Как работали кредиты в Древнем Риме

Автор оригинала: Marco Del Negro and Mary Tao
  • Перевод

Представьте, что вы житель Древнего Рима в первом веке до нашей эры. Ваша жена убеждает вас купить определённый предмет. Он довольно дорогой, поэтому вы колеблетесь, ведь наличных у вас маловато. Можно было бы представить, что подобное оправдание в те времена позволило бы вам остаться безнаказанным. Ведь какой у вас выбор: нельзя же выписать чек? Вообще-то можно, как пишет поэт Овидий в книге первой "Науки любви". И так как ваша жена об этом знает, другого выхода у вас нет:

«Женщина средство найдёт страстных мужчин обобрать.
Вот разносчик пришел, разложил перед нею товары,
Их пересмотрит она и повернётся к тебе,
«Выбери, — скажет, — на вкус, посмотрю я, каков ты разборчив»,
И поцелует потом, и проворкует: «Купи!»
Скажет, что этого ей довольно на долгие годы, — Нужную вещь продают, как же ее не купить?
Ежели денег, мол, нет при себе — попросит расписку,
И позавидуешь ты тем, кто писать не учен».

(Перевод М. Л. Гаспарова.)

Во времена Рима крупные суммы денег меняли хозяев. Люди покупали недвижимость, торговали и инвестировали в провинции, захваченные римскими легионами. Как же это происходило? В своих «Письмах Fam., V, 6» и «Письмах Att., XIII, 31» Цицерон пишет: «Я купил за 3500000 сестер­ци­ев тот самый дом через неко­то­рое вре­мя после тво­е­го поздрав­ле­ния» и «бли­жай­ший сосед — Гай Аль­ба­ний; он купил тыся­чу юге­ров [625 акров] у Мар­ка Пилия, насколь­ко я пом­ню, за 11500000 сестер­ци­ев». «Как?», — задаётся вопросом историк Харрис (в своей книге "The Nature of Roman Money"), — «Как Цицерон заплатил три с половиной миллиона сестерциев, которые он выложил за свой знаменитый дом на Палатине… Для этого бы понадобилось погрузить и переместить три с половиной тонны монет по улицам Рима. Когда Гай Альбаний купил имение у Марка Пилия за одиннадцать с половиной миллионов сестерциев, он физически отправил ему эту сумму в серебряных монетах?» Харрис отвечает на это так: «Почти без малейших сомнений, по крайней мере бОльшая часть суммы передавалась через документальные [т.е. бумажные] транзакции. Самая популярная процедура покупки крупной собственности в тот период упоминается Цицероном [Об обязанностях. Книга II, 3.59]… „nomina facit, negotium conficit“ — предоставление кредита [или „обязательства“ — nomina] завершает покупку».


Марк Туллий Цицерон

Что же такое эти nomina, от которых, между прочим, произошло понятие «номинальный», обычно используемое в экономике? В своей диссертации на степень Ph.D. "Bankers, Moneylenders, and Interest Rates in the Roman Republic" Чарльз Барлоу пишет (стр. 156-156): «Запись в счётной книге назывался nomen. Изначально слово обозначало именно это — имя с какими-то числами. Ко времени Цицерона… [n]omen могло также обозначать „долг“, относящийся к записям в счётных книгах кредитора и должника». И этот «долг на самом деле был кровью экономики Рима на всех уровнях… nomina были совершенно стандартной частью жизней владеющих собственностью, а также повседневным фактом для большого количества прочих людей» (Харрис, стр. 184). Плиний Младший, например, писал (в «Письмах»): «Возможно, ты спросишь, смогу ли я без трудов получить эти три миллиона. Почти весь мой капитал вложен в землю, но у меня есть деньги, вложенные под процент, и я могу позаимствовать тебе их без затруднений».


