Как стать автором
Обновить

DevOps, балет и ниндзя: маленькие истории про начало IT-карьеры

Блог компании Lamoda
Давайте вспомним, как мы вообще пришли в IT? Кто-то завидовал черепашкам ниндзя, кто-то хотел переделать любимую игру, кто-то случайно пришел в кружок радиолюбителей, а кто-то вообще собирался заниматься балетом, — пути, приводящие человека в IT-индустрию, неисповедимы; может быть, это происходит потому, что сама эта индустрия требует от очень разных людей очень разных талантов, — и жизненный опыт иногда оказывается не меньшей ценностью, чем опыт профессиональный.

Совместно с проектом PostPost.Media мы в Lamoda собрали истории как наших коллег, так и предложили всем желающим написать свои. Наслаждайтесь самыми неожиданными сюжетами или впишите свою историю в общую картину, чтобы мы добавили ее в следующую подборку :)



  1. Я примерно в одно и то же время читал Толкина и какие-то книжки по программированию и понял, что программирование — это и есть магия, из сказок. Ты пишешь заклинание на языке, который понимают только другие волшебники, и начинает происходить удивительное. И горе тому магу, который ошибется! После того, как я это понял (лет в девять), было бы странно вместо магии заниматься чем-то, кроме IT. (gevor)
  2. После окончания школы мечтала стать профессиональным танцором и поступить в хореографический институт, на тот момент упорно лет пять уже занималась балетом. Но страх перед травмами, которые перечеркнули бы полностью эту историю, взял вверх, и нужно было позаботиться о практичной стороне своей будущей профессии. Глядя на друзей и совсем не думая, куда меня это приведет, начала готовиться к экзаменам по математике и информатике. Информатика месяца четыре шла с трудом, я уже думала бросить и переключиться на что-то другое. Но однажды по дороге к репетитору надо мной пролетел голубь и своим крылом со всей своей птичьей силы как дал мне подзатыльник. Удивительно, но с этого занятия я стала реально все понимать и процесс пошел. Успешно сдала экзамены, поступила в институт и отучилась на математика-программиста. Ближе к окончанию института поняла, что быть разработчиком — не мое, а вот тестирование мне очень нравилось за его разнообразие — здесь можно и тестировать, и покодить, и требования проанализировать, и инструментов много всяких для этой работы поизучать. И уже на пятом курсе я начала работать в роли QA инженера — и работаю им в Latech. Тестируя свою систему, я сразу же вижу и осознаю, чем именно приношу пользу пользователям этой системы. Сейчас это система колл-центра: у меня есть возможность пообщаться с пользователями и предложить свои улучшения по использованию системы для более эффективной работы. (Любовь К.)
  3. Мне было пятнадцать лет, я много читала и постоянно паслась в библиотеке, а там как раз начали компьютеризацию, чем безбожно замедлили, разумеется, все возможные процессы. Ну и мне просто хотелось их ускорить обратно, так что пришлось втереться в доверие к библиотекарям и помогать. А дальше годы, Москва, Таллинн, Стокгольм, банки, IBMные сертификаты… (latimeria)
  4. Все началось с полосочек – это был 1995 год, и я единственный знал, как в HTML ставить хэштег hr. По образованию я был историк, закончил МГУ, и мне доверили на нашей кафедре сделать веб-страницу! Кафедры! В интернете! Потому что я сделал страничку личную себе и там были красивые полосочки, а их, кроме меня, никто рисовать не умел. Я провозился ночей пять, наверное. Со стыдом вспоминаю, как там все крутилось и прыгало, это считалось Красота и Продвинутость. Потом кто-то еще порекомендовал меня кому-то как делателя страниц, и мне заплатили денег. Я понял, что это способ кормить семью, и друг нарисовал мне визитку со словами «веб-дизайн». А дальше я понял, что говнодизайнером быть не хочу, пришел к своему троюродному брату и сказал: «Паша, сделай из меня программера, у меня двое детей». Паша сказал, что раз я об этом прошу, то я не идиот, а раз я не идиот – меня можно и программированию научить. И стал учить меня сначала Паскалю, а потом C++. Если бы мне кто-то тогда сказал, что я в 2019 году буду заниматься блокчейном и подо мной будет отдел в 45 человек, я бы не понял вообще, о чем речь. (Алексей Ф.)
