CRISPR для чайников, или Краткая справка по быстрому редактированию ДНК

    Возможность изменять фрагменты ДНК всегда была святым Граалем биотехнологии и медицины. CRISPR позволяет делать это с невиданной ранее скоростью и эффективностью. Считайте, что биологи раньше работали на пишущей машинке, а благодаря CRISPR в одночасье пересели на MacBook. Не зря открытие этого метода в 2020 году удостоилось Нобелевской премии по химии.

    Резка молекулы ДНК с помощью CRISPR-Cas9 (рис. Джанет Иваса)
    Резка молекулы ДНК с помощью CRISPR-Cas9 (рис. Джанет Иваса)

    Под катом — рассказ о появлении CRISPR, принципах работы и применении в настоящем и будущем. Да, вы все верно поняли, это про редактирование коров, синюю клубнику и арбузы размером со сливу с Aliexpress.

    Эта статья — переработанная версия лекции Бориса Климовича, научного сотрудника Университетской клиники Тюбингена и Немецкого центра исследований рака (DKFZ), которая прошла в конце ноября при поддержке Точки кипения ЯрГУ.

    Признание к CRISPR пришло в 2012 году — после публикации нобелевской работы. Но, как это обычно бывает в науке, открытие — не личная заслуга пары авторов. В этот раз участников событий было много, и началось все вовсе не с генетики.

    Все началось с «грязекопателя»

    Аббревиатура CRISPR появилась в конце 80-х в ходе исследований солончаков рядом с испанским городом Аликанте. Аспирант Франсиско Мохика изучал архебактерий, живущих в соленой воде, и наткнулся на странные палиндромные последовательности в их геноме. 

    Фрагменты длиной около 30 нуклеотидов повторялись много раз и отделялись друг от друга уникальными участками ДНК примерно такой же длины.

    Упрощенно обнаруженная структура выглядела так:

    На тот момент никто не понимал, зачем нужны эти структуры. Сошлись на том, что они необходимы для некой регуляции (стандартное «объяснение» в биологии, когда ничего не понятно). Структурам сначала дали название SRSR (Short Regularly Spaced Repeats), а потом переименовали в CRISPR (Clustered Regularly Interspaced Palindromic Repeats).

    Продолжив работу в том же направлении, Мохика нашел похожие повторы у многих других бактерий. И эта закономерность привлекла внимание.

    В 2002 году рядом с CRISPR-массивами у всех бактерий выявили похожие на них структуры — группу белок-кодирующих генов, которую назвали «очень оригинально» — CAS (CRISPR-Associated Genes).

    Продвинуться дальше помог своего рода «генетический Google»: GenBank, куда ученые складируют все прочитанные последовательности ДНК. К началу 2000-х годов там накопилось уже достаточно информации, чтобы при помощи алгоритмов BLAST найти, в каких организмах встречаются похожие CRISPR-последовательности.

    GenBank — открытая аннотированная база генетической информации. На июнь 2019 года в ней содержалась информация о 329 млрд пар оснований и 213 млн последовательностей. Источник — American Health Information Management Association
    GenBank — открытая аннотированная база генетической информации. На июнь 2019 года в ней содержалась информация о 329 млрд пар оснований и 213 млн последовательностей. Источник — American Health Information Management Association

    Поиск выявил интересную вещь: фрагменты CRISPR встречаются в ДНК бактериофагов — вирусов, которые инфицируют бактерии и убивают их. Получается, что бактерии хранят внутри себя фрагменты ДНК своих злейших врагов. 

    Так возникла ключевая догадка о том, что CRISPR — это иммунная память бактерий, сохраняющих информацию о вирусах, которыми болели.

    Сформулировав эту теорию, Мохика сел писать статью, которую отправил в самый престижный биологический журнал — Nature. Статью отклонили. Затем он пытался ее пристроить в четыре других журнала, но успеха добился лишь через 18 месяцев. 

    Кстати, в этом он далеко не рекордсмен. В свое время работу Линн Маргулис, предложившую популярную нынче гипотезу симбиогенеза, отклоняли 15 раз! Можно сказать, что Мохика повезло. Его работу опубликовали быстрее, а идея нашла своих сторонников.

    Основная функция CRISPR

    Следующий шаг в развитии технологии сделал микробиолог Филипп Хорват. В своей докторской работе он исследовал закваски к эльзасской квашеной капусте, а если точнее — молочнокислые бактерии, которые ее квасят.

