company_banner

Интервью с ProductCamp: конференция по принципу опенсорса, где каждый участник — организатор

    Конференций в ИТ много, их формат привычен и вечен — купил билет, послушал лекции, потусил на вечеринке, зарядился всем хорошим, полетел домой. Для тебя все организовали, ты получил, что нужно. А вот конференция, где цена за вход — участие в организации и личный вклад — довольно нестандартный подход в привычных координатах.

    По такому принципу больше 10 лет развивается ProductСamp. Продакт-менеджеры стали ее проводить, когда еще нигде в России не было должности продакт-менеджера. Парой сотен человек предлагали темы и голосовали за доклады, всем сообществом искали спонсоров и площадки и сами себе были спикерами. 

    Все это существовало кулуарно и уютно, среди своих. Но 2020 год — странная штука, которая все переворачивает с ног на голову. Пандемия придушила офлайн, и люди ищут способы делать привычные вещи виртуально. 

    Один из создателей ProductСamp Михаил Карпов рассказал, как все начиналось десять лет назад, и во что трансформируется в эти странные-странные времена.


    ProductСamp — это глобальное событие. Впервые он появился в Долине примерно 15 лет назад и начал распространяться по разным городам и странам. В какой-то момент его завезли и в Россию. Организаторы в первую очередь познакомились с Лабораторией Касперского. Его вместе со своей командой провел Денис Бесков. Это было 11 лет назад.

    В то время я работал в Яндексе. Мы с Денисом пересеклись на одном из мероприятий, и второй ProductСamp — все еще очень маленький — провели в Яндексе. Постепенно Денис вышел и занялся другими делами, а я полностью взял весь кэмп на себя.

    Почему я это начал, откуда взялся драйв на старте? Для меня всегда было так — если я хочу профессионально расти и прокачиваться, мне важно у кого-то учиться, лучше всего у живых людей. Они донесут все быстрее, чем в книжке, расскажут правду жизни. Поэтому я начал собирать комьюнити и увидел, что у большого числа людей схожие мотивации.

    Тогда, на старте, в России даже никто не знал слов «продакт менеджмент». 

    В том же Касперском не было такой позиции, были только проджект и руководитель интернет-проектов. Вообще интернет-компаний было не так много, как сейчас. Яндекс, Касперский, Мейлру, еще пара компаний — и почти все на тот момент.

    Поэтому людям было немного сложно понять, о чем мы вообще говорим.

    Люди, которые занимались развитием продуктов, не знали друг друга. Это были очень разные люди в очень разных компаниях. На кэмпе они собрались вместе впервые. Пришли, поделились своими болями, поняли, что есть такие же люди, что они не одни такие странные. У всех схожие проблемы, схожие задачи.

    Там искра и зажглась, которая до сих пор ведет ProductСamp.


    С самого начала это была история просто про комьюнити и поддержку внутри сообщества, и мы не относились к этому, как к серьезному проекту. Просто делали на эмоциях, потому что «это просто нужно сделать». Вообще не думали о том, что там будет через пять или десять лет. Думали так — конкретно сейчас это важно таким же людям, как я. 

    Но интернет-гиганты начинали быстрее и быстрее бежать, люди не понимали, как в это вписаться, как помогать своим компаниям и закрывать задачи, которые компаниям нужны. Мы не предполагали, что кэмп будет развиваться все следующие десять лет.

    Это происходило очень плавно. Никогда не было решения поставить кэмп на рельсы. В какие-то моменты мы наоборот думали: «блин, нет времени, не успеваем, давайте подзабьем в этом году». Но к нам приходила тонна людей, и такие: «ребята вы что, давайте мы присоединимся, где помочь».

    Ну и мы понимали — походу с этой штуки не слезть, она нужна людям.

    Эпоха продактов, которая тогда начиналась, росла вместе с ProductСamp. 

    Те люди, что сейчас руководят крупными компаниями, являются где-то СЕО или СТО — вместе со мной стартовали десять лет назад. И мы шаг за шагом, год за годом росли сами и набирали новые знания, делились ими, улучшали формат кэмпа, продуктовую культуру.


