Как и зачем кураторы в Питерской Вышке помогают программистам-первокурсникам

    Несмотря на достаточно высокий уровень студентов, поступивших на наш факультет, для многих первокурсников учеба в университете оказалась непривычно сложной и интенсивной по сравнению со школьной программой.

    Справляться с организацией, тайм-менеджментом, расставлять приоритеты и решать проблемы с уверенностью в себе ребятам помогают кураторы. В посте они рассказывают, почему решили этим заниматься, чему научились в процессе и с какими проблемами первокурсники сталкиваются чаще всего.



    По итогам первого набора на «Прикладную математику и информатику» в Питерскую Вышку (лето 2019 г.) мы вошли в пятерку самых востребованных среди абитуриентов программ направления «Математика» по России. Проходной балл на бюджет – 296 за три ЕГЭ.

    В этом посте мы уже рассказывали об итогах набора на первый курс бакалавриата. Вкратце напомним: для того, чтобы понять объем входных знаний студентов, 1 сентября мы провели тестирование по математике, программированию и алгоритмам. По его результатам первокурсников разделили на два потока по 45 человек и на группы по 15. Группы были пронумерованы по убыванию результатов, полученных на вступительном тесте, и к каждой из них назначен куратор из числа студентов старших курсов этой же программы.

    После первого семестра произошли изменения: потоки объединили в один, а студентов перераспределили по группам. На настоящий момент их четыре. Мы поговорили с кураторами этих групп Ильей Кайсиным, Игорем Тухом, Аней Швецовой и Аней Никифоровской и куратором всего первого курса Егором Суворовым.

    Кураторство


    — Кто такие кураторы? Каковы их обязанности?

    Аня Швецова (студентка 4 курса, куратор 3 группы): Мы общаемся с людьми. Выясняем, какие у студентов проблемы, и как мы можем с ними помочь. Например, если у группы в целом возникают сложности с пониманием какого-то материала, мы договариваемся о дополнительной паре по этому материалу. Когда у кого-то из студентов появляются мысли «Мне грустно, у меня ничего не получается», даем советы, что с этим можно делать. Еще мы следим за успеваемостью – каждый в своей группе. Если у первокурсника возникают очевидные проблемы, но он о них пока не задумывается – например, если резко упала успеваемость по какому-то предмету – мы разговариваем с ним, расспрашиваем, что он об этом думает, решаем, как ему можно помочь. Группы у нас по 15 человек, поэтому можно уделять внимание каждому. А еще есть Егор – он куратор курса в целом.

    Егор Суворов (студент 2 курса магистратуры, куратор 1 курса): Ко мне обращаются, если не удалось решить вопрос на уровне группы или если он относится ко всему первому курсу.

    — Как родилась идея кураторства?

    Егор Суворов: В СПбАУ, где мы учились раньше, наборы обычно были около 40 человек, и наш декан Александр Владимирович Омельченко всех лично помнил и знал. Хотя в этом году набор был почти в два раза больше, возникла идея уделять и больше внимания каждому студенту. Так появились кураторы. Не всегда полная информация отражается в письменных опросах, а при личном общении можно быстрее отреагировать. В самой Вышке тоже есть институт кураторов, но мы с ними пока никак не взаимодействуем и выполняем другие задачи.

    — Как искали кураторов нашей программы?

    Егор Суворов: Не было какого-то строгого отбора или массового завлечения. Просто смотрели на знакомых старшекурсников, думали, кто подойдет, и предлагали им.

    Аня Швецова: Вообще, некоторые из нас начали общаться с первым курсом еще до того, как учеба началась. Ребята в чате абитуриентов беспокоились и активно интересовались, что их ждет, поэтому мы захотели им как-то помочь.