    С появлением CRISPR закваска капусты стала беспроблемным делом (нет, саму капусту не трогали)
    С появлением CRISPR закваска капусты стала беспроблемным делом (нет, саму капусту не трогали)

    После докторской он ушел в молочную промышленность, где столкнулся с проблемой бактериофагов. Они сильно вредили заквасочным культурам, производители молочных продуктов несли огромные убытки. Ховарт искал способы сделать закваски устойчивыми к бактериофагам и наткнулся на работы о CRISPR. Исследуя эту тему, он доказал, что устойчивые к вирусам бактерии перенимают часть их ДНК.

    Бактериальная клетка, которая перенесла инфекцию бактериофагом и не умерла, нарезает его геном на мелкую «вермишель», встраивает в CRISPR-массивы и передает эту информацию своим потомкам, которые становятся устойчивыми к бактериофагу.

    Позже компанию, в которой работал Хорват, купила корпорация DuPont. А поскольку она производит примерно 40% заквасок для современной молочной промышленности, вы практически наверняка сталкивались с CRISPR в составе йогуртов, пиццы или сыра.

    Работы Хорвата показали, что CRISPR-массивы — это действительно иммунная система бактерий.
    Это работает так: кусочки ДНК бактериофагов сохраняются в ДНК бактерий в виде CRISPR-массивов. Затем они превращаются в РНК. В этом же куске генома у бактерий кодируется так называемая тракр-РНК (tracrRNA). Вместе они формируют guideRNA, или наводящую РНК, которая затем объединяется с белком Cas9.
    Cas9 — это нуклеаза, фермент, который умеет резать ДНК. При помощи guideRNA этот фермент наводится на специфический сегмент в ДНК бактериофага, садится на него и разрезает, как ножницами, чем нарушает размножение вируса.

    Нобелевская статья по редактированию генов

    Когда две замечательные женщины-ученые Эммануэль Шарпантье и Дженнифер Даудна встретились на конференции в Коста-Рике, предназначение CRISPR уже было известно. Им пришла в голову смелая идея: приспособить эту систему для резки любой ДНК. Они объединили силы своих лабораторий и в 2012 году в журнале Science опубликовали результаты работы.

    Иллюстрация из оригинальной статьи
    Иллюстрация из оригинальной статьи

    Им удалось объединить две РНК в одну single guide RNA и показать, что механизм резки работает.

    Тут надо пояснить, что резка — это и есть основной этап редактирования ДНК. А CRISPR — генетические ножницы. Все детали ниже.

    За эту работу в 2020 году они получили Нобелевскую премию по химии.

    Эммануэль Шарпантье и Дженнифер Даудна
    Эммануэль Шарпантье и Дженнифер Даудна

    Это событие уникально по двум параметрам. 

    Во-первых, это первая премия, которую получили две женщины без сопровождающей мужской компании.
    Во-вторых, эта премия очень «быстрая». С момента публикации до ее присуждения прошло всего восемь лет.

    Влияние технологии CRISPR проще всего проиллюстрировать, показав частоту упоминаний этой аббревиатуры в научной литературе, которая после 2012 года растет как на дрожжах.

    Число упоминаний CRISPR в научной литературе
    Число упоминаний CRISPR в научной литературе

    Второй показатель — количество патентов.

    Эта статистика показывает, насколько все изменилось. Технологии редактирования генома предлагались и ранее, но ни одна из них не достигла такого успеха.

    Как происходит редактирование ДНК

    Первая нобелевская статья демонстрировала редактирование ДНК в пробирке. Перед учеными стояла амбициозная задача — повторить процесс в клетках человека. Фэн Чжан из MIT оптимизировал процесс, сделав его совместимым с живыми клетками, у которых есть ядра.

    Фэн Чжан перенес технологию из пробирки в живые клетки

    В 2013 году после публикации работы Чжана эта тема стала доминирующей. Появились сообщения о том, что отредактировали геном человека, мыши, дрожжей, ниматод, дрозофилы, резуховидки Таля, рыбки данио-рерио — всех имеющихся у биологов модельных объектов.

    Важно понимать, что ДНК — это очень стабильная молекула. Ее можно кипятить или оставлять лежать в земле на сотни тысяч лет.