  5. Однажды в детстве я пересматривал фильм «Черепашки ниндзя-2». Я обратил внимание на то, как Донателло (насколько я помню сейчас) сел за компьютер злой корпорации и начал стучать по клавишам, пытаясь его взломать. Я четко помню, этот момент: я понял, что хочу что-нибудь делать и печатать на компьютере. Компьютера у нас еще долго не было, и возможности его приобрести не было тоже, поэтому я начал ходить в библиотеку и читать подряд всю компьютерную литературу и журналы, которые там были. А в ближайшее начало учебного года — в седьмом классе — пошел на местную Станцию Юных Техников и записался в кружок программирования. После этого была физмат-школа и профильный институт. В Latech я веб-разработчик. Стараюсь делать мир немного лучше, удобнее и комфортнее хотя бы для кого-нибудь. (Андрей К.)
  6. Я стала айтишницей от детской любви к игре про волка и яйца: я хотела так ее переделать, чтобы пропущенные яйца забрызгивали волку тельник. Я в школе на вопрос «Кем ты хочешь быть?» писала: «Делать игры, как про волка и яйца». Мой диплом был — написанные на ассемблере волк и яйца (и яйца забрызгивали, не сомневайтесь). Волк и яйца — вот мой путь. (Karinux)
  7. Вообще я по профессии учитель ОБЖ. К окончанию института пришло осознание, что пора бы найти какую-то более подходящую сферу деятельности. Искал, исходя из своих личных качеств: скрупулезность, аналитический склад ума, системное мышление. В итоге пришел в тестирование ПО. Сейчас отвечаю в Latech за качество ряда IT систем (работаю QA-инженером) и немного программирую. Всегда помню: тем, что работает не так, как ожидается, перестают пользоваться, а это убытки. QA-инженер дает гарантии, что все будет работать как надо. (Паша Б.)
  8. Редакция журнала «ТВ Парк», 1995 год. Мне восемнадцать, я самый младший во всем издательстве и один из немногих, кто разбирается в компьютерах (дома стоит старинный Роботрон-1910). Когда есть время, сажусь за Мак и пытаюсь разобраться с этим странным компьютером, у которого есть мышь, но нет Norton Commander’a. Система простая, разобраться в ней пара пустяков, просто сидеть за компьютером становится скучно, и мне приходит в голову идея переименовать Корзину в Унитаз — и на рабочем столе, и во всех меню. Просто так это не сделаешь, надо влезать в святая святых — в системные файлы. Но мне же восемнадцать! Я влезаю. И вот с тех пор… (Модест Осипов)
  9. Мой любимый рассказ — это как я попал к первому в жизни компьютеру, БК-что-то там с Бейсиком, и вбил туда пример из учебника, где скорость умножалась на время, и вдруг понял, что это будет сделано для ЛЮБЫХ ЧИСЕЛ, которые я смогу ввести. Как я теперь понимаю, это был взрыв, совершенно новая, невиданная степень свободы — ну, по сравнению с калькулятором. Я забыл про все. В девять вечера меня выгнала лаборантка, а дома, конечно, я получил от души. Мне было 12 лет. (Ilya Arosov)
  10. Папа притащил клаву — такую, которая к телеку подключалась, и какую-то детскую книгу по Бейсику. Мне было лет 11. Я что-то ковыряла, заставляла комп пищать. Потом мы уехали в Израиль, позднее мама записала меня там в старшую школу в компьютерный класс из расчета, что я получу аттестат с самым большим количеством учебных часов. В армии я пошла на околопрофильные курсы, закончила службу, а потом 12 дней каникул и оп-па — я работаю программистом в фирме и зарабатываю почти в три раза больше мамы. (Katya Perlin Eichorst)
  11. Я в IT идти не хотел, — скорее, это нужно было моему брату, чтоб эксплуатировать силы младшего в своих проектах (и чтобы я развивался, конечно же). Поэтому попутно со счастливым детством я учил С++. В Latech я разработчик в CORE team. Core-сервисы отвечают за создание заказов, просчет доставки и так далее. Я делаю так, чтобы все сервисы работали без ошибок и сообща. (Андрей В.)
