Вся история Linux. Часть I: с чего все началось

    В этом году ядру Linux исполняется 27 лет. ОС на его базе используют многие корпорации, государственные, исследовательские учреждения и дата-центры по всему миру.

    За более чем четверть века вышло немало статей (в том числе и на Хабре), рассказывающих о разных отрезках истории Linux. В этой серии материалов мы решили выделить наиболее значимые и интересные факты, связанные с этой операционной системой.

    Начнем с разработок, которые предшествовали Linux, и истории появления первой версии ядра.


    / Flickr / Toshiyuki IMAI / CC BY-SA

    Эпоха «свободного рынка»


    Появление Linux считается одним из важнейших событий в истории открытого ПО. Рождение этой операционной системы во многом обязано идеям и инструментам, которые формировались и «зрели» десятилетиями в среде разработчиков. Поэтому для начала обратимся к истокам «опенсорсного движения».

    На заре 50-х большая часть программного обеспечения в США создавалась сотрудниками университетов и лабораторий и распространялась без каких-либо ограничений. Это делалось с целью упрощения обмена знаниями в научной среде. Первым опенсорсным решением того периода считается система A-2, написанная для ЭВМ UNIVAC Remington Rand в 1953 году.

    В те же годы сформировалась первая группа разработчиков свободного ПО — SHARE. Они работали по модели «совместного однорангового производства». Результатом труда этой группы ближе к концу 50-х стала одноименная ОС.

    Эта система (и другие продукты SHARE) пользовалась популярностью у производителей компьютерного оборудования. Благодаря политике открытости они могли предложить клиентам не только аппаратное, но и программное обеспечение без дополнительных затрат.

    Приход коммерции и рождение Unix


    В 1959 году компания Applied Data Research (ADR) получила заказ от организации RCA — написать программу для автозаполнения блок-схем. Разработчики выполнили работу, но не сошлись с RCA в цене. Чтобы не «выбрасывать» готовый продукт, в ADR переделали решение для платформы IBM 1401 и начали самостоятельно его реализовывать. Однако продажи шли не очень хорошо, так как многие пользователи ждали бесплатную альтернативу решению ADR, которую планировали в IBM.

    В ADR не могли допустить выпуск бесплатного продукта с аналогичной функциональностью. Поэтому разработчик Мартин Гетц (Martin Goetz) из ADR подал патент на программу и в 1968 году первым в истории США получил его. С этого момента принято отсчитывать эпоху коммерциализации в индустрии разработки — из «бонуса» к оборудованию ПО превратилось в самостоятельный продукт.

    Приблизительно в то же время небольшая команда программистов из Bell Labs начала работу над операционной системой для мини-компьютера PDP-7 — Unix. Unix создавали в качестве альтернативы другой ОС — Multics.

    Последняя была слишком сложной и работала только на платформах GE-600 и Honeywell 6000. Переписанная на языке СИ Unix должна была стать портативной и более простой в использовании (во многом благодаря иерархической файловой системе с единым корневым каталогом).

    В 50-х холдинг AT&T, в состав которого на тот момент входила Bell Labs, подписал соглашение с правительством США, запрещающее корпорации продавать программное обеспечение. По этой причине первые пользователи Unix — научные организации — получали исходный код ОС бесплатно.

    AT&T отдалилась от концепции свободного распространения ПО в начале 80-х. В результате вынужденного разделения корпорации на несколько компаний запрет на продажу ПО перестал действовать, и холдинг прекратил бесплатное распространение Unix. Разработчикам грозили исками за несанкционированный обмен исходным кодом. Угрозы не были беспочвенными — с 1980 года компьютерные программы стали объектом авторского права в США.

    Не всех разработчиков устраивали условия, которые диктовали в AT&T. Поисками альтернативного решения занялась группа энтузиастов из Калифорнийского университета в Беркли. В 70-х учебное заведение получило лицензию от AT&T, и энтузиасты начали создавать на его основе новый дистрибутив, который впоследствии стал Unix Berkeley Software Distribution, или BSD.