Реконструкция зданий на холме Палатин

Ради конкретности представим, что некий друг Семпроний должен вам один миллион сестерциев. Вы сами, или в случае, если вы богатый сенатор или эквит, то ваш финансовый советник (прокуратор — для Цицерона это был Тит Помпоний Аттик) запишет долг в книгу учёта. Что если вам понадобятся деньги на покупку какой-то собственности? Вам придётся ждать, пока Семпроний принесёт вам мешок с миллионом сестерциев? Нет! Так как Семпроний — надёжный кредитор (bonum nomen [см. Барлоу, стр. 156]; в современной терминологии агентств кредитной классификации — AAA-кредитор), вы сделаете так, как описал Цицерон: передадите nomina и заключите сделку. Например, Цицерон пишет своему финансовому советнику Аттику («Письма Att., XII, 31»): «Если бы я про­дал обя­за­тель­ство Фаб­е­рия, я не поко­ле­бал­ся бы пригото­вить даже налич­ные день­ги для Сили­е­вых, если бы толь­ко уда­лось скло­нить его к прода­же». Харрис (стр. 192) замечает: «Nomina были обращаемыми и ко второму веку до нашей эры, если не раньше, привычно использовались как средство оплаты других активов… На латыни процедура, по которой плательщик передаёт nomen того, что ему должны, продавцу, называется delegatio».

Итак, мы поняли, что римляне могли проводить расчёты передачей nomina. Но существовал ли рынок для nomina, как в современном мире существуют, например, ценные бумаги с ипотечным покрытием? По мнению и Барлоу, и Харриса, можно дать положительный ответ. Они утверждают, что римляне сделали ещё один шаг в сторону обращаемости и, по сути, превратили «простые записи из счётных книг» в «оборотные вексели» (см. Барлоу, стр. 159, и Харрис, стр. 192). С этим согласны не все. Экономический историк П. Темин ("Financial Intermediation in the Early Roman Empire") тоже сообщает о наличии свидетельств возможности переуступки долгов, открывающей возможности «более широкой обращаемости». «Но», — добавляет он, — «у нас нет никаких свидетельств того, что это происходило» (стр. 721). Тем не менее, косвенные доказательства есть. Например, смысл оборотных векселей, похоже, был хорошо понятен римским юристам, в частности, Ульпиану (Дигест Юстиниана XXX.I.44): «Сторона, передающая вексель, передаёт долговое требование, а не только материал, на котором оно записано. Фактом продажи подтверждается, что при продаже векселя продаётся и задолженность, которой она подтверждается».

А что если нам нужно перевести деньги кому-то в другой части мира? Когда доминионы
Рима расширились до Греции, Испании, Северной Африки и Азии, финансы Рима столкнулись с этой логистической проблемой. Если вы находитесь в Риме и, допустим, хотите профинансировать шахты Гая в североафриканском Тапсе, то как передать ему деньги? Ему нужно серебро для покупки материалов, рабов и других товаров, но вы, естественно, очень не хотите отправлять деньги в Африку морем — их шансы добраться туда невысоки (им угрожают пираты, кораблекрушения и т.д.). «Замечательным вкладом Рима в банковское дело античности стала permutatio — передача средств при помощи бумажных транзакций» (Барлоу, стр. 168). Она работала следующим образом: публиканы были частными компаниями, занимавшимися сбором налогов в провинциях (а также многими другими делами; см. статью "Publicani" Ульрика Малмендиера). У них существовал филиал в Риме и ещё один в Тапсе. Поэтому если вы давали им серебро в Риме (или передавали им nomina), то часть собранных в Северной Африке налогов они направляли Гаю. Точно таким же образом Республика финансировала свои государственные расходы на внешних территориях. Так как налоги собирались во всех провинциях, обменивая долговые обязательства на налоги, римляне могли переводить средства по всему миру — или, по крайней мере, по той его части, которую захватил Древний Рим.