  12. Я просто не боялась компьютера в ранние двухтысячные. То есть я умела открывать ворд, рисовать в пейнте, в общих чертах представляла себе, что такое интернет, и довольно быстро печатала. А еще постоянно бросала университеты и искала подработки. Поэтому я много работала той «девочкой с компьютером», которая печатает документы, рассылает спам, загружает статьи и фотографии на сайты… Через несколько лет такой работы я пошла работать тестировщиком. Сейчас переучиваюсь на программиста. (Daria Amirkhanova)
  13. В каком-то классе мне попалась бумажка — приглашение на олимпиаду для юных талантов, которая проходила в Бауманском институте. Я почему-то решила, что мне надо написать на бейсике простой психологический тест. Я написала на бумажке алгоритм, осталась после каких-то уроков в школе, вбила все это и сохранила на дискетку, да и возьми и пошли на конкурс. И мне пришло приглашение участвовать в олимпиаде. Вся школа встала на уши, так как никто этого не ожидал (и я, собственно, тоже), и за счет района отправили меня в подмосковный дом отдыха, где жили участники. Оттуда мы катались в Бауманку на заседания. Когда мне было неинтересно слушать участников, я бегала в их студию звукозаписи слушать Doors. Через несколько лет поступила в два универа на прикладную математику и выбрала тот, что посильнее. На первом курсе уперлась и перепрограммировала на ассемблере pc-speaker в компе, чтоб он играл «До свиданья, мой ласковый мишка». Не знаю, как мне пришло такое в голову. (Elena Sychougina)
  14. Удивительно, но текущая профессия вообще никогда мной не рассматривалась. Даже в универе я прогуливала практику по 1С. А попала в профессию случайно. После выпуска с математического факультета в родном городе не было работы и вообще было скучно. Поэтому я подкопила на репетиторстве, собрала чемодан и поехала в Москву в гости к подруге. В первый же день я познакомилась с ее начальником, и он предложил работать аналитиком 1С. С тех пор прошло десять лет, и я ни о чем не жалею. Вот и в Latech я аналитик в 1С. Приношу пользу, корректно рассчитывая зарплаты для всей компании, подавая отчетность и просто обеспечивая удобную работу с зарплатными данными. (Анна Е.)
  15. Айтишником я стал лет в двенадцать. Компьютеров почти ни у кого не было, но у друга был отец — радиолюбитель. Он постоянно сидел в кладовке, украшенной карточками со всего мира, в наушниках, и шептал что-то в микрофон. Звали его дядя Витя, а моего друга звали Сергей, где они сейчас — я не знаю. Я зашел к ним, и мне показали невиданное ранее – устройство с кнопками, подключаемое к телевизору, это был «ZX Spectrum», компьютер, и Сергей научил меня в него играть. Мы играли дня три, после я попросил дядю Витю рассказать мне, как делаются игры. «Ведь их же делают люди, — сказал я. — Значит, и мы можем». Тот вынес мне из кладовки руководство по Бейсику, с которым я и убежал домой, читать. Кстати, сказав, что компьютеров тогда почти ни у кого не было, я имел в виду, что они были только у радиолюбителей, которые собирали их сами. Придя через два дня и набрав за полчаса код из своей тетрадки, я понял, что на Бейсике игры не создаются — слишком уж медленно вырисовывалась на экране каждая фигура, а в играх все прыгало и переливалось разными цветами. Расстроенный тем, что потерял время зря, я опять пристал с расспросами к дяде Вите, и он вынес мне из кладовки руководство по ассемблеру, которое я и утащил читать домой. Неделю я писал код в тетрадке на 12 листов, пока не исписал ее полностью, как раз и закончив на последней странице. Еще два дня мы его набирали. И — о чудо! — закончив и запустив игру, мы увидели схематический самолетик в левой части экрана, который можно было направлять вверх и вниз, а пробелом он стрелял по квадратику, хаотично менявшему направление. Думаю, что этой первой победой в 12 лет моя судьба была уже определена. Сейчас в IT-компании, основанной мной где-то в середине прошедшего с того момента времени, работает более 60 человек, половина из них — программисты, мы являемся самой крупной компанией по нашему профилю в центральном регионе нашей страны. (Александр Ковалев)