    Открытая Unix-подобная система возымела успех, на что сразу обратили внимание в AT&T. Компания подала в суд, и авторам BSD пришлось удалить и заменить весь задействованный исходный код Unix. Это немного замедлило распространение Berkeley Software Distribution в те годы. Последняя версия системы вышла в 1994 году, но сам факт появления свободной и открытой ОС стал важной вехой в истории опенсорсных проектов.


    / Flickr / Christopher Michel / CC BY / Фото обрезано

    Назад — к истокам свободного ПО


    В конце 70-х сотрудники Массачусетского технологического института написали драйвер для принтера, установленного в одной из аудиторий. Когда бумага застревала и создавалась очередь из заданий на печать, пользователи получали уведомление с просьбой устранить проблему. Позже в отделе появился новый принтер, для которого сотрудники захотели добавить такую функцию. Но для этого нужен был исходный код первого драйвера. Штатный программист Ричард Мэттью Столлман (Richard M. Stallman) запросил его у коллег, но получил отказ — выяснилось, что это конфиденциальная информация.

    Этот незначительный эпизод, возможно, стал одним из судьбоносных в истории свободного ПО. Столлман негодовал из-за сложившегося положения вещей. Его не устраивали ограничения, накладываемые на обмен исходным кодом в ИТ-среде. Поэтому Столлман решил создать открытую операционную систему и позволить энтузиастам свободно вносить в нее изменения.

    В сентябре 1983 года он объявил о создании проекта GNU — GNU’s Not UNIX («GNU не Unix»). В его основе лежал манифест, который послужил и базисом для лицензии на свободное программное обеспечение — GNU General Public License (GPL). Этот шаг стал началом активного движения за открытое ПО.

    Несколько лет спустя профессор Амстердамского свободного университета Эндрю Таненбаум (Andrew S. Tanenbaum) в качестве учебного пособия разработал Unix-подобную систему Minix. Он хотел сделать ее максимально доступной для студентов. Издатель его книги, к которой прилагалась ОС, настаивал хотя бы на номинальной плате за работу с системой. Эндрю и издатель пришли к компромиссу по цене лицензии в $69. В начале 90-х Minix завоевала популярность среди разработчиков. И ей было суждено стать основой для разработки Linux.


    / Flickr / Christopher Michel / CC BY

    Рождение Linux и первых дистрибутивов


    В 1991 году молодой программист из Хельсинкского университета Линус Торвальдс осваивал Minix. Его эксперименты с ОС переросли в работу над совершенно новым ядром. 25 августа Линус устроил открытый опрос группы пользователей Minix о том, что их не устраивает в этой ОС, и анонсировал разработку новой операционной системы. В августовском письме есть несколько важных тезисов о будущей ОС:

    • система будет бесплатной;
    • система будет похожа на Minix, но исходный код будет абсолютно другим;
    • система не будет «большой и профессиональной, как GNU».

    25 августа принято считать днем рождения Linux. Сам Линус ведет отсчет от другой даты — 17 сентября. Именно в этот день он загрузил первый релиз Linux (0.01) на FTP-сервер и отправил электронное письмо людям, проявившим интерес к его анонсу и опросу. В исходном коде первого релиза сохранилось слово «Freaks». Так Торвальдс планировал назвать свое ядро (комбинация слов «free», «freak» и Unix). Администратору FTP-сервера не понравилось название, и он переименовал проект в Linux.

    Далее последовала череда обновлений. В октябре того же года была выпущена версия ядра 0.02, а в декабре — 0.11. Изначально Linux распространялся без лицензии GPL. Это означало, что разработчики могли пользоваться ядром, модифицировать его, но не имели права перепродавать результаты своих трудов. Начиная с февраля 1992 года, все коммерческие ограничения были сняты — с релизом версии 0.12 Торвальдс изменил лицензию на GNU GPL v2. Этот шаг Линус позже назвал одним из определяющих факторов успеха Linux.