Рим в 40 году до нашей эры

Любопытно, что некоторые историки измеряют развитость финансовой системы Рима «по степени присутствия банков» (Темин, стр. 719). Разумеется, если мы не найдём в первом веке до нашей эры свидетельств существования нашего банка, то это не обязательно подразумевает отсутствие развитости. До Великой рецессии в США [финансового спада 2007-2009 годов] большая часть финансового посредничества не задействовала банки — оно происходило через "теневую банковскую систему". Финансовая аристократия Рима «действовала в основном при помощи брокерства» (К. Вербовен "Faeneratores, Negotiatores and Financial Intermediation in the Roman World", стр. 12), а потому немного напоминала предшественника теневой банковской системы. Как и теневая банковская система США, она была хрупкой. Вернёмся к нашему первому примеру: стоит заметить, что если тот, кто желает приобрести собственность, начнёт сомневаться в кредитоспособности Семпрония, то не примет его платёж в nomina и потребует наличных. Это заставит вас потребовать возврата долга у Семпрония, которому в свою очередь придётся требовать возврата долга у Тита, и так далее. Однако финансовые кризисы Древнего Рима — это тема для отдельной статьи.

Мы выражаем благодарность Кэмерону Хокинсу из Чикагского университета за помощь в поиске литературы.
Альфа-Банк
Компания

Комментарии 24

    +3
    Спасибо. Очень интересная тема.
    Возник сразу вопрос. Что делать, если я хочу приобрести для супруги вот эту чудесную изумрудную диадему, стоимостью в сто тысяч сестерциев, но у меня «в бумажнике» только обязательства от дорогого друга Семпрония на миллион сестерциев? Я очень хочу купить эту диадему, но не за миллион. Была какая-то возможность «отрезать» кусочек?
    Уже полез за книгами в ссылках, но, может быть, переводчик сможет ответить сразу?
      +1
      Я, конечно, не знаю, как было в древнем Риме, но тут довольно простое решение.

      Написать дополнительную бумагу для торговца диадемами, что на основании обязательств Семпрония перед нами на 1 000 000 мы передаём ему часть выгоды с этих обязательств (100 000). То есть, выписать своего рода чек, создать обязательства уже с нашей стороны.

      Наш оригинал обязательств Семпрония дополнить записью, что 100 000 из этого миллиона полагается не нам, а торговцу диадемами. Так мы не сможем с бумагой на миллион произвести операций больше, чем на общую сумму обязательств.
        +4
        Правдоподобно. Вот только когда торговец диадемами купит у одного знакомого коня, а у другого — первоклассную наложницу, стоимостью, соответственно, 4 и 5 тысяч сестерциев, ему нужно будет тоже выписать каждому новую бумагу, упоминающую выписанную мной, которая, в свою очередь ссылается на Семпрониеву… И так далее… Кажется, ко всему прочему, Древний Рим мог изобрести блокчейн!
          +6
          Кажется, ко всему прочему, Древний Рим мог изобрести блокчейн!

          Или дериватив, в случае, когда Семпроний внезапно слился.
            +6
            Типичным деривативом были родственники в заложниках :-) Так в частности, в 3-4 веках н.э. у Диоклетиана при дворе был вынужден находиться будущий император Константин, покуда отец Константина цезарствовал в Британии.
        +3

        Зачем отрезать кусочек, если можно написать совсем новую бумажку, где "я такой-то такой-то обязуюсь вернуть 100 000", а в знак подтверждения свой платежеспособности вот показываю долг на 1 000 000.

          0
          Коллега KaneUA справедливо отметил, что в противном случае нет ничего, кроме нашей совести (ну и колоссальных репутационных потерь, вплоть, возможно, до кожи на спине или даже головы), что помешало бы изготовить на основании одного миллионного долга сотню стотысячных обязательств.
            +3
            В данном случае совесть полезна для кожи, но вредна для экономического роста. Именно так хорошие головы и обеспечивали кредитную эмиссию, без которой никакой экспансии Рима не было бы.
              0
              Наш оригинал обязательств Семпрония дополнить записью
              А если в оригинале места не осталось, то пишем на новом листике… который можно в любое время подменить или не показывать! А значит кто захочет обмануть — непременно обманет. Тут в дело вступает репутация человека.
              что помешало бы изготовить на основании одного миллионного долга сотню стотысячных обязательств
              Я думаю, это было одной из причин инициативы Катилины закона о списания долгов)
          +7
          Интересная, хотя и неожиданная для Хабра статья. +1. Любопытно, что чуть позднее, во времена императорства Августа, римским сенатором можно было стать только при условии наличия не менее 1 млн. сестерций и недвижимости в Риме (а сенаторов было всего около 600) — это к вопросу насколько значительна была сумма 3.5 млн. сестерций, за которую Цицерон купил дом.