    Аня Никифоровская (студентка 4 курса, куратор 4 группы): Мы решили рассказать о том, что понадобится на первом курсе. С первых же недель начинается сдача домашек, и почти все работы нужно сдавать в ТeХе. По многим предметам практически сразу перестают принимать написанное от руки. Мы захотели, чтобы люди быстрее к этому привыкли, и организовали летом мини-курс по ТeХу для всех желающих.

    Аня Швецова: Нас было трое: я, Аня и Антон Ермилов. В чате мы выдавали небольшие задания, в которых постепенно возрастала сложность и появлялись какие-то новые элементы. К каждому заданию прикладывали ссылки на материалы, которые помогут его выполнить. Иногда ребята присылали решения нам в личку, мы их смотрели и как-то комментировали.

    За время этого курса мы хорошо познакомились и решили продолжить помогать ребятам и после.
    Аня Никифоровская: Когда выяснилось, что для первокурсников ищут кураторов, мы просто пришли и сказали: «Мы бы хотели».

    Игорь Тух (студент 4 курса, куратор 2 группы): Я, хотя и не общался с первым курсом так тесно, как Ани, услышал клич и подумал, что это интересная возможность. Но у меня была и меркантильная причина. Всем известно, что рано или поздно разработчика может занести в менеджеры. В кураторстве – понятно, что совсем другая – но все-таки возможность пообщаться с людьми. Это тоже может быть полезным.

    Илья Кайсин (студент 1 курса магистратуры, куратор 1 группы): А ко мне Александр Владимирович подошел в столовой и предложил. Так я и стал куратором (смеется).

    Комплекс отличника, синдром самозванца, тайм-менеджмент и другие проблемы первокурсников


    — Есть ли разница между тем, чтобы курировать первую и четвертую группу?

    Аня Никифоровская: В четвертой группе у многих возникают проблемы с уверенностью в себе. Мол, есть первая группа, они такие классные, а мы не такие, и вообще, может быть, это место не для нас. В этот момент я всегда вспоминаю, что и на нашем первом курсе не было однородности. У нас были как люди с опытом, так и без опыта. Как олимпиадники, так и люди, поступившие по ЕГЭ. К четвертому курсу остались и первые, и вторые.

    Четвертая группа была во втором потоке, и на некоторых ребят дополнительно давил еще и этот факт. Хотя на самом деле для второго потока программу никак не упрощали. Если по какой-то причине преподавателю приходилось что-то более подробно объяснять на лекции, и из-за этого он не успевал рассказать какой-то кусок материала, то устраивали дополнительные пары по этому предмету. Программа у второго потока была такая же, такие же вопросы на экзаменах.

    У меня в четвертой группе трое человек из шестнадцати закончили оба модуля на «хорошо» и «отлично». И это прекрасный результат! В течение учебы эти ребята переживали, что не сравняются с ребятами из групп выше, но на самом деле их объективные результаты такие же.

    Аня Швецова: Все-таки стоит сказать, что людям, у которых до поступления был олимпиадный опыт или опыт физмат школ учиться здесь проще.

    Аня Никифоровская: Если у тебя раньше не было большой интенсивности в учебе, тяжело с первых недель влиться. И перед экзаменами, и перед дедлайнами я буквально рассказывала студентам, в каком порядке надо выполнять работу, если у тебя есть N дедлайнов впереди, или как сделать так, чтобы не нервничать на экзамене. К каким-то моментам люди с олимпиадным опытом лучше подготовлены, потому что олимпиады не так сильно отличаются от экзаменов. И там, и там есть определенный уровень стресса, волнение, к которому олимпиадники быстро привыкают. «Да, я немножко волнуюсь, но я умею с этим справляться, и я умею в этом волнении работать. Мне даже приятно». Людям, у которых нет этого навыка, конечно, сложнее. Особенно на первых порах.

    Илья Кайсин: У первой группы проблем по учебе почти нет. Ты их спрашиваешь, как у них дела – они говорят: «Все в порядке». Хотя и здесь бывают сложности, например, с уверенностью в себе. Некоторые ребята в школе были одними из первых, а здесь вынуждены много работать и боятся опуститься в группу ниже.

