Как SoftBank вкладывает в стартапы по $50 млрд в год, и почему это ставит в тупик инвесторов



    Это известно каждому в бизнес-мире, тут даже не надо ходить на семинары Роббинса. Чтобы получить прибыль, купи что-то дешевле, а продай дороже. Войди в стартап, когда он на начале своего пути, и выйди, когда (есть надежды) он станет большой и многомиллиардной компанией. Но есть один инвестор, который решил поставить эту «прописную истину» под вопрос. Самый богатый и самый успешный «вложенец» в тех-стартапы – Масаёси Сон.


    Японец объявил, что теперь его SoftBank будет идти по прямо противоположному пути: вкладывать миллиардные суммы в компании, которые, казалось бы, уже вышли на пик своего развития. Под это он собирает самый большой инвестиционный фонд в истории. Мало кто понимает, как это может работать, но точно не по устоявшимся канонам Кремниевой долины.


    До этого Масаёси Сон был известен как раз своими выгодными вложениями на старте жизненного цикла компаний. В 1996 году его фонд SoftBank инвестировал $1 млн в Yahoo, которые через три года принесли $3 млрд. В 2000 году он вложил $20 млн в китайскую Alibaba – и к сентябрю-2014, когда та вышла на IPO, они превратились в $60 млрд.


    Казалось бы, стратегия приносит нехилые плоды. Выбери маленькую фирму, поверь в неё, инвестируй. Потом – заработай очень много денег через несколько лет, чтобы можно было, не нервничая, вкладывать в еще в сотню таких же фирм. Этим методом SoftBank накопил активов на $220 млрд. У фонда есть доля в Uber, Nvidia, Slack, WeWork, Sprint и еще сотнях крупных американских компаний. Плюс он полностью владеет, к примеру, той же Boston Dynamics со всеми её забавными роботами. А своей самой успешной инвестицией Масаёси Сон считает покупку британской ARM Holdings, разработчика процессоров для подавляющего большинства смартфонов на рынке. Сон говорит, что в будущем она станет намного дороже, чем Google.



    Фонд большого кармана


    Два года назад Масаёси Сон сидел в своем бизнес-джете Gulfstream, летя над арабским заливом на встречу с потенциальными инвесторами. Он готовил для них презентацию, объясняя, почему им было бы выгодно инвестировать в технологические стартапы. Ему помогали банкир и глава совета директоров SoftBank Раджев Мишра и команда доверенных экспертов. Один из слайдов Сону не понравился. Он остановился, задумался и исправил одну цифру: с 30 на 100. Так сумма нового инвестиционного фонда, который они планировали создать, увеличилась с $30 млрд до $100 млрд.



    Данные Washington Post

    Все вокруг начали объяснять «дедушке Сону», почему это недостижимо. Для них это всего лишь один отдельный проект, как он может быть в десять раза больше, чем крупнейший до этого фонд венчурного капитала в истории? Это слишком большая сумма для прямых инвестиций. Куда девать такие деньги? За них можно покупать каждый новый стартап в Сан-Франциско, и еще денег на Японию с Китаем останется...


    Сон стоял на своем. Его аргумент: «Сто миллиардов – красивая и простая цифра».


    Через несколько часов, когда презентация дошла до этого слайда, инвесторы, представляющие правительство Саудовской Аравии, рассмеялись. Масаёси на это не отреагировал, и продолжил представлять свой проект, как ни в чем не бывало. «Он верил в это число, и что настало время мыслить максимальными категориями», – рассказывает Мишра.


    В итоге новый фонд, Vision Fund, собрал $80 млрд – от Саудовской Аравии, Apple, правительства Абу-Даби и многих других. Оставшиеся миллиарды, чтобы достичь круглой цифры, добирали кредитами у японских банков.




    Менее чем через год после того, как фонд начал работу, он потратил более $65 на выкуп больших долей в успешных стартапах. И теперь, проверив свой «концепт», Сон идёт вообще в территорию сумасшествия. Он говорит, что собирается собирать такой новый фонд на $100 млрд каждые два года (!), чтобы тратить $50 млрд в год. Для сравнения, вся индустрия венчурного капитала в США оценивается примерно в $75 млрд в год. Другие инвесторы в шоке: такими темпами им, по сути, ничего не останется.


    Масштабы проекта и дерзость SoftBank поставили Кремниевую долину в тупик. Местные опытные венчурные капиталисты привыкли делать маленькие рассчитанные вложения в небольшие стартапы, а потом определять самые успешные среди них и продолжать вливать в них деньги в последующих раундах по мере их роста. Так раньше делал и Масаёси Сон. Теперь стратегия меняется: его фонд начинает вливать огромные суммы (вплоть до $30 млрд за раз) в самые успешные и большие стартапы в выбранной категории. Местные венчурные капиталисты в шоке, а стартапы – в восторге. Их на ровном месте начинают кормить по системе «все включено». Любые деньги, любые запросы, совершенно без ограничений.



