Бекер? Донор? Спонсор? Благотворитель? Меценат

    imageНедавно мне довелось выступить с темой «Зачем дарить деньги» в клубе «Экономика заслуг». Наша текущая кампания народного финансирования Дару-дара задаёт нам много вопросов, и на некоторые из них я попробовал ответить в своём выступлении.

    Прежде всего, я попытался разобраться с тем, что такое «краудфандинг», возникший как понятие совсем недавно и чьё появление символизирует собой новый способ отношения людей друг к другу и к окружающему их миру. Как этот новый способ дарения денег соотносится с уже существующими способами, такими как спонсорство, благотворительность и меценатство?

    В настоящей статье я вкратце резюмирую своё выступление. Не претендую на исчерпывающий рассказ, но надеюсь, это публикация будет интересна и полезна всем, кто пробует заниматься краудфандингом в русскоязычном пространстве.

    А по картинке справа можно перейти на видео, в котором мы на Арбате поём популярную песню под гармошку — в поддержку Дару-дара (=

    О важности русских слов


    В нашей кампании народного финансирования Дару-дара самым ярким вопросом, пожалуй, следует признать такой: «Зачем помогать интернет-проекту, если он сам должен уметь зарабатывать? Не лучше ли помочь тем, кто сам зарабатывать не может в принципе?» Причиной подобных вопросов является широко распространенное непонимание, кому и почему мы можем дарить деньги, в каких обстоятельствах это имеет смысл и к каким последсвиям может вести.

    Чтобы какая-либо социальная практика обрела жизнь, необходимо дать ей название, наполнить смыслом, который был бы всем понятен. Не секрет, что большинство новых смыслов сейчас зарождается в англоязычной среде, и там же обретает свои наименования. Заимствованные англоязычные слова при этом плохо транслируются. Они быстро усваиваются теми, кто постоянно вращается в англоязычной среде, но дальше распространяются очень медленно — в том числе среди тех, кто владеет английским, но не пользуется им в своей повседневной жизни. Если же мы говорим о формировании социальных практик, мы предполагаем именно широкое и быстрое распространение нового слова.

    Поэтому очень важно уметь переводить англоязычные понятия и договариваться о совместном использовании этих новых слов. Либо, если дословный перевод не выходит, нужно подыскивать подходящие слова, передающие похожий смысл. И только в крайнем случае прибегать к побуквенному переводу. Ведь за каждым известным всем словом стоит целая череда ассоциаций, ссылок на другие важные смыслы. Это огромная энергия, накапиваемая языком на протяжении многих поколений носителей языка. И грех этой энергией не пользоваться, вводя в обиход слово, которого раньше никто не знал вообще.

    Народное финансирование


    Итак, «краудфандинг». Звучит совсем не по-русски. И максимум, с чем имеет ассоциацию, так это с другим неблагозвучным словом «краудсорсинг». Почему бы не перевести его просто: «народное финансирование»? Да, у нас ещё осталось стеснение от слова «народный», что напрямую связано с нашим коллективным комплексом неполноценности по отношению к несостоявшейся мечте о советском союзе, социализме и коммунизме. Но пора уже освободиться от этого комплекса, признать наш коллективный опыт как офигенный социальный эксперимент, которого не было ни у какого другого народа! И почему жители США почти каждый свой проект, претендующий на глобальное распространение, называют не иначе как «national project», а мы не можем себе такого позволить? «Народное финансирование» звучит убедительно и романтично. Оно означает «финансовая поддержка самых разных людей». Куда круче, нежели поддержка от государства или поддержка от организации! Ведь так?

    Народный меценат


    А как называть тех, кто становится участником народного финансирования, дарит проекту свои деньги? В английском языке их называют «бекерами» (на Кикстартере) или «донорами» (на Википедии). Первое слово ничего не значит для нас вообще, второе имеет прямую ассоциацию с жертвованием органов, тоже как-то не в тему. Как же назвать?

    По-другому, «народное финансирование» можно назвать «народным меценатством». Соотвественно человека, который дарит проекту деньги, можно назвать «народным меценатом» или просто «меценатом». Это очень хорошее и подзабытое сегодня слово, что даёт нам возможность наделить его новым современным звучанием. У меценатства богатая и благородная история в России. Предки большинства известных меценатов вышли из простого народа. Проекты, которые они поддерживали финансово, нередко были непонятны современникам. И эта поддержка была всегда напрямую связано с этикой и личным сильным увлечением мецената.

    Если раньше меценатами могли быть в основном обеспеченные люди, единолично поддерживающие тот или иной проект, то в эпоху повсеместного интернета, объединяющего и связывающего воедино миллиарды людей, подобная практика обретает смысл для каждого. Потому что мы понимаем, что наш личный, очень небольшой вклад соединяется с тысячами и миллионами других подобных вкладов и так двигает большое общее дело.

