Как стать автором
Обновить
34.52
Рейтинг
New Professions Lab
Обучение в области работы с данными с 2015 г.

«Мне кажется, мы приближаемся к тому времени, когда каждый будет уметь кодить. Код – это свобода»

Блог компании New Professions Lab Open source *Data Mining *Big Data *
Recovery mode
Хабр, привет! Мы продолжаем серию интервью с выпускниками Newprolab, в которой они рассказывают о своей истории перехода в область работы с большими данными. Истории все разные и будут интересны тем, кто задумывается о смене карьерной траектории или о том, как новые знания могут помочь решать в том числе текущие задачи. Сегодня у нас, скорее всего, второй вариант. Знакомьтесь – Дмитрий Родин, в душе разработчик, контрибьютер open source аналитической платформы Rockstat; со-основатель, со-автор и преподаватель Digital God – образовательные программы для digital специалистов; CEO Xeteq.

Поговорили с Димой о языках программирования и какие решения он на них пишет, о его open source проекте и зачем он это делает, про новую специальность, которой они обучают и пр.

image

— Дима, расскажи немного о себе.

— В голову сразу приходит мое карамельное ремесло, давно отшучиваюсь им, а если серьезно, то в душе я программист, ну или архитектор, мне нравится придумывать и создавать новые решения, вовлекать в них других людей. Последние 10 лет я занимаюсь маркетинговыми технологиями, причем я так увлекся ими, что это превратилось и в хобби. Разрабатывал практически все: от системы управления рекламой и DSP до антифрода с аппаратными модулями мониторинга. Мне кажется, я познал дзен, но это не точно.

— Ты программируешь уже больше 15 лет, скажи, сколько языков программирования ты знаешь и используешь в работе и своих личных проектах?

— Думаю, считать количество языков неправильно, самый главный скилл – разобраться в нескольких концепциях языков, и тогда практически не будет разницы, на чем писать. Да, конечно, у каждого языка есть свои преимущества и подводные камни, об этом не надо забывать.

— А с каких языков начал и чем пользуешься сейчас.

— Сейчас для меня нет особо большой разницы, на чем писать. Начинал я с разработки сайтов на PHP, это было больше лет 15 назад. Правда, уже много лет не использую его.

После PHP был Ruby, тогда он был хайповым языком, устраивалось множество конференций, а его фреймоворк – Ruby on Rails – стал образцом для многих других. Вообще, именно в Ruby родилось множество концепций, которые потом переняли и переродили в других языках программирования и их экосистемах.

Затем я стал активно разрабатывать на JavaScript (node.js). Браузеры некогда соревновались в скорости и безопасности, и в ходе той гонки родился очень производительный движок JavaScript’а V8, находящийся внутри браузера Chromium (прим: открытый браузер, на котором базируется Chrome). Одни ребята придумали взять этот движок и прикрутить его к libevent, в результате чего получилась дико производительная, асинхронная штука, которая уделала другие серверные скриптовые языки программирования, правда с отвратительным синтаксисом и экосистемой JavaScript того времени. Как раз на этом серверном языке я и разрабатывал.

Как по мне, так JavaScript был самым ужасным языком, на нем практически невозможно было сделать хорошо, т.е. написать совместимый код, который удобно отлаживать, тестировать и развивать. Но за последние годы JS сильно улучшился: развился сам язык, появилось множество инструментов сборки, а главное — надстройки, которые позволяют описывать типы данных, проверять их на соответствие и находить потенциальные ошибки, которые может сделать разработчик, тем самым избавляя от большинства из них. Одна из таких надстроек — TypeScript, уже несколько лет использую его вместо чистого JS.

От Рython, конечно, никуда не деться, там есть все, удобно и достаточно быстро работает, ничего придумывать не надо, можно делать практически все, что хочешь. Он хорошо приспособлен для работы с данными: много математических пакетов, удобные инструменты, вроде Jupyter, взять хоть отсутствие ограничений на размер числа при математических вычислениях.

