Интеллектуальная собственность – нематериальный актив



    В связи с очевидным прогрессом в области информационных технологий и общим ростом сектора услуг, нематериальные активы приобретают значительно большую ценность, нежели это было годами ранее. Предприятия все больше стремятся к эффективному использованию своих нематериальных активов, что подразумевает необходимость их правовой защиты. На этом фоне отмечается рост коммерциализации интеллектуальной собственности (ИС) и инвестиционной привлекательности прав ИС, применение исключительных прав в борьбе с конкурентами. Известно, что ИС может составлять более 80 процентов стоимости целой компании. Например, на Coca-Cola Corporation приходится 96% нематериальных активов.



    Развитие институтов ИС тесно связано с информационной безопасностью, которая выступает необходимым условием в развитии инноваций. Инновационный процесс, в результате которого изобретения успешно внедряются на рынок, служит основной движущей силой развития компаний, конкурентоспособности и экономического роста в целом.

    Угрозы интеллектуальной собственности


    В эпоху цифровых технологий стало гораздо легче нарушать права интеллектуальной собственности (ИС), воровать и копировать ИС. Кибер-воровство становится основным методом реализации подобных угроз. В то время, как о воровстве данных кредитных карт, в СМИ говорят с завидным постоянством, о краже объектов ИС упоминается крайне мало. Однако это не значит, что такие ситуации незначительны. На самом деле потери американской экономики из-за международного хищения ИС оценивались в 300 миллиардов долларов в год (согласно отчету комиссии о краже американской интеллектуальной собственности от 2013 года).

    Разделяют три категории кражи ИС: поддельные и пиратские товары, пиратское программное обеспечение и кража коммерческой тайны. Благодаря разделению на категории, комиссии по ИС удалось более точно оценить масштаб и стоимость краж ИС в соединённых штатах по сравнению с 2013 годом (обновление отчета от 2017 года). Так, например, в 2015 году импортированные в США поддельные и пиратские товары оцениваются в $58 – $118 миллиардов, в то время как экспортированные = $85 миллиардам (обновление отчета комиссии о краже американской интеллектуальной собственности). А пиратское программное обеспечение, хоть и оценивается меньшими суммами, является куда большей проблемой в виду простоты скачивания и наличия вредоносных элементов.

    По словам американского координатора по вопросам защиты ИС Дэнни Марти, «достижения в области технологий, повышение мобильности, быстрая глобализация и анонимный характер Интернета создают все новые проблемы в защите коммерческой тайны». Правонарушители могут выполнять кражи из любого места в организации и за ее пределами, сохраняя анонимность и расширяя круг подозреваемых. Злоумышленниками могут выступать как бывшие так и нынешние сотрудники компании, конкуренты, преступные и несерьезные хакерские группировки, а так же субъекты иностранных государств и тд. При этом инсайдерские угрозы одни из самых частых причин нарушений. Хотя такие угрозы возникают нередко в виду небрежности и незнания, угрозы со стороны инсайдеров, в целом, становятся все более актуальной проблемой кибер-безопасности. Угрозы со стороны конкурентов обуславливаются предположением, что кража или покупка краденой ИС может быть куда быстрее и дешевле чем разработка инноваций с нуля.

    К остальным рискам киберугроз в отношении прав ИС можно отнести следующие виды нарушений: несанкционированное вмешательство в базы данных, создание и применение компьютерных программных средств для изменения и блокировки сведений, распространение в сети ложной информации о компании и незаконное использование средств индивидуализации (включая товарные знаки).

    Стоимость нарушений прав ИС


    Как известно выделяют два вида убытков от нарушения прав ИС: прямые затраты и упущенная выгода. В практике США присутствует так же термин уменьшение стоимости бизнеса.



    Так как многие из расходов являются скрытыми и косвенными, крайне сложно вычислить полную стоимость потенциального нарушения ИС. Ведь для оценки требуется рассмотреть: снижение доверия потребителей к товарам и услугам с зарегистрированным товарном знаком; снижение доли рынка в распоряжении правообладателя; потерю дохода правообладателем в виду замены продуктов контрафактной продукцией; потерю дохода от несовершенных коммерческих соглашений с потенциальными лицензиатами и тд.

    При подаче иска в суд основная претензия заключается в том, что продажи нарушителя могли быть реализованы правообладателем. Претензия касается прибыли, которую получил бы истец, если бы продажи были сделаны им, а не нарушителем. Истец может потребовать как возмещение убытков, так и компенсацию без указания стоимости понесенных убытков.

    В различных источниках описываются три основных метода расчета экономического ущерба и упущенной выгоды в результате нарушения прав на ИС: метод стоимости «до и после» нарушения; метод «если бы не нарушение» и метод фактических издержек и упущенных возможностей. У каждого из методов есть свои ограничения и особенности, так например не всегда можно измерить издержки и прибыль одновременно до и после нарушения, так же неизвестно когда конкретно факт нарушения будет устранен и отсутствует оценки остаточного эффекта от события и тд. В рамках метода издержек и упущенных возможностей определяются реальные или необходимые расходы для восстановления нарушенного права, стоимость утраченных имущественных прав на ИС из-за нарушения, а также неполученные правообладателем доходы из-за нарушения (или доходы, полученные нарушителем прав).