    Самая старая секвенированная ДНК на сегодняшний день имеет возраст 1,7 млн лет.

    Однако молекула ДНК очень чувствительна к разрывам. Если это случается, клетка запускает процесс починки ДНК. Он может идти двумя путями:

    • Не гомологичный вариант — когда место разрыва устраняется с дефектами. В результате в ДНК может появиться маленькая вставка или произойти потеря фрагмента. Генетический код — это типлеты, то есть три нуклеотида кодируют одну аминокислоту. Если вы вырезали два или вставили четыре нуклеотида, нарушится последовательность, кодирующая белок. Возникнет сдвиг рамки считывания, в результате которого ген фактически перестанет выполнять свою функцию, так как клетка не сможет использовать его информацию, чтобы синтезировать функциональный белок.

    Сломать ген можно было и раньше, просто это довольно трудоемко: надо облучать гены радиацией, месяцами искать мутации. Благодаря CRISPR процесс стал гораздо проще.

    • Гомологичная рекомбинация. У всех животных в клетках как минимум две копии каждой хромосомы. Если возникает разрыв, клетка может использовать вторую хромосому и на ее основании достроить поврежденный участок — скопировать его в поврежденную хромосому. В этой ситуации клетку можно обмануть и подсунуть ей вместо второй хромосомы похожий фрагмент ДНК, но с мутацией. Тогда клетка починит разрыв, встроив в него то, что мы подсунули, — так называемую матрицу.

    За счет прицельно вносимого разрыва, который делает CRISPR, появилась возможность очень просто и эффективно заменять фрагменты в геноме — вносить строго определенные мутации и чинить сломанные гены. Но есть проблема: репарация чаще всего проходит по не гомологичному пути. Существуют разные методы, позволяющие сдвинуть процесс в сторону гомологичной репликации, но пока они работают не очень хорошо.

    Левая ветвь — не гомологичный вариант замены, приводящий к разрушению гена, правая — успешная починка подходящим фрагментом
    Левая ветвь — не гомологичный вариант замены, приводящий к разрушению гена, правая — успешная починка подходящим фрагментом

    Технологии редактирования генома существовали и ранее. Но они требовали сборки так называемых кастомных белков — под заказ. Для каждой операции нужно было собирать новый белок. Это занимало несколько недель и даже месяцев. Стоил каждый такой белок несколько тысяч евро. А CRISPR-реагенты стоят 10‒20 евро — в сотни раз меньше. Стало возможным проводить эксперименты гораздо быстрее и в огромных масштабах. Если вам в воскресенье пришла хорошая идея, то через неделю у вас уже будет клеточная линия с готовой мутацией, — и идею можно будет проверить.

    Естественно, это подтолкнуло развитие биотехнологий и промышленности. Появились тысячи компаний, которые пытаются коммерциализировать CRISPR. Параллельно идет патентная война между MIT и Университетом Беркли, где работает Дженнифер Даудна.

    Применение CRISPR-Cas9

    Что можно сделать с помощью CRISPR? Можно сломать, починить, заменить практически любой ген в геноме. Факт: биологи любят ломать гены, чтобы выяснить, как они работают.

    Можно сделать хромосомную перестройку. Это очень важно в онкологии, где ряд заболеваний вызывают хромосомные перестройки.

    На следующем этапе технологию улучшили, лишив Cas-нуклеазу активности — сделали ее не режущей. Одновременно «пристегнули» к ней другие ферменты. В итоге она просто садится на строго определенный фрагмент ДНК и может его редактировать, не вызывая повреждений. Например, менять азотистые основания без внесения разрывов в ДНК, что очень важно для биомедицинских задач.

    Ученые уже научились активировать или репрессировать работу гена — редактировать эпигеном. Известно, что некоторые гены в организме метилированные, кроме того, существуют специальные белки — гистоны, которые связаны с ДНК. Все это определяет, как ведет себя клетка. CRISPR позволяет влиять и на это.

    При помощи CRISPR можно производить высокоточную микроскопию участков генома. Это создает огромные возможности для изучения и настоящий взрыв технологий, который до 2012 года невозможно было себе представить.

    Редактируем коров, собак и помидоры

    Для чего еще используется подобное редактирование? Например, пятна у породы коров сделали из черно-белых серо-белыми. Считается, что так они лучше переносят жару.