Мой любимчик, на котором, правда, я меньше всего работаю – Elixir. Он основан на другом функциональном языке Erlang, созданным компанией Ericsson для программирования телекоммуникационного оборудования. Основная его фишка — это параллельность и отказоустойчивость. Кстати, появился он давным-давно, практически мой ровесник. Elixir является таким же дико параллельным и отказоустойчивый. У Erlang и Elixir интересные архитектурные особенности, например, один сервер может обрабатывать несколько миллионов одновременных соединений за счет использования собственной реализации легковесных процессов и обмена сообщениями через легковесные соединения. Правда, Erlang имеет крайне неудобный и невыразительный синтаксис.

Так вот, Elixir, по сути, тот же самый Erlang со всей его мощью, но с куда более приятным и удобным синтаксисом от Ruby. В Xeteq мы построили на нем производительный MTA (прим: mail transfer agent, т.е. почтовый сервер). Однако, я все еще побаиваюсь делать на Elixir масштабные проекты. При его использовании приходится слишком много писать самостоятельно: то, что в других языках уже давно реализовано в виде готовых библиотек, тут приходится делать самому. Хотя порой полезно «изобретать велосипед», ведь можно изобрести что-то новое и стоящее. Да и сообщество какое-то вялое. У всех проектов совсем небольшое сообщество, например, возьмем базовый веб-фреймворк plug — у него меньше 2 тысяч звезд, аналогом ему является python flask, у которого почти 40 тыс, а у ruby sinatra чуть больше 10 тысяч.

— Давай про проекты поговорим. Расскажи о своих самых интересных, значимых и важных проектах, и какова их судьба.

— Моим первым серьезным проектом был «Блондинка.ру». В 2009 это был очень амбициозный проект, суть которого заключалась в том, что каждый человек, не имея специальных знаний в контекстной рекламе, может самостоятельно запустить рекламную кампанию, причем сразу во всех рекламных сетях и из одного простого интерфейса. Именно там я профессионально очень вырос и встретил людей, которые сильно повлияли на мою жизнь. Так получилось, что спустя несколько месяцев освободилось кресло технического директора, а пока его искали, назначили меня ИО. Прошло некоторое время, кресло так и пустовало. Руководитель компании Юра Елисеев, взял и сделал меня полноценным техдиром, не знаю, чем он руководствовался, я был довольно зеленым для этой должности, хотя, может, разглядел во мне что-то (смеется – прим. автора). Кстати именно там мы встретились с Александром Швецом (с ним мы основали Digital God). Он пришел к нам на позицию программиста, будучи еще студентом Бауманки и оказался в этом лучшим. А вообще мы тогда очень хорошо сдружились. Проект жив, несколько раз переименовывался и трансформировался, вышел на иностранные рынки, сейчас его знают как Aori.

— И уже после Блондинка.ру ты начал делать свой первый проект, верно?

— Да, мы с товарищем решили сделать товарный виджет, по сути, рекламная сеть Яндекс.Маркета. Чтобы было понятнее: есть Яндекс.Директ, и есть РСЯ (рекламная сеть Яндекса) – разные сайты, где стоят их блоки, и они либо догоняют человека через поиск, либо тематически происходит показ. У Яндекс.Маркета такого не было, но было специальное контентное API, через которое можно было получать горячие предложения магазинов и ссылку, куда отправлять заинтересовавшихся. И если совершалась покупка, то нам отдавалось 50% стоимости, которую заплатил рекламодатель. Достаточно быстро я запилил движок – виджет, который ставится на сайт, он определяет тематику, смотрит чем интересовался человек, чтобы сделать автоматическую подборку товаров из Маркета. Это отлично работало. Мы научились хорошо арбитражить («арбитражить» — купить рекламное место и сделать его прибыльным за счет другого канала), определять хорошие\ плохие сайты, стали активно скупать рекламные места на множестве сайтов и размещать там свой виджет. Среди сайтов был и крупный автомобильный. В итоге, у нас получился очень быстрый рост, но, по какой-то непонятной причине, Яндекс в одностороннем порядке разорвал с нами договор. Мы всячески пытались выяснить причину, но это сделать так и не удалось, пришлось закрыть проект. Это была большая печаль, ведь в этот проект была вложена куча сил, и показатели были очень неплохие. Сейчас я точно уверен, что это был хороший опыт, который научил правильно оценивать риски. Вообще, опыт бывает только положительный, и, если что-то не удалось, это лишь поможет тебе в будущем избежать еще больших трудностей.

image

— И все же, набираясь разного рода опыта, ты продолжал придумывать новые проекты. Что было дальше?

