За провалом провал: краткая история борьбы со старением

    Несмотря на то, что единого мнения о том, что такое старение — программа или случайность — до сих пор нет, почти все геронтологи солидарны в одном: по всем клиническим признакам старение — это болезнь, от которой умирает подавляющее большинство населения земного шара. Мы должны, а, главное, можем с ней бороться, если хотим продлить период здоровой человеческой жизни, победить возрастозависимые заболевания и в перспективе вообще избавиться от необходимости умирать. Так что, по мне, так совершенно не важно, с какой именно стороны учёные подойдут к решению этого вопроса — «программной» или «случайной». Лишь бы решили.

    В том, что старение в конечном итоге будет повержено, я не сомневаюсь. Хотя бы потому, что научно-технический прогресс год от года только набирает обороты: например, ещё несколько лет назад эпигенетические манипуляции или технологии, подобные CRISPR, казались фантастикой. Кстати, CRISPR так вдохновил знаменитого гарвардского генетика Джорджа Чёрча, что он предрёк поражение старения в течение 10 лет. И хотя даже мне сложновато разделить такой оптимизм великого учёного, вероятность того, что хотя бы через 50 лет терапия остановки старения будет разработана, очень велика. Более того, я думаю, что это возможно осуществить и в течение 15-20 лет, если, конечно, значительно расширить количество исследований в этой области.

                            Джордж Чёрч

    Ну да ладно, давайте спустимся с небес на землю и окинем взглядом пройденный наукой (и инвесторами) путь. Путь этот совсем невеселый — мертвые с косами стоят по обе его стороны.

    Куда уходят деньги


    Если говорить о государственном финансировании, то ситуация, мягко говоря, не слишком воодушевляет. Старение даже ещё не признано болезнью официально, на уровне ВОЗ, так что средств на исследования его фундаментальных механизмов выделяется гораздо меньше, чем на изучение его «производных» — возрастозависимых заболеваний, вроде рака и Альцгеймера.

    Вот как обстоят дела в трёх ведущих международных организациях, которые занимаются проблемами старения. Институт старения Бака (The Buck Institute for Research on Aging), например, живёт на бюджет в 40 млн долларов в год, Институт Солка (Salk Institute) тратит немногим больше — 110 млн долларов. Подразделение американского National Institutes of Health, которое призвано изучать проблемы старения, National Institute on Aging, на певрый взгляд, тратит в год куда более внушительную сумму — 1,4 млрд долларов, но на второй взгляд оказывается, что основная её часть направлена на изучение болезни Альцгеймера и разработку действенной терапии против неё, а не на борьбу с первопричиной — самим старением.

    Частные инвесторы тоже не спешат помогать в битве с «драконом-тираном»: череда провалов на рынке борьбы со старением привела к тому, что вложения в эту сферу напоминают, скорее, благотворительность, и мало кто ожидает встретить здесь своего «единорога». В лучшем случае исследования заканчивались пополнением в рядах БАД, в худшем — закрытием самых многообещающих проектов.

    Лучшие геропротекторы, разработанные за последние 40-50 лет смогли увеличить продолжительность жизни некоторым модельным организмам (червям, мышам) лишь на 20%-30%. Результаты сложно назвать выдающимися, особенно если учесть, что ограничение калорий тем же мышам или крысам продлевало жизнь на 40%-50%, но на приматах оно оказалось практически не эффективно. То есть для людей пока нет вообще ничего, что гарантированно бы продлевало жизнь не то, что на 40%, а хотя бы на 15%.

    При этом даже на мышах никакие геропротекторы до сих пор так и не смогли показать лучшей эффективности, чем ограничение калорий: ни метформин, ни рапамицин, ни пересадка тимуса (вилочковой железы), который отвечает за работу иммунной системы. Не было обнаружено и никакой значительной синергии от одновременного использования сразу нескольких геропротекторов — например, комбинация меформина и рапамицина не смогла дотянуть даже до 25% продления средней продолжительности жизни. Сомнительную эффективность продемонстрировали и другие подходы — например, модуляция сигнального пути Wnt или переливание крови молодых доноров.

    И это не говоря о других, не менее впечатляющих разочарованиях.

    Теломераза


    В 2015 году практически весь мир обсуждал смелый эксперимент, который Элизабет Перриш, СЕО компании BioViva, поставила на себе: американка решила испытать генную терапию, предотвращающую укорачивание теломер, один из клеточных механизмов старения. Подробнее об этом эксперименте я уже писал здесь.

                            Элизабет Перриш

    На столь рискованный шаг её вдохновили, вероятно, результаты, которые удалось получить группе Марии Бласко из испанского Национального онкологического научного центра (Centro Nacional de Investigaciones Oncologicas, CNIO): генная терапия теломеразой смогла увеличить как среднюю, так и максимальную продолжительность жизни мышей, правда, всего на 24%.

