Ядерный реактор для чайников: замыкание топливного цикла в двухкомпонентной ядерной энергетике

    Мечта современных ядерщиков — энергетика без радиоактивных отходов. Это когда отработанное ядерное топливо перерабатывается и снова становится топливом для реакторов разного типа. Попутно снижается потребность в дорогостоящем обогащении урана, а в итоге получается что-то фантастическое и, условно, вечно работающее.


    БН-800 на Белоярской АЭС — один из двух в мире действующих реакторов на быстрых нейтронах. Выведен на номинальную мощность в 2015 году

    Под катом — рассказ про устройство классических ядерных реакторов на тепловых нейтронах, принцип работы ядерных реакторов на быстрых нейтронах (в мире их всего два, и оба в России) и замыкание ядерного топливного цикла.

    Уверена, это будет интересно тем, кому пришелся по вкусу рассказ про международную стройку 500-мегаваттного термоядерного реактора ITER.


    Наш рассказчик — Алексей Германович Горюнов, заведующий кафедрой и руководитель отделения ядерно-топливного цикла инженерной школы ядерных технологий из томского Политеха, который прочитал лекцию про двухкомпонентную энергетику в томской Точке кипения.

    Сегодняшний рассказ — о новых технологиях мирного атома: замыкании ядерно-топливного цикла и двухкомпонентной ядерной энергетике.

    Но начнем с того, как ядерно-топливный цикл функционирует сейчас.


    Классический топливный цикл



    MOX (Mixed-Oxide fuel) — ядерное топливо, содержит несколько видов оксидов делящихся материалов (обычно плутония и урана). НАО, САО, ВАО — разные типы радиоактивных отходов. ОЯТ — отработавшее ядерное топливо

    Центр современного цикла ядерный реактор на тепловых нейтронах. Он выделен зеленым. В качестве топлива реактор использует уран, обогащенный по изотопу-235. Чтобы его получить, урановую руду извлекают, перерабатывают, а потом проводят долгое и дорогостоящее обогащение.

    В больших реакторах, преобладающих в ядерной энергетике, таких как водо-водяной ВВР-1000 или канальный РБМК-1000, отработанное топливо не перерабатывают. Его хранят в бассейнах выдержки реакторов, а потом перевозят на площадку долговременного хранения на базе горно-химического комбината.

    Базовый процесс получения топлива дорогой, а сырье — исчерпаемый ресурс, поэтому человечество напряженно решает задачу по замыканию топливного цикла — это когда из ядерных отходов опять производят топливо. Сейчас эта схема существует лишь в небольшом сегменте ядерной энергетики — в транспортных и исследовательских реакторах.

    Давайте теперь посмотрим на устройство современных реакторов.


    Ядерные реакторы на тепловых нейтронах


    Схематично атомную станцию с ядерным реактором на тепловых нейтронах можно представить так:


    Далее мы будем говорить о так называемом ядерном острове, куда входит реакторная часть. Рассмотрим, какие реакторы используются в настоящее время, а какие могут быть запущены в ближайшем будущем.


    Условная схема ядерной электростанции

    Реактор — это устройство, в активной зоне которого осуществляется контролируемая самоподдерживающаяся цепная реакция деления ядер тяжелых элементов, в частности урана-235. Сегодня наиболее распространены водо-водяные энергетические блоки. На картинке — схема как раз такого реактора.


    Условная схема электростанции с водо-водяным реактором

    Реактор находится в защищенном корпусе и примыкает к отдельному зданию, где размещают традиционные энергетические узлы — турбинный зал и другие, которые есть в обычных теплоэнергетических станциях.

    Обычно в реакторах используют четыре нити охлаждения для повышения надежности. Первый контур охлаждения реактора включает сам реактор, а также главные циркуляционные насосы. Их число соответствует количеству нитей охлаждения — четыре. На каждой из нитей охлаждения установлен парогенератор, который отделяет первый контур реактора от второго, содержащего теплоноситель, поступающий в традиционный остров.


    Энергетическая установка с реактором ВВР

    Общий вид самого реактора:



    Стоит отметить, что это корпусной реактор, такая конструкция позволяет достичь высоких показателей по безопасности.


    Ядерные реакторы на быстрых нейтронах


    Сначала немного физики. Напомню, изотопы — это элементы, имеющие одинаковые атомные номера, но разный атомный вес. Самое интересное, что они имеют разные свойства. К примеру, уран-238 практически не делится в реакторах на тепловых нейтронах, а уран-235 — делится. Чтобы описать вероятность деления изотопа, в ядерной физике используют понятие «сечение деления».