    Популярность Linux в среде разработчиков Minix росла. Некоторое время обсуждения велись в фиде comp.os.minix сети Usenet. В начале 92-го создатель Minix Эндрю Таненбаум запустил в сообществе спор об архитектуре ядер, заявив, что «Linux устарел». Причина, по его мнению, заключалась в монолитном ядре ОС, которое по ряду параметров уступает микроядру Minix. Еще одна претензия Таненбаума касалась «привязки» Linux к линейке процессоров x86, которая, по прогнозам профессора, должна была кануть в небытие в ближайшее время. В полемику вступил сам Линус и пользователи обеих ОС. В результате спора сообщество разделилось на два лагеря, а у приверженцев Linux появился свой фид — comp.os.linux.

    Сообщество занималось расширением функциональности базовой версии — разрабатывались первые драйверы, файловая система. Самые ранние версии Linux умещались на двух дискетах и состояли из загрузочного диска с ядром и корневого диска, который устанавливал файловую систему и несколько базовых программ из инструментария GNU.

    Постепенно сообщество начало разрабатывать первые дистрибутивы на базе Linux. Большинство ранних версий создавались энтузиастами, а не компаниями.

    Первый дистрибутив — MCC Interim Linux — был создан на основе версии 0.12 в феврале 1992 года. Его автор — программист из Компьютерного центра университета Манчестера — назвал разработку «экспериментом» с целью устранить некоторые недостатки в процедуре установки ядра и добавить ряд функций.

    Вскоре после этого число пользовательских дистрибутивов значительно возросло. Многие из них остались локальными проектами, «прожившими» не более пяти лет, например, Softlanding Linux System (SLS). Однако были и дистрибутивы, которым удалось не только «закрепиться» на рынке, но и во многом повлиять на дальнейшее развитие опенсорсных проектов. В 1993 году состоялся релиз двух дистрибутивов — Slackware и Debian, — которые дали старт серьезным переменам в индустрии свободного ПО.

    Debian создал Иан Мердок (Ian Murdock) при поддержке Free Software Foundation Столлмана. Он задумывался как «изящная» альтернатива SLS. Debian поддерживается по сей день и является одной из самых популярных разработок на базе Linux. На его основе, в свою очередь, был создан ряд других важных для истории ядра дистрибутивов — например, Ubuntu.

    Что касается Slackware, это — еще один ранний и успешный проект на базе Linux. Его первая версия вышла в 1993 году. По некоторым оценкам, через два года на долю Slackware приходилось уже около 80% установок Linux. И десятилетия спустя дистрибутив оставался популярным среди разработчиков.

    В 1992-м в Германии была основана компания SUSE (аббревиатура от Software- und System-Entwicklung — разработка программного обеспечения и систем). Она первой начала выпускать продукты на базе Linux для бизнес-клиентов. Первым дистрибутивом, с которым стали работать SUSE, как раз был Slackware, адаптированный для немецкоязычных пользователей.

    Именно с этого момента начинается эпоха коммерциализации в истории Linux, о которой мы поговорим в следующей статье.

    Посты из корпоративного блога 1cloud.ru:

    1cloud.ru
    267,00
    IaaS, VPS, VDS, Частное и публичное облако, SSL
    Поделиться публикацией

    Комментарии 47

      0

      Всегда удивляло, что люди писали ОС, которая была сама в себе. Ни игр, ни прикладного софта. Денег тоже не сулила.
      А могли бы играть в doom или heretic.

        +11
        И хорошо, что не играли.
        Я вот как-то ради прикола написал диспетчер многозадачности для DOS с использованием прерывания таймера. Причем мотивом послужила статья в Компьютер Пресс, в которой говорилось что такое невозможно сделать. Это было захватывающе, впечатления гораздо более яркие чем завалить босса в Diablo. Жаль что статью не написал, я тогда не понимал, что это следует сделать.
          0
          Так-то это была тема лабораторной работы
            +2
            Это тянет на курсовую или даже дипломную. Конечно же, если вы всё делаете правильно и по-честному а не воруете чужие решения и не сдаёте работу тяп-ляп как это делают современные студенты (не все, но большинство).