— Как-то задался целью сделать собственный счётчик для сбора данных о поведении людей на сайтах и подсчета статистики на основе этого – вроде того, как Google Analytics и Яндекс.Метрика собирают свои данные. На сайт ставится код, он отслеживает все действия посетителей на сайте, передает на сервер, серверная часть принимает эти данные и сохраняет их в распределенную базу данных. Этот проект получил название Rockstat. Позже я думал сделать на его основе сервис сквозной аналитики, которая, кстати, сейчас является болью многих компаний. Но у меня не хватило бы ни сил, ни времени на разработку, и я даже не стал начинать. И хорошо, что не стал, сейчас у меня мнение, что готовые сервисы сквозной аналитики делают свою работу. Они подходят тем, кто не разбирается в аналитике и маркетинге, у кого нет понимания, как должно все работать, либо тем, у кого невысокие потребности. В остальных случаях они упираются в недостаток интеграций или несовместимость логики работы. Но я нашел интересное применение сырым данным, собираемым счетчиком.

— Какое?

— Например, считать мультиканальную атрибуцию основанную на поведении посетителя сайта, а не на номере визита. Атрибуция — это способ распределения ценности продажи между рекламными каналами, которые участвовали в ней. Ранее уже стала популярна модель атрибуции на основе вероятностного прохождения воронки, но она подходит только для сайтов, где есть воронка и не слишком долгий цикл продажи — это большинство интернет магазинов. Но есть и другая сторона: недвижка, автошка, свадебные платья, где цикл принятия решения куда дольше, а адекватная воронка на сайте попросту отсутствует. Для них я придумал посчитать индекс активности/вовлеченности поведения. На тот момент у моего счетчика уже было несколько пользователей, это позволило проверить гипотезу, рассчитать атрибуцию на основе вовлеченности пользователей во взаимодействие с сайтом. Я взял два сайта, где есть воронка и не слишком короткий цикл продажи. Сравнил результаты работы модели на основе вероятностного прохождения воронки и модели на основе вовлеченности, оказалось они заметно коррелируют. Ведь мы живем в такое время: если содержимое страницы не цепляет или не дает надежду, то она тут же будет закрыта.

Я подумал, что это может быть полезно и востребовано. Прошелся по нескольким компаниям, рассказал, как они могут улучшить способ оценки эффективности рекламных каналов, но это оказалось слишком сложно… Это сложно для понимания и добавляет трудностей с обоснованием расходов. Вообще, крайне мало людей, которые хотят сделать свою работу реально круто, которых драйвит то, чем они занимаются, и которые стремятся брать новые вершины. Чаще же оказывается, что, встречая сложное и непонятное им решение, они скорее забьют на него, не станут усложнять себе жизнь. Выступал на Data Science Week, Moscow Digital с рассказом об этой модели. Заинтересовавшихся было много, но никто так и не созрел.

И тут произошел очередной поворот, одни ребята пришли ко мне поговорить об аналитике (я так думал), а оказалось, они пришли предложить мне работу, причем на очень необычную для меня позицию директора по маркетингу; и не куда-то там, а в многообещающую дочку Сбербанка Plazius. Этот опыт заслуживает отдельного рассказа, поэтому, пожалуй, пропущу его.

Еще работая в Plazius, я стал преподавать. Мы с товарищем, совместно с площадкой Tceh запустили очный образовательный курс «Специалист по Programmatic рекламе». Курс помогал людям поднять компетенцию в непростой сфере технологичной рекламы или даже получить новую профессию. А потом я оказался в Linkprofit, где занялся созданием маркетинговых технологий, ориентированных прежде всего на рынок, а не на удовлетворение потребностей компании. Тогда проходил процесс реструктуризации компании, сам того не заметив, я был назначен руководителем новой IT компании Xeteq, которая вошла в группу компаний LT Digital.