    Сечение реакции деления ядер изотопов урана, плутония и тория в зависимости от энергии нейтронов

    Рисунок наглядно показывает, что для урана-235 и плутония-239 мы можем создать цепную реакцию, используя как тепловые, так и быстрые нейтроны. А уран-238 в левой части графика (где находятся тепловые нейтроны) делиться не будет. В природе же распространен в основном изотоп урана-238, который нельзя напрямую использовать в реакторе на тепловых нейтронах. Урана-235 в природе содержится очень мало, а для получения топлива необходимо проводить дорогостоящее обогащение.

    Реактор на быстрых нейтронах позволяет уйти от процедуры обогащения по урану-235. Но технически все не так просто.

    В реакторе на тепловых нейтронах, как и в целом во всех современных энергетических установках, в качестве теплоносителя используют воду. Именно она переносит тепловую энергию к турбинам. С ней понятно, как работать, какие использовать конструкционные материалы. Однако из ядерной физики мы знаем, что вода замедляет быстрые нейтроны, появляющиеся при делении ядер.

    Поэтому в реакторе на быстрых нейтронах в качестве теплоносителя, как правило, используются жидкие металлы, что существенно усложняет конструкцию.


    Здесь приходится решать целый пласт научных и опытно-конструкторских задач, в том числе — разрабатывать новые материалы.

    Наиболее вероятная реакция в реакторе на быстрых нейтронах — поглощение нейтрона изотопом урана-238 — показана на схеме ниже.


    В результате природный уран-238 преобразуется в изотоп плутония-239, который обладает свойствами деления, схожими с ураном-235. И тут появляется возможность преобразовать почти не делящийся в реакторах на тепловых нейтронах уран-238 в новое ядерное топливо.

    Уран-235 и плутоний-239 схожи по своим свойствам. На базе этих ядер мы вполне можем получить цепную реакцию: поглощая как быстрые, так и медленные нейтроны, ядра будут делиться, испуская вторичные, третичные нейтроны и т.д.


    Исторически сложилось, что наиболее проработанные на сегодняшний день реакторы на быстрых нейтронах — БН-600 и БН-800.

    А Россия — единственная страна в мире, имеющая действующие промышленные ядерные реакторы на быстрых нейтронах.


    Их устройство намного сложнее, чем у двухконтурного водо-водяного реактора на тепловых нейтронах, поскольку в качестве теплоносителя используют жидкий натрий с температурой плавления ~98℃.


    Схема энергоблока с реактором на быстрых нейтронах

    В реакторах с натриевым теплоносителем мы не можем использовать двухконтурную схему, где первый контур заполнен натрием, а второй — водой, поскольку случайное взаимодействие облученного натрия с водой приведет к особо тяжелым последствиям. В ходе реакции этих двух веществ выделяется взрывоопасный водород, и в случае взрыва нейтрализовать фонящий натрий будет крайне проблематично. Поэтому используют трехконтурную схему. Первый контур — натриевый (на рисунке он показан красным в центре реактора), потом теплообменник и еще один (промежуточный) натриевый контур (желтый цвет), позволяющий снизить степень облучения натрия, и только в третьем контуре используется вода, установлена турбина, тепловые части и остальное оборудование. Три контура усложняют как эксплуатацию реактора, так и управление им.


    Следующий шаг — БРЕСТ


    Энергокомплекс БРЕСТ-300 — следующий этап развития. Создается он в рамках росатомовского проекта «Прорыв». Вместо натрия в качестве теплоносителя используют свинец (tплав. 327℃). Это позволяет, как и в водо-водяных реакторах, использовать всего два контура, упрощает управление и повышает энергоэффективность.

    Конструкция этого реактора обеспечивает так называемую естественную безопасность: на этом реакторе невозможна авария из-за неконтролируемого появления нейтронов, приводящего к цепным реакциям (разгона реактора по мощности).




    На этот реактор возлагают большие надежды. В нем можно «сжигать» делящиеся элементы и нарабатывать плутоний, а потом использовать его для замыкания ядерно-топливного цикла.

    Цель замыкания — постепенно исключить часть цепочки, связанную с добычей урана его обогащением, а также повторно использовать ядерные отходы.



    Двухкомпонентная ядерная энергетика


    Двухкомпонентная энергетика — это решение задачи по уменьшению количества обогащенного природного урана, необходимого для работы всех этих реакторов. Она еще не достигла пика своего развития — это то, чем будет заниматься поколение сегодняшних школьников.