  16. Это были 1990-е, мы выживали как могли. Тяга к компьютерам была в новинку, в средних классах хотелось писать игры, но после школы получалось больше писать что-то учебное на ассемблере и паскале, нежели развлекательное. В определенный момент работы мне понравилось иметь дело с данными и решать задачки по SQL на sql-ex.ru. Так я попал в DWH и во все, что с этим связано. Хотелось изучить множество вещей, которые помогают автоматизировать и ускорить практически любой процесс — это очень приятно. В Latech я DWH DevOps, отвечаю за инфраструктуру, базы, пайплайны данных и их джобов. Анализ данных — важная часть любого бизнеса: нужно понимать как бизнес рос, как растет, как он может расти и чем ему помочь. (Владислав Ш.)
  17. В папином НИИ году так в 1991-92 кто-то решил раскошелиться на прогресс и купил кучу IBM PC XT 286. Естественно на этих компах сразу завелись всякие Prince of Persia, Abrams и Sid Meyer’s Civilization, и раз в неделю я ездил к папе в институт на бывшую ул. Пушкинскую (Б. Дмитровка), чтобы сидеть в углу и, не отсвечивая, тихо резаться в эти чудеса. Пользуясь случаем, передаю заочный привет и спасибо чудесному папиному другу, который позволял мне эксплуатировать эти дорогущие по тем временам машины. А дальше захотелось каких-то новшеств и фокусов. Игры тогда можно было менять, просто меняя текстовые файлы, вся конфигурация была на поверхности, — это уже потом появились какие-то декомпиляторы, детские игры в «хакеров» и знакомство с интернетом. С этими играми, бэйсиком, простенькими программами и самостоятельно собранными по частям компами все продолжалось вплоть до того, как обнаружилось, что даже за такой минимум знаний в конце 1990-х неплохо платят. А что может быть лучше, чем когда за любимое хобби тебе готовы платить?.. Потом переезд в Штаты, — и дальше я покатился по наклонной плоскости, став программистом в эмиграции. Это, конечно, клише, но мне всегда неплохо давались стереотипные роли. Это не самое плохое клише, которое может выпасть человеку в жизни, — и вообще, давайте поклоняться данности. (Nikolay Sitnikov)
  18. В школе программирование вообще было какой-то магией, а информатику вел физрук, который заставлял в 11-м классе рисовать в ворде. При этом я хорошо знал математику и физику, сдал их на ЕГЭ и думал, куда поступать: хотел в технический вуз на физику (на инженера). Но сказали, что как-то перспективы у физики так себе и вроде у «компьютерщиков» получше все. В результате поступил на прикладную математику, и на первой же паре по программированию написал полностью две лабы, с защитами и допусками, хотя первый раз видел синтаксис С++. Тогда мне сказали, что у меня мышление программиста и есть к этому талант. Ну а дальше стандартно: учеба, работа. В Latech я Senior Android developer. Я пишу основное мобильное приложение, чтобы людям было удобнее тратить деньги на вещи. (Илья С.)
  19. В детстве я думала: не знаю, кем я буду, но это точно будет связано с искусством. Я любила рисовать, поэтому последние два года училась в специализированном архитектурном классе, собиралась поступать в АРХИ. В это же время на уроке информатики я первый раз в жизни села за компьютер. В итоге поступила на мат-мех и вот уже около двух десятков лет работаю программисткой. (Ольга Махетова)
  20. Работал переводчиком, получил на перевод приложение. Чтобы понять, где текст, а где код, пришлось почитать про то, что это за код такой, — и в итоге меня затянуло. В Latech я разработчик веб-интерфейсов. Если пользователям приятно пользоваться сайтом, они делают больше заказов, а бизнесу приятно, что у него больше заказов, соответственно. (Павел К.)