    Собакам породы бигль добавили мышц. Практический смысл этой, несомненно, большой работы мне неясен. Но работу выполняли китайцы. Возможно, у них свое представление о прекрасном.

    Человеческих органов для пересадки всегда не хватает, поэтому пересаживают органы свиней. Но тут есть проблема: у них в геноме присутствует много спящих ретровирусов, которые после пересадки могут активироваться и угрожать здоровью пациента. У свинок на фото эти фрагменты в геноме инактивировали.

    Еще пример: с помощью CRISPR отредактировали количество ветвлений на томатной ветке. А также размеры плодов. Все это на фото выше.

    Отредактированных растений уже очень много. О масштабах можно судить по количеству публикаций в научных журналах.

    Теперь вы знаете, откуда на Aliexpress семена синей клубники, черных помидоров и арбузов размером со сливу
    Теперь вы знаете, откуда на Aliexpress семена синей клубники, черных помидоров и арбузов размером со сливу

    Но в магазинах (по крайней мере в Европе) CRISPR-модифицированных продуктов нет. Это связано исключительно с осторожностью регулятора, на мой взгляд, излишней. 

    Раньше генетически модифицированные продукты в Европе запрещали, потому что не знали, что произойдет, если эти модифицированные растения попадут в дикую природу. Может быть, если генно-модифицированная кукуруза «ворвется» в леса, там вымрут все березы. Также не знали, как они повлияют на здоровье человека в долгосрочной перспективе, потому что при модификации использовали генетические элементы из других организмов.

    CRISPR позволяет вносить мутации, не оставляя следов, поскольку внедряемые РНК и белок в клетке деградируют. От них ничего не остается, сохраняется только сама мутация. Фактически CRISPR делает то же самое, что происходит при селекции. Несмотря на это, суперосторожные регуляторы решили, что разрешать CRISPR пока не стоит.

    Я, как ученый, считаю, что нужно разрешать, и тогда нас ждет настоящий взрыв технологического развития. С помощью CRISPR мы сможем решить очень многие проблемы, в том числе связанные с глобальным потеплением.

    Например, вывести засухоустойчивые или более продуктивные сорта растений, которые позволят использовать меньше пахотных земель, не применять пестициды или удобрения.

    CRISPR в биомедицине

    Самый волнующий вопрос — применение CRISPR в биомедицинских исследованиях для улучшения жизни больных людей (а может, и здоровых — в перспективе). Главная сложность тут — в доставке «генетических ножниц» в клетки человека. Допустим, нам нужно починить неработающий ген, который вызывает болезнь. Но чинить его надо в целом органе или даже во всем теле. 

    К примеру, мутацию, вызывающую диабет, надо чинить во всей поджелудочной железе. Это непросто, потому что клетки прекрасно себя защищают от вторжения чужеродной ДНК. Поэтому исследователи начали с тех вещей, которые можно из человека вынуть, отредактировать в пробирке, затем размножить и вернуть обратно, — с костного мозга и крови.

    Здесь показано, как с помощью CRISPR лечат бета-талассемию и серповидноклеточную анемию. 

    Эти болезни вызваны двумя разными мутациями в гене бета-гемоглобина.

    Больным бета-талассемией нужны частые переливания крови. У больных серповидноклеточной анемией эритроциты забивают сосуды. Качество жизни у них низкое, и есть риск ранней смерти.

    Что в такой ситуации позволяет сделать CRISPR? У человека есть третий ген гемоглобина — фетальный гемоглобин, который активен только у эмбрионов до рождения. После рождения он выключается, работают взрослые альфа- и бета-гемоглобины. CRISPR позволяет включить ген фетального гемоглобина — выключив ген, который его контролирует.

    У двух больных женщин забрали клетки костного мозга и при помощи вируса внедрили в них CRISPR-конструкцию, которая инактивировала ген BCL11A. В этих клетках заработал фетальный гемоглобин. Правильно отредактированные, отселектированные и размноженные клетки вернули пациентам обратно — пересадили им их же костный мозг. После этого пациентке с бета-талассемией, которой нужно было в среднем 16 переливаний крови в год, в течение года не понадобилось ни одной процедуры. То же произошло и с больной серповидноклеточной анемией — их реально вылечили.

    Эти работы перешли на следующую стадию клинических испытаний — в ближайшее время этот метод может войти в повсеместную практику.

