как раз-таки является способность не следовать за своими чувствами, а управлять и ограничивать их силой разума.
        +1
        Человек может думать, о чём пожелает. А может ли он желать, что ему желать?
          0

          Мое мнение — может, но пока чаще неосознанно, и очень с трудом.

            0
            В голове возникает мысль: В следующий момент я буду думать о яблоке.
            Если мы признаём тот факт, что эта мысль случайна, то она не зависит от нашей воли.
            Если эта мысль не случайна, то она должна быть следствием предыдущей мысли и если та также не случайна, то она тоже должна быть следствием предыдущей мысли, тогда приходим к самой первой мысли у которой не может быть предыдущей неслучайной мысли.
              0

              Допустим свободы воли нет. Это никак не отменяет вопроса можем ли мы хотеть хотеть.

                0
                тогда приходим к самой первой мысли у которой не может быть предыдущей неслучайной мысли

                Это как с курицей и яйцом. Нет, не приходим. Мы придем к границе понятия мысль, где это поняние будет размыто, как на любой границе. А за этой границей будут лежать некогнитивные процессы к мышлению отношения не имеющие.

                  0
                  К сожалению, мы в принципе не можем использовать бесконечное множество понятий, хотя из этого и не следует невозможности существования бесконечного множества сущностей. Иными словами, мы опять приходим к границе между когнитивными и некогнитивными процессами. Есть смысл говорить только о конечном множестве ментальных и эмоциональных состояний.
                    0
                    Как только мы рассматриваем мышление, как непрерывный процесс мы приходим к заключению о принципиальной невыразимости содержания мыслей буквами русского языка.
                      0
                      Есть смысл говорить только о конечном множестве ментальных и эмоциональных состояний.

                      Не понял, если честно, из чего это следует, можете пояснить? Потому что для меня совсем не очевидно, что множество наших ментальных и эмоциональных состояний чем-то ограничено.

                0
                Даже думать не может о чем пожелает. Попробуйте посидеть 5 минут и ни разу не подумать о белой обезьяне.
                Вот именно найти для каждого человека эффективный способ управлять своим разумом и чувствами, на мой взгляд, и является ключевой задачей трансгуманизма.
                  +1
                  Медитация
                0
                Тут важно избегать обеих крайностей.
                0
                Но идея в том, что для запуска саги человеческой культуры потребовалось что-то ещё. И это был мотив. А говоря о мотиве, я имею в виду чувства.

                Автор тут приписал чувствам чуть ли не смысл жизни. Довольно странный тезис для статьи, фактически постулирующей, что чувства являются низкоуровневой реакцией организма. Важной реакцией, безусловно, но до смысла жизни им все же очень и очень далеко.

                  0
                  Ну так а если судить с чисто биологической позиции ничего больше и не может породить смысл. Точнее даже не только чисто биологической, сколько с чисто материалистической.
                  0
                  динорфинов, молекул, вызывающих подавленное настроение.

                  Подавленное состояние вызывает нехватка медиаторов, таких как серотонин и дофамин.
                  Насколько мне известно, динорфин это белок, участвующий в подавлении боли.

                  Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                  Самое читаемое