Музей русской эмиграции: как мы ставили датчик движения в граммофон и вообще добавляли технологий



    Недавно в Москве в Доме русского зарубежья им. А. Солженицына открылся Музей русской эмиграции (на Таганской). Если вы были в современных музеях, то знаете, что они всё меньше похожи на витрины антикварных магазинов и всё больше предлагают участвовать в экспозиции зрителям.

    После событий 1918 года и последующей волны эмиграции за рубежом начала формироваться параллельная Россия с собственной культурной идентичностью. Многие наши соотечественники уезжали в Китай, Европу, Америку, Австралию, Африку. В общем, распространялись по всему миру.

    Жизни эмигрантов «там» и посвящён музей:

    1. Почему многие были вынуждены покинуть родину. Как на новом месте сохраняли культуру.
    2. Какой вклад представители русской эмиграции первой, второй и третьей волны внесли в мировые науку, литературу, искусство и многие другие области.
    3. Что прямо сейчас происходит с русскими, живущими в других странах. В смысле как они там живут.

    Ну а мы совместно с партнёрами — участниками проекта сделали очень много экспонатов с начинкой начиная от анкеты чекистов, которую заполняли люди для определения, стоит ли им дальше жить в стране (вы тоже её заполните и узнаете, остались вы или вас отправили ближайшим пароходом), и заканчивая множеством экранов, где можно послушать интервью с современными эмигрантами.

    Сейчас мы прямо в посте немного прогуляемся по музею, и я покажу особенно интересные детали.

    Начало экспозиции


    Концепция такая: в самом её начале вам на двух больших экранах показывают ключевые кадры из истории эмиграции (подлинное видео — исторические события, которые впоследствии привели к массовой высылке людей из России). Видео сделано режиссёром Андреем Осиповым из довольно редких кинохроник. Историки музея перебрали очень много видеоархивов: сначала тщательно изучали, что есть на постсоветском пространстве и в архивах других стран, потом составили список нужных материалов, потом получили их в цифровом виде. Дальше по ходу моего рассказа будет много примеров видео: все они — из старых фондов.



    Первый фильм показывает за пару минут события, которые привели к появлению первой крупной волны эмиграции, и заканчивается художественным кадром, как в разные стороны летят птицы. Надо сказать, что в музее много различных экранов — более 50, и всегда, где бы вы ни были, как минимум пара — в вашем поле зрения. Часто — больше. Ключевые экраны и проекции мы синхронизировали таким образом, что эти самые птицы летят через всю экспозицию второго этажа: сначала перелетают с одной стены на другую, потом «заглядывают» в экраны. Это очень крутой эффект, он повторяется где-то раз в двадцать минут и действительно захватывает. Сами музейные сотрудники сказали, что «мультимедиа вплетена в остатки культуры и расширяет пространство, не заменяя его».





    Дальше вы идёте к «философскому пароходу». Экспозиция рассказывает
    о высылках осенью 1922 года представителей русской интеллигенции из Петрограда. Судьба эмигрантов решалась очень быстро и часто зависела от настроения тех, кто принимал окончательное решение — позволить человеку остаться на родине или выгнать из страны. А вот и та самая «анкета чекистов», которую заполняли «подозрительные» лица.





    Это стойка со встроенным экраном, к которому подключён плеер. На нём крутится контент в контейнере HTML5. Вы отвечаете на несколько вопросов, а потом, самое интересное, определяется вероятность, с которой «человеческий фактор» чекистов отправил бы вас за пределы страны. Вы кидаете кубик (прямо на экране), и вам выдают результат – собирать чемоданы или нет. Большинство собирало.

    Если пройти по экспозиции дальше, то можно увидеть, например, паспорт эмигранта. Вот он:



    Сверху над паспортом стоит направленная аудиосистема, которая шепчет вам прямо в ухо про экспонат. Разборчиво, впечатляюще (писали профессиональные актёры), но при этом негромко.

    Важна точность: за пределами конуса примерно двухметрового диаметра остальным посетителям ничего не слышно. Поэтому в музее нет какофонии, сохраняется тихая музейная обстановка.



    Контент в основном русскоязычный, но в интерактивных инсталляциях есть переключение на английский язык.

    Интересно посмотреть на вещи, которые эмигранты в первую очередь брали с собой.
    Например, много книг, различные документы, в частности, грамоты о владении землёй (потому что рассчитывали вернуться):



    В этом месте по концепции стоят неразобранные чемоданы эмигрантов (настоящие, переданные музею в дар) — символ жизни, проведённой в ожидании на чемоданах. Многие эмигранты первой волны отказывались от гражданства и ждали возможности поскорее вернуться:







    Так вот, когда вы ходите по этой части выставки, мы направляем на вас ещё немного аудиосистем и проигрываем звуки. Когда вы смотрите на то, как кто-то забрал с собой самовар, то слышите звук кошения травы. Когда смотрите на детские вещи — голоса и народные песни. Подходите к граммофону — он перестаёт шипеть и начинает играть ностальгическую музыку. Эффект очень хорошо рассчитан составителями экспозиции, а мы добавили датчиков движения и плееры. Кстати, идея подобного интерактивного взаимодействия принадлежит русскому филиалу компании RAA (Ralp Appelbaum Associates), одной из крупнейших в мире музейных выставок дизайнерских фирм:





    Гора чемоданов ещё важна тем, что многие эмигранты первой волны отказывались от гражданства и ждали возможности вернуться. При этом физически не разбирали чемоданы.