    Убытки Apple и разработчиков программного обеспечения для iPhone и iPod, понесенные в результате пиратства, в общей сложности превысили $450 миллионов. По оценкам IDC, российские компании потратят на устранение последствий технических рисков от использования пиратского ПО – обнаружение проблем и восстановление данных – около $5 млрд в год. Не будь пиратства, в 2015 г. производители ПО могли бы заработать в России дополнительно $1,34 млрд. В 2013 г. – $2,6 млрд (по данным BSA).

    Заключение


    Не стоит забывать и о других видах вреда, приносимого контрафактной продукцией на рынке. Помимо экономического ущерба появляются социальный и политический. Потребление сфальсифицированных продуктов и лекарств может привести к непоправимым последствиям, что и вызывает социальный протест. Страна, в которой почти бесконтрольно производится и продается контрафактная продукция, теряет положительный имидж в глазах мирового сообщества. Политических лидеров таких стран обвиняют в слабости и неспособности справиться с фальшивками.

    В современных условиях интеллектуальная собственность (ИС) имеет особую ценность не только для бизнеса, но и для всей государственной и международной экономики. Обеспечение защиты информации, торговых марок, авторских прав и других объектов ИС способствует успешному развитию и получению стабильных доходов.

    Parallels
    Мировой лидер на рынке межплатформенных решений

    Комментарии 13

      0
      Разделяют три категории кражи ИС

      Можете это как-то подтвердить? УК и ГК с вами совершенно не согласны (проверьте сами) — пиратское программное обеспечение проходит совершенно не как кража, а как нарушение интеллектуальных прав.


      Если вы ориентируетесь на законодательство другой страны или другой источник — можете уточнить, какой?


      Неграмотное использование терминов не помогает пониманию, а лишь вводит в заблуждение.

        0
        Привет,
        Информация из Update to the IP commission report (2017) в разделе — Scale and Cost of IP Theft: www.ipcommission.org
          –1

          Спасибо. Если я верно понял, это не официальный орган, а частная группа людей. Подобное странное использование терминов пусть останется на их совести, в таком случае.

        0
        Если перестать всем воровать ИС, то много детей юристов останутся голодными. А так же дети отделов К и т.д.
        С плеча низя рубить ))))
          0
          очередная статья, какие все бедные и несчастные и как они снова недополучили прибыль
            0
            «Лампочка в голове» обычно ассоциируется с идеями, а идею нельзя патентовать.
            Один из немногих действительно вредных видев нарушения ИС, это использование чужой ТМ, когда свою продукцию выдают под именитым брендом. А вот случай, когда кто-то выпускает дешёвый аналог, но под своей маркой, то вообще не вижу проблемы, для общества это плюс.
            И третий — неоднозначный вариант — это пиратство, вроде как и плохо, но оно часто бывает «из любви к искусству».
              0
              А вот случай, когда кто-то выпускает дешёвый аналог, но под своей маркой, то вообще не вижу проблемы, для общества это плюс.

              Не скажи, вот классический пример: компания разрабатывала лекарство, годами проверяя его и тратя огромные суммы. Какой смысл тогда вкладываться если каждый сможет выпускать твоё изобретение не тратя на это ни копейки?
            • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                0
                Это всего лишь клон внешне

                Обман с клоном плох, как и любой обман. Ваш довод можно было бы понять, если б использовали технологии. Но когда копируют внешний вид, тут цель именно обмануть человека. Это явно плохо.

                • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                0
                Все эти категории ущерба можно разделить на реальные и вымышленные.
                Реальные — это когда кто то действительно портит репутацию, подчистую ворует код
                Вымышленные — мы могли бы заработать, но по правде бы не заработали — тут масса причин (высокая цена, плохой маркетинг, продажники и т.д.)
                И часто оценивается не реальная цена на рынке продукта с данной функциональностью, а раздутая цена (возможно полученная в ходе работ себестоимость, цена бренда и т.д.), что часто способствует спекуляциям и методам наживы на пустом месте или просто оправданиям в провалах.
                  0
                  Не все так однозначно с патентованием, особенно в медицине.
                  Достаточно вспомнить историю Мартина Шкрели.

                  Безусловно, защита ИС важна, но она не должна быть важнее общественных интересов.

                  Имхо, основная проблема здесь — это сроки действия патентов.
                  Сроки должны быть снижены и должны уменьшаться обратно пропорционально, например, в зависимости от количества заявок на использование данных патентов или от типа патентуемой сущности.

                  Такой подход не должен принести больших убытков патентообладателям, т.к. сверхприбыль обычно приходится на небольшой период в начале действия патента, а дальнейшее удержание лишь тормозит технический прогресс и обеспечивает доходами многочисленных юристов :)
                    0
                    Отобрать и выложить на гитхаб, товаищи!

                    Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                    Самое читаемое