Как стать автором
Обновить
113.2
hh.ru
HR Digital

Турбулентный рынок труда: аналитика данных и прогнозы

Время на прочтение 10 мин
Количество просмотров 8.6K

Почти полгода назад мы уже выкладывали результаты исследования реакции IT-рынка труда на февральские события. С тех пор ситуация приобрела известное всем развитие, а события, на первый взгляд, только усугубляют и без того нестабильное состояние современного IT-рынка в стране. Так ли это на самом деле, каков контекст рынка труда в России сегодня и как на него влияет демография — разбираемся на цифрах в сегодняшнем аналитическом исследовании. Только факты, аналитика и (не смейтесь!) прогнозы.

Дисклеймер

Мы не можем привести в тексте никаких оценочных суждений касательно актуальных геополитических событий — из соображений безопасности. Любые выводы каждый сделает для себя самостоятельно.

Рынок труда 2022 

Знакомьтесь, так выглядит 2022 год:

Объясняем график. Январь здесь — нулевая точка отсчёта. Наблюдаем рост рынка до 24 февраля. Далее динамика количества вакансий резко сокращается, но с мая возобновляется постепенный подъём. После сентябрьских событий мы прогнозировали значимое сокращение количество вакансий, однако рынок труда отреагировал удивительным образом: мы увидели лишь небольшое снижение. Трактовать происходящее непросто, потому что никто из нас не располагает релевантным опытом — никто еще не работал в таких условиях и таком мире. 

Однако кажется, что каждый новый шок для российского рынка труда закаляет его. Нельзя исключать ухудшение экономической ситуации, которая обязательно отразятся на рынке труда. Но пока фатального шока в экономике не произошло — основная масса бизнесов перестраивается на новые рельсы и учится существовать в незнакомых условиях. К тому же, работодателям остро необходимо найти замену мобилизованным и тех, кто покинул территорию страны. 

Влияние частичной мобилизации предсказуемо отразилось на рынке труда: индекс соотношения подвинулся с 4,9 до 5 — вакансий стало чуть меньше. Но в целом ситуация на рынке продолжает быть довольно стабильной — можно назвать это “соискательским рынком рабочих линейных синеворотничковых профессий”.

Влияние демографии

На диаграмме выше вы видите данные Росстата на начало 2022 года. Демографические процессы всегда растянуты во времени, их фиксация не отличается высокой скоростью, поэтому обновленные данные мы увидим только в начале следующего года. Однако и безо всякой актуализации можно составить определенную картину. 

По оси Х располагаются возрастные когорты. Каждый столбец обозначает численность группы людей в миллионах для каждого соответствующего по цвету года. Демографические процессы — одни из самых прогнозируемых в экономике, в отличие от военных и эпидемиологических ситуаций. Сегодня уже можно оценить, например, влияние Covid-19, однако как отразятся на демографии геополитические события этого года пока понять сложно. 

Возьмем группу людей в возрасте от 20 до 24 года — здесь наблюдается уменьшение. Корни этой проблемы следует искать еще в девяностых, когда люди испытывали максимальный дискомфорт и неопределенность, поэтому несколько лет последовательно отказывались от рождения детей. В результате молодежи категории 20-24 лет сегодня меньше 7 млн, когда как еще 10 лет назад их было больше 12 млн. Таким образом мы наблюдаем почти двукратное сокращение людей в этой когорте — людей физически нет.

В последствии молодежь из этой когорты будет взрослеть и уменьшать численность последующих возрастных когорт. Важно донести эту информацию до руководства — молодёжи нет, а сейчас её станет ещё меньше, со здоровьем будут очевидные проблемы. Когда компании делают ставку на работу с молодежью — это недальновидно, ибо за нее невообразимая конкуренция. Не каждая компания способна это выдержать, даже если это очень привлекательный работодатель. 

На горизонте 5-10 лет лучше не станет. Будет пара незначительных всплесков, но на ситуацию в целом это повлияет не сильно. На уровень, который наблюдался в 2011 году мы не выйдем уже никогда. По итогам последних 5 лет мы увидели яркий тренд на зарождение новой демографической ямы — детей в возрасте до 4 лет становилось всё меньше. Если экстраполировать опыт ситуации из 90-х на события современности, можно предположить, что семьи вряд ли будут стараться заводить детей. Но это уже не новая проблема. 