                            Мария Бласко

    На омолаживающий потенциал теломеразы возлагали надежды и другие геронтологи, например, Билл Эндрюс (William Andrews), основатель компании Sierra Sciences (команда которого и выделила, кстати, ген человеческой теломеразы), и Майкл Фоссел (Michael B. Fossel), профессор клинической медицины Университета штата Мичиган (Michigan State University).

    К сожалению, добиться от теломеразы более впечатляющих результатов не удалось, и её популярность вскоре сошла на нет. Эксперимент Перриш был воспринят довольно скептически и не помог «теломеразному подходу» утвердиться на рынке. Возможно, через несколько лет его результаты будут более очевидны и «воскресят» теломеразу, но, судя по всему, инвесторы на это не рассчитывают. Об этом, кстати, свидетельствуют и слова самого Майкла Фоссела, который безуспешно пытается привлечь средства для исследования потенциала теломеразы в борьбе с болезнью Альцгеймера.

    Путь никотинамида и «прорыв» группы Синклера


    Заменить теломеразу на рынке пытается Дэвид Синклер (David Sinclair), профессор Гарвардской медицинской школы и один из ветеранов борьбы со старением. Он сделал ставку на старый-добрый никотинамид — прекурсор фермента NAD+ (Nicotinamide adenine dinucleotide, никотинамид-аденин-динуклеотид) и недавно опубликовал результаты своей последней работы.

                            Дэвид Синклер

    Назвать Синклера первопроходцем в этой области сложно: никотиновая кислота известна геронтологам испокон веков, а никотинамид (ещё в форме рибозида) заинтересовал научную общественность примерно 5 или 6 лет назад. Чудодейственные свойства в нём пыталась обнаружить сначала компания ChromaDex, которая в итоге вывела на рынок БАД NIAGEN (в форме рибозида никотинамида), а затем и Elysium Health — стартап из Бостона, примечательный тем, что его основатель, Леонард Гуаренте, привлек к работе шесть нобелевских лауреатов. Однако это не произвело никакого впечатления ни на мышей, ни на червей — NR (nicotinamide riboside) продлил их жизнь всего лишь на несколько процентов и препарат на его основе под названием «Базис» пополнил перечень БАД.

    Последняя работа Синклера, связанная всё с тем же никотинамидом (уже в виде мононуклеотида, NMN), неожиданно вызвала бурную реакцию: СМИ написали об «огромном скачке в борьбе со старением» и даже высказали предположение, что новый препарат поможет астронавтам поддерживать здоровье во время будущих полётов к Марсу. Сам учёный отметил, что всего недели терапии хватило для того, чтобы клетки старых мышей нельзя было отличить от клеток молодых особей — настолько хорошо NMN восстанавливал ДНК после повреждений. До конца этого года «таблетке от старости» предстоит подтвердить свою эффективность и безопасность на людях — испытания пройдут в Женской больнице Биргама в США (Brigham and Women’s Hospital, Boston, USA).

    Конечно, очень хочется верить уважаемому специалисту, но отогнать сомнения в чудодейственности никотинамида довольно сложно. Мешает этому не только «рыночная история» этого прекурсора NAD+, но и история самого Синклера, который несколько лет назад уже рапортовал о не менее впечатляющем прорыве.

    Предыдущее детище Синклера, ресвератрол, показывал отличные результаты в ходе опытов на животных: не только подавлял воспаление и помогал справляться с онкологическими процессами, но и увеличивал продолжительность жизни модельных организмов. В открытие поверила Большая Фарма: компания GlaxoSmithKline (GSK) за 720 млн долларов выкупила права у Синклера и ко, и потратила ещё несколько лет и много денег на то, чтобы изучить молекулу. Увы, доказательств эффективности ресвератрола на людях Глаксо так и не нашла, хотя пыталась дважды (1, 2). В итоге в 2013 году проект был закрыт.

    Сможет ли Синклер снова убедить инвесторов в жизнеспособности разработанной технологии? Вряд ли. Пока история с NMN заставляет испытывать дежавю и напоминает, с одной стороны, о провале ресвератрола, а с другой — о множестве других БАДов, которые отлично себя чувствуют на рынке, но радикального продления жизни обеспечить не могут.

    Сенесцентные клетки


    На звание самого коммерчески привлекательного сегодня средства продления жизни, которое сместило с «трона» теломеразу и вряд ли подпустит к нему Синклера с никотинамидом, претендуют сенолитики — то есть препараты, которые сражаются с сенесцентными клетками. Об этом свидетельствует, например, успех стартапа Unity Biotechnology, в который поверили такие крупные инвесторы, как создатель PayPal Питер Тиль (Peter Thiel) и глава Amazon Джефф Безос (Jeff Bezos), и вложили 116 млн долларов.

    Особенность сенесцентных клеток заключается в том, что, не выполняя уже своих прямых функций, они не совершают харакири апоптоз, а начинают вырабатывать множество сигнальных факторов, которые провоцируют воспалительные процессы в организме. Терапия по их удалению смогла продлить жизнь мышам на 25%. Пока команда Unity Biotechnology нацелена прежде всего на борьбу с атеросклерозом, но в теории потенциал сенолитиков может быть использован и для борьбы с другими заболеваниями, которые так или иначе связаны с процессом старения.