    Следующее направление работы — терапия ВИЧ. Есть люди, которые не заражаются вирусом иммунодефицита человека за счет мутации в гене CCR5 — делеции в 32 нуклеотида. Если у человека обе копии гена мутированы, вирус просто не может проникнуть в их клетки.

    У части пациентов на фоне ВИЧ развивается лимфобластный лейкоз (рак крови). Если другие методы терапии не помогают, больным лимфобластным лейкозом часто пересаживают костный мозг. В этом случае взяли костный мозг у донора, который подходил для лечения лейкемии.

    Перед пересадкой клетки отредактировали с помощью CRISPR, выключив в них ген CCR5, — повторили мутацию, которая существует в природе. Пересадка вылечила пациента и от лейкоза, и от ВИЧ.

    На мой взгляд, это одна из самых ярких демонстраций возможностей CRISPR.

    CRISPR и этика

    Говоря о ВИЧ, нельзя не вспомнить о самом нашумевшем случае использования CRISPR. Это история 2018 года. Виновник событий — Цзянькуй Хэ, китайский ученый, который провел эксперимент с редактированием человеческих эмбрионов.

    За редактирование ДНК человека Цзянькуй Хэ получил три года тюрьмы
    За редактирование ДНК человека Цзянькуй Хэ получил три года тюрьмы

    Он занимается ЭКО. Получив эмбрионы от пар, где отцы были инфицированы ВИЧ, он попытался с помощью CRISPR выключить в них ген CCR5. В результате эксперимента родилось трое внешне здоровых детей.

    Однако произошло лишь частичное редактирование. У одной девочки первая копия гена получилась с 15-нуклеотидной делецией, чего оказалось недостаточно, чтобы ген перестал функционировать. А вторая копия гена — без изменений. В итоге никакой защиты девочка не получила. Со второй девочкой получилось лучше, но ген все равно остался частично функциональным.

    Проблема этого эксперимента — в нарушении этических норм и законов. Как выяснилось, Цзянькуй Хэ фальсифицировал разрешение этической комиссии, которая не одобрила это исследование. Во всех странах у нормальных ученых это означает полный запрет, но он его проигнорировал. Кроме того, эксперимент был плохо подготовлен, исследователь не взвесил возможные риски. Редактирование толком не получилось, а последствия этих экспериментов могут проявить себя позже. CRISPR не обладает стопроцентной точностью, он может вносить мутации где-то еще в геноме. И где он их внесет, предсказать сложно.

    Если бы все дети с ВИЧ умирали, это меняло бы дело. Но с современными препаратами ВИЧ-инфицированные матери рожают ВИЧ-негативных детей более чем в 90% случаев. Поэтому эксперимент был еще и бессмысленный.

    Ни один ученый в мире не сомневался, что технически метод CRISPR позволяет редактировать эмбрионы, то есть научной новизны в этом эксперименте тоже не было. Но это надо было делать с соблюдением всех норм и другим уровнем подготовки. А главное, технология еще недостаточно созрела, чтобы со стопроцентной гарантией отредактировать только нужное место в геноме и ничего не сломать в остальных.

    Гражданин Хэ подорвал веру в ученых, получив вал критики, почти полмиллиона долларов штрафа и три года лишения свободы. 

    Я думаю, до широкой практики редактирования человеческих эмбрионов нам далеко. Но, безусловно, когда-то мы к этому придем, и при помощи CRISPR будут лечить тяжелые наследственные заболевания. 

    Кому сейчас доступен CRISPR

    Поработать с CRISPR могут «не только лишь все»©. В интернете за небольшие деньги можно купить набор, где есть все необходимое. 

    Некоторые экспериментируют прямо на собственной кухне
    Некоторые экспериментируют прямо на собственной кухне

    Если у вас есть мало-мальски оборудованная лаборатория для простейших молекулярно-биологических экспериментов, начать работать с CRISPR будет легко. И это действительно фантастический инструмент, который невероятно ускорил прогресс биомедицинской науки. 

    Вся эта история учит нас тому, что даже ковыряясь — буквально — в грязи, можно сделать невероятные открытия. Ну и еще тому, что наука интернациональна. 

    Нет никакой российской науки, немецкой науки, есть интернациональная наука.