— Подожди, а с Rockstat-ом что в итоге? Забросил его, раз никто не понял?

— Однажды я подумал: «А чего Rockstat тухнет? Может, кому пользу принесет». Переделал сервис в коробку, добавил инструменты работы с данными и выложил в open source под названием Alcolytics. И тут понеслось… Вокруг проекта начало собираться сообщество очень профессиональных ребят, которых я раньше встречал довольно редко. Они начали его внедрять у себя. Я был настолько поражен! Причем очень грамотно подходили к тому, как это использовать, у меня даже мыслей таких не было. Тогда я решил для себя, что буду работать только с увлеченными и профессиональными, а остальные пусть лесом идут, даже не буду связываться с теми, кто не знает, что хочет, кому надо «продавать» идею и потом доказывать ее эффективность.

Почти все свое свободное время я начал тратить на разработку этого проекта, меня очень мотивировала видимая отдача. «Нафига я раньше хотел все коммерциализировать, если меня прёт от того, что этим пользуются, и людям это нравится» — подумал я. Вообще поначалу было как-то боязно, вдруг баг, а я даже поправить не могу или будут устанавливать не так, все испортят, а потом скажут, что софт не работает (*смеется – прим. автора*). Я знал про десяток серверов с Alcolytics, вероятно их было больше, но этого знания было достаточно для высокой мотивации, я постоянно дорабатывал проект, и он становился все лучше и лучше.

У одного пользователя в Alcolytics складывались данные из crm и о звонках, строилась сквозная аналитика. Эти данные были нужны, чтобы строить хитрую кросс-сайтовую атрибуцию. Это приходилось делать снаружи, т.к. не было возможностей для запуска кода внутри. Тогда я задумал сделать возможным создавать небольшие скрипты для разработки своих API-шек, которые позволят забирать эти данные в crm или еще куда, где их необходимо использовать. Проработал множество вариантов, но везде был какой-то изъян. Решил сделать макет сервиса для Docker, но так увлекся этим процессом, что через два месяца понял, что сделал свою микросервисную платформу, а ведь хотел сделать простенькую штуку для запуска скриптов. Меня очень увлекла мысль: «Зачем нужна аналитика, если нет возможности автоматизировать принятие решений?». Достаточно посмотреть несколько раз на цифры, и понятно, в каком случае что делать. Это позволяет делать либо коммерческий софт, как правило имеющий приличную стоимость, либо сложный, с точки зрения внедрения и поддержки, open source.

— Да, простые решения не для тебя, если что-то делать, то по-крупному.

— Я представлял, сколько разных автоматизаций можно будет реализовать. Они будут выполнять различные задачки: управлять рекламным бюджетом и ставками или, если говорить про RTB рекламу, можно будет перекладывать пользователей из одного сегмента в другой, если они меняют статус в системе. Можно делать все, что хочешь. В процессе работы над этой платформой я изобрел множество «велосипедов», никогда до этого столько не изобретал. Никто за это меня не похвалит, но они мне нравятся и они очень крутые получились. Есть еще один очень хороший аргумент – это все работает на одном сервере за $10, выдерживая сайт с 1-2 млн посетителей в месяц, совершенно не напрягаясь. Разработаны фреймворки под 2 языка программирования, которые реализовывают весь необходимый функционал, организуя взаимодействие с другими микросервисами. Кстати, сейчас вокруг микросервисных технологий выстроены огромные компании.

А еще, когда делаешь open source решение, то не стыдно взять от другого open source кусок, например, мобильные клиенты, на реализацию которых ушла бы уйма времени. В коммерции, конечно, так нельзя – это огромные репутационные риски, да и вообще позор. Столько я всего крутого узнал об open source, когда начал с этим работать.

Теперь это не проект, который решает конкретные задачи, это платформа, которая помогает реализовать свои желания, причем сделать это легко, не надо заморачиваться на сложные и скучные технарские вещи.

