Как стать автором
Обновить
170.84
Рейтинг

Почему стоматология такая дорогая и полечить зубы можно по цене квартиры в регионе?

Блог компании Белая РадугаНаучно-популярноеБиотехнологииЗдоровье
image

Казалось бы, установить имплант — это операция проще некуда, просто взять и вкрутить винт в челюсть. Потом вы начинаете считать структуру затрат и становится понятно, что нужен рентгенолог, хирург, два ассистента — и время этих людей стоит денег, особенно хирурга, который десять лет учился и практиковался, и у него перед вами ответственность, включая возможную уголовную, за ошибки. Нужен операционный бокс, нужны стерильные халаты, дезинфекция, нужно вложиться в оборудование, нужны расходники. Причём всё это должно быть сертифицировано. В аптеке хлоргексидин стоит 11 рублей, а сертифицированный для стоматологии аналог будет стоить на пару порядков дороже. Практический пример — гель с ортофосфорной кислотой, который просто копеечный в производстве. Но когда его четыре года сертифицируют, один шприц с ним начинает стоить от 1000 рублей. Причём его ещё надо найти, потому что некоторые материалы в Россию просто не поставляют, потому что у производителя за пару лет продаж не получится отбить даже сертификацию. На российские импланты адекватные люди не соглашаются, а те, которые будут поддерживаться через 20 лет европейские, — у них эта гарантия входит в цену.

В общем, медицина — довольно дорогая штука вообще. Средний гражданин России платит, грубо говоря, 40 тысяч рублей в год только за ОМС (в виде отчислений с зарплаты) — и получает за это предельно дешёвый сервис на базе многих вещей, цены на которые удерживаются низкими с помощью федеральной антимонопольной службой и субсидиями. Но как только речь заходит о чём-то хоть немного немассовом — всё становится интереснее.

Но, думаю, это всё ещё не объясняет, почему полечить зубы может стоить в некоторых случаях миллион, а не сто тысяч. Давайте разберём подробнее.

Примерная структура затрат


Расходы в стоматологии:

  • Аренда помещения (непосредственно процедурного кабинета, площади под оборудование, ресепшена).
  • Зарплата врача, ассистента и администратора клиники. У нас в «Белой радуге» случайных врачей просто нет — мы ищем лучших на рынке. И при этом у них рабочий день не 8 или 12 часов, а с 8 до 15 и с 15 до 22 — когда клиника работает с 8 до 22. Потому что это оптимальное время, когда врач будет свежим.
  • Утилизация отходов (перчаток, органов пациентов).
  • Оборудование (закупка и обслуживание, ЗИП). Тот же томограф стоит 5 миллионов, а он базовый для большинства диагностик.
  • Расходные материалы (например, имплант). Тут надо ещё сказать, что закупаем мы много чего за доллары или евро с конвертацией в рубль, поэтому во внешнем мире всё дорожает. Те же импланты, например, производят в РФ. Но нет достаточной доказательной базы, чтобы мы, глядя в глаза пациенту, сказали: «Вот, я тебе сейчас поставлю российскую имплантацию, всё будет нормально».
  • Соблюдение санэпидрежима, начинающееся от правильной стерилизации всех инструментов и заканчивающееся протоколами операций, включающими изоляцию. Тот же хороший кератотом (скальпель) используется в офтальмологии, чтобы срезать вам кусок глаза, а у нас — для одного разреза во время операции. Единица стоит 1500 рублей примерно, через три секунды он летит в мусорник. Причём это биологический отход, на нём кровь.
  • Обучение специалистов. У нас кроме обычных курсов есть видеофиксация процедур, фотофиксация (которая выгружается и вам сразу) и сведение всех осмотров и опросов по телефону. То есть регулярно врачи делают друг другу кросс-ревью, а по итогам месяца и квартала проходят ретроспективы, чтобы свести статистику. И если она не на порядок ниже обычного уровня осложнений по миру в таких же случаях — значит, либо врач неверно что-то делает, либо неверно выбирает методы.
  • Современные протоколы (тот самый хай-тек) — например, когда мы ставим имплант, мы всегда используем навигационный шаблон. То есть проводим несколько диагностических процедур, чтобы получить и 3D-модель полости рта внутриротовым сканером, и расположение сосудов-костей томографией. Затем проектируем имплант в специальном софте, убеждаемся, что коронка на нём будет идеально стоять в проекте, а затем создаём навигационный шаблон для хирурга, чтобы фреза не отклонилась ни на градус, ни на десятую долю миллиметра, — и не повредит ни ткани, ни нервы. В итоге и процент осложнений меньше, и срок службы импланта существенно больше — как правило, навсегда для отдельной человеческой особи. Одна только навигационная хирургия требует и 3D-принтера прямо в клинике, и человека, который будет с ним работать.