    С тех пор в чем-то productcamp изменился, в чем-то остался прежними. Ценности сохранились. Мы всегда говорили, что важен не человек, который выступает на сцене — на кэмпе равны все. 

    У нас есть «голосование ногами». Если ты понимаешь, что рассказ, который ты слушаешь, тебе не интересен, и ты знаешь что в это время может идти что-то более актуальное, ты обязан (это прямо правило) встать, выйти из аудитории и пойти в другую. И это не является неуважением к спикеру.

    Мы прорабатываем это со спикерами, но многим все равно непросто. Зато ты понимаешь, что у тебя должен быть реально классный доклад без воды и ерунды, с хорошими интересными цифрами, чтобы ты за 10-15 минут выдал максимум.

    Сейчас людей стало больше, но мы оставили самоорганизацию — это важно. Раньше кэмп был супер хаотичным. Ребята приходили и на месте начинали собирать программу. Самоорганизация была стопроцентная. Мы говорили — ребята, кто поможет найти спонсоров? Кто поможет найти площадку и разобраться, как на нее все привезти? Кто хочет волонтерить на кэмпе, следить за таймингом, кто поможет сделать прогоны доклада — все было на волонтерских началах и во многом до сих пор продолжается.

    Одна из основных ценностей кэмпа — в организации участвует каждый человек. 

    А дальше ты выбираешь градацию, кто и как готов поучаствовать: закоммитить доклад, поучаствовать в круглых столах и поделиться там своим опытом, помочь с подготовкой докладов и проверкой докладчиков — это много работы, и под это собирается отдельная группа, человек 20–30.

    Дальше можно помогать на кэмпе, помогать с организационными вопросами, логистикой — это уже другая команда, еще человек 30. Кто-то помогает с фото-видео съемкой, смм. И так суммарно получается человек 100–150. А приглашаем мы в целом около 250 человек, и получается, что почти каждый поучаствовал и у всех есть своя частичка кэмпа. 

    Единственное, мы должны дать гарантию, что все пройдет качественно. Что все доклады точно будут крутыми, что точно ничего не сломается в логистике. То есть, наша работа как организаторов — это супер верхнеуровневый риск-менеджмент. На остальное мы привлекаем ребят помогать, и они вовлекаются. 

    Сейчас мы готовим программу заранее, но по-прежнему вместе с комьюнити. В итоге на кэмпе проходит 50 рассказов за два дня — это гигантское число, и ты не можешь физически все посетить. Ты слушаешь один рассказ, а параллельно идут еще два крутых, и ты постоянно думаешь — блин, я хочу еще информации. А потом горишь и ждешь следующего кэмпа, чтобы выловить людей, которых ты пропустил.


    За все время кэмпы были очень разные, но ближе всего мне был формат первого минского кэмпа. Мы впервые попробовали его 5 лет назад. Он проходил за городом, в пионерском лагере. Мы заезжаем туда на два дня, все живут в домиках по 2-4 человека и ходят друг к другу в гости, собираются человек по 50 в одной комнате, ведут супер плотный нетворкинг, а вечером поют песни. Получается очень классная атмосфера.

    Утром люди приезжали, располагались, потом шли рассказы и нетворкинг — всегда в три параллельных потока, чтобы происходило голосование ногами. 

    Один из потоков проходил в очень необычном месте, беседке, похожей на баню. В ней по центру стоял камин, и участники туда сами подкидывали дровишки. 

    И это супер теплое неформальное общение.

    В шесть мы заканчивали, люди гуляли по лесу, по базе — и так до трех ночи. Часов в 9–10 вечера, когда все уже нагулялись, мы еще подключали ребят из Долины — Андрея Дороничева и других. У них было утро, и они начинали свои рассказы. С утра все просыпались и шли на второй день. Для участников это все — супер вау.


    Сейчас мы уже хорошо набили руку на кэмпах, собрали хорошее ядро волонтеров и людей, которые помогают в организации, нам уже проще проводить такие события. Но первые форматы во всех городах были тяжелыми с точки зрения организации.