    Размеры инвестиций крупнейших фондов в стартапы (с января 2017-го). Красный цвет – SoftBank

    Таких масштабов IT-индустрия раньше не видела. От этого вливания денег, полученных в основном от арабской нефти, расчетные оценки компаний быстро идут вверх. Те стартапы, которые раньше были бы рады продать 20% своих акций за $100 млн, теперь не хотят расставаться с ними меньше чем за $2 млрд – в надежде, что скоро они попадут под программу Vision Fund 2 или Vision Fund 3. Используя термины покера, американские капиталисты между собой теперь называют фонд SoftBank «задира с большим стеком» (big stack bully). Мол, этот игрок за столом держит больше фишек, чем все остальные, и играть против него становится невозможно, он просто перебивает любые ваши ставки.


    Чтобы остаться в игре, калифорнийская Sequoia Capital, известная своими вложениями в Apple, Google, PayPal, YouTube, Instagram и WhatsApp, собирает фонд на $12 млрд. Так компания надеется перехватить себе хотя бы несколько «крупных рыбин». Для сравнения, всего пять лет назад для создания такого же фонда ей хватало $1,7 млрд. Но другого варианта у инвестиционной компании нет. Недавно бывший главный конкурент Sequoia, фирма Kleiner Perkins из Кремниевой долины, которая вкладывала более чем в 850 стартапов (включая Amazon, Google, Netscape, Snapchat, Twitter), объявила о завершении своей работы. Если ты не можешь продолжать покупать доли в интересующих тебя проектах, заниматься венчурным капитализмом не имеет смысла.



    Стратегия Сона


    Vision Fund управляется десятью партнерами Сона. Пять – в Кремниевой долине, три в Японии, два в Лондоне. Многие из этих финансистов – бывшие иммигранты из бедных семей. (Родители Сона приехали в Японию из Кореи, и он подвергался сильным издевкам в детстве, что, как он говорит, закалило его и создало в нем желание доказать всем, что он способен на многое). Все партнеры, включая Сона, еженедельно созваниваются, чтобы обсудить свои планы. Масаёси говорит, что лично тренировал каждого из этих «охотников» тому, как находить правильные компании для вложения. Тут есть три основных фактора: каков из себя лидер компании, может ли её технология изменить мир, и есть ли возможность получать от неё в будущем прибыль.


    Первый из этих факторов – самый важный. При встрече с Джеком Ма и основателем Yahoo Дэвидом Фило сам Масаёси принял решение о вложении миллионов в их компанию в течение первых минут. Как он говорит, «у них не было бизнес-плана, у них не было ничего, их планы были ужасными. Но я видел, что у них горят глаза, и что они могут собрать и повести за собой лучших людей».



    Джек Ма и Масаёси Сон в 2000 году

    Объясняя свою стратегию для Vision Fund, Сон описывает стаю птиц. Он надеется, что все компании в его портфолио смогут держаться вместе, помогать друг другу, использовать технологии друг друга и отваживать неприятелей. Такая стая летит быстрее любых птиц-одиночек, и при этом тратит на свой полет меньше энергии. Но система работает только если каждая отдельная птица достаточно сильна, чтобы бороться с врагами, и при этом может лететь на скорости всей остальной стаи.


    У стратегии есть и другие плюсы. «Задира с большим стеком» может легко заставить других капиталистов не инвестировать в те стартапы, которые конкурируют с фирмами в его «стае». Венчурные финансисты долины знают, что шансов в прямой конкуренции у них будет немного, и предпочитают выбирать какое-нибудь другое, более безопасное место для вложения средств.


    Масаёси Сон объясняет свою стратегию и жизненный принцип:


    Мне не нужно создавать Ferrari или Honda. Я могу построить магистраль, для всех автомобилей. Я могу создать экосистему, в которой те, кто ездит по моим дорогам, будут процветать.

    Успех компаний, находящихся под крылом SoftBank, от Alibaba до Slack, позволяют Сону диктовать свои условия при заключении сделок. На встрече с основателями фирм он может говорить, «ты же хочешь начать освоение Китая? У нас есть Alibaba, она тебе поможет». От такого предложения трудно отказаться.




    Сон всегда ищет путь взять себе как можно больше акций компании, достигая своей цели в 20%+, чего бы это ни стоило. Например, в 2015-м он вышел на стартап онлайн-кредитования Social Finance (SoFi) из Сан-Франциско. Тот хотел получить всего две-три сотни миллионов – чтобы продолжать расширяться. Сон хотел вложить гораздо больше. Основатель SoFi Майк Кегни вспоминает, как сказал японскому инвестору, что не готов отдать в чужие руки даже 10% акций своей компании, тем более что у него хватает других предложений. На что Сон ответил, что он в любом случае инвестирует $1 млрд в онлайн-кредитование. И Майк может только выбрать, пойдут эти деньги в его фирму, или в его конкурентов. Опасаясь такого исхода, Майк решил принять сделку.



    Причины для волнений


    Эксперты не уверены, что мегавложения SoftBank будут прибыльными для Сона в долгосрочной перспективе. Всё-таки, $20 млрд в деньгах первого Vision Fund – это долг, на который капает процент. Даже для опытного венчурного капиталиста это необычайно рискованная структура активов.