Давайте разберём имплантацию (протезирование зуба), довольно дорогую процедуру. Сам винт стоит 5–10 тысяч рублей. 5 — хороший, 10 — отличный. Это деньги за то, что он продуманный и что к этому винту будут запчасти через 20 лет, — а то был у нас случай, когда пациенту надо было пять единиц на старые-старые импланты, которые прекратили поддерживаться, и мы кинули клич по клиникам коллег, нашли четыре по миру, а пятый всё же пришлось творчески решать. Для установки импланта нужен физиодиспенсер, это аппарат, который вращает инструмент с нужным усилием для установки импланта в кость. Можно повернуть клещами, а можно этим устройством от 150 тысяч до 1,5 миллиона. Ещё примерно 2 тысячи евро стоит набор, который содержит всякие коннекторы для данного импланта. Да, когда ты покупаешь сотни имплантов, тебе этот набор дают на клинику. Но у нас клиник много, и в каждой надо по два набора, потому что они ротируются: пока один на стерилизации, второй — в работе. Диспенсеров тоже по два на клинику: у них только мотор не стерилизуется. Ещё нужны наконечники для правильной работы, причём разных типов, насадки на пьезохирургию. Нужен склад запчастей, например, специальных отвёрток. Чтобы всё это встало, нужна навигация, про неё я писал выше. И сканер. Последний сканер стоил 45 тысяч евро. Потом нужна временная накладка — ЧПУ-фрезер, мельница на жаргоне. Мельница стоит ещё 35 тысяч евро. И человек, который умеет ей управлять. Плюс временная коронка с 3D-принтера (и её установка) — так и получается, что один правильно сделанный новый протез зуба на импланте, который при этом будет служить с гарантией и будет высокоэстетичным, — стоит чуть меньше 200 тысяч рублей. А если вы не чистили зубы достаточно долго и к 45 годам вам нужно разбирать полчелюсти — считайте. Это ещё без костной пластики, если зубы все были на месте к приходу в клинику или если вы только из драки и несёте два своих и один чужой (как сделал один пациент, и, предупреждая важные вопросы, чужой не пригодится).

Пациенты, к слову, понимают это всё только тогда, когда уже сталкиваются с проблемами. Например, когда на их поставленные на глаз импланты уже годы приходится неверная нагрузка, которая в итоге нарушает эстетику. Когда понимают, что имплант — это не на всю жизнь, и хотят гарантий. И те же люди в случае сердечно-сосудистой хирургии действуют совершенно иначе.

Вот другой пример. У нас есть консультация ортодонта за 4500 рублей длительностью пять минут. Пациентов это в некоторой степени удивляет. Смысл осмотра — проверить, что процесс идёт правильно. В обычной клинике он занимает полчаса — те же пять минут врач смотрит вам в рот, а ещё 25 минут заполняет бумаги. Смысл не в том, сколько времени врач проведёт у вас во рту, а в том, сколько времени он до этого учился и какую практику наработал. В подавляющем большинстве случаев он говорит «всё в порядке», и это по 1500 рублей за слово, включая предлог. Но иногда он нужен, чтобы понять, что идёт не так. И для пациента это умение вовремя разобраться — решение ценой в полгода ношения брекетов обычно. И когда я заказываю консультацию специалиста — я хочу именно один удар задорого. Был у нас обратный пример: должен был приехать инженер, помочь с одним узлом в клинике. Потратил полтора часа моего времени и времени главврача клиники, осмотрел всё, уехал и пропал. Но ни копейки с нас не взял. Как по мне — мы заплатили за эту бесплатную консультацию очень и очень дорого.