    Игорь Тух: Во второй группе ситуация немного противоречивая: с одной стороны, в ней учатся в целом очень сильные ребята. Они обычно справляются сами. С другой стороны, у них может возникать мандраж на ровном месте, когда проблемы на самом деле нет. А еще бывают люди с «комплексом отличника». Впрочем, сейчас все более-менее втянулись.

    Аня Швецова: И в пятой группе, которую я курировала изначально, и в третьей, которую курирую теперь, были студенты, которые пытаются закрыть один предмет на отлично и пропадают во всех остальных. В таких случаях нужно помогать человеку с тайм-менеджментом, с организацией.

    — Удавалось ли помочь с чем-то еще?

    Аня Никифоровская: Могу рассказать один случай на сессии.
    У нас за три долга студент вылетает. У одного человека из моей группы очень хорошо начинался первый модуль. Во втором модуле вначале что-то не получилось, а потом – волнение, какие-то маленькие долги… И вот под конец сессии набралось два долга и остался последний экзамен – матан.

    Был очень большой страх: «Я не сдам, не сдам, не сдам». И человек приходит на экзамен и заваливает первый письменный тест. Пишет мне после него: «Все, тест завален. Видимо, вылетаю. Грустно». Я отвечаю: «Так. Подожди. Ты сейчас в Вышке?». Мне пишут: «В Вышке». Я говорю: «Хорошо. Успокойся. Выпей водички. И через час иди в кабинет обратно и просись сдавать экзамен. Несмотря на то, что ты провалил первый тест, иди и сдавай устную часть».
    Человек меня послушал, пошел и сдал. В результате остался и сейчас учится.

    Я по своему опыту знаю, что преподаватели – это живые люди. Они понимают, что всякое бывает. Так случайно вышло, что студент разволновался на письменном тесте, что получался третий долг, конец сессии, 30 декабря. Можно пойти, честно признаться в этом и показать, что дальше ты все знаешь. Когда преподаватель видит, что у студента действительно есть желание, конечно, он пойдет навстречу.

    Внеучебная жизнь


    Егор Суворов: Ребята веселиться все-таки тоже успевают. У них появляются локальные шутки, мемы, паблики, еще что-то. Например, после деления по группам в сентябре один студент оказался во втором потоке, но по программированию у него был очень высокий уровень, и он ярко выделялся оценками по этому предмету. Из этого вырос паблик, который каждый день постил, что студента в первый поток пока не перевели.

    Сейчас потоки слились вместе и осталось 4 группы. Лекции читают для всех сразу.

    Аня Швецова: Студенты активно обсуждают, это второй поток присоединили к первому, или первый влился во второй? Спорят, какой остался.

    — А какая у вас позиция?

    Аня Швецова: Мы считаем, что поток остался единственным (смеется).

    — Расскажите про внеучебную жизнь.

    Егор Суворов: Кураторы могут собираться со студентами просто так – иногда такое тоже происходит.

    Игорь Тух: Сейчас все студенты более-менее выровнялись, поняли, как справляться с нагрузкой, появилось какое-то свободное время. И это располагает к более неформальному общению. Но в самом начале, когда ребята только перестраивались после школы, и у некоторых все было в огне, наверное, было бы не совсем корректно разговаривать просто так.
    Аня Никифоровская: Этой осенью мы выезжали в Кочубей-центр – это один из корпусов Вышки в Пушкине. А под Новый Год еще со времен СПбАУ регулярно устраиваем встречи и мероприятия, где можно пообщаться.

    Аня Швецова: В этом году – собирались с первым курсом в середине января, чтобы отметить праздники. Играли в настольные игры, я привезла VR. Разговаривали с Александром Владимировичем. Была возможность пообщаться в неформальной обстановке, пока домашки еще не начались.