            Уверен что человек много времени и сил на это потратил и многое продумал.
            Написать полноценный диспетчер многозадачности не так просто как вы думаете.
            Обычно на это дело выделяют как минимум целую команду разработчиков вместе с математиком. Не забывайте ещё про квантование по времени, о приоритетах процессов и их потоков и прочих нюансах.
              +1
              Не забывайте ещё про квантование по времени, о приоритетах процессов и их потоков и прочих нюансах.
              Самой большой проблемой реализации многозадачности DOS являются нереентерабельные обработчики прерываний BIOS и DOS. Надо делать врапперы на каждое прерывание, действительно адская работа. Помню с каким восторгом и удивлением смотрел после этого на OS/2 и Windows NT — вытесняющая многозадачность на PC выглядела чудом ))
                0
                Стоит ли ожидать статью на эту тему?
                  0
                  Я не настолько глубок в теме. У нас в 90-е использовали готовый пакет от какой-то немецкой компании, в документации были упомянуты эти тонкости. И то, шаг вправо-влево, неудачный резидент или экстендер памяти 386 — всё падает. Но в принципе добивались стабильной работы.
            +1
            Теперь пора статью написать
            0
            Потому что «пользователь ЭВМ» в то время подразумевало, как минимум, умение программировать. Есть компилятор и приличный язык? Можем решать вычислительные задачи.

            Мне до сих пор сильно жалко людей, которые не знают ни одного языка программирования и вынуждены вместо этого изобретать кошмары в excel.
              +1
              В какое, в то? Компьютеры использовали на работе, а после (во время) — резались в игры.
              В 1991м было достаточно из нортон коммандера уметь запускать лексикон, мультиэдит или приложения на dBaseIII+ / FoxPro. А если умеешь на 9-игольчатом принтере печатать, то ты — госу.
              Владельцы Амиг и Атари смеялись над писюшниками, что их ПК годятся лишь как компы секретаршам.
              Но глобальные сети, как мы видим, уже были.
                0
                Это одно из применений. Большинство же пользователей unix-систем вполне владели навыками программирования. Да, это разные миры, и на «секретаршах» поднялась MS, но целевая аудитория юникс-систем подразумевала достаточно квалифицированных пользователей.
                  0
                  Полностью солидарен. Unix-системы в 90-е были не очень-то и доступны рядовому студенту, в результате весь пыл и энергия выплеснулись на изучение/программирование DOS/Windows/OS2 на платформе x86 ))) К тому времени как Linux развернулся — лично мне было уже поздно менять среду обитания, тем более весь производственный софт у нас был на платформе Windows (опять же из-за форы Microsoft) и так сохраняется по сегодняшний день.
                  Я не могу объяснить своим более молодым коллегам почему я не выучил Linux в институте — да просто не было его!!! А потом нужда в нём отпала. Был правда один навигационный комплекс на Linux, который переехал ещё с рабочих станций Sun, и это была мука… Абсолютно чужеродная среда )))
                  Сейчас благодаря Windows 10 WSL есть шанс как-то _плавно_ влиться в эту экосистему.
                    0
                    Unix-системы в 90-е были не очень-то и доступны рядовому студенту, в результате весь пыл и энергия выплеснулись на изучение/программирование DOS/Windows/OS2 на платформе x86


                    Не помню ни одной персоналки с Unix-системой в начале 90х в нашей стране.
                    Везде закупались пэка с ДОС, и даже сегодняшние матерые спецы — тогда с большим трудом и интересом разбирались с этой в принципе новой* для всех системой. А волна интереса к OS2 — у нас началась где-то с 1993 года (OS/2 v2.10 и v2.11)

                    * во времена пост-ЕС
                0
                Потому что «пользователь ЭВМ» в то время подразумевало, как минимум, умение программировать