    В настоящее время в реакторах на быстрых нейтронах мы начинаем нарабатывать делящиеся элементы, которые впоследствии позволят загружать сюда топливо, не обогащенное по урану-235.


    БН-600 и БН-800 уже работают на так называемом МОКС-топливе (MOX — Mixed-Oxide fuel) — смеси, включающей оксиды плутония-239 и урана. Причем реакторы могут работать как на топливе, обогащенном по урану-235 — и в этом случае нарабатывать плутоний-239, — так и на плутонии.


    Частично замкнутый цикл использования ядерного топлива

    На базе Опытно-демонстрационного центра в Северске, а в будущем и завода ФТ-2 в Железногорске, есть хранилище отработанного ядерного топлива. Сейчас на финальной стадии разработки находится технология, которая позволит переработать топливо после реактора ВВР и вернуть из него в цикл уран и плутоний. Задачу переработки решают весьма интересно: уран и плутоний не разделяют, а передают на производство в смешанном виде. В итоге мы получаем тепловыделяющие сборки для реакторов, содержащие регенерированный уран и плутоний, а также добавленный туда природный уран, обогащенный по изотопу-235.

    Конечно, полного замыкания ядерно-топливного цикла здесь нет, но этот подход позволяет снизить затраты на обогащение.

    Кроме того, делящиеся элементы, которые мы будем извлекать из отработанного в реакторах ВВР топлива, пойдут на топливные циклы быстрых реакторов.


    Сейчас уже отработана схема загрузки в реактор БН-800 МОКС-топлива, содержащего плутоний-239 и уран-238, его путь на рисунке ниже показан красной линией.


    Схема подразумевает использование отработанного ядерного топлива (ОЯТ) из реактора ВВЭР совместно с оксидным топливом с ураном-235 после реакторов БН. В ходе переработки мы выделяем смесь плутония и урана, которая идет на изготовление МОКС-топлива. А отработанное МОКС-топливо перерабатывают вместе с топливом после реактора РБМК.

    Получается, что мы начинаем с обычной загрузки реакторов оксидным топливом на базе урана-235 и постепенно, нарабатывая плутоний-239 в быстром реакторе, вытесняем его МОКС-топливом.


    Мы не сможем сразу перейти с традиционных реакторов на быстрые, потому что для каждого реактора на быстрых нейтронах придется построить инфраструктуру по переработке топлива, которая в первое время не будет загружена, ведь реакторы должны наработать топливо, которое впоследствии будет перерабатываться. А в схеме выше заложен плавный переход от существующих реакторов к быстрым. Эта схема подразумевает наработку плутония на реакторе БН-800. В перспективе должны появиться более мощные и более рентабельные установки — БН-1200, которые воплотят двухкомпонентность нашей ядерной энергетики на ближайшее десятилетие и стратегию того же Росатома.

    Но интереснее то, что происходит в проекте БРЕСТ. Реактор такого типа с электрической мощностью 300 МВт уже начали возводить в Северске. Вокруг него построят комплекс, который позволит решать задачи регенерации топлива, т.е. все процессы в рамках замыкания топливного цикла будут сосредоточены в одном месте.


    На начальном этапе будет нужна подпитка природным или обедненным ураном, как отмечено на картинке. Не имея нужного объема плутония, мы можем, как и в предыдущей схеме, стартовать, используя комбинированное топливо, и постепенно нарабатывать плутоний, переходя на замкнутый цикл.

    На этот реактор возлагают большие надежды: упомянутый выше естественный контур защиты не позволяет разогнать его до тяжелых аварий. Но здесь придется столкнуться с рядом проблем. Задачи, связанные с наработкой плутония, уже в какой-то степени решали. А вот переработка ядерного топлива после быстрых реакторов — вопрос открытый. Здесь нужно обеспечить короткую выдержку топлива: оно горячее и с высоким радиационным фоном. Нужно создавать новые технологические процессы, отрабатывать их на стендах и внедрять.

    Если задача по замыканию ядерного топливного цикла будет решена, то в масштабах жизни человека мы получим практически неисчерпаемый источник энергии.


    Параллельно необходимо довести до конца решение задачи по выводу отходов из цикла без нарушения естественного радиационного баланса Земли. Проектируемый топливный цикл должен обеспечить возврат ровно того же количества радиации, которое мы извлекли. Теоретически эта задача просчитана и может быть решена. Дело за практикой.

