company_banner

Спасать «афериста века», притворяться собственной женой и не только. Необычные кейсы писателей, нашедших своих спонсоров



    Писательское ремесло требует больших усилий и времени. При этом лишь немногие авторы XX и XXI века могут позволить себе размеренно творить, не беспокоясь о том, как прокормить себя и семью. А многие замыслы так и остаются лишь в головах только из-за того, что хлеб насущный часто важнее творчества.

    Тем не менее к финансовому вопросу тоже можно подойти нестандартно. Мы собрали для вас 5 историй о том, как будущие известные писатели небанальным образом разрешили конфликт между материальным и высоким. Они смогли найти источники финансовой поддержки для своего литературного творчества — и теперь их имена известны всему миру.

    Для тех, кто тоже творит и тоже не откажется от финансовой поддержки, у Хабра есть конкурс IT-статей «ТехноТекст». Здесь спонсоры сами ищут перспективных и талантливых технописателей. Пишите, заявляйтесь, выигрывайте и получайте ценные офферы.





    Генри Миллер: Стать писателем помогли поклонники жены



    Генри Миллер родился в Нью-Йорке в семье немецких эмигрантов, владевших ателье мужского платья, в котором он (после неудачной попытки поступить в университет) работал подмастерьем. В 1917 году, чтобы избежать призыва в армию, Миллер женился на пианистке Беатрисе Уикенз. Генри подумывал о том, чтобы тоже стать пианистом, а также изучал историю искусств, писал эссе и рассказы. Но, чтобы содержать жену и дочь, он решил оставить свои творческие амбиции и устроился управляющим в Western Union, где проработал 5 лет.

    Всё изменилось летом 1924 года, когда 32-летний Миллер пришёл на танцевальный вечер на Таймс-сквер, где познакомился с 20-летней Джун Мэнсфилд, подрабатывавшей там в качестве taxi dancer (платной партнерши для танцев). Джун (Юлия) родилась в Буковине (область на границе Украины и Румынии) и происходила из семьи не то румынских цыган, не то евреев-ашкеназов. В возрасте 6 лет мисс Смерт(ь) (именно такая пугающая фамилия была у неё до эмиграции) с родителями и братьями переехала в США, где 9 лет спустя встретила на танцах скромного клерка в очках и увидела в нём огромный потенциал.

    Год спустя Миллер развелся с Беатрисой и женился на Джун. Именно Джун настояла на том, чтобы Миллер бросил работу «от звонка до звонка» в банке и полностью посвятил себя литературе. Правда, заработка Джун на двоих не хватало, зато поклонников у неё все прибавлялось, и чета Миллеров решила этим воспользоваться. Генри начал печатать небольшие рассказы на красивых карточках, подписывал их именем жены, и она распространяла их среди своих воздыхателей за небольшое вознаграждение. Карточки передавались из рук в руки и доходили до издателей — так Миллерам стали поступать первые заказы на статьи, написанные, разумеется, Генри, но подписанные именем Джун.

    Наконец к Джун обратился немолодой, но обеспеченный поклонник по имени Роланд Фридман, знакомый с «её» творчеством по тем самым разноцветным карточкам. Желая сблизиться с ней, он предложил выдать ей аванс и проспонсировать творческую командировку в Париж, чтобы она написала «роман о парижской жизни в духе Пруста и Джойса». Девушка согласилась — правда, втайне от поклонника захватила с собой в поездку и супруга. Там Миллер создал свое первое крупное художественное произведение — роман «Молох».

    Безусловно, путь Миллера весьма эксцентричен, как и его 10-летние отношения с Джун, окутанные чередой скандалов, измен (бисексуального характера) и страстных любовных порывов. В 1932 году писатель всё же ушел от супруги ради новой любви — авангардной писательницы кубинского происхождения Анаис Нин. Сложные взаимоотношения между ними лягут в основу полуавтобиографической книги Нин «Генри и Джун» (по которой снят одноименный фильм с Умой Турман в роли Джун), а также многих произведений самого Миллера. При этом он никогда не забывал о вкладе бывшей жены в его становление как писателя и оказывал ей финансовую помощь всю оставшуюся часть жизни Джун — куда более спокойную и размеренную, чем её бурная молодость.



