Как стать автором
Обновить
158.2
MWS
Больше, чем облако

Не все просто с open source: история развития, облачные инструменты и новые риски

Уровень сложностиПростой
Время на прочтение7 мин
Количество просмотров2K
image

Согласно результатам опроса, проведенного компанией «АксТим», в 2026 году 92% российских компаний будут использовать решения на базе open source. Интересно, что в 2021 году оpen source уже использовали все компании-разработчики и 79% компаний-потребителей.

Упоминание open source можно было встретить еще в документации и пресс-релизах организаций в 80-х. Сейчас опыт работы с open source интересен всем — от стартапов до облачных провайдеров, которые используют целый каскад знаковых инструментов.

Но с опенсорсом не все так просто. Разработчики, продакты и руководители далеко не всегда понимают, что будет, если «база», на которой построен их проект, перейдет в разряд проприетарного ПО или вообще прекратит существование.

Сегодня подробнее обсудим историю открытого программного обеспечения — от момента зарождения до современных облачных инструментов и новых вызовов.


Все началось с free software


В начале 1980-х бизнес стал активнее выпускать программные продукты под проприетарными лицензиями и закрывать энтузиастам доступ к исходному коду. Разработчики начали внедрять в свои программы код, блокирующий работу по истечении определенного времени. Снять ограничения можно было только при активации коммерческой лицензии. Считается, что одним из первых такой метод применил Брайан Рид, автор системы текстовой обработки Scribe, в 1979 году. Доступ к программному обеспечению блокировался после 90-дневного пробного периода.

Против подобных практик и закрытого исходного кода в целом выступил программист Ричард Столлман. Он считал, что закрытые лицензии ограничивают свободу пользователей. Свою точку зрения он отразил в манифесте проекта GNU («Gnu's Not Unix») и движении за распространение свободного ПО — free software. Любой человек, использующий такое ПО, должен был иметь возможность свободно копировать, распространять и изменять его код. Понятие free software довольно быстро прижилось в ИТ-сообществе, а в авангарде движения встал фонд Free Software Foundation. К концу 1990 годов продукты, построенные по модели свободного ПО, стали привлекать всё больше внимания со стороны широкой публики.

В 1997 году программист Эрик Рэймонд представил свое эссе под названием «Собор и Базар» (The Cathedral and the Bazaar), в котором использовал термин free software для описания двух моделей разработки программного обеспечения: «соборной» и «базарной». В первом случае исходники публикуются с каждым новым релизом программы, но участие в разработке принимает ограниченный круг программистов.

В свою очередь, вторая модель предполагает публичную разработку «на виду у всех». Автором последнего подхода Рэймонд называл Линуса Торвальдса. Считается, что публикация «Собор и Базар» сыграла ключевую роль в популяризации модели free software. Кроме того, многие из принципов, которые Рэймонд описывает в эссе, станут центральными темами в методологии DevOps.

В поисках лучшего варианта


Термин free software все еще неоднозначно описывал нескольких видов программного обеспечения. Среди пользователей такого софта разгорелся спор о правильном использовании формулировок. Одна из решающих встреч по теме прошла в 1998 году. На мероприятии присутствовал сооснователь Apache Group Брайан Белендорф, уже упомянутый Эрик Реймонд, а также Кристен Петерсон, основательница Foresight Institute. Поводом для встречи стало важное событие в индустрии: компания Netscape, разработчик популярного на тот момент браузера Navigator, решила опубликовать исходный код своего продукта.

Эрик Рэймонд стал одним из бизнес-консультантов. Но он и коллеги не хотели употреблять термин free software, так как тот слишком часто вызывал смысловые недоразумения. Многие пользователи считали, что понятие относится к любому бесплатному программному обеспечению, а ключевой принцип — ПО должно быть доступно всем — оставался в стороне. Чтобы исключить двусмысленность, Кристен Петерсон предложила использовать термин open source («программа с открытым исходным кодом»).

Закрепляющим шагом стал Freeware Summit, который в апреле 1998 года собрал Тим О’Райли (основатель издательства O’Reilly). В мероприятии приняли участие известные представители индустрии, такие как Линус Торвальдс и Брюс Перенс. Эрик Рэймонд вынес на общее обсуждение словосочетание open source — за него отдали девять голосов из пятнадцати. Остальные шесть голосов распределились между такими вариантами, как freely distributable, cooperatively developed и sourceware.

Спустя неделю Freeware Summit получил статус первого «open source саммита» в истории. И не зря — ведь вскоре Брюс Перенс и Эрик Рэймонд основали организацию Open Source Initiative, которая до сих пор занимается продвижением открытого программного обеспечения. Позже Рэймонд также обновил свое эссе «Собор и Базар», заменив в новой редакции формулировку free software на open source. Теперь этот документ называют одним из главных манифестов движения за открытый исходный код.

Как open source пришел в облако


Можно сказать, что история облачных технологий берет начало в 1960-х, когда инженеры DARPA и MIT занялись разработкой решения, позволяющего работать на одном компьютере нескольким пользователям одновременно (по сути, речь идет о виртуализации). Однако «знакомство» облака и open source состоялось значительно позже: когда появились частные облака, а cloud-инфраструктура надежно закрепилась на коммерческом рынке.