    Результаты и впечатления


    — Как вам кажется, вам было бы проще учиться, если бы у вашего набора были такие кураторы?

    Аня Никифоровская: Когда мы учились на первом курсе, с нас собирали отзывы в анкетах, на них реагировали, но индивидуальной работы не было. У меня были друзья, у которых в первом семестре что-то не задалось, что-то не получилось, и они вылетели. Есть шанс, что им можно было объяснить, как правильно учиться, как правильно справляться с какими-то мелкими проблемами, или можно было перевести их в другую группу, или еще как-то отреагировать и тогда они могли бы выдержать дальнейшую нагрузку. Но тогда кураторов еще не было, а мы сами были первокурсниками и плохо понимали, что дает, а что не дает улучшения.

    Игорь Тух: Но у нас работала горизонтальная система поддержки. По учебе мы очень много друг другу помогали.

    Аня Никифоровская: У кураторов сейчас нет обязанности помогать студентам по учебе, например, решать домашки по алгебре или матану. Если только на волонтерских основаниях. Я пыталась кому-то помогать с предметами в сентябре и октябре, но меня это быстро завалило. Пришлось отделять одно от другого.

    — Какие у вас впечатления от процесса кураторства?

    Игорь Тух: Я понял, что эта деятельность – гораздо более напряженная, чем кажется со стороны. Но я доволен, потому что ощущаю, что делаю нечто полезное. Приобрел опыт разрешения ситуаций, которые кажутся неочевидными.

    Егор Суворов: Тоже ощущаю, что делаю нечто полезное. Одно из озарений кураторства – осознание, что и в вузе тоже работают живые люди. Нужно вести переговоры. Учитывать ограничения реального мира. Есть возможность в очень большом количестве мест улучшать жизнь студентов, если ты понимаешь, как, и если на это есть время и ресурсы.


    Илья Кайсин: Приятно делиться своим опытом, приятно знакомиться с новыми людьми. С теми, кто к нам поступил, вдвойне приятно знакомиться. И навыки общения увеличиваются: как со студентами, так и с преподавателями. Хотел бы посмотреть, как дальше университет будет развиваться.

    Аня Никифоровская: Я развиваю навыки решения проблем. Учусь решать проблемы в принципе и лучше понимаю, как общаться с людьми, чтобы решать эти проблемы. До четвертого курса, мне было страшно проявлять инициативу и начинать организацию, даже если мне что-то не нравилось. Я обычно искала того, кто за меня сделает первый шаг. Сейчас у меня появилось ощущение, что я могу что-то начинать сама.

    Аня Швецова: Я люблю, когда могу чем-то помочь людям, основываясь на своем опыте. Подсказать лайфхаки, которые для меня в какой-то момент времени были бы неожиданными, но которые мне достались на первых курсах потом и кровью. Нравится упрощать работу другим людям, когда получается донести до них какие-то знания. Иногда это не очень просто: какие-то лайфхаки нужно кастомизировать под людей, чтобы они начали работать. Сейчас для меня интересная сложность – искать баланс между тем, чтобы быть доброжелательной и помогать людям, где они просят, и тем, чтобы в какой-то момент переходить с ними на более серьезный тон, когда есть проблемы, которые нужно обсуждать серьезно.

    — А что в следующем году?

    Егор Суворов: Что будет происходить со вторым курсом, как мы устроим взаимодействие со следующим набором – отдельная интересная задача, которую тоже надо будет решить.

    ***

    В следующем году Егор, Илья, Игорь, Аня и Аня продолжат работать с теми же группами, а кураторами для нового набора станут студенты второго курса. Летом они пройдут школу кураторов Вышки, затем мы отдельно подготовим их к специфике нашей программы, и с сентября ребята станут помогать первокурсникам.

    Надеемся рассказать о результатах в следующем учебном году!
    Питерская Вышка
    Компания

    Комментарии 0

    Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

    Самое читаемое