    Спонсор? Благотворитель? Меценат!


    Так почему же всё же «меценат», а не «благотворитель» или не «спонсор»? Пора провести, наконец, различие между этими словами. В непонимании этого различия кроется, на мой взгляд, одна из самых больших проблем на пути русского краудфандинга, т. е. народного мецентаства. Я нашел в своё время очень простое и запоминающееся описание, чем всё это отличается одно от другого.

    Представим себе бедного художника. Так вот, благотворитель дарит этому бедному художнику деньги, потому что он беден. Меценат дарит бедному художнику деньги, потому что он художник. А спонсор тому же самому бедному художнику дарит деньги для того, чтобы тот нарисовал его логотип.


    Мне показалось это очень красивым объяснительным примером, из которого всё остальное следует. То есть, иными словами, благотворительность направлена на решение фундаментальных человеческих проблем, связанных с жизнью и выживанием, с тем, что составляет биологическую основу нашего существования. А меценатство уже имеет отношение к культуре. Меценат — это человек, который поддерживает не биологическое существование человека, а заложенные в нём возможности, важные для блага других людей, для культуры в целом. Спонсор же просто занимается бизнесом, его поддержка к дарению денег имеет опосредованное отношение.

    Этика мецената


    Благотворительность — это сглаживание социального неравенства, это милосердие и сострадание. Ты помогаешь тем, кто просто не выживет без этой помощи, кто заведомо находится по отношению к тебе в более неблагоприятных обстоятельствах. Поэтому совершенно верно говорят, что хвастаться своей благотворительностью как минимум нескромно.

    Меценатство же — это твой вклад в то, чем ты увлекаешься, что тебе интересно, во что ты веришь. Это твоя безвозмездная социальная инвестиция в то, что может принести пользу в будущем очень многим людям, таким же, как ты. И потому этим надо гордиться, об этом надо рассказывать своим друзьям и знакомым, даже если они не понимают твоего увлечения.

    Отсюда следует вывод, каким образом должна быть организована визуализация меценатских взносов на площадках народного финансирования. Денежный взнос — это красивый поступок, которым человек должен гордиться. Из таких поступков складывается профиль его увлечений и демонстрируется их реальная сила.

    По картинке снизу можно перейти на отзывы меценатов Дару-дара

    image

    Заплати, сколько хочешь


    В последнее время набирает обороты практика «Заплати, сколько хочешь». Эта практика давно в обиходе, когда мы, например, дарим деньги уличному музыканту или же когда оставляем чаевые официанту.

    В интернете теперь мы всё чаще не заставляем человека платить в обязательном порядке за скачивание книги, музыки, фильма или программы. Мы предлагаем скачать бесплатно, но по возможности заплатить столько, насколько ценным тебе покажется скачанный файл в рамках бюджета, которым ты располагаешь. Такой добровольный платёж — это наша благодарность автору произведения за субъективную пользу, которую мы получили.

    В каком-то смысле эта практика родственна практике народного меценатства. Особенно, если мы собираем меценатские взносы непрерывно и в фоновом режиме. Таким образом люди благодарят проект за ту конкретную пользу, которую этот проект им уже принёс.

    Однако если мы говорим о кампании народного финансирования, тут всё же речь идёт не о выражении коллективной благодарности, а о социальных безвозмездных инвестициях в будущее проекта. И делая свой вклад в будущее, мы скорее оцениваем не только личную пользу, которую получим от проекта, а еще и пользу, которую получат другие.

    Безвозмездное и бонусное меценатство


    Меценатсво может быть безвозмездным (как на Википедии) или бонусным (как на Кикстартере). Статитстика показывает, что безвозмездное меценатство пока больше распространено. Но это уже отдельная история.
    Дарудар
    55,00
    Сервис дарения вещей и услуг
    Поделиться публикацией

    Комментарии 12

      +1
      Эх, дал бы кто взаймы, и до следующей зимы позабыл об этом…
      Серьезно, о чем статья? Что краудфандеры по-русски называются меценаты?
        –2
        Статья скорее в «Я пиарюсь». Ибо, действительно, ни о чем…
          +3
          Статья посвящена важнейшему вопросу о создании как можно более русской терминологии краудфандинга. Этот вопрос я поддерживаю. И даже приходится сожалеть о том, что на Хабрахабре нет специального хаба для обсуждений вопроса о вариантах перевода того или иного нового иностранного термина (ещё не имеющего устоявшегося русского перевода).

          Я и сам не раз высказывался на Хабрахабре по этому вопросу ([1], [2], [3]), но указывал на то, что для термина «краудфандинг» в русской речи существует стародавний аналог (синоним) «складчина».

          Продолжаю оставаться в прежнем мнении: термин «складчина» ужé тем удобнее словосочетания «народное финансирование», что он короче.