А ещё пятиминутный осмотр ортодонта — это договор с врачом. Как только врач касается взглядом пациента у себя в кабинете, у него наступает врачебная ответственность. Самый смешной случай клиник без налаженных процессов — это когда врач назначает лечение, пациент не соглашается, а врач при этом не получает письменный отказ от лечения. Дальше наступает очень зыбкая с точки зрения законодательства ситуация. Врач ничего не сделал, а уже отвечает. Например, увидел ортодонт гнойный процесс — тот, от которого умирают. И должен сразу вызвать скорую, чтобы она забрала пациента. Или в анамнезе порок сердца, а во рту просто следы гноя. В рамках закона врач не может вас попросить открыть рот, если не подписан договор и нет согласия на осмотр. То есть ни один пациент не попадает в кабинет без того, чтобы в клинике не работала юридическая и административная обвязка. Не бывает консультации без осмотра, ознакомления с картой, фотопротоколирования (у нас) и заполнения данных. А тот же фотопротокол ещё требует наличия места, где эти картинки хранить, — а процессы требуют софта, их трекающего, а карты требуют софта, где они ведутся. То есть ещё у нас есть ИТ. Потому что самое недостоверное в медицине — это мнение врача. А самое достоверное — исследование на основе данных. Мы накапливаем эти данные по каждому пациенту.

Ну и маркетинг. Хоть его 2-3 % в структуре затрат, но сайт, мобильное приложение (куда мы выгружаем сразу вашу карточку, данные обследований, снимки и фотопротокол) — тоже не из пустого места всё берётся. Как и звонок после операции с проверкой, всё ли у вас хорошо.

Почему тогда в ОМС так дёшево?


Потому что в ОМС нет задачи сохранять пациенту зубы, делать эстетично и комфортно. Базовая парадигма ОМС — сохранить жизнь и работоспособность человека, найдя такой баланс между недопроизведённым гражданином ВВП и ценой вмешательства, чтобы получилась оптимальная экономика. Чтобы не допустить смертей от осложнений кариеса, зубы просто рвали. Причём довольно долго — без анестезии. Только в 1980 году вышел указ, что удаление зубов должно выполняться с применением обезболивания в каждом случае. До этого обезболивание производилось как пойдёт. Мне рассказывал дедушка, что на площади Дзержинского стояла избушка. Там была бабка, которая за рубль наливала стакан водки и удаляла зуб. Он там тоже удалял.

А почему у некоторых стоматологов дёшево, а у некоторых дорого?


Примерно по той же причине, почему у некоторых разработчиков строки кода стоят по-разному. Но на деле в вопросе «Почему стоматология столько стоит?» есть два аспекта:

  • Почему это вообще дорого.
  • И почему одни и те же зубы будут стоить у разных врачей дичайше по-разному.

Дорого это потому, что на самом деле это столько стоит, если рассчитать структуру затрат. Но при этом есть условно-бесплатное ОМС-лечение и разные стоматологи с низкими ценами, которые задают диапазон для сравнения. И тут мы переходим ко второму вопросу — разнице в ценах.

