Проблемы художественного перевода

    Художественный перевод — это совершенно особая разновидность переводческой деятельности. Если общая теория перевода в наши дни разработана практически в полном объеме, то вопросы и проблемы художественного перевода остаются открытыми.

    Штука в том, что художественный перевод практически не поддается формализации и результат зависит во многом от субъективного восприятия переводчика.

    Перевод художественного произведения — это штука настолько многогранная, что переводчики уже долгое время спорят над самим определением.

    В целом большинство переводчиков считают наиболее точным пояснение Т.А.Казаковой:

    «Художественный перевод — это особый вид интеллектуальной деятельности, в процессе которой переводчик устанавливает информационное соответствие между языковыми единицами исходного и переводящего языков, позволяющее создать иноязычный аналог исходного художественного текста в виде вторичной знаковой системы, отвечающей литературно-коммуникативным требованиям и языковым привычкам общества на определенном историческом этапе». [Казакова Т.А. Художественный перевод]

    Определение, конечно, не из легких, поэтому для людей, далеких от филологии и теории перевода поясним: художественный перевод должен передавать все особенности текста без утраты эмоционального восприятия, а также при этом учитывать культурные различия.

    К примеру, у нас есть произведение на английском, в котором главный герой находит рукопись XIV века на староанглийском, выдержки из которой есть в тексте. Важной задачей переводчика будет передать смысл и стиль рукописи — возможно, через старославянскую письменность или русский язык до петровской реформы, со всеми омегами и ижицами.



    Проблемы художественного перевода


    Теоретики выделяют 4 основных проблемы перевода художественного текста:

    1. Труднопереводимость отдельных лексем текста.
    2. Влияние на перевод личности переводчика.
    3. Неясные критерии оценки качества переводов художественных произведений.
    4. Полная передача предметно-логического содержания, стилистических и образных элементов произведения, а также менталитета и национальных особенностей мышления.

    Давайте с вами разберем все основные проблемы и возможные пути их решения, которые предлагают известные теоретики и практики перевода.

    Проблема 1. Труднопереводимость отдельных лексем текста


    Лексические единицы в разных языках отличаются друг от друга. При этом некоторые единицы не переводятся прямо просто из-за отсутствия прямого аналога в языке. Поэтому переводчику требуется найти или по сути изобрести этот аналог.

    Дьявол кроется в мелочах. Давайте возьмем несколько простых примеров.

    В украинском языке и твердый сыр, и творог обозначаются одним словом — «сир». При переводе с украинского у переводчика появляется вопрос: что именно автор имел в виду под словом «сир» — «сыр» или «творог»?

    Если есть второстепенные элементы, которые могут косвенно уточнить это — отлично.

    К примеру, в тексте есть фраза «Іван взяв шматок сиру» («Иван взял кусок сыра»). Логично предположить, что здесь имеется в виду твердый сыр, ведь творог куском трудно взять — он крошится.

    А во фразе «Іван з’їв ложку сиру» («Иван съел ложку творога») имеется в виду именно творог, потому что твердый сыр не едят ложками.

    Но нередки случаи, когда контекст не позволяет развеять двусмысленность. И в таком случае решение остается за переводчиком.

    Отдельной категорией идут фразы и слова, которые принципиально не переводятся или имеют более глубокий смысл, чем дословный перевод.

    К примеру, арабская фраза يقبرني (Ya'aburnee) дословно переводится как «Ты похоронишь меня». В прямом переводе она звучит депрессивно, но реальное ее значение куда глубже. Обычно ее произносят своей возлюбленной (или возлюбленному). Смысл этой фразы в том, что говорящий её надеется, что собеседник переживет его, чтобы самому не испытать боли жизни без собеседника. То есть, ему легче умереть самому, чем увидеть смерть дорогого человека.

    Чтобы перевести ее правильно с арабского на русский, придется попотеть. Одна фраза с глубочайшим смыслом превратится в целое предложение. И даже в таком случае передать смысл будет крайне трудно.

    При наличии труднопереводимых или принципиально непереводимых слов и фраз в тексте на переводчика возлагается ответственность за точность передачи смысла и настроения. И приходится в буквальном смысле выкручиваться. Иногда успешно, но, как показывает практика, чаще всего полной и точной передачи открытого смысла и скрытого подтекста достичь просто нереально. Се ля ви, как говорится.

    Проблема 2. Влияние личности переводчика на перевод


    Очень и очень субъективный момент, который далеко не всегда зависит от объективности восприятия. Особенно это касается сложных произведений с большим количеством подтекста и скрытых мыслей.