    Харпер Ли: Годовой отпуск в подарок от друзей



    Дочь американского клерка из Алабамы и одноклассница другого будущего гения пера Трумена Капоте, Харпер Ли пришла к писательству менее экзотическим путём. Она училась в местном университете на юридическом факультете, затем провела год по обмену в Оксфорде. Во время учёбы опубликовала несколько статей в университетских газетах, а также около года была редактором юмористического журнала. В какой-то момент она так увлеклась литературным творчеством, что решила бросить учёбу (за полгода до получения аттестатов) и переехать в Нью-Йорк, чтобы стать писателем.

    Увы, план оказался не столь удачным — чтобы зарабатывать на жизнь, ей пришлось устроиться клерком по продаже билетов в авиакомпанию, и работа отнимала большую часть сил и времени. Она пыталась вписаться в местные творческие круги, но безуспешно, а жизнь в постоянных скитаниях между скромной столичной квартирой без горячей воды и домом в Алабаме с больным отцом её совершенно вымотала. Кстати, отец Ли шутил, что, раз Капоте стал знаменитостью в литературных кругах, то ей этого не светит. «Ты же понимаешь, что из Монровилла не могут выйти две знаменитости», — утверждал он.

    Однако всё оказалось наоборот: именно старый добрый друг Трумен (кстати, списавший с Харпер одну из героинь своего романа «Другие голоса, другие комнаты») в конечном счёте и помог ей пробиться к славе. Сам беспечный Капоте оказать ей финансовую поддержку не мог, но свёл её со своими обеспеченными друзьями, Майклом и Джой Браун, которые, оценив наброски Харпер, презентовали ей на Рождество пухлый конверт. В нём была сумма, достаточная для того, чтобы скромно, но комфортно прожить год без заработка. «У тебя есть один год отпуска, чтоб написать всё, что тебе хочется. Счастливого Рождества», — гласила записка, ставшая для Харпер пропуском в мир литературы.

    Девушка оправдала возложенные на неё надежды — через год произведение было готово, правда, потребовалось ещё некоторое время на то, чтобы переработать его по рекомендациям издателя. Но в итоге роман «Убить пересмешника» стал культовым произведением и был удостоен Пулитцеровской премии. Кстати, Харпер также поблагодарила своего помощника Капоте, сделав его прообразом одного из героев этого романа.



    Ричард Флэнаган: Был в литературном рабстве у преступника



    В 2019 году известный австралийский писатель, обладатель Букеровской премии Ричард Флэнаган выпустил новую книгу «Первое лицо» («От первого лица»). В ней рассказывается история автора, который взялся за необычный заказ — написать автобиографию от лица известного афериста. И роман этот отчасти основан на реальных событиях.

    Флэнаган родился в шахтёрском городке в Тасмании в небогатой многодетной семье ирландских эмигрантов. Ему даже на время пришлось бросить школу, чтобы подзаработать и помочь родным, но позже он вернулся к учёбе, получил степень бакалавра искусств в Университете Тасмании, а позже по гранту смог получить ещё и степень магистра истории в Оксфорде. Параллельно он пробовал свои силы в писательстве и даже создал несколько произведений в жанре нон-фикшен, которые, впрочем, не собирался публиковать, считая их «тренировочными».

    На момент поступления необычного делового предложения, которое помогло бы Флэнагану впервые коммерциализировать свои писательские навыки, ему жилось несладко. В интервью The Guardian он признавался: «В то время я трудился не покладая рук без гроша за душой, а жена была беременна двойней, так что мы были в довольно затруднительном положении. Плюс я видел в этом предложении мощный шанс для своей карьеры. Поэтому, когда мне предложили $ 10 000 за то, что я напишу автобиографию за 6 недель, я особенно не раздумывал».

    Заказчиком Флэнагана стал Джон Фридрих, один из величайших аферистов в истории Австралии. Урождённый немецкий подданный Фридрих Йоханн Хоэнбергер ещё в Германии отметился присвоением денег по поддельным контрактам строительного подряда. В Австралии же, живя под выдуманным именем, за годы своей деятельности он дослужился до исполнительного директора Совета национальной безопасности Австралии в австралийском штате Виктория, проворачивая всё новые и новые аферы. В 1991 году ему предъявили обвинение в мошенничестве и в получении собственности обманным путём по 91 пункту на общую сумму $ 269 млн. В ожидании судебного разбирательства он решил опубликовать свою биографию, чтобы создать нужный флёр общественного мнения вокруг своей личности. Рабочим названием книги было «Кодовое имя — Яго: автобиография Джона Фридриха, одного из величайших жуликов Австралии».