Вот, например, приходит пациентка и говорит: «Я в Сочи дешевле сделаю». Да, сделает. Я даже знаю у кого. Та женщина на голубом глазу ходит в клинику без лицензии. Врач открыл себе кабинет дома. Более того, моя пациентка (несостоявшаяся) сама владелица двух клиник с медицинской лицензией, только косметологической. И она спокойно поясняет мне, что ходит домой к какому-то мужику, у которого там всё оборудовано. Он очень крутой. Она мне улыбается в этот момент, и я вижу, что у неё в полости рта. Мне сразу хочется спросить, есть ли там сертификация, есть ли там стерилизация? Чем он пользуется? Как он хранит свои медикаменты? Где он их хранит? И всё остальное, но уже после. Потому что есть стандарты. Например, те зубы, которые вы нам оставляете после удаления, — есть сложный ритуал их утилизации. Мы несём их хоронить в комнату медицинских отходов, которая очень хорошо описана в стандарте. Это помещение не менее четырёх квадратных метров площадью с баком и холодильником. Средняя цена аренды помещения в Москве — 30 тысяч рублей за квадрат в год. То есть мы платим просто 120 тысяч рублей в год, чтобы у нас бак стоял, в который мы сбрасываем перчатки. И это мы ещё не дошли до соблюдения требований, обеспечивающих прогнозируемость и безопасность медицинских вмешательств.

Мои коллеги-офтальмологи при таких диалогах говорят очень просто: «На 50 тысяч дешевле? Конечно, делай. Если что, ты же запасные глаза где-нибудь купишь!» — и пациенты вроде бы догадываются, в чём подвох. А зубов много, и потеря пары-тройки штук пациентов обычно не пугает. Так же как при удалении зуба люди не знают, что если он сложный, нужно будет потратить до часа времени, чтобы распилить его по частям и извлечь по заранее спланированным траекториям. Потому что в ОМС-клинике просто дёрнут клещами за 15 минут без КТ, без плана. В подавляющем большинстве случаев это кончается хорошо. В примерно 10 % случаев — осложнениями вроде воспаления, но это ещё более-менее нормально. Но я видел и случаи, когда повреждали кость, и когда пациенту парализовывало пол-лица, потому что аккурат под этим зубом проходит нерв. В заполнении каналов ошибиться с последующим параличом нерва тоже довольно просто, и такого мы лет десять назад насмотрелись на старых протоколах.

Рентабельность стоматологии


У нас клиника верхнего сегмента по ценам. Раз в полгода у меня случается разговор с одним из пациентов, который оставил около миллиона рублей у нас, про то, что он бы хотел открыть стоматологию. В качестве аргумента он показывает свой чек и инстаграмы стоматологов с BMW. Я в качестве аргумента показываю часть отчётности, где хорошо видно, как за год рентабельность меняется от 5–10 % до одного пика в 30 %. То есть средний показатель рентабельности около 20 %. И это у нас, клиники с очень хорошей клиентской базой, с репутацией, с дорогими уникальными услугами и врачами, сделавшими репутацию как в России, так и в мировой науке. Вот Гусейн разработал теорию и математическую модель навигационной операции по расширению нёба у детей, к нему детей везут со всего СНГ, он же принимает в Италии — туда возят из Европы. И всё равно рентабельность такая.

Высокой маржинальности в стоматологии нет, а рисков очень много. Причём если часть рисков закрывается инвестициями в оборудование и материальное обеспечение (в дорогом сегменте можно позволить себе и лучшие на рынке расходники, и хорошие инструменты, и те же диагностические аппараты с лучшим разрешением, например) — то другая часть лежит в области взаимодействия людей.

Наши пациенты в расчёте цены, например, редко понимают, что мы даём гарантию на работу, а не только на материалы. То есть если что-то случится с вашей керамической вкладкой через полгода — мы сделаем бесплатно, а не назначим дополнительный счёт. Плюс нужно учитывать бюджет рекламаций. Это одна из причин, почему мы переносим производство протезов внутрь клиники. Сейчас мы делаем на 3D-принтерах и высокоточных стоматологических фрезерах временные конструкции. Но постоянные протезы всё равно изготавливаются внешними подрядчиками. Зуботехники дают гарантию на устройство, но окончательную ответственность перед пациентом несёт врач. По ряду конструкций в России просто никто не может обеспечить нужный уровень качества, чтобы врачи чувствовали себя спокойно, поэтому мы заказываем их у европейских техников — что добавляет и цены изделия за счёт разницы в стоимости работы в разных странах и за счёт логистики.