                В 1991 г. даже у нас ПК перестали быть уделом программистов и стали народным достоянием (домашних еще не было, но на работе уже имелось несколько десятков)
                И играли на них не меньше, чем работали с редактором «Слово и дело».
                0
                Меня вот больше удивляет, что другие люди такой ОС заинтересовались и стали развивать. Заинтересовать своим проектом и вызвать желание в нём разбираться у другого человека не очень просто. Особенно, когда аудитория не такая большая, как сейчас, когда кто-нибудь да найдётся. Ну и ещё что-то мне кажется, что в начале девяностых самодельное осестроение (хотя бы в кусочках) не было чем-то особенным.
                  0
                  Думаю, можно похвалить не только Торвальдса и соратников, но их учителей и преподавателей. Нашли общий язык, организовались, метко выбрали направление, нашли публичные лицензии и т.п.
                0
                Мне кажется, что прочитал пересказ фильма «Revolution OS», в переводе Бачило.
                  +1
                  Хорошая статья. Мне понравилась. Прочитал с удовольствием.
                  Спасибо автору, я бы плюсанул, если бы мог :(

                  А вообще скажу что уже очень давно хочу сам написать свою простую ОС для души и просто чтобы разобраться во всём. Может как дайду до этого и статью напишу. А то столько всего делал, но никому не рассказывал :)

                  Жду следующих частей с нетерпением.
                    0
                    Я порекомендую немного подучить русский язык перед тем, как начинать писать «свою простую OS»; как показывает жизненный опыт, владение родным языком и программированием весьма взаимосвязаны.
                      0
                      Прошу прощения, но вы ошиблись сразу два раза.
                      Первый раз когда порекомендовали мне подучить русский язык. Я его очень хорошо знаю. Но это не значит что я не могу допускать опечаток при наборе текста. Такое иногда случается. И не от незнания языка а от невнимательности или усталости.
                      Второй раз когда предположили что это мой родной язык. Русский — не мой родной язык. Мой родной язык Украинский. И когда я сильно устаю я иногда могу писать текст по правилам своего родного языка. А в Украинском языке, как вы знаете, как слышиться так и пишется, и переключившись на такой образ мышления в состоянии сильной усталости я могу незадумываясь и сам того не заметив допустит ошибку в виде замены схожих звуков на альтернативные.

                      И скажу прямо — я не понимаю почему вас это так зацепило.
                      Понятно что нужно быть грамотным, но вот цепляться к людям за одну опечатку не стоит, это некрасиво.
                        –1
                        Вы, даже возражая, допустили 7 ошибок (притом, они считались бы ошибками, даже пиши вы на украинском — замечу, именно на украинском, с прописной буквы, а не «Украинском»). То-бишь, за грамматику Вы бы получили оценку «2» по школьным правилам как России, так и Украины.

                        А «цепляюсь» я из-за явного несоответствия «наполеоновских планов» (написать простенькую OS) и реальных возможностей. Да и вообще, принцип «сначала добейся» никто еще не отменял. Напиши Вы: «Вот простенькая OS, которую я написал» (с рабочей ссылкой на гитхаб), то и отношение к грамматическим ошибкам было-бы другое.

                        Кто-то из великих (Никлаус Вирт?) заметил, что неграмотность во владении родным языком имеет прямую корреляцию с владением языками программирования. И я согласен с этим утверждением.
                          0
                          Я даже не буду отвечать на это. Вы не тот человек, которому мне стоит уделять своё время.
                          Убеждайте себя в собственно величии и дальше, мне всё равно.
                            0
                            было-бы

                            Мои глаза!..

                      0
                      Собственно, «Just For Fun» Торвальдса читается вполне неплохо.
                        0
                        интересно, что он в этой книге то ли в шутку, то ли всерьёз рассказал про историю с придумыванием названия «Linux» и добавил, что теперь всегда можно будет идею этого названия свалить на другого :)
                        0
                        Открытая Unix-подобная система возымела успех, на что сразу обратили внимание в AT&T.

                        В Советском Союзе тоже обратили внимание на UNIX. Была целая госпрограмма по его продвижению под названием МОС ЕС — мобильная операционная система единой серии.

                          +1

                          Ссылка в никуда...

                            0

                            Спасибо. Сейчас должна быть доступна! Еще раз спасибо

                            0
                            Была целая госпрограмма по его продвижению под названием МОС ЕС — мобильная операционная система единой серии.