    Повторят ли сенолитики судьбу теломеразы/никотинамида и прочих средств для радикального продления жизни? Однозначно сказать пока сложно, однако, по косвенным признакам, ответ на этот вопрос будет, скорее всего, положительным.

    Во-первых, один из самых успешных российских биологов за рубежом, Андрей Гудков, занимающийся в том числе изучением сенесцентных клеток, недавно представил новые (и весьма революционные!) данные по этому поводу, о которых можно прочитать здесь, и, судя по всему, считает, что надо искать инструменты воздействия на другие механизмы старения, если мы хотим добиться существенного увеличения продолжительности жизни.

    Во-вторых, о том, что сенолитики — не панацея от старости, заставляют задуматься и шаги, которые предпринял глава той самой Unity Biotechnology, Нед Дэвид. Он неоднократно встречался с так любимым мной Бельмонте (Juan Carlos Izpisua Belmonte), который предлагает совершенно иной способ борьбы с возрастной деградацией организма. Возможно, Нед уже хочет свернуть с неперспективного «сенесцентного пути»? Но обо всём по порядку.

                       Хуан Карлос Исписуа Бельмонте

    Секрет вечной молодости


    Если рассматривать процесс старения как случайность и следствие несовершенства нашего организма, который с возрастом накапливает поломки, то борьба с сенесцентными клетками, короткими теломерами и другими его симптомами выглядит вполне логично. Однако неудачи, которые раз за разом постигают исследователей и, скорее всего, не обойдут стороной и самый инвестиционно привлекательный на сегодня подход — сенолитики — наводят нас на мысль о том, что, возможно, пришло время обратить пристальное внимание на альтернативную гипотезу, которая, быть может, позволит сорвать желаемый «джекпот» и найти действенную терапию старения.

    Речь идёт, конечно, о предположении, что старение — это программа, которая заложена в наших генах и с наступлением полового созревания медленно, но неотвратимо ведёт нас к смерти. Это, на мой взгляд, отчасти объясняет провалы на рынке: как затормозить эволюционно заложенную в нас программу самоубийства, воздействуя на какую-то одну её часть? Если же согласиться с тем, что старение запрограммированно, то закономерно возникает другой вопрос: есть ли в этой программе уязвимость, которая позволит нам её замедлить или вообще отключить?

    Надежду на то, что такая возможность есть, подарил нам в 2006 году Синъя Яманака, профессор Института передовых медицинских наук в Университете Киото. Японскому учёному удалось вплотную приблизиться к разгадке секрета вечной молодости, которым обладает природа: речь идёт о её способности обнулять возраст клеток, которую она использует для каждого зародыша — ведь начинает он свой путь из яйцеклетки, которая является ровесником его матери. Яманака научился превращать любую взрослую клетку организма в стволовую, или плюрипотентную, при помощи совместной экспрессии четырёх факторов транскрипции генов Oct4, Sox2, Klf4 и c-Myc (OSKM — «факторы Яманаки»). Этот прорыв, кстати, в 2012 году принёс японцу Нобелевскую премию и положил начало новому витку исследований процессов старения.

                            Синъя Яманака

    Другой путь


    Долгое время не было однозначного понимания, является ли процесс «дедифференциации» — то есть, обратного превращения клетки в плюрипотентную при помощи «факторов Яманки» — резким или постепенным. Однако в декабре прошлого года команда из Института Солка под руководством уже упомянутого Хуана Карлоса Исписуа Бельмонте показала, что, к нашему большому счастью, этот процесс эпигенетического отката вполне себе постепенный: выбрав определённую дозировку «генетического коктейля», можно сохранить фенотип клетки, лишь слегка «откатив» её возраст назад.

    В результате их манипуляций продолжительность жизни подопытных мышей выросла на 33%-50% в зависимости от контрольной группы, а главное — у них наблюдалось снижение многих ключевых маркеров старения — в том числе сенесцентных клеток, разрывов ДНК, маркеров воспаления, свободных радикалов и т.п. Более того, у мышей, получавших терапию, удлинялись теломеры. То есть группа Бельмонте наблюдала ровно те эффекты, которые я бы ожидал увидеть при запрограммированности старения. Подробнее об этой работе можно прочитать здесь. Кроме того, результаты Бельмонте нашли подтверждение в независимом исследовании, которое проводила Мария Бласко, переключившаяся с теломеразы на «факторы Яманаки».

    Несмотря на то, что опыты проводились на специально выведенных быстростареющих мышах и подтверждение результатов на обычных животных ещё только предстоит, это открытие уже вселило оптимизм в борцов со старением. Успех группы из Института Солка признал даже их «конкурент» Дэвид Синклер, ну а про главу Unity Biotechnology и его встречи с великим испанцем я уже упоминал. Причем про «великого» я говорю без всякой иронии: если результаты Бельмонте подтвердятся на обычных мышах, Нобелевская премия ему гарантирована.