    Переводчик — это человек. И он может банально не понять, что имел в виду автор, поэтому при переводе часть смыслов может потеряться. А все читатели, в свою очередь, уже не смогут узнать, что на самом деле хотел сказать автор. Конечно, если они не читают на языке оригинала.

    Чтобы избежать подобных смысловых потерь, переводчики проводят длительную и многоступенчатую предпереводческую подготовку.

    Она включает в себя детальный разбор лингвистических, когнитивных и культурологических аспектов текста. То есть, подробно анализируется стиль, язык, широко используемые слова и фразы, литературные методы воздействия на читателя, используемые образы и ассоциации.

    На основе полученной информации создается некая «сферическая модель текста в вакууме». Переводчик находит основные элементы, которые формируют впечатление от художественного произведения. И только потом, когда базовые составляющие четко определены, наступает фаза непосредственного перевода.

    Многие переводчики к тому же анализируют личность писателя и его биографию, а также исторические события, которые происходили во время или непосредственно до написания произведения.

    Подобный концептуальный анализ позволяет несколько формализовать процесс перевода художественной литературы, что повышает качество работы переводчика в целом.

    Проблема 3. Неясные критерии оценки качества переводов художественных произведений


    Это уже вопрос восприятия перевода. Ведь несмотря на огромное количество научных статей, в которых раскрываются проблемы художественного перевода, никто не знает, как формируется восприятие перевода читателями.

    Как читатель приходит к мысли, что перевод хорош, если он практически всегда не читал оригинала? Вопрос остается открытым.

    По сути читатель воспринимает художественный перевод книги как саму книгу. Многие просто не задумываются, что они читают произведение с помощью посредника, которым и является переводчик.

    Если книга не пришлась по вкусу читателю, то неясно, что именно не нравится — оригинальная задумка и исполнение автора или же конкретно перевод.

    Статистически правильную выборку качества перевода составить практически невозможно. Ведь количество читателей, которые читали и оригинал, и перевод произведения, крайне малое — не больше 1%. И это в случае культовых книг. Это, к примеру, такие бестселлеры как «The Green Mile» Стивена Кинга или «Harry Potter» Джоан Роулинг.

    Выборку по переводам книг средней известности (например, «The Magus» Джона Фаулза) сделать вообще невозможно из-за недостатка данных.

    Что интересно, восприятие перевода публикой часто вообще не зависит от переводчика.

    Возьмем, к примеру, роман британского писателя Кацзуо Исигуро «Остаток дня». Он получил Букеровскую премию, в его экранизации сыграли Энтони Хопкинс и Эмма Томпсон. Неплохой показатель успеха, верно? Но русский перевод книги от Владимира Скороденко был принят обществом достаточно холодно. Причем сам перевод был на высоте и в техническом, и в художественном плане. А вот «истинно британский» стиль повествования многим показался скучным, из-за чего особой популярности в России книга не получила.

    Поэтому даже действительно хороший перевод могут считать весьма посредственной книгой. И проблема будет не в переводе, не в оригинальном тексте, а в банальной разнице восприятия читателей.

    Проблема 4. Полная передача предметно-логического содержания, стилистических и образных элементов произведения


    Это, скорее, даже не проблема, а вызов. Ее может вполне решить профессионализм переводчика и незаурядная доля изобретательности.

    Очень интересным примером переводческой изобретательности является перевод реплик Хагрида из серии книг «Гарри Поттер» Джоан Роулинг.



    В оригинальном произведении полувеликан разговаривает причудливой смесью шотландского и ирландского диалектов.

    «A wizard, o' course,» said Hagrid, sitting back down on the sofa, which
    groaned and sank even lower, «an' a thumpin' good'un, I'd say, once
    yeh've been trained up a bit. With a mum an' dad like yours, what else
    would yeh be? An' I reckon it's abou' time yeh read yer letter.»

    В русском переводе Игоря Оранского от издательства «РОСМЭН» Хагрид стал говорить достаточно просторечно, часто с использованием деревенских выражений, но без явного акцента. Это вполне достойный способ показать характер персонажа из-за сложностей в использовании оригинальных лексем.

    — Ну, ясное дело кто — волшебник ты. — Хагрид сел обратно на софу, которая протяжно застонала и просела еще ниже. — И еще какой! А будешь еще лучше… когда немного… э-э… подучишься, да. Кем ты еще мог быть, с такими-то родителями? И вообще пора тебе письмо свое прочитать.

    А, к примеру, при переводе на украинский язык переводчик Виктор Морозов решил передать истинный говор Хагрида (который на украинском языке стал Геґрідом).