В 2008 году инженеры из Eucalyptus выпустили первую платформу, совместимую с AWS API. В то же время вышел проект OpenNebula, разработанный NASA. Это — первое открытое программное обеспечение для развертывания частных и гибридных облаков. Чуть позже — в 2010 году — специалисты из OpenStack запустили open source платформу для построения частных облаков, которая приобрела особую популярность среди представителей бизнеса.

И вскоре последовал целый каскад знаковых облачных инструментов. Так, в 2014 свет увидел Kubernetes, который стал одним из самых популярных решений для работы с контейнерами. В то же время появился Terraform, позволяющий работать с инфраструктурой как с кодом и автоматизировать развертку приложений в облаке. Хотя этот проект обрел успех не за одну ночь. По словам авторов, число загрузок практически не менялось на протяжении 18 месяцев, и они даже подумывали о том, чтобы свернуть разработку. Но со временем интерес к Terraform проявили крупные облачные провайдеры и платформы вроде OpenStack. В 2017 году число загрузок удваивалось каждый месяц.

Разумеется, были и другие открытые решения, получившие распространение в облаке. С тех пор open source играет важную роль в развитии облачных технологий, предоставляя доступность и гибкость для разработчиков и предприятий. Комьюнити активно участвует в развитии облачных инструментов и повышает эффективность облачных вычислений.

Споры не прекращаются


Принято считать, что термин open source придумала и ввела в мейнстрим Кристен Петерсон с коллегами. На практике ситуация выглядит не так однозначно — ведь это сочетание слов употребляли задолго до того, как понятие получило поддержку со стороны лидеров индустрии. Например, упоминания open source можно было найти еще в пресс-релизе Caldera, посвящённом выпуску исходного кода DR-DOS (совместимая с MS-DOS дисковая операционная система) в 1996 году. Документ описывал преимущества модели разработки под названием open source code model или open technology model. Среди этих преимуществ инженеры Caldera выделяли быстрый запуск новых функций, развитие конкуренции на рынке программного обеспечения, а также формирование экспертного сообщества вокруг продуктов.

Несмотря на тот факт, что термин open source активно употребляют уже больше 20 лет, споры о его уместности продолжаются до сих пор. Против такой формулировки, что неудивительно, выступает Ричард Столлман. По оценке популяризатора концепции free software, понятие «открытости» не передает заложенную им философию. Даже более того: разработчики open source всё сильнее ограничивают условия использования своего ПО для бизнеса.

Проблемы и вызовы


Все больше крупных разработчиков ранее открытых продуктов, меняют лицензии на более закрытые варианты. Так, с 2021 года компания Elastic распространяет свои решения по условиям SSPL, чтобы конкурирующие вендоры платили за использование ее наработок.

Недавно HashiCorp тоже взяли курс на защиту от конкурентов и коммерциализацию ранее полностью открытых продуктов, включая Terraform для управления ИТ-инфраструктурой и Vault для управления сертификатами. В обоих случаях ограничения компаний вызвали бурную дискуссию в среде ИТ. Новые лицензии многие посчитали совершенно «несвободными», и, например, для продуктов HashiCorp частные разработчики уже успели выпустить форки под классическими условиями MPL.

Проблему в распространении несвободных лицензий увидел в том числе один из основателей Open Source Initiative Брюс Перенс. В 2020 году он покинул организацию после того, как, вопреки его мнению, OSI одобрила Cryptographic Autonomy License. Специалист посчитал документ проблемным из-за его запутанности, — разобраться в нём без юриста было практически невозможно. Он также основал движение Coherent Open Source Licensing, в рамках которого призвал отказаться от большинства лицензий и ограничить сферу open source условиями Apache 2.0, LGPL 3 и Affero GPL 3.

По сути, Перенс также, как в своё время и Столлман, задался вопросом о существовании общих идей движения за открытый исходный код. По словам активиста, политика OSI не только поддерживает многообразие лишних лицензий, но и ведет к постепенной замене существующего определения open source — что может только навредить рынку и уже сложившейся индустрии.

В попытке решить эту проблему в марте этого года Брюс Перенс даже представил черновой вариант лицензии Post-Open Zero-Cost. Ее задача — стандартизировать правила игры для open source разработчиков и бизнеса. Одно из нововведений — возможность введения дополнительных условий на коммерческое использование. Но перспективы Post-Open Zero-Cost еще предстоит оценить. Пока непонятно, получится у нее перехватить инициативу у существующих разрешительных лицензий, и насколько её финальный вариант будет соответствовать духу открытого программного обеспечения.

Заключение


Создание крупной системы, отвечающей высоким требованиям бизнеса в плане доступности, производительности и безопасности, с использованием открытого ПО представляет собой серьезную задачу.

Чтобы внедрить надежную систему на базе open source, компаниям предстоит решить множество сложных задач, начиная с поиска квалифицированных специалистов и заканчивая детальным проектированием архитектуры. На российском рынке все еще наблюдается дефицит специалистов с необходимыми навыками и опытом.

Однако именно открытое ПО будет формировать будущее бизнеса в России. Реальная сила открытого исходного кода — открытое сообщество разработчиков, которое намного превосходит масштабы и возможности даже крупнейших поставщиков проприетарного программного обеспечения.



Теги:
Хабы:
Всего голосов 8: ↑7 и ↓1+9
Комментарии3

Публикации

Информация

Сайт
mws.ru
Дата регистрации
Дата основания
Численность
свыше 10 000 человек
Местоположение
Россия