    Конечно, технология ещё не отточена: специалистам предстоит найти наиболее подходящие пропорции «коктейля Яманаки», тайминг, оптимальный способ доставки этих генов в уже взрослый организм, защититься от возникновения тератом (раковых опухолей) и многое, многое другое. Однако, на мой взгляд, самый главный шаг уже сделан — найден один из потенциальных механизмов радикального омоложения, и все остальные трудности уже не кажутся непреодолимыми.

    Остаётся надеяться, что инвесторы не пройдут мимо прорыва группы Бельмонте — возможно, именно технология эпигенетического отката обеспечит появление на рынке по-настоящему действенного средства для победы над старением. В конце концов, если инвесторы поверили в сенолитики, то почему они должны оставаться равнодушными к куда более многообещающему подходу?

                Последний стареющий человек (кадр из к/ф Mr. Nobody)
    Поделиться публикацией
    Ой, у вас баннер убежал!

    Ну. И что?
    Реклама
    Комментарии 44
      0
      Хорошая статья.
      Наверно, можно еще упомянуть последние исследования про влияние молодой крови на организм (и наоборот):
      https://www.economist.com/news/science-and-technology/21724967-might-be-true-people-too-blood-young-animals-can-revitalise-old
        0
        Согласен, отличная статья.
        Хотелось бы знать собирает ли автор информацию по раковым и иммунным заболеваниям. Есть ли более новая и развернутая информация о борьбе с раком на методе Вильяма Коли?
        Может что то свежее о иммунной системе и условных рефлексах?

        И хотелось бы узнать мнение автора о таком способе выхода на рынок технологий против старения как продление жизни домашним животным — я бы вот лично уже бы завел собаку, но останавливает знание того что их жизнь слишком уж коротка. Возможно спрос был бы достаточен что бы сформировать рынок, кроме того градус этического вопроса как и риски ниже чем при работе с людьми, и подобные услуги морально бы подготовили массы к возможностям современной геронтолигии.
          +1
          Спасибо!

          По поводу рака — метод лечения токсинами Коли мне видится прорывным для 19-го века, но неприемлимым для 21-го. Есть куда более действенные современные иммунологические подходы:

          https://www.novartis.com/news/media-releases/novartis-car-t-cell-therapy-ctl019-unanimously-10-0-recommended-approval-fda

          https://www.yahoo.com/beauty/new-cancer-drug-effective-tumors-fda-approved-immediately-164122959.html

          По поводу продления жизни домашним животным — я полностью за. Более того, в потенциальном проекте по созданию генной терапии эпигенетического отката (который пока только кристаллизуется в моей голове) именно терапия для животных, а также создание трансгенных собак и кошек, у которых омолаживающие гены будут изначально внедрены в ДНК, видится мне наиболее логичным первым этапом коммерциализации.

          Уверен, что собаки или кошки, живущие 40 лет будут пользоваться большим спросом. Вопрос про внедрение таких генов в человеческие эмбрионы оставлю пока за скобками.
            0
            Рад что моя точка зрения о коммерциализации актуальна.
            Мне кажется сейчас в Китае лучше условия для создания подобного проекта — там с их успехами в генной инженерии и космосе за последнее время к подобному проекту прислушались бы.

            По терапии Коли — насколько я понял ее действенность сейчас вроде бы и объясняется результатом работы иммунной системы. Я не ошибся? Был бы рад почитать статью по этой теме столь полную как и эта.
        0

        Пока что все равно получается, что выбор или старость, или рак, третьего не дано. И из этого спектра я бы выбрал старость.

          +2
          Если говорить о широкой классификации, то ещё травмы несовместимые с жизнью.
            0
            Все нормально, с раком тоже можно бороться. Думаю, оба направления верные: старость — это программа (и поэтому нужно искать как ее отключить), но также в процессе жизни в организме накапливаются разные ошибки (и это значит что нужны технологии очистки организма от этих ошибок). И отключение программы старения не отключит накопление ошибок (поскольку само это накопление — лишь следствие несовершенства любой сложной системы). Так что нужно продолжать исследования во всех направлениях.
              +1
              По последним данным, и как писали здесь же на гиктайме, рак — это победа над смертью отдельно взятой клетки.
                0
                Не факт.
                Более-менее однозначно можно сказать лишь то что раковая клетка — это мутация, как раз такая которые придется вычищать из организма в случае если удастся найти и взломать «программу старения».
                  0
                  Если верить ученым, все мы тоже результат ряда мутаций.
                    0
                    Спасибо кэп:)
                    А к чему тогда высказывание о том что «рак — это победа над смертью отдельно взятой клетки»?
                      +1
                      К тому, что отключение механизма старения и смерти на уровне клетки — это и есть рак.
                        –1
                        Животные с Пренебрежимым старением раком практически не болеют, да и люди у которых всё нормально с генетикой и условиями окружающей среды — раком до 35 лет не болеют. Поэтому рак это скорее уже либо врожденная «ошибка» генов, либо одно из средств программы старения, ну и ещё бывает в результате нахождения в опасной окружающей среде.
                        Видимо у животных без программы старения либо в молодом организме — работают в достаточной степени механизмы защищающие от рака. Например у гидры или алеутского морского окуня.
            +1