          Длинные словосочетания неприятны не только тем, что их дольше произносить и записывать, но и тем, что они провоцируют на создание сокращений. Так, например, широко известно, что термин «компьютер» лучше словосочетания «электронно-вычислительная машина» тем, что он короче; но он лучше и сокращения «ЭВМ», потому что он понятнее (понятнее, правда, только для знающих английскую речь; но кто из компьютерщиков не знает её хотя бы поверхностно?…). Обратный случай: русский термин «моноблок» существенно лучше англоязычного словосочетания «All-in-One» («All-in-One PC») тем, что он короче; он также лучше и сокращения «AIO», поскольку понятнее.

          Словосочетание «народное финансирование» провоцирует на создание сокращения «НФ» (которое будет взаимно мешать давно уж существующему в гиковской среде сокращению «НФ» в значении «научная фантастика») или «нарфин» (которое дурно отдаёт советчиною первых десятилетий жидобольшевизма). То и другое неприемлемо.
            0
            Если подходить с такой точки зрения, то я согласен с автором, ибо меценатство, в классическом понимании, полностью вписывается в смысловую нагрузку предмета статьи.
            Но: а) зачем так много текста по очевидному и давно устоявшемуся термину? б) позвольте не согласиться по поводу «складчины», так как этот термин, по моему, больше применим для вариантов, когда в «складчину» что-то делает группа людей, которая имеет отношение и к конечному результату процесса. А применительно к краудфандингу оно не совсем употребимо: инвестор, в большинстве случаев, не имеет прямого (а часто и косвенного) отношения к конечному результату.
              +2
              Это возражение до известной степени справедливо.

              Но тут надо признаться, что я сознательно предлагаю термин «складчина» (который в словаре Ожегова определяется как «внесение денег или продуктов несколькими участниками для совместного пользования, на общее дело») именно для того, чтобы этим смыслом его подчеркнуть, что участник краудфандинга может рассматривать проект как «общее дело» (помышляя: «пускай я не принимаю никакого участия в разработке и производстве, но всё же это и моё дело теперь: есть в нём моя пожертвованная копеечка») и уж во всяком случае может совместно с остальными воспользоваться успехом всего дела (то есть получит возможность купить, часто со скидкою, некоторый продукт запущенного в складчину производства, или порадоваться установленному в складчину памятнику или открытому приюту для домашних животных, или поставить себе разработанный в складчину программный продукт с открытым исходным кодом, и так далее).

              (Гипотеза Сэпира — Уорфа, Вавилон-17 и НЛП прилагаются.)
                +1
                Плюсую и соглашаюсь с такой точкой зрения.
                  0
                  Хорошее слово — складчина! (=
                    0
                    А как бы вы по-русски, используя слово «складчина», сказали «мы запустили кампанию народного финансирования?»

                    И хотя слово «складчина» мне очень нравится, вот еще пара недочётов этого слова для обозначения краудфандинга:
                    — нет прямой ссылки на финансовую сторону дела (а это важно — напрямую говорить, что нужны деньги)
                    — нет романтического духоподъемного смысла «всем народом», вскладчину можно и вдвоём, и втроём дела делать
                    +1
                    Моя публикация — не столько предложение перевода, сколько — как мне кажется — предложение некоторой боевой идеологии. Ведь я не только о краудфандинге говорю, но и связываю друг с другом череду слов.

                    На самом деле, ключевым вопросом для меня скорее является «чем отличаются меценатство и благотворительность». И не только чем отличаются по смыслу эти слова, но также и какие последствия несет приверженность тому или иному слову.

                    Проблема в том сегодня, что про благотворительность все знают и вроде как понимают, а вот про меценатство в большинстве своём слыхом не слыхивали. И ни у кого не вызывает дополнительных вопросов просьба, например, подарить деньги детскому дому. Хотя человек этот может и представления не имеет, что это за учреждение, какую пользу обществу приносит. А вот просьба поддержать культурный, научный или творческий проект — вызывает как минимум недоумение, хотя разумом человек может и понимает, какую пользу получит общество от этого проекта.

                    Всё дело в недостатке культуры дарения денег. А эта культура начинается с осведомленности о подобных практиках и в закреплении этой осведомленности в простых и понятных словах.

                    Т.е. я воспринимаю свой текст скорее не как энциклопедическую заметку, а именно как боевую идеологию, которую можно применять на практике.
                    0
                    Благодарю за ссылки, очень интересно!
                      0
                      Очень верное замечание по поводу длинных фраз, превращающихся впоследствии в аббревиатуры. Намотаю на ус (=

                  0
                  Сегодня только узнал, что у Хабра есть своя страничка во Вконтакте, куда автоматом постятся все новые публикации. Там порядка 100 тысяч подписчиков. И что удивительно, эта моя публикация набрала там 25 лайков: vk.com/habr?w=wall-20629724_278049 (=

                  Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                  Самое читаемое