А ещё врач несёт уголовную ответственность за свои решения и действия.


Когда мы стартовали клинику, то хотели, по сути, заниматься прикладной наукой, за которую, как оказалось, хорошо платят. Но очень тяжело заниматься наукой, если есть шанс банально сесть. Да, в стоматологии тяжело нанести пациенту средний и тяжёлый вред здоровью, но тем не менее, как вы, возможно, знаете из СМИ, такое случается. В России какие бы бумаги вы не подписывали перед операцией, врач всё равно несёт ответственность за результат вмешательства. И если дело доходит до суда, обычно суд занимает сторону пациента. Это означает далеко не то, что вы думаете. Это означает, что здравомыслящий врач просто не берётся за сложные случаи, — это особенно заметно в хирургии и у наших коллег-кардиологов, например. Есть риск? Очень жаль, но вам стоит обратиться в другую клинику, где врач примет этот риск на себя. У врача хорошее портфолио, хорошая статистика (если она ведётся) — и ему не очень хочется рисковать как своей ответственностью, так и просто статистикой, пытаясь спасти пациента. Как по мне, медицина должна работать немного не так.

В статистике по суицидам, по алкоголизму, наркомании и клиническим депрессиям, плюс распавшимся семьям стоматологи уже довольно давно бьют рекорды. Причём часто даже превосходят врачей других специальностей. Связано это отчасти с тем, что именно стоматолог доставляет пациенту максимальный дискомфорт, и пациенты часто мстят (неосознанно). То есть врач является мишенью негативной реакции. Врач-стоматолог переживает серьёзное отвержение.

А ещё врач-стоматолог работает с пациентами в сознании. Врач-стоматолог колеблется между оказанием медицинской помощи и предоставлением услуги, оценивает которую не другой коллега, не профессиональное сообщество, а твой пациент может сказать: «Мне это вот так, у меня такой взгляд на это».

Поверьте, нам бы было куда спокойнее, если бы пациенты тихо лежали бы без сознания, а не пытались бы руководить нашими действиями. Или хотя бы если бы не приходилось объяснять каждую манипуляцию. Да, это часть профессиональной подготовки, да, очень выручают ассистенты. Но всё же.

Следующий фактор того, почему стоматологов не очень любят, — почти у каждого врача — от гастроэнтеролога до ортопеда — пациент решает условно-неотложную проблему. Если врач не поможет пациенту, пациент, скорее всего, будет себя чувствовать всё хуже, хуже и хуже в достаточно коротком промежутке времени. В стоматологии самые дорогие вмешательства пациенту вообще непонятны, поскольку нет острой боли. Мы чаще всего лечим что-то за год до возникновения проблемы, после которой надо будет собирать челюсть заново. Но пока же ничего не болит, правильно? То есть врач говорит, что у пациента киста, а пациента это не беспокоит, но нужна операция. Можно подождать, да. И потом проблема случится в командировке.

Обучение


Как владелец клиники я бы хотел иметь постоянную команду, в обучение которой я вкладываю. Но это довольно сложно: действующая модель в том, что врач платит за своё обучение из своего кармана, а я плачу ему зарплату выше среднего уровня, учитывающую этот факт. При этом я не управляю этим обучением и развитием врача и в любой момент должен быть готов к тому, что нужно будет искать ему замену. Конечно, бывают контракты, в которых специалист учится за счёт клиники, а потом обязан отработать несколько лет. Но это не очень реалистичная ситуация, увы. Если врач не заинтересован работать, то он становится менее клиентоориентированным, начинает быть деструктивным элементом для всей команды. А чтобы вы понимали, сколько стоит обучение — нормальные европейские курсы начинаются от тысячи евро в день. Это ещё речь не о мастер-классе от специалиста по узкой теме с практикой. Кстати, мы бы хотели вкладывать в науку ещё и ради того, чтобы учить прикладным технологиям в России в далёком будущем.