В качестве экспертного мнения касательно последних событий приводим фрагмент статьи “Серьезный шок для демографии и рынка труда” экономиста Владимира Гимпельсона с портала THE BELL — о последствиях мобилизации для российской экономики:

Читать цитату

Самый трудоспособный возраст оказывается самым провальным по численности. И на него накладываются все напасти: боевые и санитарные потери на фронте начиная с февраля, мобилизация с соответствующими последствиями и эмиграция. Точных цифр, сколько людей уехало, пока нет, но понятно, что среди уехавших преобладают как раз мужчины в самых продуктивных возрастах. 

Это серьезный шок для нашей демографии, нашего рынка труда. Если брать только цифру в 300 тысяч мобилизованных, то это потеря около 0,5% всех занятых. Вроде бы не критическая цифра, но если исходить из предпосылки, что участие всех занятых в производстве ВВП на протяжении года примерно одинаковое, то это изъятие 0,5% ВВП.

Но проблема не только в мобилизации, но и в эмиграции многих молодых людей, людских потерях, которые уже произошли до мобилизации, в той крайней неопределенности, с которой все сталкиваются. Люди перестают работать, все нервничают, думают о том, что с ними может завтра случиться. А это уже касается не только мобилизованных, но и их семей, жен и родителей. Все это вместе создает эффект гораздо более сильный, чем просто от временного вытягивания из экономики условных 300 тысяч человек. 

Если мобилизация затронет не 300 тыс., а 1 млн чел, эффекты нужно умножать. Но этот коэффициент может быть и больше, потому что чем больше мобилизованных и отправленных, тем больше потери, в том числе и санитарные. Последнее означает долгосрочные эффекты для системы здравоохранения, которая, если начнет заниматься этими людьми, перестанет заниматься другими. С этим мы уже сталкивались во время пандемии, когда переориентация ресурсов здравоохранения для борьбы с ковидом привела к тому, что, например, онкологии и кардиологии уделяли меньше внимания. 

Говоря о прогнозах на будущее, даже необязательно рассуждать об эффекте мобилизации. Достаточно вспомнить доковидные демографические прогнозы Росстата, простые расчеты на основе которых показывали, что к началу 2030-х годов численность занятых в возрасте 20-39 лет должна сократиться примерно на четверть по отношению к 2017-2019 году. Это колоссальное сжатие численности рабочей силы, сильнейший шок для экономики. И дело не только в ее простом сокращении.

Производительность труда варьирует по возрастным группам: она растет примерно до 40 лет, после чего перестает расти, а у многих снижается. События, о которых мы с вами говорим, как раз затрагивают вот эту самую молодую группу, которая находится на растущем участке своей кривой производительности. Это означает, что они не выйдут на пик своей производительности, что будет транслироваться в агрегированную производительность и, соответственно, в ВВП.

Если бы у нас было огромное количество безработных женщин, имеющиеся вакансии можно было бы занимать ими. Но и у них сейчас очень высокий уровень занятости, то есть безработных женщин, которые ищут работу, не так много. 

Стоит упомянуть такое долгосрочное последствие, как потеря здоровья. Кто-то вернется с ранениями, кто-то, это мы знаем из опыта предыдущих военных конфликтов, с посттравматическим синдромом, что означает очень сильный удар по психике. Другое долгосрочное последствие — потеря в человеческом капитале для тех, кто ушел на фронт, и тех, кто остался. Потому что одни теряют навыки, а другие — не воспроизводят их и не инвестируют в новые. Чтобы человеческий капитал накапливался, должны быть инвестиции в технологии и, следовательно, инвестиции в навыки, которые эти технологии обслуживают. А в таких условиях — какие инвестиции? Так что в долгосрочной перспективе все это означает падение производительности труда и, следовательно, потерю в заработной плате и доходах”.

Влияние мобилизации

Ремарка: первые два графика, представленных ниже, касаются исключительно покинувших страну. Увы, наши возможности в составлении статистики ограничиваются зоной покрытия hh.ru. Это значит, что мы располагаем неполными данными. Впрочем, даже официальные ведомства разных стран пока не готовы дать четких цифр и фактов о том, что происходит с уехавшими. Люди, пересекающие границу, могут делать это по разным причинам — не обязательно для эмиграции. Есть мнение, что количество выехавших за пределы РФ по меньшей мере сопоставимо с количеством мобилизованных — по самой оптимистичной оценке.