Недавно выпустил в альфа-тестирование 3-ю версию, вернув изначальное название Rockstat. Документации пока мало, багов много, но пользователи довольны. Среди них есть и большие компании: одна авиакомпания, а на очереди рекламодатель из top-30 России. Конечно же, всего пользователей куда больше. У нас есть небольшое сообщество в TG (@rockstats), ребята репортят о проблемах и достижениях.

— Почему и для чего столько времени и личных денег ты тратишь на проект, который потом выкладываешь в open source. Что тобой движет?

— Мне кажется, проект Rockstat может сильно изменить сферу digital. Понятно, для мелких компаний подходит стандарт, а гиганты городят сложные решения, но есть компании с талантливыми специалистами и сложными потребностями где-то посередине, их становится все больше и больше. Они создают смелые и эффективные решения собственными руками. Пойдет рынок за ними или не захочет, неизвестно, ведь известно чем славится Россия. Еще некоторое время я буду развивать проект тут, а только он немного повзрослеет, попробую заявить о нем на других рынках.

Это был долгий путь, но сейчас я могу честно сказать: «Я не знаю, зачем мне нужны деньги, куда их девать». Не знаю, зачем я о деньгах когда-то думал, наверное, это было навязано обществом. Еще до open source я начал преподавать, мне нравилось делиться своими знаниями, хотя поначалу думал: «А не надо ли попридержать при себе какие-то знания?» Но нет, надо делиться с сообществом, есть много достойных людей, которым твои знания могут быть полезны. И самое главное, что это возвращается.

— А какие интересные и крутые проекты ты делал в рамках работы?

— Ой, у меня все такие (смеется – прим. автора). Сейчас параллельно есть несколько проектов. Расскажу, например, про email сервис. Почтовые рассылки – уже достаточно взрослое направление, много есть игроков – и локальных, и иностранных. Тем не менее, эта ниша не занята: у игроков недостаточно возможностей по сегментированию, очень высокая стоимость рассылок, они все из 00-х, неэффективные. Честно говоря, я долго не хотел браться за эту задачу. В итоге решил начать с создания собственного почтового сервера – МТА (Message Transfer Agent) – с минимальным необходимым функционалом. Это все равно огромная работа. За 2-3 месяца работы мы получили MPV (рабочий прототип). По одному действию пользователя может запуститься множество серверов, на них накатится система отправки. Письма польются рекой – это может масштабироваться до огромных объемов. Потребление ресурсов минимальное, можно хоть несколько миллиардов писем в день разослать, и система особо это даже и не заметит. Но так просто разослать миллиард писем нельзя – надо «прогревать» серверы, постепенно поднимая число отправляемых писем. Я задумывал сделать этот проект на Elixir, правда, лично я так и не занялся реализацией, но ребята поддержали идею, освоили Elixir и сделали.

— У тебя такой классный опыт, ты много всего знаешь и умеешь, скажи, зачем тебе понадобилась программа «Специалист по большим данным»? Какая была потребность?

— На тот момент самые большие проекты ограничивались кластером из нескольких серверов с реляционной БД. Про экосистему Hadoop и машинное обучение мало что знал. Курс мне дал полезные знания, я помню всю теорию, знаю куда мне копать, если что-то потребуется; сходу могу ответить, чем модели на деревьях отличаются от линейных и градиентов. Вообще, там так много всего было: и использование Hadoop, и рекомендательные системы, я до сих пор пугаю коллег словосочетанием «коллаборативная фильтрация», и про построение DMP, что было для меня особенно актуально — в тот момент я занимался похожим проектом. Сейчас работать с данным приходится много: использую машинное обучение для поиска закономерностей в данных или для вычисления эффективности рекламы; определения ценностей микроконверсий на сайтах. Вообще, полученным знаниям нашлось множество применений и уверен, найдется еще больше. Это уже настоящее, без этого никак.

— Давай поговорим о Digital God — твоем образовательном проекте. Как он возник и чему вы обучаете?