    В оригинале диалект Хагрида искусственно создан Роулинг — так не говорят ни в Шотландии, ни в Ирландии, но схожести прослеживаются.

    Как утверждает сам Виктор Морозов: «Мне не хотелось, чтобы Хагрид говорил обычным и нормальным литературным языком. Я очень долго думал, как решить эту проблему. И в результате появилась идея дать Хагриду смесь западноукраинских говоров: гуцульского, лемковского, бойковского и покутского. Был замысел создать несуществующую смесь языков, как это сделано в оригинале».

    Результат получился достаточно своеобразным, но был принят публикой просто феерично. Вот, к примеру, тот же отрывок из книги, но на украинском языке.

    — Чарівник, звісно, — сказав Геґрід, знову сідаючи на канапу, яка заскрипіла й
    прогнулася ще нижче, — і то чарівник дуже файний, тобі тілько бракує трохи освіти. З
    такими мамою і татком, як у тебе, хіба можна бути кимось іншим? До речі, я си гадаю,
    що тобі вже пора прочитати свого листа.

    Многие переводчики считают, что передача стиля и образов художественного произведения — это исключительно вопрос профессионализма переводчика. Другой вопрос в том, что каждая книга требует индивидуального подбора стилистических инструментов переводчика, которые не всегда соответствуют тем, которые использовал автор в оригинале.

    ***

    В качестве выводов скажем: когда перевод плохой, то ругают переводчика, а когда перевод хороший, то хвалят автора.

    И чаще всего имена горе-переводчиков находятся на слуху у читателей, а вот имена реальных профессионалов часто остаются только на титульных страницах книг и о них знают только в узких кругах.

    Поэтому от всей команды онлайн-школы английского языка EnglishDom мы хотим сказать спасибо переводчикам художественных произведений.

    EnglishDom.com — онлайн-школа, которая вдохновляет выучить английский через инновации и человеческую заботу




    Только для читателей Хабра — первый урок с преподавателем по Skype бесплатно! А при покупке 10 занятий укажите промокод goodhabr2 и получите еще 2 урока в подарок. Бонус действует до 31.05.19.

    Получи 2 месяца премиум-подписки на все курсы EnglishDom в подарок.
    Забирай их прямо сейчас по ссылке

    Наши продукты:

    Учи английские слова в мобильном приложении ED Words
    Скачать ED Words

    Учи английский от А до Z в мобильном приложении ED Courses
    Скачать ED Courses

    Установи расширение для Google Chrome, переводи английские слова в интернете и добавляй их на изучение в приложении Ed Words
    Установить расширение

    Учи английский в игровой форме в онлайн тренажере
    Онлайн-тренажер

    Закрепляй разговорные навыки и находи друзей в разговорных клубах
    Разговорные клубы

    Смотри видео лайфхаки про английский на YouTube-канале EnglishDom
    Наш YouTube-канал
    Онлайн школа EnglishDom
    268,00
    Лидер в онлайн образовании
    Поделиться публикацией

    Комментарии 19

      0
      Самая страшная вещь переводчика, это когда чужое произведение повторяет нарратив, который хорошо понятен носителям языка и совершенно чужд целевой аудитории перевода. Простейший пример — Задача трёх тел постоянно полна едва ощутимых но важных референсов на «Троецарствие.» Многие сюжетные развороты определяются именно им (нарративом) и в отрыве от знания оригинала звучат непонятно. Что делать переводчику?
        +4
        Делать сноски с разъяснениями.
          0
          Невозможно делать ссылки на plot twist, потому что тогда это будет «Слово по полку Игореве с пятью томами примечаний», которое перестаёт относиться к худлиту и становится уделом лингвистов-историков. Тут же драма в том, чтобы сохранить драйв, предощущение надвигающейся катастрофы/предательства, которое читатель улавливает как раз по нарративу, а не по фактическому тексту.
            +3
            Я как бы в курсе что переводчик, ставящий ссылки, в отечественной культурной среде вызывает дружное шипение «самый умный чтоле?», но тем не менее это таки самый корректный метод перевода текста из другой культурной среды.

            Иначе получаем «сырник» вместо «чизбургера».
              0
              В каноническом (Салье/Крачковский) русском переводе «Книги 1001 ночи» сделано именно так: все отсылки к кораническим сюжетам и персидским традициям объясняются в примечаниях, занимающих добрую сотню страниц в конце каждого тома. Вряд ли это превращает русскую «Книгу 1001 ночи» в материал для «лингвистов-историков».