    Та же Эммануэль Шарпантье работала сначала в Нью-Йорке, потом в Мемфисе, в Вене, в Швеции, в Ганновере, а прямо сейчас работает в Берлине. Поэтому задача ученого — знать хотя бы один международный язык и пытаться развивать собственную мобильность — двигаться, искать связи и сотрудников, новых коллег. Шарпантье и Даудна встретились на конференции, заинтересовались общей проблемой и в итоге получили Нобелевскую премию. Кто знает, как бы сложилась история CRISPR, не будь этой встречи.

    Leader-ID
    Компания

    Похожие публикации

    Комментарии 22

      0

      Спасибо за статью! Концовка правда напомнила о возможности молекулярной биологии на кухне, что в последнее время все больше настораживает

        +1
        Существуют ли какие-либо фундаментальные препятствия для процедуры тотального изменения генома уже взрослого человека?
        Например, если мы хотим увеличить стойкость клеток к радиации, путем выработки большего количества антиоксидантов в организме, стойкость к ультрафиолету, сделав путем изменения генома кожу насыщенной меланином как у негров, или победа над старением у уже родившегося и выросшего человека?
          0
          Думаю, главная проблема это доставка во все нужные клетки и только в них.
            0
            Имхо в статье определенный ответ на это уже есть.
            Кровь.
            Используй то что по рукой, и не ищи себе другое.=)

            Ну подумаешь, укол. =)

              0
              Это так не работает. Вам нужен вектор, который проникнет через клеточную мембрану и доставит ДНК в ядро. Обычно для этого используют вирусы, но гарантированно ввести ДНК во все (или даже во многие) клетки взрослого организма сейчас нельзя.
            0
            Я думаю такие вопросы надо задавать специалистам, а не на хабре. Тут вам максимум выскажут свое авторитетное мнение.
              +1
              Основная проблема даже не в точности CRISPR (всегда будут ошибки), и не в средствах доставки (хотя доставлять вектор во все клетки взрослого организма мы сейчас тоже не умеем).

              Мы сейчас не знаем, как можно улучшить организм. Знаем множество путей что-нибудь сломать. Можем изменять геном, чтобы его было проще изучать. Можем даже добавить иммунным клеткам ген антител к специфическому эпитопу. Но как улучшить человека — пока непонятно. Вот поэтому даже для редактирования эмбрионов приходится придумывать очень заковыристые задачи, которые нельзя решить другими, более простыми способами.
                0
                Ну, на мышах испробовали генную инженерию, введя в эмбрионы мышат кусок гена, который превращал часть клеток в стволовые, при активации специальным веществом. Мышь родилась, состарилась, участок гена активировали — мышь магически омолодилась, потом умерла от рака. Рак лечить явно со временем научатся (есть же животные, которые им вообще не болеют, как крокодилы, или те, кто отращивают каждый год себе новый орган, и рак их не беспокоит, например ящерицы, отбрасывающие хвост, или лоси, сбрасывающие рога), так что омоложение возможно, если возможно доставить всё, что нужно, в клетки взрослого человека
                  0
                  Это очень крутая статья, спасибо вам за ссылку. Но есть ряд важных нюансов.
                  Во-первых, это линии мышей, которые были получены за счет модификации зиготы, а не взрослого организма, как предлагали в начале обсуждения.
                  Во-вторых, в этой статье авторы смогли улучшить предыдущие подходы. Они предложили вместо постоянной индукции факторов плюрипотентности делать это циклически, чтобы уменьшить негативные эффекты. Но это все еще лишь начальная стадия исследований. Неизвестно, будет ли эффект на мышах дикого типа (в работе использовали быстростареющих мышей); неизвестно, как эти мыши будут реагировать на другие варианты стресса.
                  В-третьих, непонятно, как эти исследования переносить на человека. Даже когда мы полностью поймем все на мышах (а для этого потребуется еще некоторое время), все равно для человека потребуется оптимизация (точная частота индукции, дозы и т.д.). Но это очень рискованные эксперименты — ведь слишком сильная индукция приводит к раку и сокращению жизни. Кроме того, подобные исследования можно проводить только на взрослых людях, а набрать необходимую статистику будет очень сложно. То есть только этот пункт откладывает применение такого подхода на человеке на 100+ лет.