  21. У меня самая простая история: в 1978 году я закончила университет. В дипломе указана специальность «математик», прикладная математика, то есть программирование, у нас шла как спецкурс. Осталась работать в университете программистом. Слова «компьютер» в русском языке тогда не было, работали мы на ЭВМ (электронно-вычислительная машина, для краткости просто «машина»). В лаборатории, где я работала вместе со своей однокурсницей, стояла «Наири-2», а это даже не перфокарты, а перфоленты. Первым делом пришлось освоить починку перфоленты с помощью скотча. Впрочем, скотча тогда тоже не было, то есть он был, но назывался «клейкая лента». А дисплеев не было совсем, даже на больших машинах типа ЕС. Было подобие пишущей машинки, называемой «консул», печатаешь на ней команду, она печатает ответ. Прямо по Стругацким — «у ей внутре неонка». Потом много на чем работала: и на ЕСках, и на советских персоналках («советская микроэвм — самая большая микроэвм в мире!»). Позже в НИИ довелось писать непосредственно в шестнадцатеричном коде на самодельных контроллерах. Двухбайтная шина адреса, то есть вся память — 64 КБ, и программирование с нулевого цикла. Эх, сейчас уже никто не оценит! (Татьяна Пономарева)
  22. Работал в НИИ космического приборостроения, с 9 до 11 пил чай, с 11 до 13 обедал, с 13 до 15 готовился к полднику, с 15 до 17.50 пил чай, в 17.50 стоял у проходной, чтобы свалить быстрее домой. В какой-то момент понял, что надо что-то менять. Друг-программист позвал на собеседование к себе в команду, и я это собеседование прошел. Первые полгода вообще не особо понимал, что делаю, но было безумное желание развиваться и учиться дальше. За неделю я делал больше полезной работы, чем за полгода в НИИ. В Latech я frontend-разработчик. Клиент взаимодействует с продуктом через интерфейс, который делает наша команда, и все впечатление о продукте складывается сначала от визуального взаимодействия. Делаем новые фичи, которые позволяют клиентам удобнее и быстрее совершать покупки и с удовольствием серфить по сайту. (Игорь Г.)
  23. Еще в школе мне нравилось программирование. Тогда информатика начиналась еще в старших классах. Первым языком был Basic на ДВК-2 (если не путаю марку). Годы были 1990-1993. Годы тоже помню плохо, ведь мне уже за сорок. Нормальные компы, но без мышек, увидал в институте — привет МТУСИ (1993-1998). Писали под Borland C++ for MS DOS. Прекрасная вещь. Объекты изучил. Дома своего компа долго не было. Никогда не забуду, как мой старший брат, работавший тогда сисадмином, снес DOS-раздел, и попал я в винду + мышка. Пришлось все заново осваивать. Под винду я тогда начал писать под Watcom C++. После вуза подался в программисты (1998-2003). Первые два года денег не было. Все помнят 1998? Всех спецов поувольняли. А в 2000 попал на второе значимое место — в Инком (Леша Чумаков, мой шеф, — привет тебе). Так и закрутилось. Забыл сказать, что писал уже на Borland Delphi клиент-серверные приложения. (Леонид Карнаух)
  24. Когда-то давно я работал полицейским и в один прекрасный момент понял, что это не мое. Я вспомнил, что мой лучший друг, который работал тогда системным администратором, давно предлагал мне сменить профессию. «Почему бы и нет», — подумал я и через две недели уже вникал в устройство операционных систем, став полноправным айтишником. Сейчас я ведущий инженер (Senior DevOps) в Latech. Поддерживаю вместе с командой всю инфраструктуру в компании Lamoda. Чем быстрее и лучше работает сервис, тем больше довольны клиенты. Я часто читаю отзывы о наших приложениях. Вижу, что клиентам нравится пользоваться нашими услугами, и вижу много благодарностей. Хочется становиться лучше, чтобы сделать довольным каждого пользователя. (Тимур М.)