          Я так понимаю, следующая статья будет про обвинение Цицероном Катилины и активную роль последнего в иницировании закона о списании долгов? :-)
            –2
            маленькая деталь — у них не было бумаги и книг
              +5
              Ну хотя бы предварительный поиск проведите, прежде, чем позориться. Письма писали, подати взымали, империей галактических (для того времени) масштабов управляли… Египтян с их папирусными библиотеками под крыло взяли, посмотрели на диковинку и дальше пошли.
              Греческих философов переписывали исключительно на мраморных и восковых табличках.
              А Тит Помпоний просто «раздувал пузырь», да?
                +1
                От Римлян остались церы, дощечки, папирусы, свинцовые письма и бронзовые документы. Но не единого клочка бумаги или даже упоменания о ней!
                При этом есть куча упоминаний о письме стилосом на цере или о сортах папируса — Римляне знали в нём толк

                Можете привести хоть одно упоминание о Римской бумаге?
                –1
                  0
                  я говорил о бумаге и бумажных книгах

                  сохранилась и единственная целостная библиотека того времени — на вилле Папирусов в Геркулануме

                  на вилле Папирусов нашли папирусные свитки

                  Римляни использовали полиптихи, свитки. После 2-го века начали появлятся кодексы из папируса и пергамента. Но бумага в Европе появилась только после крестовых походов.
                  И даже в Новгороде 11-го века использовали полиптих

                  P.S. На церах сохранились даже долговые расписки
                    0
                    А разве в контексте статьи смысл сводится к бумаге и бумажным книгам? «Бумажные транзакции», что упоминаются не требуют исключительно бумаги для само себя. Я понял смысл Вашего уточнения, но для истории с кредитами это излишне, поскольку не является непреодолимым барьером.
                      0
                      Я лишь сказал — что бумаги у них не было. И даже начал со слов — «маленькая деталь»
                0
                del
                  +2
                  Вопрос процентов не раскрыт, описаны не кредиты а по сути векселя переводные.
                    –6
                    Рим — это интересно, спасибо! А можно вопрос не совсем по теме поста, но весьма современный (в Риме, думаю, такого не было — про банковские карты)?

                    При пользовании банковской картой Тинькова можно почти для каждой покупки посмотреть список товаров из чека, который был оплачен конкретной транзакцией с карты — и это очень удобно. У Альфы, увы, такой фичи нет. На вопросы в ТП всегда получаю один ответ «да, у нас этого нет, и никакой информации о планах у нас нет, передадим разработчикам ваше пожелание» — и ничего не меняется. Хотя, по сути, связать транзакцию с конкретным чеком не так и сложно, все эти данные в разных системах есть (отдельно привязка конкретной траты к конкретному чеку, отдельно список товаров в чеке).

                    Так вот когда Альфе получится добавить этот функционал? Лично для меня это будет серьезным поводом не переводить деньги с Альфы на Тиньков для совершения покупок (сейчас получается выкручиваться только так, чтобы иметь «логи» покупок для дальнейшего анализа) — да и, думаю, не только для меня!
                      0
                      До Великой рецессии в США [финансового спада 2007-2009 годов]

                      Что?!

                      0
                      Не раскрыта тема клиринга — взаимного зачёта, исходя из условий баланса платежей. Потому как без этого, за десятилетия там полный хаос должен быть во взаимных расписках.
                        0
                        И я там был, мёд, пиво пил…

                        Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                        Самое читаемое