                            О да, я еще помню это:
                            «В двенадцатой пятилетке мобильные операционные системы типа ЮНИКС будут реализованы для всех типов и классов отечественных ЭВМ»

                            Куча книг и статей — и никакого практического результата.
                            (Во времена двенадцатой пятилетки, где-то с 1989 года, в различных конторах и НИИ мне стали попадаться персоналки, но там везде был ДОС)
                              0

                              Тут вы правы и не правы.
                              Прочтите статью "30-летие учебного пособия ОС Minix" как раз про 80-е годы СССР. И я был в НИИ, но мы сразу на эти персоналки ставили Minix и Xenix. Я лично занимался пропагандой и продвижением языка C, борясь с засильем PL/1, и МОС ЕС то бишь Юникса, борясь с зазильек ОС ЕС, а сегодня двигаю Линукс:
                              image


                              МОС ЕС был на всех машинах, но потом не стало СССР, заводов и машин.

                                0
                                И я был в НИИ, но мы сразу на эти персоналки ставили Minix и Xenix.


                                НИИ в СССР было много.
                                Я описываю ту ситуацию, которую видел своими глазами: в 1987...1993 я постоянно ездил в командировки практически по всему союзу (от Белгород-Днестровского до Новосибирска, включая почти столичную Балашиху).

                                До 1986 года темы ПК как бы вообще не существовало в СССР (фанатские разработки типа «Микро 80» не в счет), потом внезапно это стало приоритетом государственной политики и о микрокомпьютерах стали писать все.
                                В 1987 единственной «персоналкой», которую можно было встретить в НИИ были ДВК 2, с их характерным и узнаваемым монитором. Но там был не ЮНИКС и уже были компьютерные игры )
                                В ноябре 1987 на ВДНХ проходила грандиозная выставка «70 лет СССР», на которую собрали все, что успели к этому времени сделать в СССР в области микрокомпьютеров.
                                И почти сразу после этого отечественная вычтехника начала заменяться полученными по импорту компьютерами.
                                (помню, как в 1988 г. начальство на общем собрании трудового коллектива торжественно объявило, что наше НПО (4 тыс. рабочих, 500 управленцев и 500 человек научно-технического персонала) — получило целых два ПК! )
                                ИТР к этим компам (насколько я помню — это были Роботроны) вообще не допустили, ими занимались какая-то группа программистов, пиливших на них САПР.
                                (САПР для ПК они так и не сделали, к слову). Возможно, на них и ставили что-то из Юникс, но об этом так никто и не узнал.
                                Потом появилась еще одна персоналка — EC 1840 или 41, ее тут же утащили в один из отделов (нет, не в первый ), и спрятали от всех (доступ к телу имело два человека) Когда мне позже однажды удалось ее увидеть — там синели панели Нортона.
                                А вот с 1989 как прорвало — куда бы я ни приехал, везде по отделам стоял хотя бы один ПК. И на каждом из них был ДОС. И да, на них играли в игры, бо никто не знал, как их использовать для работы (не было прикладного ПО)

                                мы сразу на эти персоналки ставили Minix и Xenix


                                Вы молодцы. Но что потом с этими ОС делали пользователи? Какое прикладное ПО, необходимое для работы, они на них запускали?

                                К 1993 году везде стояло уже второе поколение ПК (386), на них уже запускали Автокад (учили студентов-практикантов :) и работали с dBase, различными текстовыми и табличными редакторами, что-то делали в CorelDRAW 4 версии и даже в Aldus PageMaker (к НПО к тому времени припочковалось издательство)

                                Работало ли все это ПО под МОС ЕС?
                                  0
                                  До 1986 года темы ПК как бы вообще не существовало в СССР

                                  А как же ряд ЕС 18хх и в СССР и в странах соцлагеря? Мало? Да, но были же. И Госкомитет по ЭВТ создали, но приближался закат.

                                    0
                                    А как же ряд ЕС 18хх и в СССР и в странах соцлагеря? Мало?