            Интересно существует ли где то комплексная таблица по успехам, котороя б регулярно обновлялась, примерно с такими шапками: Технология, Версия, Группа исследователей, Бюджет, Дата начала работ, Дата окончания работ, Текущее состояние, Результат, Примечание.

              0
              Заведите такую таблицу в википедии, и сообщество будет регулярно обновлять ее.
              –3
              Сама старость пожалуй еще никого не убила в этом мире. И старость не болезнь, и ВОЗ здесь абсолютно права и вряд ли поменяет мнение на этот счет. Умирают от ассоциированных со старостью заболеваний! Процессы старения лишь снижают наши резервные возможности, и сужают возможности саногенеза, в результате даже незначительное заболевание может привести к катастрофическим последствиям.
              Кроме того если отбросить идеи людей которые выбивают деньги из инвесторов победными реляциями то становится вполне очевидно что старость комбинированный процесс программной гибели и обычных процессов некроза/апоптоза. Ну и не могу заметить что метод предложенный Яманака конечно наиболее перспективный.
                0
                Сама старость пожалуй еще никого не убила в этом мире. И старость не болезнь, и ВОЗ здесь абсолютно права и вряд ли поменяет мнение на этот счет. Умирают от ассоциированных со старостью заболеваний! Процессы старения лишь снижают наши резервные возможности, и сужают возможности саногенеза, в результате даже незначительное заболевание может привести к катастрофическим последствиям.
                Примерно как СПИД.
                  0
                  Да, я тоже люблю проводить аналогию между эпидемией ВИЧ в 80-х, которую удалось быстро купировать (и уже почти вылечить) благодаря активизму больных этим недугом людей, и старением, которое я полушутя называю ВИЧ 2.0 (Возрастная инволюция человека). Просто пока слишком мало больных ВИЧем 2.0 осознало, что его тоже можно и нужно лечить.
                    0
                    Да, и это означает, что нужно различать лечение старения и старости. Старение — это непосредственно набор процессов, заключительной стадией которых является старость как болезненное состояние, вызванное рядом генетических и иных факторов, и, вероятно, бороться с процессами будет проще, чем вытаскивать пациентов из заключительной стадии. Поэтому тестирование препаратов против старения нельзя проводить на стариках.
                +1
                Всем, кто не смотрел (если такие здесь есть), очень советую посмотреть упомянутый в конце статьи фильм «Господин Никто» — классный философский фильм.
                  0
                  Да, фильм отличный. И прям в тему)
                  0
                  Клеточная терапия это далеко не только ИПСК, а скорее наоборот. Ряд клиник уже плотно занимаются этим направлением, сохраняя и культивируя стволовые клетки пуповинной крови, мезенхимальные клетки молочных зубов, жировой ткани, предлагая клиентам в будущем лечение ряда заболеваний, в т.ч. и ассоциируемых со старением.

                  Разве это не путь к продлению жизни? Сохранение интактных плюрипотентных клеток, их культивация и использование по необходимости?

                  С ИПСК пока проблем значительно больше, чем успехов — тератогенность зашкаливает. Прямая трансдифференцировка (без прохождения через плюрипотентное состояние) выглядит гораздо привлекательнее в плане безопасности.

                  И разве радикальное омоложение — это борьба с программой старения? Это борьба с результатом старения, как даже из самого термина следует.