— Этот проект вне работы, конечно, но потребность возникла как раз по работе: я решил хитрым способом найти себе программистов (это большая проблема), сделать курсы для программистов и учить их Ad-/Mar-Tech. Чтобы проверить гипотезу, сделал пост в Facebook, но программисты не откликнулись. Откликнулись digital специалисты. И было решено пойти по этому пути: учить digital специалистов программированию. Оказалось, это куда интереснее и полезнее, т.к. программистам тяжело дается маркетинговая и аналитическая специфика, но им и так неплохо, а эти ребята настрадались: они неделю ТЗ пишут, потом неделями ждут, чтобы им все сделали.

Мы с другом (Александр Швец) проработали курс, запустили, и с первого же раза он сработал – у нас треть участников выжила (смеется – прим. автора). Они были очень уставшие и замученные. Им тяжело пришлось, надо было сидеть все выходные напролет, но они получили огромный профессиональный рост и возможности. Сейчас уже подходит к концу 2-й поток, а 3-й приближается к экватору. Больше половины из приходящих к нам людей твердо знают, что им необходимо выучить программирование. Они уже испытывают сильные затруднения связанные с отсутствием возможности свободной работы с данными.

Код – это свобода, это, по сути, речь для компьютеров. А готовые сервисы, приложения – это ограничения твоих возможностей интерфейсом и проработанной под большинство логикой. Кодом можно делать практически все. Надо хорошенько замечтаться или о религии подумать, чтобы понять, что не решить программированием. И вообще, кодить не сложно, ведь код очень похож на обычную английскую речь. Не нужно бояться, надо начинать учиться писать код, никуда от этого не деться.

Rockstat тут очень кстати оказался: мы начинаем не с основ, а сразу переходим к решению задач, с которыми можно столкнуться каждый день. На втором занятии, например, решаем задачу классификации посетителей сайта по их поведению, понять, какой посетитель чего хотел, располагая его историей. Используется датасет с сайтов стрип-клубов (они тоже пользователи Rockstat и любезно предоставили срез анонимизированных данных). И вот нашли, кто посещал сайт с целью трудоустройства, а кому интересен исключительно визит в клуб. К концу программы каждый должен сделать курсовой проект, по которому мы будем принимать решение об успешности прохождения курса. Кто-то создает свою API, кто-то сквозную аналитику считает, один товарищ реализовал scraper-ы для сбора данных, которые не удается получить по API.

Rockstat и Digital God – два основных серьезных проекта вне работы. Но есть еще самый любимый – «Сладкий твой». Как-то подруга принесла маленькую карамельку в форме мужского достоинства. «Пфф, вздор» — подумал я и кинул ее на кухне, где она и провалялась около недели. В какой-то момент мне было скучно и я задумал сделать конфету такого размера, какой она должна быть на самом деле. Как-раз в тот период я не работал, времени было много, и я заморочился. А пока делал, понял, что незачем мне сохранять это ценное знание при себе, надо поделиться им с другими. Мне было очень весело этим заниматься, и после множества проб и ошибок появилась коробочка со всеми необходимыми компонентами и инструкцией, как сделать все свое.

image
Выпуск 1 потока Digital God курса Digital Rockstar

— Давай вернемся к образовательному проекту. Скажи, какими навыками обладает выпускник Digital God? Что он может делать?

— Самое ценное, что участники получили свободу, они теперь могут описывать свои задачи на языке компьютера, а он уже позаботится о решении, и будет это делать по расписанию, которое заложат или даже обрабатывать все в реальном времени. Думаю, самые интересные выводы будут через несколько месяцев, когда выпускники наработают побольше опыта.

Помимо digital специалистов у нас были и собственники небольших бизнесов, которые вовлеклись в digital, потому что в современном мире все очень завязано на показателях эффективности рекламы и сайтов, а найти рекламное агентство, которое сможет достойно взять это на себя, очень тяжело, да и никакие автоматизации они делать не станут.

— Почему вы принципиально не делаете корпоративные программы, несмотря на поступающие предложения?