                                    Вы посмотрите журналы и книги, изданные в СССР до 1986.
                                    Тот же «профильный» журнал «Радио», например.
                                    Я буду рад, если вы там найдете хотя бы пару строк о персональных компьютерах IBM или Apple. Или какие-либо упоминания о микропроцессорах Интел или Моторола. (примерно в 1970..73 г. в «Науке и жизни» была статья об Интел, потом как отрезало).

                                    Апд. Да, и аналогично — про ПЭВМ ЕС 18хх и Роботроны )
                                    (В мире науки — хоть и издавался в СССР, но это все же американский журнал)
                                      0

                                      Почитайте Википедию, раздел ЕС ПЭВМ.


                                      потом как отрезало

                                      А как же мы учились, работали, проектировали?

                                        0
                                        А как же мы учились, работали, проектировали?


                                        Уточните, кто это «мы».
                                          0

                                          Про нас здесь.

                                            0
                                            Про нас здесь


                                            Как мне кажется — вы не очень внимательно прочли то, что я писал выше: «До 1986 года темы ПК как бы вообще не существовало в СССР»

                                            После прочтения ее, которое вызвало массу эмоций, в памяти всплыл 1987 год, по своему знаменательный год в моей судьбе. Это год, когда я из рядового младшего научного сотрудника стал начальником одного из ведущих отделов в НИИ, которому было поручено обеспечить максимальную автоматизацию процесса научных исследований.


                                            Вам это было поручено в результате резкого изменения политики «партии и правительства», внезапно решивших начать всеобщую компьютеризацию страны.
                                            До этого вся учеба, работа и проектирование производились с оглядкой/прицелом на использование мейнфреймов серии ЕС или малых машин СМ.

                                              0
                                              «До 1986 года темы ПК как бы вообще не существовало в СССР»

                                              Прямо как манна небесная. До 1986 года ничего не было, а в 1986 года вдруг откуда не возьмись… Вы это серьезно. В институты в Минске, завлд в Минске. Я уж не говорю про соцлагерь.


                                              внезапно решивших начать всеобщую компьютеризацию страны.

                                              Ниже, то что я писал в 1987 году со ссылками и цитатами (а на Хабре спустя 30-лет перепечатал):


                                              С появлением на рынке ПЭВМ насыщенность ЭВМ становится еще более высокой. В ведущих фирмах США на одного научно-технического сотрудника приходится уже 1,5 дисплея или ПЭВМ. Руководители фирм считают дисплей на столе инженера необходимым предметом оргтехники, так же нужным, как телефон.
                                              В нашей стране эти цифры пока не столь впечатляющи, однако подготовка к этапу широкомасштабного внедрения ЭВМ во все сферы жизни должна вестись уже сейчас: в школах, высших и средних специальных учебных заведениях, на производстве, на курсах повышении квалификации. За годы двенадцатой пятилетки выпуск средств вычислительной техники в нашей стране увеличится в 2,3 раза, только в вузах будет создано около 130 тыс. рабочих мест, оборудованных ПЭВМ и дисплеями.

                                              Как я мог это написать, если в СССР ничего не знали про PC/ПЭВМ, про Intel и т.д. Все было, масштабы правда нете. А проект ОГАС, а САПР-ы и т.д.
                                              Найдите и почитайте, например, Г.Р. Громов, (Национальные информационные ресурсы: проблемы промышленной эксплуатации. М., Наука, 1985, с. 166).

                                                0
                                                До 1986 года ничего не было, а в 1986 года вдруг откуда не возьмись…


                                                Осенью 1987 года нас, 300 человек инженеров, собрали в Москве на курсах повышения квалификации. И хотя там еще случались рудименты типа «Истории КПСС» (слегка переименованной) — основной целью обучения была задача познакомить нас с современными на тот момент «информационными технологиями», в связи с упомянутыми выше тенденциями.