Профилактика


Ещё дорогой стоматология становится из-за того, что нет культуры профилактики. Однажды вы не почистили зубы, потом пропустили регулярную чистку и осмотр, затем сэкономили на враче (например, пошли в квартиру с непонятно какими стандартами) — и в итоге мне разбирать и собирать вам заново всю челюсть. Шагом раньше можно было почитать отзывы, получить консультацию и второе мнение. Ещё шагом раньше — не запили пиццу водой. А ещё шагом раньше ваши родители не смогли обеспечить вам обезболивание в детской стоматологии (и вообще не факт, что тогда оно было), и вы запомнили не добрых врачей и мультики под азотом (это запоминается!), а на всю жизнь усвоили, что у этих инквизиторов лучше появляться только при острой боли. К слову, вообще-то, зубы надо делать при местной анестезии, но из-за психических травм пациентов мы в итоге вынуждены покупать аппараты наркоза в хирургические боксы по 40 тысяч долларов за штуку.

Во время профилактического осмотра делается и гигиена рта (очищаются зубы), и прицельные снимки (с очень малой лучевой нагрузкой), которые контролируют наличие скрытого кариеса. И, что важно, ещё врач смотрит, где вы недочищаете, и корректирует вам мануальные навыки. Это не мама вас учит чистить зубы, а врач развивает и корректирует этот навык. «Так не делайте, потому что это приведёт к рецессиям. Вы вычищаете неправильно. Используйте вот такую технику». Навык тренируется обычно за одну-две профилактики, после врач видит, что всё в порядке.

Теперь сама гигиена. Можно использовать пескоструйный аппарат (на соде) типа Airflow. На Алиэкспрессе есть за 1,5 тысячи долларов, в московских клиниках обычно встречаются подороже, за 900 тысяч. Проблема в том, что и тем и другим аппаратом можно сделать плохо. Дорогим аппаратом можно сделать нормально. Но хорошо нельзя сделать ни одним аппаратом, нужна ручная работа.

Так что, когда приходите в стоматологию, — просто смотрите на цены и прикидывайте структуру затрат. Если чистка стоит 3 тысячи рублей — либо вы в регионе с очень дешёвой арендой, почти бесплатной рабочей силой и клинике с оборудованием минус третьего поколения от текущего, которое куда-то надо было деть, — либо вас ждёт какой-то сюрприз. Это как пельмени за 200 рублей за килограмм при том, что мясо стоит 800 рублей за килограмм. Можно примерно прикинуть долю мяса, наценку розничной сети, стоимость работы — и понять, что если на упаковке написана правда, то стоить они должны рублей 500 минимум. У продавщицы глаза добрые, но всё равно ей нужно платить зарплату.

При этом прикладывая такую же логику к гигиене ротовой полости, пациенты почему-то удивляются, почему она дороже, чем в подвале за углом.

Всё грустно?


Нет. При этом всём российская стоматология — одна из самых хороших в мире по соотношению цена/качество. Мы это ощутили на себе, когда открыли онлайн-консультации: айтишники за рубежом проходят исследования, присылают нам снимки, чтобы понять, нужно или нет что-то делать прямо сейчас, — и в течение нескольких месяцев приезжают в Россию, лечат зубы и летят обратно в Гугл в Америку или Европу. Потому что двух-трёхчасовая операция в Европе стоит 150–200 тысяч евро.

Поэтому, когда мы называем цены, а пациенты рефлекторно спрашивают, можно ли скидку, я всегда отвечаю — да, можно. И спрашиваю, на чём именно мы сэкономим. Например, можно сэкономить на материалах. Выберем что-нибудь российское для вас получше. И почему-то никто не соглашается. Поэтому та скидка 5 % для Хабра — она для многих кажется странной, но это чертовски большая скидка. Я бы сказал, максимально возможная в таких обстоятельствах.
Теги:стоматологияклиникаценастоимостьимплантоперациякариесзублечение
Хабы: Блог компании Белая Радуга Научно-популярное Биотехнологии Здоровье
Всего голосов 96: ↑82 и ↓14+68
Просмотры33K
Комментарии Комментарии 237

Похожие публикации

Лучшие публикации за сутки