— Знания нельзя давать эксклюзивно какой-то одной большой компании, кроме этого, по моим наблюдениям, заинтересованность корпоративных участников обычно ниже. Поэтому приходить проводить курс для людей, которых насильно отправляют на учёбу, не хочется. Может, я ошибаюсь. Если действительно кому-то надо, они могут пройти курс с сотрудниками других компаний, но, главное, они будут в группе заинтересованных людей, атмосфера и отдача будут совершенно другими.

— Начиная с Блондинка.ру, где ты достаточно быстро вырос до технического директора, у тебя всегда были команды в подчинении. Расскажи, пожалуйста, про свой подход к работе и людям в команде.

— Да, получается, что бóльшую часть своей профессиональной жизни я занимаю руководящие позиции, но в душе я все же свободный художник: мне нужна свобода от рутины и бюрократии, это позволяет мне мыслить свободно и находить хорошие решения. Мне не нравится менеджмент, для меня это уныло, но никуда не деться. В команде я не тимлид, сейчас Саша (Александр Швец, давний друг и со-основатель DigitalGod) управляет командой и так лучше всем. Еще я требовательный, на интервью я всегда честно говорю: «Мы будем работать много, упорно и жестко. Если ты не готов\а, то не надо начинать». Попадаются товарищи, которые считают, что проскочат, а в итоге быстро сбегают. Но есть и такие, кто прямо на собеседовании готовы достать ноут и начать работать, однако, таких единицы.

А вообще, большой спрос на разработчиков и в целом на IT специалистов очень попортил людей: вроде немножко научились чему-то и уже такими востребованными себя почувствовали, а, по сути, это чувство ложного профессионализма, которое мешает дальше развиваться. Ну, может, им нормально сидеть в компаниях, где много людей и процессов, а я выбираю людей, которым драйвово работать, и их мотивация не только финансовая. И все же я часто ошибаюсь, если честно, мир сложный.

— Есть ли отдельные программисты или команды, за чьей работой ты следишь? На какие конференции ты ходишь, какие профильные блоги / тг каналы читаешь?

— Над этим вопросом, честно говоря, я долго думал, пытался посмотреть разные ресурсы, но ничего не зацепило. Я умею пользоваться поисковиком, если меня что-то конкретное интересует, я просто беру и ищу это.

Есть множество направлений и людей, которыми можно интересоваться и за которыми можно следить, но у меня есть свое видение и свой курс. Возможно, я стану одним из тех, за кем как раз следят. У меня специфическое маркетингово-техническое восприятие, с большинством мне, наверное, не по пути. Я не люблю банальщину, и мне не нравится рассказывать из года в год одно и то же. Много лет я уже не хожу ни на какие конференции, потому что это ужас, очень мало, где есть что-то интересное или полезное, могу пойти, разве, чтобы с друзьями встретиться.

— Как тебя хватает на работу, собственные проекты и преподавание? В чем секрет, поделись.

— Секрет в отсутствии личной жизни (смеется – прим. автора). Вообще я занимаюсь тем, к чему душа лежит, что хочется, то и делаю. Мне тяжело отказываться от интересных и крутых задач, и я порой слишком много на себя беру. Сейчас хочется развить свои проекты, есть ощущение, что это может привести к чему-то серьезному.

— Если говорить о жизни в целом, то зачем ты живешь?

— У меня нет какого-то интересного видения по этой теме, если честно. Я воспринимаю жизнь как компьютерную игру — ты просто проходишь уровни, выбираешь между разными действиями, которые ты можешь просчитать, и сделать выбор. Мой open source, возможно, выдавит с рынка коммерческие проекты, а курсы Digital God зададут новый уровень для digital специалистов. Вот и интересно, что же из всего этого вообще получится или не получится. Я в детстве играл в компьютерные игры, потом подрос и понял, что жизнь – это тоже игра, но куда более увлекательная, куда лучше графика, а сколько возможных линий развития и уровней…
Теги:
Хабы:
Всего голосов 17: ↑6 и ↓11 -5
Просмотры 4K
Комментарии Комментарии 19

Информация

Дата основания
Местоположение
Россия
Сайт
newprolab.com
Численность
Неизвестно
Дата регистрации
Представитель
Артем Пичугин