                    0
                    Единого мнения нет, но есть доказательная медицина и предел Хейфлика за что в 2009 году американские ученые получили Нобелевскую премию… как люди спекулируют и зарабатывают на теме вечной жизни другой разговор…
                      –2
                      Есть заболевание — преждевременное старение. Наблюдались случаи ( к сож. ссылок нет), когда у стариков вырастали молочные зубы, волосы темнели (если были седые), общее самочувствие улучшалось.
                      Что бы ни говорили ученые, британские ученые и псевдоученые — существует программа. Она определяется генетически. остальные факторы имеют значение, но не определяющее.
                      У меня как-то появилась мысль, и в учебниках выяснить ничего не удалось: клеточный обмен происходит в среднем за год. На протяжении всей жизни длина пальцев, например, остается одинаковой на обоих руках, как правило. Не свидетельствует ли это о том, что где-то, скорее всего в голове, есть образ, этакий маленький человечек, с которого считывается информация при копировании. Что если попробовать его найти и каким-то образом воздействовать на него? С благими намерениями.
                      К сожалению, скорее всего, это не доведет человечество до добра… Слишком рано мы суемся, куда не положено…
                        0
                        возможно… и интересно было бы знать, вот скажем есть часть людей с высоким процентом спонтанности и не собранности (да естественно это у всех бывает, наверно от части можно подумать у всех кто был ребенком… но ведь есть дети, что и не знают что такое игрушки и зачем они вообще нужны когда вокруг столько работы и т.д. _ и никакой спонтанности + к этому его «наставники аля шаолинь… монахи» направляют… ) __ но как все это влияет на гены и может быть это и есть тот самый «этакий мал чел» т.е. если чел собран и спокоен то он норм контактирует с этим «мал челом» и гены его в порядке, а тот у когог все крайне спонтанно и спутанно плохой контакт с этим «мал чел» и c его генами такая же беда… все спонтанно куча ошибок, все ломается…
                          0
                          Хм… А вот есть случаи, когда после сильного стресса, как правило, на войне, человек полностью седеет в течении буквально секунд.
                          Это преждевременное старение?
                          Есть исследования на эту тему?
                            +1
                            Это расхожая литературная выдумка.
                            Волос — материал мертвый, и никакие переживания человека не заставят меланин внезапно из него высыпаться.
                          –4
                          А действительно ли победа над смертью так уж хороша? Здесь видится как минимум три неприятных следствия победы над смертью в массовом масштабе:
                          1. Жесткий контроль рождаемости. Если сейчас невозможность иметь детей является трагедией для отдельных семей, то в «бессмертом» обществе это будет уделом абсолютного большинства. Ну, а без детей и интститут семьи потеряет особый смысл.
                          2. Отсутствие смены поколений. Это всегда был мощнейший инструмент истории — новые поколения, с чистого листа воспринимающие постоянно меняющийся окружающий мир, отличаются от старых поколений радикально. В «бессмертную эпоху» конфликта «Отцов и детей» просто не будет, за отсутствием одной из сторон.
                          3. Отсутствие мотивации к деятельности. Что не говори, а представление о конечности существования — это мощный мотиватор что-то делать, как-то самореализовываться. А если ты живешь вечно — то куда торопиться? Зачем что-то делать прямо сейчас? Успеется…
                            0
                            1. Дети — не единственная цель, преследуемая созданием семьи, а одна из. Подтверждение этому — существование крепких бездетных (например, по причине бесплодия одного из супругов) семей. К тому же, иногда воспроизводиться всё же придётся. Допустим, смерть от старости будет побеждена описываемыми здесь методами, насильственные смерти тоже прекратятся, потому что при помощи нейроинтерфейсов всем людям будет привито мировоззрение, близкое к амишскому. Но две причины смертей останутся — это природные каткаклизмы и техногенные катастрофы, их полностью исключить невозможно. И вот тогда придётся точечно отключать бесплодие у жителей пострадавших местностей, а как только численность населения восстановится — включать обратно.


                            2. И снова нейроинтерфейсы, нейротнтерфейсы и ещё раз нейроинтерфейсы, плюс фактор, описанный выше.


                            3. Наоборот: "я гарантированно успею воплотить все свои задумки, значит, можно не забрасывать одни из них в пользу других, а воплощать все без исключения в любом порядке".
                              0

                              Да, совсем забыл: размножение снова понадобится, как только человечество начнёт космическую экспансию. И — новый стимул: успеть доделать вон тот объект инфраструктуры на вот этой планете, ведь скоро — по распределению на следующую, которую только начали осваивать! Ох уж это двадцать четвёртое высшее, неужели нельзя каждый раз без распределения обойтись?

                                0
                                1-2. Нейроинтерфейсы? Прошивка мировоззрения? Мы с вами точно в одной реальности существуем? Вас не смущает, что пока к этому даже подступиться непонятно как, не говоря уже о техническом воплощении, моральных, этических и политических аспектах подобного.

                                3. Ага, например «пройти все компьютерные игры на свете». Вот, будут 200 лет воплощать. А куда спешить?
                                0
                                По поводу 3: смерть как мотивация — очень хорошо для маркетологов (успей купить пока не..., успей сходить пока не...) и для поддержки системы (успей получить образование пока не..., успей получить должность..., успей завести семью/детей...), но очень плохо для людей т.к. в сущности с этими успевашками вообще никакого времени ни на что больше не остается. А еще дает иллюзию о том, что если ничего не успеваешь — смерть приближается, а если все успеваешь вовремя — то она тебя не коснется, и это, надо отметить, отличная развязка, чтобы перестать делать вещи которые хочется, перестать делать «как нужно» и когда нужно. Одна продуктивность в итоге и остается.
                                  +1
                                  1. Институт семьи и так теряет смысл (как потеряли уже смысл институты рода и племени). И конечно это мое частное мнение, но я считаю — потеряет — и хорошо. Кто считает иначе — ну будет жить как раньше… есть же и сейчас всякие общины типа амишей.
                                  2. Большую часть времени человечество тратит на восстановление элементарных знаний в мозгах нового поколения. Снова и снова люди учатся писать, читать, считать, снова и снова учатся быть не зверями а людьми и жить цивилизованно… вот уж воистину сифизов труд. И далеко не всегда этот процесс проходит успешно. И конца и края этому не видно…
                                  3. Мотивация будет и еще какая. Тут есть еще один важный аспект — в каком биологическом возрасте будут бессмертные люди. Я считаю оптимальным именно юный возраст, возраст когда мозг лучше всего приспособлен для обучения, для впитывания новой информации, для свершений и открытий. Примерно 20 лет, время активной фазы получения высшего образования для большинства. Время, когда многие из читающих эти строки могли например ночами сидеть за компом, отлаживая какую-то программу просто для интереса, «для себя», и ловить с этого настоящий драйв.
                                    0