  25. Я закончила филфак и решила, что никогда больше не буду писать тексты. Правда, больше я особо ничего не умела, поэтому болталась туда-сюда — ходила на все собеседования подряд, записалась на курсы художественного перевода, пыталась придумать собственную компьютерную игру, перепробовала несколько языков программирования, но не понимала, что с ними делать, пока не нашла бесплатные онлайн-курсы по фронтенд-разработке. В свободное время училась делать кнопки, красить их в разные цвета и делать так, чтобы они нажимались, это меня жутко успокаивало. Ну вот четвертый год примерно этим и занимаюсь, только теперь мне за это платят (и это уже не так успокаивает, больше наоборот). А тексты я все-таки снова начала писать, зря только обманывала себя, но не жалею ни о чем, — после того, как меня взяли на мою первую работу в айти, я поверила, что ваще все могу, ради одного этого стоило все это затевать. (Ekaterina Nikolaenko)
  26. Айтишником я стал вопреки и по велению судьбы. Первый компьютер появился в доме, когда мне было шесть лет, — тогда высшим моим уровнем владения компьютером был навык запуска Dos оболочки, а потом уже Doom. Года шли, сменялись «окна», менялись предпочтения к играм, а с ними таяло мое свободное время, и родителям каждый раз все сложнее было сгонять меня с продавленного стула. В Политехнический университет я попал по инерции и при поступлении зарекся, что не буду программистом. Но злодейка-судьба имела другие планы и активно провела меня за руку по всем адам программирования: Pascal, Visual Basic, Prolog, C++, Qt, PHP. Да, я выполнил обещание самому себе, я не стал программистом. Сейчас я системный архитектор в Latech и каждый день занимаюсь своим хобби: проектирую ПО уровня организации, строю российский e-commerce, двигаю его на самый высокий уровень сервиса в России, а в перспективе — на весь мир. Хочется быть первым в мире, поэтому балансирую между временем и качеством: клиенты получают удобный и быстрый сервис покупок в интернете, а владельцы интернет e-commerce площадок — гибкое ПО, которое можно быстро подстраивать под свои нужды. (Алексей Ф.)
  27. Меня вдруг кинули школьным психиатром в сомнительную такую школу для детей, которым трудно учиться. Особняк рядом с заводом шампанских вин. С мафиозного вида директором, которого боялись и работники, и дети. Медсестры служили ему секретарями. И главный бухгалтер шушукалась с ним. В эту школу закупались в невероятных количествах гигантские телевизоры, которые не включали. И у директора вроде была своя команда автогонщиков где-то. А были там не только телевизоры, но и на каждом столе стояли компьютеры. И даже был тихий покорный сисадмин, которому нечего было делать, потому что никто на компьютерах не работал. Мне нужно было каждый день беседовать со школьниками и про каждого из них что-то писать в личную карточку, естественно, бумажную. А тут на столе вот это стоит. И я попросил сисадмина, покажи мне, мол, что с этим вообще делать. Он и включил этот черный экран, потом Нортон коммандер синий, потом Лексикон… Я полез вглубь. Купил дискету! А через пару недель сисадмин показал мне и серьезный 486-й компьютер, а там уже были Windows 3.1. Это был кризис, мне было плохо, потому что я не понимал даже, как файл открыть. Мне ж не показали, что есть двойной щелчок! Распечатал я список учеников, потом еще что-то туда вписал, потом стал копаться в настройках.