    Из-за того, что все это создается волонтерами и комьюнити, от кэмпа к кэмпу в организации участвует человек 150. Ты всегда знаешь, что найдутся ребята, которые тебя подстрахуют и помогут в любой ситуации или форсмажоре.

    Были сложные кэмпы — где-то техника сломалась, где-то спикер не смог прилететь. 

    В Минске у нас получилось так, что на одну секцию не смогли прилететь сразу три или четыре спикера. У одного рейс отменили, другой заболел, третий еще что-то — там было просто комбо из неудач.

    Нас вытащила как раз самоорганизация. Прямо во время обеда я объявил в микрофон (а у меня очень громкий голос — пока я работал в Яндексе, у меня микрофон постоянно отнимали. Я выступал перед всей командой, и Аркадий Волож просил «заберите у него микрофон, нам и так слышно») — ребята, у нас освободилось четыре места для докладов, кто хочет рассказывать — пожалуйста. 

    И действительно за десять минут появились несколько человек, вписались, ребята сразу проголосовали, кого из них больше хотят послушать. Это и есть ключевое отличие кэмпа от конференций. Собираются 250 человек, которые сами друг другу интересны, поэтому всегда если кто-то отваливаются, находятся те, кого все хотят послушать взамен.

    Да, бывают технические накладки, но в продуктовой культуре — это тоже все мелочи. Сломали флипчарт — расскажем голосом, нет места — расскажем на улице. Были истории, когда меня просили сделать четвертый поток рассказов. Я говорю — у нас уже заняты все места. Они такие — ладно, сейчас лето, пойдем на улицу. И просто 50 человек шли на улицу и вели рассказы там.

    Как организовать кэмп — базовые принципы

    Кэмпы проводят в разных городах, и первое что я советую — надо заявить о событии сильно заранее, чтобы успеть найти классных ребят и помочь им с докладами. По хорошему это делается за полгода. Если объявишь поздно — придут пять человек и будет грустно.

    Второе — нужна площадка и спонсоры, чтобы участникам было что поесть, а организаторам было на что организовывать, везти спикеров. За три месяца до проведения должно быть четкое понимание с площадкой и спонсорами.

    Дальше уже детали — собрать программу, чтобы она была интересная, придумать механики, чтобы кэмп не превратился в конференцию, где все пришли просто послушать и ничего не хотят дать взамен. 

    Очень важно, кто будет соорганизатором, потому что в одиночку очень сложно. Если людям в команде в кайф и они решительно настроены это сделать — вы вытащите любую историю.

    В конце прошлого года я вышел из Skyeng, перестал быть директором по продукту, заниматься международкой, и сфокусировался на своих проектах.

    Совмещать организацию ProductСamp с работой было сложно. И как это получалось — та еще история. 

    Наверное, у меня был большой заряд внутренней энергии. Я обычно очень много чего делаю. У меня есть и основная работа, и кэмп, и еще пет-проекты. Прсто меня драйвят эти вещи, и когда это так — внутри находится очень много энергии.

    У меня была договоренность со всеми моими работодателями — и с Яндексом, и со Skyeng, и с VK — что в определенные периоды нагрузка на меня будет снижаться. Во время организации кэмпа есть такие пиковые периоды. 

    Первый — за полгода до кэмпа, когда ты ищешь спонсоров, площадку и решаешь организационные моменты. Потом за пару месяцев, когда ты утверждаешь программу и тебе нужно найти сильных ребят через свой нетворкинг — это очень большая работа. И, наконец, за неделю до кэмпа, потому что там всегда что-нибудь возгорается, и надо очень быстро решать вопросы. 

    Но в целом эти инвестиции в меня возвращались компании за счет кэмпа, потому что я заряжался новыми идеями, и делал ей в итоге только лучше. Кэмп для меня всегда был именно профессиональной прокачкой. Год от года я узнаю что-то новое на кэмпе и могу внедрять это в своей компании. Новый подход, новые метрики. 