    Следующий стенд — с двусторонними фото. На одной он показывает, как выглядели люди до того, как покинули Россию, на другой — их фото уже из эмиграции.



    Просто выбираете кого-то и поворачиваете плашку:





    Или вот:





    На мультимедийном экране, расположенном рядом, можно выбрать любого человека с плашки и прочитать историю его жизни.





    Блок дальше — тоже без ИТ, там множество документов. Можно было их оцифровать, но руками гораздо проще. Сделали большие выдвижные стенды. Тут архитекторы разместили подлинные документы в выдвижных стендах с подсветкой — весьма оригинальное решение.



    За спиной у замдиректора музея по науке Наталии Гриценко можно увидеть ещё несколько экранов. Там тоже — видеохроника, но уже по большей части из Российского государственного архива кинофотодокументов и Белградской кинотеки.

    Дальше снова надо много интерактива. Я не буду рассказывать про всю экспозицию, просто покажу те места, где ИТ добавили много эмоций.

    Вот здесь можно побыть учеником-эмигрантом: сесть за парту в русской школе где-то в другой стране и послушать уроки. Это реконструкция, писали актёры, соответствующей аудиозаписи в хорошем качестве не было:



    Эти экраны на стенах дают много информации о городах, где жили эмигранты:





    Можно узнать про кустарное производство и ремёсла в Харбине (это почти русский город на территории Китая около Владивостока). А здесь можно пройти мини-экскурсии по русским районам:



    Посмотреть газеты и прочие документы:



    Дальше в экспозиции предметов сразу за броненосцем…



    … стоят вот такие экраны:



    Когда вы берёте мононаушник, эмигранты из разных стран начинают рассказывать свои истории. Этажом ниже будут интервью с потомками эмигрантов, уже родившихся в другой стране.

    Из нецифрового ещё хочу отметить вот эту пару экспонатов:



    Тут что-то вроде пионерского движения, только координируемого по всему миру. Во всех странах эмигранты поддерживали связь друг с другом и поэтому смогли сделать очень похожий процесс воспитания детей. Если вы поднимете флаг Витязей, то запустите концевой выключатель и услышите клятву юных разведчиков.

    Следующий этаж (первый, потому что начало — на втором) посвящён вкладу эмигрантов в мировые культуру и науку.

    Мы делали вот такие вещи:





    Вот тут замучились с видеоналожением: одна большая стена — и в ней три картинки в картинке, которые синхронизируются с направленным звуком:





    Здесь просто экраны с анимацией и интерактивом. Анимацию, кстати, делали наши подрядчики из Pitch Media, и получилось очень качественно.







    Много вот таких устройств (геркон запускает звук):



    Где-то можно послушать дебаты о будущем страны (реконструкция), где-то — справку, где-то — реальные записи людей.



    И панель управления с планшета:





    На нас было 44 инсталляции. Мы делали аудиовизуальную часть, программирование управления, подбирали железо, монтировали и всё настраивали. В требованиях была повышенная надёжность, поэтому от классически ожидаемых ардуино-схем почти везде ушли к промышленным решениям, которые используются в музеях по миру (благо была возможность перенять опыт Европы).

    Работа шла достаточно размеренно, штатно, музейные работники очень хороши в планировании и предсказуемости. Из сюрпризов стоит отметить, пожалуй, только один большой аврал, когда выяснилось, что на открытие могут приехать важные гости. Нас предупредили, что из-за работы безопасников будут установлены широкополосные ЭМ-помехи. А у нас большая часть управления с планшетов гидов сделана на частотах Wi-Fi. Пришлось добавлять малозаметную физическую кнопку, спрятанную в начале экспозиции. Таким образом, экспозицию можно запускать не только с планшета.



    Эта кнопка, которая запускает экспозицию музея и полёт птиц.

    В общем, приходите в музей. Там очень и очень интересно.



    И огромное спасибо ребятам из компаний Digis, RAA, MKC и Pitch Media, было приятно вместе работать.

    Ссылки


    • +29
    • 3,4k
    • 4
    КРОК
    500,36
    IT-компания
    Поделиться публикацией

    Комментарии 4

      0
      Спасибо, интересно, зашел бы с удовольствием.

      PS: Задумался… Люди уезжали в 1917м, прошло 100 лет, начинается следующая волна?
        0
        Интерфейс на Crestron прям как мы любим — смесь русского и английского :)
        Сразу видно, интегратор делал :)
          0
          Какое-то двоякое чувство. То, как организовали музей с технической стороны — здорово. Но вот факт того, что про «эмигрантов» такие музеи есть и создаются новые, наряду со всякими «Eльцин-центрами» и досками всяким маннергеймам, на фоне борьбы с «проклятым советским прошлым» и тем же «политехом», ютящемся в павильоне ВДНХ…
            +2
            Интересно бы было почитать, что за промышленное оборудование было использовано.

            Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

            Самое читаемое