    Однако за неделю до судебного разбирательства Фридрих неожиданно решил свести счёты с жизнью и застрелился. Автобиографию Флэнаган всё же окончил, хоть в первоначальном виде и не публиковал. Тем не менее писатель назвал работу с Фридрихом невероятным опытом. «Я начинал работать с ним с некоторой долей высокомерия, которое, как я быстро осознал, было просто абсурдным. Фридрих не только убедил банкиров и корпоративных шишек одолжить ему миллионы долларов, но и пустил в ход сплетни, которые связывали его бизнес с наркоторговлей, контрабандным оружием и военным шпионажем, — позже все эти истории оказались, по заключению коронера, «продуктами воображения». Он был мастером по созданию миров, в которых другие люди должны были бы жить так, как он того желал. И, возможно, мы и сейчас живём именно в таком мире».

    Полученный опыт (и созданная благодаря этому заказу финансовая «подушка безопасности») помогли Флэнагану написать его первый полностью оригинальный роман «Смерть речного гида», который был опубликован в 1994 году и положил начало его блестящей писательской карьере.



    Тао Лин: Продал акции ещё не написанной книги



    Тао Лин — американский писатель тайского происхождения, привыкший экспериментировать как с жанрами (поэзия, рассказы, романы, нон-фикшн), так и с подходами к монетизации своего творчества.

    В отличие от ранее упомянутых авторов, он целенаправленно строил карьеру в сфере литературного дела, окончив в 2005 году журналистский факультет Университета Нью-Йорка, и работал по специальности. В 2006 году он издал свой первый сборник стихов, который не получил широкой известности, но в целом был принят публикой и критиками благосклонно и даже был удостоен одной из литературных премий. Ещё год спустя он выпустил свой первый роман «Eeeee Eee Eeee», который вызвал очень неоднозначную реакцию со стороны читателей, выразивших совершенно полярные мнения — от восторга и восхищения остроумием автора до грубой критики.

    Осознав, что он является автором «не для всех» и что при такой неоднозначной реакции на его творчество ответы издательств могут быть непредсказуемыми, молодой писатель придумал необычный ход для выпуска своего второго романа. Он разместил в своем блоге объявление с предложением вложить в его будущий роман $ 2 000 в обмен на 10 % от авторского гонорара. Тао честно признался: «Это позволит мне уволиться с работы и полностью посвятить себя литературному творчеству. Кроме того, вложенные деньги обяжут меня работать над книгой при любых обстоятельствах».

    Необычный ход сработал — Тао быстро нашел 5 инвесторов, а необычный метод их поиска позволил усилить шумиху вокруг романа «Ричард Йейтс».

    Отметим, что на этом Тао Лин не остановился — и права на свой третий, на тот момент ещё не оконченный роман «Тайпей» он продал издательству Vintage на аукционе. Неудивительно, что предприимчивый таец в конце концов создал своё независимое издательство Muumuu House, помогающее миру открывать новых авторов. Но всего этого могло бы и не быть, если бы не те пятеро инвесторов, поверивших в Тао 12 лет назад и проспонсировавших его ещё не написанное произведение.



    Саманта Шеннон: Устроилась ассистенткой к тому, кто отверг её книгу



    Британка, которую в прессе уже прозвали «новой Джоан Роулинг», с юных лет целенаправленно шла к литературной карьере. Она признавалась, что «взрослела вместе с Гарри Поттером» и с детства зачитывалась как классикой, так и фантастикой, а в возрасте всего 15 лет уже написала свой первый роман «Аврора». Через «знакомого знакомых» рукопись удалось передать для оценки одному из самых известных в Великобритании литературных агентов Дэвиду Годуину, который роман… категорически отверг. Для юной писательницы это, конечно, был удар, но она не стала отступаться от своей мечты. Саманта поступила в Оксфордский университет, чтобы изучать английскую литературу и кинокритику, а параллельно устроилась ассистенткой к тому самому Годуину.

    Без устали прорабатывая сотни высылаемых её начальнику рукописей, фиксируя его мнение о них, отслеживая судьбу принятых к публикации книг и статистику их продаж, Саманта постаралась вывести формулу «современного бестселлера». И через 4 года после того, как Годуин отверг её первую работу, представила ему новую рукопись — первую книгу из цикла «Сезон костей». В истории ясновидящей, которая связывается с загадочной расой сверхъестественных существ в футуристическом Лондоне 2059 года, чувствуется влияние как Роулинг, так и сестёр Бронте, а также литературных хитов XXI века, таких как «Голодные игры».