    В отличие от прошлого века, когда необходимо было получить ядерное оружие и заодно ядерную энергетику любой ценой, а экономику никто не просчитывал, сейчас задача состоит в том, чтобы все было энергоэффективно, экономически целесообразно и с обеспечением естественной безопасности. И кто-то это все должен делать. Так что спецы по данному и смежным направлениям без работы не останутся.
    Leader-ID
    Компания

    Похожие публикации

    Комментарии 26

      +4
      Уверена, это будет интересно тем, кому пришелся по вкусу рассказ про международную стройку 500-мегаваттного термоядерного реактора ITER… Сегодняшний рассказ — о новых технологиях мирного атома: замыкании ядерно-топливного цикла и двухкомпонентной ядерной энергетике.
      Было бы интересно почитать о Ториевый топливный цикл. С одной стороны согласно wiki вроде как "… В двадцать первом веке потенциал тория с точки зрения нераспространения ядерного оружия и снижения производства ядерных отходов привели к возобновлению интереса к ториевому топливному циклу...", а с другой стороны в открытых публикациях особого интереса что-то не наблюдается. WTF?
        +2
        Торий годится для чисто гражданской энергетики, наработки оружейных делящихся веществ с ним нет. Потому-то везде использовали уран. В результате сейчас есть много уже наработанного урана, есть технологии, целая промышленность по его переработке.
        На ближайшие годы (десятилетия) на уране базироваться будет просто дешевле (хотя с нуля было бы дешевле работать с торием). А там — посмотрим, дойдёт когда-нибудь дело и до тория.
          0
          Торий годится для чисто гражданской энергетики, наработки оружейных делящихся веществ с ним нет.

          Почему нет? В цепочке ядерных превращений тория U-233. Индия и США испытывали бомбы с применением этого изотопа. Пока торий просто не нужен, урана с уже отработанными методиками добычи, производства и использования хватит ещё лет на сто. Хотя Индия пытается развернуть масштабную программу ториевых реакторов, у них своего урана почти нет, а тория много.
            0
            Собственно, Вы пишете то же, что и я: для военных применений торий в широкое использование не пошёл, в результате наработали технологии с ураном. И его теперь столько, что надолго хватит.
              0
              Да, не пошёл, потому что есть U-235, доступный по сути сразу из руды, и Pu-239, который производить легче, чем создавать ториевый цикл. Если начнут широко использовать ториевые реакторы, появится и оружие с ним, сам по себе торий для этого пригоден. На самом деле, любые делящиеся материалы с возможностью вызвать в них цепную реакцию или иным способом заставить их быстро делиться пригодны, отличие в сложности реализации.
                0
                отличие в сложности реализации
                несомненно
        +3

        Можно ли данную технологию использовать, чтобы на каких-нибудь этапах производственной цепочки, помимо энергии, получать еще и новые материалы или ценные химические элементы?

          +1
          Если идёт только проработка для захоронения (как сейчас) — выделение конкретных элементов может оказаться слишком дорогим.
          Если же будет глубокая переработка — то, может быть, это станет и выгодным.
          –5
          Тяжёлые гиператомы с высокой изотопной распространённостью (например, гиператом U-238 — Уран-238), в принципе, легко поддаются «ручному анализу» (то есть «анализу в уме»). Редкие же тяжёлые изотопы (например, U-235 и Плутоний-239 (P-239)) следует аккуратно «выводить» по их гиператомным реакциям. Но, в любом случае, существует вероятность ошибок в таких «выкладках». Необходимо, увы, также учитывать существующую в протонауке «путаницу с изотопами» вследствие «ядерно-электронной атомной модели». Кроме того, некоторые «химические элементы», которые в ГиперАтомной Модели уместно рассматривать «отдельно», в протонауке банально «отсутствуют», то есть «свалены в кучу» в «элементах-гибридах» (например, в олове Sn)…

          ГиперАтомная «арифметика» «вывода» гиператомов P-239 и U-235.

          Sn = (Ni'Ni)

          U-238-(120-(60’60)’118-(60’58-(30’28))) = (Sn-120-(60’60) ’ Sn-118-(60’58-(30’28)))

          P-239 = (Sn-120-(60’60) ’ ?-119)

          Co-59-(32’27) = (S-32-(16’16) ’ Al-27-(16’11))

          ?-119 = (Ni-60-(32’28) ’ Co-59-(32’27))

          Sn? = (Ni'Co)

          Sn?-119-(60’59) = (Ni-60-(32’28) ’ Co-59-(32’27))

          P?-239-(120-(60’60)’119-(60’59)) = (Sn-120-(60’60) ’ Sn?-119-(60’59))

          U?-235 = (?-119 ’ ?-116)