                                    Я-то как раз сторонник института семьи, но имею на этот счёт особое мнение. Сейчас он отмирает, не за горами то время, когда отомрёт окончательно — и тут-то обретёт ореол чего-то потерянного, романтического, "лампового". И начнёт с новой силой возрождаться уже в новом, романтическо-"ламповом" качестве. И чем быстрее пройдёт первый этап, тем раньше начнётся второй.


                                    Нечто подобное произошло с ручной гравировкой. Вначале она оказалась повсеместно вытеснена лазерной, но теперь столь же широко распространена, как до "лазерного кризиса".

                                    0

                                    Смена поколений, тот самый конфликт "отцов и детей" — это подростковый инстинкт. Когда мы бегали по саванне, то годам к 15-и молодежь уже могла обеспечить себе пропитание. В итоге, формировалась новая группа детей — критичность мышления по отношению к друзьям детства снижена. А потом наоборот, повышается критичность к действию родителей.
                                    А в итоге, начинающиеся конфликты выталкивают новую группу из-под крыла родителей, не дав ей помереть от голода. Групповой отбор в чистом виде.
                                    … только мы уже не бегаем голозадыми по саванне, и конфликт "отцов и детей" себя уже изжил.

                                    0

                                    Короче, есть идея — тренироваться на кошках в буквальном смысле. Думаю, на сегодня накоплено достаточно данных, чтобы быстро разработать способ продления хотя бы в два раза жизни обычной домашней кошки. Массовость сделает эту услугу дешёвой, потому что она делает дешёвым всё. А кошатники её с руками оторвут.


                                    Ну а накопленный опыт, сын ошибок трудных, пригодится при работе с людьми.

                                      +2
                                      На мышках давно тренируются. Мышки стали жить дольше.
                                        0

                                        Сравнили! От тренировок на мышках никаких доходов, расходы одни. А кошек кошатники сами приносить будут, да ещё и платить.

                                        0
                                        Тренироваться лучше на мушках и мышках (это дешевле и быстрее), а в кошек и собак внедрять уже результаты тренировок — те гены, которые смогут позволить им жить хотя бы 40 лет (в комментарии выше я написал об этом чуть подробней).
                                        0
                                        Сноска на интервью Геогра Чеча — В клинических испытаниях насчитывается около 2000 генных терапий, Вот бы увидеть список «первой дюжины»
                                          0
                                          опыты Бельмонте по управлению эпигенетикой -ценны прежде всего тем, что демонстрируют как можно встроить в ДНКа произвольно управляемый переключатель — дополнительные гены экспрессией которых можно управлять. А уж что будут эти гены делать — синтезировать факторы Яманаки — прекрасно. Выключать гены ответственные за рост других возраст зависимых белков — замечательно.
                                            0
                                            почти все геронтологи солидарны в одном: по всем клиническим признакам старение — это болезнь
                                            На чем основано это утверждение, есть опрос горонтологов с процентами ответа на вопрос «старение это болезнь или нет»? Старение это не болезнь, а название набора последствий множества заболеваний. Проводя аналогию с простудой — избыток влаги из носа это не болезнь.

                                            Старение даже ещё не признано болезнью официально, на уровне ВОЗ
                                            Может быть, не признано потому, что старение это следствие длинного ряда очень разных факторов, а не что-то одно? Ответ на вопрос одоления старения подобен вопросу об устранении багов в компьютере, где в меньшем масштабе, но сплелись воедино поломки железа, ошибки в программах, а также действия пользователей и злоумышленников.

                                            направлена на изучение болезни Альцгеймера и разработку действенной терапии против неё, а не на борьбу с первопричиной — самим старением
                                            На чем основано это увтерждение? Статистическая корреляция не доказывает существование причинно-следственной связи. Даже не указывает на направление, можно успешно заявить, что болезнь Альцгеймера — одна из возможных причин старения.

                                            Если рассматривать процесс старения как случайность и следствие несовершенства нашего организма, который с возрастом накапливает поломки, то борьба с сенесцентными клетками, короткими теломерами и другими его симптомами выглядит вполне логично.
                                            И снова вывернуто наизнанку. Укорачивание теломер, появление сенесцентных и предсенесцентных клеток рассматривались в качестве причины, а не симптомы старения. А при рассмотрении накопления поломок следует рассматривать варианты исправления этих поломок, а не борьбы с естественными механизмами защиты.