    Потому что там всегда рассказывают больше, чем на конференциях, где все слишком публично. Тебе готовы говорить про факапы и цифры. Например, узнал ты, что вот такой тип онбординга не работает, вот в этих каналах хорошо делать закупки, или вот так ребята пытались выйти на зарубежку и наступили на грабли — ты идешь и поправляешь это в своих стратегиях.


    ProductСamp не стал для меня бизнесом. Бизнес для меня — это образовательные проекты в России и на международном рынке. А ProductСamp — это только про комьюнити. Это та точка, куда могут приехать классные люди, с которыми мне надо пообщаться. 

    Вот я хочу пообщаться с Федором Овчинниковым — его очень сложно выловить, а на кэмп он точно приедет. Хочу пообщаться с кем-нибудь из СЕО-юнита Мейла — они тоже приедут туда. То есть это та точка, где я могу увидеть близких мне во многом людей. А с другой стороны — туда притекает новая кровь, которая запускает свои проекты, и мне интересно чувствовать и понимать, что происходит на рынке. 

    Если это уводить в бизнес — разрушится культура. 

    Интересные ребята просто перестанут приезжать или начнут делать это для галочки по контракту.

    У нас никогда не было цели и привести максимум людей. Это все для комьюнити где все хорошо всех знают и доверяют друг другу. Если кто-то начнет фальшивить, то ему это выскажут, и мне это выскажут.

    Были кейсы, когда я отказывал довольно классным ребятам. Когда ты заполняешь анкету на кэмп, там много полей. Среди них — что ты хочешь рассказать, и что ты хочешь услышать. Если человек ничего не готов слушать, а хочет только рассказывать, мы скорее всего такого человека не пригласим.


    Мы еще не справились с ситуацией, которая возникала из-за пандемии — мы пока в процессе. 

    Кэмп всегда был про оффлайн. Сейчас мы скорее проводим эксперимент, и всех предупредили — это будет что-то новое, нестандартное, мы можем где-нибудь облажаться. И комьюнити нас понимает. 

    Возможно, в будущем будет все больше гибридных ивентов — с оффлайновой и онлайновой частью. Компании, которые проводят конференции, поймут, что можно добавить хороший блок онлайна. Поймут, что могут достичь гораздо больше охватов в онлайне и привлечь людей, которые просто не готовы прилететь. Они сидят по разным городам, но ты тоже хочешь их участия, и у тебя появляется возможность. 

    Поэтому онлайн тоже будет, но он будет другим, с другими форматами. Например, в этом году нетворкинг на ProductСamp будет виртуальным. Участники соберутся в вечеринках в spatail.chat — это сервис, где люди могут передвигаться по виртуальному пространству, собираться в группки, отходить от собеседников, присоединяться к другим — почти как на обычной тусовке. 

    Продакт кэмп тоже станет гибридным. Но офлайн все равно не исчезнет. Людям нужны люди — пожать руку, выпить пива. Они приезжают за мотивацией и энергией, чтобы увидеть своих корешей. Это будет происходить, и это останется. 

    Ну а справимся мы сейчас или не справимся — узнаем 20 июня, когда пройдет кэмп и когда ребята дадут нам фидбек. Правильнее о результате судить не мне, как организатору и заинтересованному лицу, а чтобы участники пришли и рассказали.

    И еще разок, напоследок для закрепленитя: ProductCamp 2020 пройдет через пять дней, для зрителей это бесплатно. Нужно только зарегистрироваться — время еще есть, успеете.

    У нас еще вышло интервью с ребятами из SpacialChat. Кажется, такие вечеринки вряд ли закончатся даже после ковида.

    Хабр Карьера
    Сервис развития карьеры в IT

    Комментарии 3

      +3
      Очень позитивная статья. Прям, захотелось поучаствовать.
      А если человек хочет только послушать, но ничего не хочет рассказать? Пригласите его?
        0
        Насколько я понимаю, в онлайне можно будет послушать без проблем
        0
        Отличная конференция! Спасибо за доступные в онлайн записи productcamp.ru/#doklad
        Мне лично понравился Зал 3))

        Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

        Самое читаемое