          ?-116 = (Co-59-(32’27) ' ?-57)

          ?-57 = (P-30-(16’14) ' Al-27-(16’11))

          Co? = (P'Al)

          Co?-57-(30'27) = (P-30-(16’14) ' Al-27-(16’11))

          Sn? = (Co'Co)

          Sn?-116-(59'57-(30'27)) = (Co-59-(32’27) ' Co-57-(30'27))

          U?-235-(119-(60’59)’116-(59'57-(30'27))) = (Sn?-119-(60’59) ’ Sn?-116-(59'57-(30'27)))
            +2
            Не стоит воровать термины: гиператом — это атом, у которого в ядре протон или нейтрон заменены соответствующим по заряду гипероном. Ничего общего, короче говоря.
              –3
              :) «всё уже украдено до нас». Но этимология «гиператома» в эфирной науке, действительно, не имеет ничего общего с соответствующими протонаучными терминами и в основе своей происходит из принципов «эфирной гиперобъектности». Гиперобъект просто напросто состоит из субобъектов. Например, гиперкластер состоит из субкластеров, гиперсеть — из субсетей (подсетей), и так далее. Но даже то, что гиператом состоит из субатомов (субатом — это или гиператом следующего уровня, или простейший атом — протон), не является по сути чем-то принципиально новым и «украдено» из «распада атомов»…
                +1
                Откуда вы берётесь-то
                  –1
                  :) а Вы как думаете?
                    +1
                    Диагноз, на самом деле, не сложен.
                    Обилие превосходных приставок - явный признак
                    image
                      –1
                      :) Bedal, дружище, этот «снимок» — не из Эфирной Теории Всего. То есть не имеет никакого отношения к эфирной науке…
                        +2
                        Диагноз — тот же.
                          –2
                          :) то есть, если что-то не соответствует Вашим «учебниковым знаниям», то Вы сразу готовы ставить «диагноз»? Или тут что-то другое? Чем, собственно, Вас так «задела» «Эфирная Атомная Модель» («ГиперАтомная Модель»)? Мне на самом деле это интересно. Гиператомы — это неотъемлемая часть эфирной парадигмы и основа теоретической базы ГиперАтомного Реактора (Эфирного Реактора). Вы боитесь, что Ваши знания и работы из-за «гиператомов» станут «неактуальными»? Просто Ваша реакция явно вышла за рамки адекватности. Но хотелось бы думать, что примитивный троллинг — не есть Ваша основная суть…
                            +2
                            К доктору!
                              –2
                              К доктору!

                              bedal.ru/BlackHole.html
                              Мы живём в Чёрной Дыре. А-а-а!


                              :) Bedal, моя оплошность. Надо было сразу Вас «почитать». Думал, что Вы имеете хоть какое-то отношение к атомной энергетике. Открыл Ваш «сайт», и сразу всё стало ясно. Все вопросы к Вам снимаются — «такое» просто «не лечится»…
                                +1
                                Вас эээ… и «читать» не надо, по паре комментариев диагноз ставить можно.
                                  –3
                                  Вас эээ… и «читать» не надо, по паре комментариев диагноз ставить можно.

                                  Vlad Zaytsev
                                  vk… Интеллигентное упитанное животное
                                  habr… The Digital Banya


                                  :) Влад, дружище, к Вам вопрос тоже, само собой, снят…
                                    +2
                                    Ох, вы еще в мой твиттер не заходили!
                    +1

                    Эфирщики самозарождаются как мыши в соломе. Поэтому бороться с ними бесполезно

              0
              Круто.
              Скоро весь мир будет приезжать к нам заряжать айфоны.
                +1
                Ну, не скоро, а где-то во второй половине текущего столетия. И не приезжать, а приходить :)

                Скорее шутка, конечно же, но после исчерпания доступных запасов угля, газа и нефти, замкнутый ядерный цикл выглядит пока единственных способом получения энергии в объемах сравнимых с современными. Тему тормозят отказ многих стран от ядерной энергетики и упавшие цены на уран — нет стимула заниматься повторным его использованием. Ну и о столь отдаленном будущем, где уже не будет газа-батюшки и нефти-матушки тоже никто не задумывается, пока что…
                0
                слабо как-то в это всё верится. Я еще был ребёнком (а это 25-30 лет назад), когда отец мне рассказывал что цикл скоро будет замкнутый, что для этого есть все инструменты, но это скоро всё никак не наступит. Зато о том что у всех будут смартфоны в кармане — никто не говорил, а они у всех есть.

                Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                Самое читаемое