                                            Если же согласиться с тем, что старение запрограммированно, то закономерно возникает другой вопрос
                                            А если не соглашаться с гипотезой, даже не с теорией, то возникнут другие вопросы.

                                            Однако, на мой взгляд, самый главный шаг уже сделан — найден один из потенциальных механизмов радикального омоложения, и все остальные трудности уже не кажутся непреодолимыми.
                                            Потенциальные механизмы радикального омоложения находились по одному и пачками на протяжении веков. Этот «самый главный» шаг делался многократно.

                                            Лично мне больше нравится гипотеза, что возрастные изменения это накопление сбоев в программах. И исправлять их нужно обучением искусству двигаться (походка), искусству оставаться в неподвижности (осанка), искусству дышать, улучшению качества сердцебиения (психотерапия) и питания (просто меньше вредить). И тогда получится радикальный прирост. Не исключающий раковую рулетку, но достаточный для статистического вау.
                                              –2
                                              Когда старение будет повержено — это станет началом конца человечества как вида. Это попытка папуаса, с камнем в руках, улучшить эффективность производства предприятия микроэлектронной промышленности.
                                              У природы, если принять некий аналог человеко-лет или подобного, были квадриллионы лет на эволюцию, ведь она шла паралельно и зависела от количества эволюционных единиц.
                                              К тому же, при селекции животных, для ускорения генетического прогресса наоборот стремятся уменьшить генерационный интервал (частоту смены поколений). А человеку нужно остановиться или замедлиться?
                                              Также как 90 процентов прогресса человеческой цивилизации приходится на 20-21 век за счет роста населения, численности образованных людей и увеличением их доли.
                                              Человек ленивый — он пойдет там где уже один раз удачно прошел, хотя соседняя тропа могла принести больше, но он этого не узнает, так как будет руководствоваться опытом и идти по пути наименьшего сопротивления. А молодой пойдет своей тропой, будет совершать свои ошибки и не будет оглядываться на чужой опыт. И один из них однажды найдет лучшую дорогу. И вечная жизнь — не лучший помощник эволюции и прогресса.
                                              Так что я сторонник этих исследований, надеюсь они принесут много полезных побочных результатов, но не хочу чтобы они достигли финальной цели — индивидуального бессмертия(Человек как вид — изначально бессмертен). Буду надеяться что мы сможем удлинить молодость (но не репродуктивный возраст) и будем умирать молодыми.
                                              А вообще не нужно чинить то что не ломается. Работает — не трогай!
                                                –1
                                                Отличная статья, спасибо. Устремляем надежды на Беольмонте, дедифференциацию и «факторы Яманаки».
                                                Хотелось бы ещё узнать ваше мнение по поводу следующих относительно недавних разработок в данной сфере, слышно ли что-либо об их перспективах?

                                                апрель 2017. Ученые из Южной Кореи вывели соединение KU-60019, которое блокирует белок АТМ (из-за активности которого деградируют лизосомы), и тем самым помогает восстанавливать функции стареющих клеток. Здесь речь о нарушении метаболизма, которое вызывает деградация и старение лизосом (которые отвечают за расщепление биополимеров и за избавление от ненужных компонентов).

                                                февраль 2016. Британским исследователями из Ньюкаслского университета удалось обратить процесс сенесценции клеток через удаление митохондрий (они усовершенствовали методику стимуляции митофагии — уничтожения клеткой поврежденных митохондрий). В эксперименте на животных подавление биогенеза митохондрий (назначением рапамицина или выключением гена PGC-1β) уменьшало возрастной рост числа сенесцентных клеток в печени и связанные с этим провоспалительные изменения.

                                                февраль 2016. Американские исследователи, Команда Яна Ван Дёрсена, увеличили продолжительность жизни мышей на срок до 35%, просто очистив их организм от постаревших (сенесцентных) клеток, использовав линию трансгенных мышей INC-ATTAC, вводя им синтетическое средство AP20187.

                                                февраль 2017. Российские исследователи из МГУ разработали искусственные антиоксиданты SkQ1 (Ионы Скулачёва), способные проникать внутрь митохондрий и уничтожать свободные радикалы внутри клетки организма.

                                                март 2017. Ученые из медицинского центра Университета имени Эразма Роттердамского в Нидерландах успешно опробовали на мышах препарат против старения (FOXO4). Речь о накоплении в тканях стареющих (сенесцентных) клеток и веществе, в состав которого входит пептид, который побуждает стареющие клетки к самоуничтожению.

                                                Что действительно радует, так это география данных разработок, ведь если исследования и открытия происходят на разных частях земли, значит над проблемой работает большое количество учёных и какой-то результат всё же виден.

                                                Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                                                Самое читаемое