                  Я не спорю с тем, что мы точно научимся и редактировать людей в терапевтических целях, и даже улучшать геном человека. Но это гораздо более длительный процесс, чем многим кажется. CRISPR — это замечательный инструмент, но сейчас он гораздо полезнее для исследований и практического применения в специальных хорошо изученных случаях с выделенными клеточными культурами. До практики, которую нам рисует воображение, надо еще долго ждать.
                    0
                    Были же эксперименты не только на мышах, тоже успешные. В том числе изменения уже на старых.Так же против рака на животных применяли, успешно.
                    Китайцы на больных людях в терминальной стадии то ли собираются тестировать, то ли уже.
                    Вообще, факторы старения выявляются. И если шанс на смерть каждый год больше 50%, то шанс получить рак не так уж рискован. Почему нет? Даже с 99% шансом умереть и 1% на успех, очень многие хотели бы им воспользоваться, т.к. жизнь в старости — выживание вопреки.

                    100 лет слишком долго. Даже если вообще запретят технологию применять на людей во всех развитых странах, и то, будет быстрее. Даже при обычном подходе, применение чего-то нового занимает меньше 20 лет. А в этой технологии заинтересованы очень многие. Тесты можно проводить почти сразу на умирающих людях, затем на безнадёжно больных, набирая статистику.
                  +1
                  www.cell.com/cell/fulltext/S0092-8674(16)31664-6?_returnURL=https%3A%2F%2Flinkinghub.elsevier.com%2Fretrieve%2Fpii%2FS0092867416316646%3Fshowall%3Dtrue
                  Ссылка на исследование. Там же картинки мышей.
                  0

                  Всё слишком сильно взаимосвязано. Кроме того, человек живёт долго, и последствия могут проявится не сразу. Например, начали вырабатывать больше антиоксидантов — и через несколько лет внезапно отвалилась печень, потому что какие-нибудь механизмы работы её клеток оказались связаны с антиоксидантами, и если их слишком много — что-нибудь ломается.

                    0
                    Надеюсь, весь этот прогресс в полупроводниковых технологиях был не зря, и мы вскорости создадим достаточно достоверную модель человеческого тела, которая описывала бы все реакции, происходящие в нём.
                      +1

                      Я имею некоторый опыт с медициной. Увы, мы далеки от понимания всех реакций. А уж к их комплексному пониманию, а не "лечим печень, отваливаются почки", нам как до Луны.

                        0
                        До этого пока очень далеко, задача слишком комплексная.
                    0
                    Отличная статья! Спасибо.
                    Цзянькуй Хэ — герой, Регулятр -муд… к. Очевидно же, что этот фарш взад уже не провернуть никак, так чего тестикулы мять? Не можешь остановить-возглавь.

                    PS. Имею вполне шкурный интерес. Надо себе и возможно детям поправить: Ген протромбина и Ген V фактора свёртываемости крови. Ждёмс.
                      +1

                      "Гомологичная репликация"
                      наверное вы имели ввиду гомологичная рекомбинация. recombination repair.

                        0

                        "Но в магазинах (по крайней мере в Европе) CRISPR-модифицированных продуктов нет."
                        кстати я не очень понимаю как это возможно. вся, например, кукуруза мирового рынка модифицированна. может не криспером, а gold nano particles или еще чем то не важно, это не селекция, а целенаправленная модификация… и чем там ее производили никто не скажет. пребывая в Европе, в супермаркетах наблюдал те же самые китайские яблоки, что и на родине, чем уж там они сделаны, одному богу известно...

                          +1
                          Надо бы прикупить, пока не запретили.
                          А то ведь было время, когда, вещества, не вызывающие нар… зависимость, были разрешены.
                          Вон с этого года веселье и смех, не для медицинского, промышленного или технического применения, запретили.
                          Яндекс CRISPR оборудование купить
                            0
                            Там многое(самое важное) с ограниченным сроком годности. Вот если самому научится синтезировать — другое дело.
                            –2
                            Мне от таких статей, страшно дышать одним воздухом с остальными людьми. Надо валить в космос, там изоляция, там хорошо.
                              –1
                              Я, как ученый, считаю, что нужно разрешать, и тогда нас ждет настоящий взрыв технологического развития.

                              А я что нужно запретить лет на 200. В самой статье пример — эксперименты начинают с редактирования детей. Пока такой уровень морали — только полный запрет.

                              Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                              Самое читаемое