Топ стран с максимальным относительным приростом резюме с указанным гражданством РФ

! По вакансиям особенной динамики нет
! По вакансиям особенной динамики нет

Как мы получили эти данные: у нас есть резюме соискателей с указанным гражданством РФ, мы посмотрели базы резюме в странах, перечисленных на слайде, и изучили, насколько в процентах увеличилось количество резюме с российским гражданством. Прирост резюме 10 октября 2022 к 10 сентября 2022 — примерно 66 тыс. резюме. В топе: Казахстан (81%), Грузия (59%), Узбекистан (59%), Кыргызстан (55%), Армения (44%), Азербайджан (38%), Турция (33%). За ними с большим отрывом идут страны Балтии. Учитывался прирост резюме исключительно с гражданством РФ. 

Топ стран с максимальным абсолютным приростом резюме с указанным гражданством РФ

Здесь прирост резюме 10 октября 22 к 10 сентября 22 составил +65 тыс. резюме из предыдущих 66 тыс. Предыдущая табличка была в %, а этот — в штуках резюме. Рейтинг уже другой. Казахстан (44 тыс. резюме), Грузия (8,6 тыс. резюме), Узбекистан (4,5 тыс. резюме), Турция (2,9 тыс. резюме), Кыргызстан (2,8 тыс. резюме).

Топ-10 по профессиональным группам этих людей

Ситуация похожа по всем странам, IT на первом месте везде
Ситуация похожа по всем странам, IT на первом месте везде

Теперь рассмотрим вакансии. Абсолютный лидер среди профессий покинувших страну, предсказуемо, IT-сектор (19%). За ним идут продажи и обслуживание клиентов (10%), маркетинг, реклама, PR (9%), строительство и недвижимость (8%), производство и сервисное обслуживание (7%), рабочий персонал (5%). Основная масса этих людей теоретически и технически может работать удалённо — присутствует очень четкая дифференциация по белым воротничкам. Исключения: рабочий персонал, стройка, транспорт и логистика, производство, обслуживающий персонал.

Доля соискателей, которые хотят работать удаленно, росла на протяжении всего года. Несмотря на то, что многие IT-специалисты уехали, многие продолжают работать на российские компании, которые допускают удаленный формат работы. То же самое касается продаж и маркетинга.

Портрет приглашений после 21 сентября

В первую неделю сентября женщин приглашали в соотношении с мужчинами 59% к 41%. В последнюю неделю женщин стали приглашать уже в соотношении 62% к 38%. Приглашать мужчин в первые несколько недель после начала частичной мобилизации стало сложнее в принципе — они просто не берут трубки. Рынок труда и так был достаточно женским, по крайне мере, согласно нашей базе. А теперь данная ситуация станет еще драматичнее. Все это время у нас была крайне высокая занятость среди обоих полов, и избытка безработных женщин нет. Тем не менее, тренд прослеживается, и его причины далеко не новы. Это все еще продолжение уже знакомой нам историей с демографическими провалами. Итак, у нас уже есть первый явный тренд российского рынка труда ближайшего будущего: он будет становиться еще более “женским”. 

Второй явный тренд — возрастная история. Мы наблюдаем, что в последнюю неделю сентября в наиболее молодой группе людей от 18 до 24 лет, которая больше всего подлежит мобилизации, приглашений стало на 2% меньше. Однако в других возрастных группах мы замечаем приросты на 1%: 35-44 года (с 20% до 21%) и 45-54 года (с 7% до 8%). И это касается не только нынешней ситуации с мобилизацией, но вновь связан с дефицитом на рынке труда и демографией.

Упоминания требуемых иностранных языков в вакансиях

Согласно данным hh.ru за январь-октябрь 2022 работодатели охотнее рассматривают кандидатов со знанием английского, китайского, немецкого, французского, испанского, итальянского и португальского языков.  

В 2022 году спрос на специалистов со знанием китайского языка вырос на 55%.  Английский остается востребован, но спрос на него упал на 4% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года. Падение спроса показали и другие европейские языки: французский (-24%), испанский (-27%) и португальский (-25%).