                                                Помимо лекций — нас почти через день возили по всем московским организациям, где эти технологии применялись или разрабатывались, например — в НИЦЭВТ (запомнилось по их длинному зданию).
                                                Из того что там показывали, к ПК можно было отнести только комплексы ДВК-2. Показывали само железо, ПО «было в разработке». Про зарубежный опыт упоминаний не было.
                                                Как новинку нам показали диалоговую систему САПР, работавшую на обычной ЕСке — там надо было читать текст и выбирать один из вариантов ответа. Процесс был долгим и крайне нудным. При этом он не имел почти никакого отношения к реальным производственным задачам (нам был нужен CAD, СУБД, текстовый и табличный редактор, как стало ясно уже потом — а предлагалось что-то вроде текстового квеста)
                                                Примерно в тоже самое время мы использовали бумажно-электронный САПР, где нужно было в выдаваемых нам бланках ставить флажки и вписывать цифры в нужных местах — потом их вводили операторы на ЭВМ. Это было смешно — вручную получалось быстрее.
                                                Я уже писал ранее про выставку на ВДНХ — то, что то там стояло (лучшее из лучших) — выглядело как какой-то эрзац ПК (и не только выглядело но и являлось им, КУВТ например).
                                                Похоже, что такое впечатление было не только у меня — с 1988 г. начались поставки айбиэм — совместимых ПК в СССР (286)
                                                (вот не помню уже — в каком конкретно году КОКОМ снял запрет на поставки ПК в СССР, но похоже, что именно в 1988)

                                                Как я мог это написать, если в СССР ничего не знали про PC/ПЭВМ, про Intel и т.д.


                                                Ну, наверное — кто-то знал, раз клонировали процессоры и принимали соотв. решения.
                                                Но это никак не сказывалось на остальных ИТР — специалисты по САПР были крайне мало информированы в этих вопросах даже в 1987 г., когда журнал «В мире науки» уже печатал статьи не только про ПК, но и про виртуальную реальность (судя по карточке в библиотеке — этот журнал читал только я и наш самый главный начальник по САПРу )

                                                А проект ОГАС, а САПР-ы и т.д

                                                Так это все тогда (до 1989) точилось под большие компьютеры ЕС и СМ.
                                                Я еще помню, как большие спецы (из Москвы) — доказывали нам, что САПР должен работать на уже имеющейся технике (опыт применения, навыки программирования и т.д.), а не на новомодных ПК-шках.
                                                При этом срок разработки текущего САПР для машин ЕС закончился примерно тогда же, когда эти машины начали выбрасывать на свалку (они стали убыточны из-за больших эксплуатационных расходов (1995 г.)

                                                Найдите и почитайте, например, Г.Р. Громов


                                                Я этой промышленной эксплуатацией занимался сам, непосредственно )

                              0
                              В Советском Союзе в 1980-х встречалась очень забавная машинка — Labtam 32016. Это полноценный UNIX AT&T SYSVR3 (если вы понимаете о чем я). Производства Австралии (ДА! Это не опечатка!) Там стоял весьма интересный 32-битный процессор National Semiconductor 32000 производства США, японские чипы памяти и японский жесткий диск. Австралийцы и японцы чихали на COCOM, а National продавала процы австралийцам, делая вид, что не теме, куда они шли. Машин было так много, что они даже стояли в некоторых университетах. К сожалению, до сегодняшнего для сохранлися ОДИН (увы, нерабочий) экземпляр в музее универтитета Тарту.
                              cpu-ns32k.net/Multi.html
                                0

                                Вы знаете я на нем работал. На них мы показывали как можно строить сети. Время течет.

                                  +1
                                  Вы знаете, довольно большое количество людей в СССР во второй половине 1980-х на LABTAM работало, особенно студентов. Сергей Вакуленко (vak) сделал русификацию терминалов для них. Кроме того, их терминал поддерживал некую графику (аналог DEC ReGIS), что для того времени было за пределами мечтаний. В начале 1990-х в Москве даже одно время было совместное предприятие с Labtam Europe, но времена изменились. Мне кажется, что эти машинки сделали очень много для внедрения UNIX в СССР.
                              0
                              Согласен, книжка очень интересная, читается на один раз. сам начинал с Красной Шапочки, если кто помнит такую. Для ценителей истории очень много страрых Линукс дистрибутивов досупно здесь — https://www.linux-distros.com Всем удачи!

                            Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                            Самое читаемое