              Теоретически, переводчик мог бы вложить в уста Шахерезаде подходящие по смыслу русские пословицы и аллюзии к русским былинам, и тогда без примечаний можно было бы обойтись — эдакий «гоблинский перевод» классической литературы.
          +1

          Мне кажется, чтобы быть классным переводчиком, надо самому быть писателем. Один из лучших переводов, что я читал – это перевод Стругацкими "Дня триффидов" Уиндема.

            0
            Да, это правда. Недаром одними из лучших переводов сонетов Шекспира считаются переводы Маршака. А ведь стихи переводить — это высший пилотаж для переводчика.
            0
            Вспоминается, как Е. Лукин описывал свои приключения с поиском нужного перевода Уайлдовской «Баллады Редингской тюрьмы» (см. «Недоразумения длиною в двадцать лет»). В том числе высказывания про качество других переводов.
              +2

              Если честно, конкретно приведённый пример с Хагридом как-то не показывает именно западных говоров — так, в принципе, почти везде может "полусельская" речь звучать.


              Да ещё в этом примере включения минимальные — ну не очень показательно, уж простите...

                +2
                И я не понял, Росменовский перевод речи Хагрида что приводится как удачный пример? Притом что у переводчика был богатый выбор диалектов-источников для передачи «деревенской» речи. Весь юго-запад России ещё во времена моего детства за пределами больших городов говорил на суржике, трасянке или той или иной их смеси, вроде той, что можно встретить в Брянской области. Это первое, что приходит на ум, и насколько я помню, по этому пути пошла Спивак. Возможно было бы интересней взять северные диалекты, знакомые читателю по сказкам Шергина и, в какой то мере, Бажова. Великакны, они ведь на севере живут, да? Но Игорь Оранский же превратил «деревенского парня» в в бекающего и мекающего «тормоза» и это, и лично для меня это очень серьёзный аргумент против Росменовского перевода в целом.
                  +2
                  К примеру, арабская фраза يقبرني (Ya'aburnee) дословно переводится как «Ты похоронишь меня». В прямом переводе она звучит депрессивно, но реальное ее значение куда глубже. Обычно ее произносят своей возлюбленной (или возлюбленному). Смысл этой фразы в том, что говорящий её надеется, что собеседник переживет его, чтобы самому не испытать боли жизни без собеседника. То есть, ему легче умереть самому, чем увидеть смерть дорогого человека.

                  Чтобы перевести ее правильно с арабского на русский, придется попотеть. Одна фраза с глубочайшим смыслом превратится в целое предложение. И даже в таком случае передать смысл будет крайне трудно.
                  А разве русское «я жить без тебя не могу» не является хорошим аналогом?
                  0
                  в результате появилась идея дать Хагриду смесь западноукраинских говоров: гуцульского, лемковского, бойковского и покутского. Был замысел создать несуществующую смесь языков, как это сделано в оригинале».

                  А где пример цитаты с переводом?
                  В статье приведён пример перевода на украинский, но нет примера перевода на русский со стилизацией под украинский.
                    +2

                    На эту тему есть хорошая, хоть уже и относительно старая, книга: «Слово живое и мёртвое» Норы Галь.

                      0
                      Книга на все времена!
                      +2
                      К примеру, арабская фраза يقبرني (Ya'aburnee) дословно переводится как «Ты похоронишь меня».

                      Я не знаю, откуда вы это скопипастили, но дословно она переводится как "Он похоронит меня". То же самое во втором лице будет начинаться на Ta- вместо Ya-

                      Мимо такой мелкой грамматической ошибки я мог бы пройти молча, не будь она в блоге языковой школы.
                        0
                        На эту тему можно почитать статью переводчицы Елены Костюкович в послесловии к роману Умберто Эко «Баудолино».
                        Практически ничего нового по сравнению с той статьей.
                        И вообще, «перевод как женщина — либо красивый, либо верный» (с) преподаватель на аспирантской кафедре ин.яза РАН
                          0
                          спасибо за наводку! можно еще почитать самого Эко «Сказать почти то же самое», но чтение не из легких.
                          0
                          Читала всю серию про Поттера в оригинале и Хагрида читать было непросто. Я не знаю диалектов, мне просто казалось, что он глотает буквы. Скажем, приходилось разбирать является ли слово притяжательным местоимением или обращением. То есть Хагрид не произносил конкретные звуки: th и h, к примеру. У Роулинг в тексте они просто выпадают. Это как передать, что у кого-то в детстве так и не поставили буквы л и р. Очень непросто. Оригинальный текст вообще потрясающий, он как будто обучает языку, меняется и усложняется вместе с персонажами. Очень советую тем, кто учит язык: от простого к сложному — от первой книги и до последней.

                          Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                          Самое читаемое