Вот так, например, изменилась востребованность английского в зависимости от сферы профессиональной деятельности:

В этом году значительно вырос спрос на соискателей со знанием китайского языка. В 2022 году чаще всего знание китайского встречается среди требований в вакансиях для рабочего персонала, в сферах лесной промышленности, агросектора и производства. 

Теряют свою актуальность для российских работодателей итальянский и немецкий языки, спрос на знание этих двух языков упал на 77%.

IT-рынок труда

hh.индекс, согласно нашему исследованию, стал равен 3,9 — это значительно выше показателей прошлого года. Это связано с трендом на увеличение количества резюме и активности соискателей. Еще мы замечаем, что кандидаты стали чаще готовы идти на компромисс в вопросах заработной платы. Однако количество вакансий в начале года упало, и предпосылок к восстановлению пока нет. 

Итоги и прогнозы

Итак, подведем небольшие итоги нашего исследования и попробуем на основе результатов сделать некоторые прогнозы относительно тенденций развития рынка труда в России. Важно понимать, что эти прогнозы будут актуальны только при условии отсутствия эскалации внешнего фона.

Рынок

Возможный негативный эффект:

  • Продолжение турбулентного периода. Еще сильнее сократился горизонт планирования. Это не дает возможности строить долгосрочные планы, однако именно долгосрочные вложения способствуют развитию экономики

  • Снижение темпов ВВП

  • Мобилизованные могут выпасть из экономики на достаточно длительное время

  • Недостаточное количество человеческих ресурсов на замену мобилизованным

Возможный позитивный эффект:

  • В краткосрочной перспективе рынок труда может стать более возрастным — кандидаты “50+” будут более востребованы

  • Рынок может начать рассматривать женщин на позиции, которые ранее были “мужскими”

  • Если смотреть на отрасли, розничная торговля, ключевой участник рынка труда в плане массового найма, продолжит подбор в текущих условиях

Люди

Возможный негативный эффект:

  • Люди еще не отошли от постковидного синдрома, а новый стресс — дополнительное снижение  эффективности и производительности труда 

  • Разница мнений — конфликты в коллективе, снижение производительности

  • Уехавшие смогут какое-то время сохранять свои связи с Россией, продолжая работать удаленно

  • Озвученный потенциал частичной мобилизации в 300 тыс. человек — это люди до 40 лет. Самые высокопродуктивные и работоспособные возрастные категории, которые находятся в дефиците в течение последних двух лет

Возможный позитивный эффект:

  • Снижение текучки персонала. Люди будут держаться за работу и осознание того, что работа — ценность

  • Возможно быстрое восстановление количества активных вакансий

Наем новых сотрудников

Возможный негативный эффект:

  • Высокая турбулентность в подборе

  • В течение ближайших месяцев может случиться снижение числа открытых вакансий по причине полной перестройки работы HR-отделов в новых условиях частичной мобилизации

  • Нехватка нужного персонала на открытые роли или замещение

Возможный позитивный эффект:

  • HR-функция вновь нуждается в трансформации, где подбор новых людей далеко не первоочередная задача

  • Компании уже начали прорабатывать варианты бронирования для своих IT-специалистов — это становится дополнительным бонусом в копилку привлекательности таких вакансий

  • Выяснение компаниями возможности бронировать сотрудников 

  • Компании начинают или продолжают организацию встреч с экспертами: финансистами, психологами и т.д., чтобы поддержать своих сотрудников

Полезные материалы по теме мобилизации

Над статьей работали

  • Наталья Данина, главный эксперт hh.ru по рынку труда, руководитель направления клиентской эффективности

  • Ксения Степанова, руководитель направления корпоративной культуры и внутренних коммуникаций

  • Ирина Жильникова, редактор hh.ru

  • Александр Джабаров, Head of PR hh.ru

P.S. Последние три месяца мы проводили исследование по узнаваемости брендов работодателей среди разработчиков. Совсем скоро выкатим ежегодную статью, stay tuned! 

Теги:
Хабы:
+21
Комментарии 12
Комментарии Комментарии 12

Публикации

Информация

Сайт
hh.ru
Дата регистрации
Дата основания
Численность
501–1 000 человек
Местоположение
Россия