    А дни идут, а ученики себя как-то ведут, а стопка карточек на столе копится. Очнулся я этак через месяц, когда до босса дошло, что вообще никто не ведет документацию. Жуткий скандал был. Почти уволили одну медсестру. Я с дрожащими коленками вламывался в кабинет директора ее защищать, пискляво брал вину на себя. А в душе жил уже там, внутри операционной системы. Заставили меня-таки заполнить какими-то халтурными записями истории болезни задним числом. И почувствовал я, что созрел уйти из этой подавляющей личность конторы. Тем более, что каждое утро я шел в подвал, на кухню, и с важным видом снимал пробу с завтрака — мне наваливали полную тарелку манной каши с маслом. С тех пор я так и не похудел. Я торжественно объявил, что ухожу вольным психотерапевтом. Меня уговаривал остаться серьезный маститый детский психиатр, который специально для этого приехал. Но я был тверд. Я выживу и так (а в мозгу: компьютер, компьютер, компьютер!). И ушел. И медленно, год за годом стал приближаться к IT, в котором бултыхаюсь до сих пор. (Константин Оснос)
  28. Я с раннего детства за компьютером. В 1996-97 годах пытался писать макросы для Word 95, потом были «сайтостроительство» и работа инженером в компании Honeywell. Короче, вся сознательная жизнь крутилась вокруг IT. В Latech я техлид направления Customer Communications. Я отвечаю за омниканальную доставку информации до пользователя. Пуши, смс, вот это всё. (Саша Л.)
  29. Нас было человек десять, мы сидели кружком на набережной и играли на барабанах. Сосед наклонился ко мне и сказал: «Нам нужны Джава-программисты, пойдешь?» И я сказала: «Пойду». И пошла. А Джаву я знала, потому что летом после школы решила подработать и пошла на курсы специалистов по бытовым кредитам. Это такие несчастные люди, которые должны были сидеть в торговых центрах и всем предлагать оформить кредит на покупку телевизора. Родители, узнав об этом, пришли в тихий ужас и быстро запрягли меня помогать папе в его работе — писать программы для бюджетных организаций вроде санэпидемстанций. Учить меня толком никто не учил, я жевала книжку Хабибуллина и писала «мама мыла раму» по-программистски. Отработав лето, я хотела получить свои три зарплаты, но родители сказали, что я молодец и они на эти деньги купят мне куртку. Я озлилась и два с лишним года к коду не прикасалась — до того самого дня на набережной. А еще за много лет до этого папа работал дома и терпеть не мог, когда его отвлекали. У меня над кроватью висело капризное бра, которое при попытке поменять лампочку вцеплялось в ее цоколь мертвой хваткой, и лампочка разрывалась надвое — колба в руке, цоколь в плафоне. Зная об этом, я рискнула отвлечь папу и попросить его сменить лампу. Он сердито спросил: «А ошибку в программе за меня кто будет искать?! Давай ищи!» — усадил меня за компьютер и ушел. Пока он возился с лампочкой, ошибку я нашла — хватило логики и знания английского. Папа поразился и решил, что это судьба. Как-то так и вышло. А программистом папа работал потому, что в шестидесятые годы переехал из села в областной центр и закончил факультет искусственного интеллекта — тогда считали, что со дня на день компьютеры обретут разум. Искусственный интеллект с тех пор так и не изобрели, зато компьютеры стали поменьше и помощнее, а я до сих пор полагаюсь на логику и знание английского. Ну, и еще на опыт. Который через букву «ж». Это три наших главных оружия. (Darina Sunstream)
  30. Я бросила технический вуз (скучно, неактуальная информация, много теории, которую нельзя применить на практике), выучилась на медика, но в процессе поняла, что не настолько люблю людей. Наткнулась в каком-то ютуб-видео на человека, который рассказывал, что работает тестировщиком, и решила попробовать. Образование помогает не упускать из вида мелочи и смотреть на все под разными углами. В Latech я тестирую мобильные приложения уже третий год и люблю это дело. То, что я делаю, влияет на качество конечного продукта. Бизнес-заказчики получают продукт, который удовлетворяет их требованиям, а юзеры получают классное и функциональное ПО. (Ольга)
Теги:
Хабы:
Всего голосов 27: ↑26 и ↓1 +25
Просмотры 7.9K
Комментарии Комментарии 7

Информация

Дата основания
Местоположение
Россия
Сайт
tech.lamoda.ru
Численность
5 001–10 000 человек
Дата регистрации