    Годуин остался в полном восторге от произведения и развязал между знакомыми издательствами настоящую битву за контракт с Шеннон. В результате за свой первый роман и две ещё не написанные книги из цикла Саманта получила совершенно немыслимый для автора-новичка аванс — целых $ 500 000. Неплохо для начинающей 20-летней писательницы, не так ли?

    Сейчас из цикла «Сезон костей» выпущено уже 3 книги, выход 4-й запланирован на 2021 год. Кроме того, в 2019 году Саманта выпустила свой первый роман вне цикла под названием «Приорат апельсинового дерева» и не планирует останавливаться на достигнутом.



    Как видите, способов получить финансовую поддержку для авторов много. А ещё это нормально и незазорно, что вам хочется и зарабатывать, и творить, и желательно, чтобы одно не мешало другому. Для этого Хабр проводит «ТехноТекст-2020», и это не просто конкурс, а площадка для встреч спонсоров и работодателей с перспективными и талантливыми технописателями. Хороших авторов многие готовы поощрять — только заявите о себе! Остался месяц до конца приёма заявок.



    Хабр
    Создаем и развиваем сервисы для гиков

    Комментарии 10

      +3
      «ТехноТекст». Здесь спонсоры сами ищут перспективных и талантливых технописателей.

      Почему спонсоры ограничивают себя конкурсом «ТехноТекст» и что мешает им находить талантливых авторов по их статьям на Хабре?
        0
        а почему Месси не сам ведет переговоры с Барселоной и не сам правит ручками в ворде будущий контракт, а через агентов?
          0
          Потому что это создание отдельного центра внимания. Не выделившись в отдельную от хабра сущность, значит работать по его правилам дальше. Для спонсорства плохо, для управления плохо, для развития плохо.
          +2
          Какие прелестные иллюстрации!
            0
            Бурум же вылитый на купюре в 10.000
          • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
              +1
              Кайф, но не только поэтому. Наше всё ай-да-сукин-сын был (мало)известным wannabe-коммерсантом от литературы. В смысле, известным-то известным, но в таком образе мы его редко представляем. А он, между прочим, открывал в своё время стартап — сетевой литературный журнал — где печатался сам и печатал своих друзей тех, кого считал интересными. Бизнес, как водится, загубило пиратство. Читать его читали, а платить не спешили. Хуже того, выкладывали на торренты печатали без разрешения. Одно из самых ярких, но недооценённых литературных произведений Сан-Сергеича — досудебная претензия, которую он написал в адрес конкурирующего журнала, публикующего чужой кОнтент. Вы не представляете, КАК талантливо-ядовито можно написать такой скучный документ! Закончилось, увы, не очень: стартап нагенерировал столько отрицательной стоимости, что после смерти предпринимателя лично Самый Главный «поклонник», по совместительству — цензор, взялся погасить векселя, унаследованные семьёй.

              Все эти картины проносятся перед глазами, вызванные одной репликой на первой иллюстрации. Кайф!
                0
                Дайте ссылку, пожалуйста, про досудебную претензию, очень интересно, не могу найти.
                  0
                  Увы, текст самого письма Пушкина я и сам уже не найду. В основном потому, что не помню, по поводу какого произведения и на чьё имя. Помню только, что звучало оно так актуально, как будто было написано в этом веке: Пушкин настоятельно рекомендовал издателю уплатить гонорар, иначе — «встретимся в суде».

                  Чтобы не ограничиваться этим скудным ответом, я, насколько позволило время, поискал заново. Очень возможно, что письмо это было в рамках т.н. «дела Пушкина-Ольдекопа», связанного с публикацией «Кавказского пленника» в виде приложения к его же переводу. Вот тут есть немного об этой истории:

                  kolesnikov.net/Pushkin.html

                  В том числе текст жалобы в адрес Бенкендорфа (то есть, продолжая аналогии с днём нынешним, регулятора), писем самому Ольдекопу, к сожалению, не нашёл.
              +1
              По-моему было бы достаточно сделать галочку в профиле «Пишу статьи за деньги». И сделать страницу с рейтингом авторов, которые этим занимаются.

              Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

              Самое читаемое