    Уже посчитали, что стартапам «под крылышком» Сона придется показывать рост 15-20% в год, чтобы фонд был успешным. А это значит, SoftBank нужно будет вырастить под собой довольно много компаний с капитализацией от $10 млрд, и как минимум две с капитализацией выше $100 млрд. Задача очень амбициозная, однако Сон уверен, что достигнуть таких целей будет довольно легко. Он говорит, что с 2001 года его инвестиции показывали рост в среднем на 44% за год.




    Но не стоит забывать о том, что было до 2001 года. Несмотря на очевидный талант японского инвестора, он далеко не провидец. Масаёси Сон инвестировал все свои деньги в 600 IT-компаний в 1999-2001 годах. И потерял более $72 млрд персонального капитала во время краха доткомов. Это самая большая потеря личного состояния в истории. Перед сдувом пузыря Сон входил в пятерку самых богатых людей на планете. И на три дня даже обогнал Билла Гейтса. Из-за банкротства большинства компаний, в которые он инвестировал, он потерял 93% вложений. Даже сейчас, через 17 лет, Сон всё еще не вышел на прежний уровень, и сам владеет «всего» $20 млрд. Масаёси продолжил инвестирование, веря в будущее интернета, и сейчас у его фонда SoftBank еще больше капитала, чем в 1999-м. Но это далеко не значит, что он застрахован от совершения тех же ошибок.


    Аналитики считают, что сейчас – как раз один из таких критических моментов. Акции Alibaba и Nvidia в портфолио SoftBank дают слабину, а Саудовская Аравия может выйти из фонда на фоне геополитических рисков из-за убийства журналиста Джамаля Хашкаджи. Если случится очередной «крах доткомов», даже в мини-масштабе, чересчур амбициозная стратегия Сона может треснуть по швам.


    С другой стороны, если идея сработает, и SoftBank сможет стабильно инвестировать по $50 млрд в год в крупные проекты, его лидерство в сфере будет закреплено. По плану, фонд станет владеть 20-40% акций нескольких десятков «стратегических» компаний, каждая из которых будет самой большой в своей отрасли. Эти компании потом никто не обойдет (благодаря неограниченным деньгам, они, если что, смогут просто выкупать все многообещающие стартапы в своей сфере, как это уже делает Facebook). А Масаёси Сон сможет расти на своих инвестициях, чтобы через несколько лет, может быть, обойти Джеффа Безоса. На этот раз уже не на три дня.



    P. S. Одежду и новые гаджеты намного выгоднее заказывать в США (Macy's, Amazon, 6PM!). А привезти их в Россию поможем мы в Pochtoy.com. Бесплатный личный адрес в Штатах, бесплатный сбор посылок из разных магазинов. Пользователи, зарегистрировавшиеся у нас с кодом HABR, получают скидку 7%. А до 5 ноября у нас действует крутая акция, по которой доставка килограмма из США стоит всего $16 $11.


    Pochtoy.com
    379,00
    Адрес для ваших покупок в США и пересылки в Россию
    Поделиться публикацией

    Комментарии 27

      +2
      мне кажется или это надувание мегапузыря?

      PS: (конспирология моде он)
      еще варианты:
      1) дедушка старый, эти кредиты не ему придется отдавать, и он таким образом (обрушит экономику эмиратов и японии)
      2) это такая хитрая схема, чтобы заставить набрать кредиты инвесторам из сша, которые потом разорятся.
        +2
        Очень на то похоже… Боюсь представить сколько (штук) и за сколько (в баксах) должны будут продавать компании, чтобы удовлетворить рост своей стоимости при таких громадных вливаниях…
          +1

          Во-во, моя первая мысль была, что дедуля на последок решил замутить мега пирамиду.

            0
            По п.1. Экстравагантный способ отомстить однокласникам до 7-го колена :)
            +1
            правильный перевод «с большим стеком» — «с большой пачкой (бабла)»
              +5
              «Менее чем через год после того, как фонд начал работу, он потратил более $65 на выкуп больших долей в успешных стартапах.»

              Звучит как вызов моим карманным расходам.
                +1
                У софтбанка, сколько там, 120 млрд в долларовом эквиваленте. Это совершенно невменяемая сумма. Чтобы аллоцировать такие деньги, стартапов надо оооочень много.
                Ну просто вот, простая арифметика. Скажем, из 120млрд половина уде разнесена (Swiss Re и всё такое). 60млрд.

                Скажем, если взять «стартапчик», которому требуется 20млн.
                60млрд/20млн — это 3000 стартапов.
                Это оооочень много. 3000 (пре)фирм, деятельность которых надо оценить, проанализивароть, прочая. Это убермного.

                Другой масштаб:
                60млрд — это инвестирование по 30млн в день на две тысячи лет.

                Такие деньги нельзя просто так «положить на счёт». Даже простое управление таким капиталом в MMF, T-bills, т.п. — уже задача сама по себе.
                  +1
                  Потому и не собирается вкладываться в дешевые стартапы.
                    +1
                    «А недешёвых» не так уж и много. Не так много рынков, которые способны переварить миллиарды. Это уже инфраструктурные проекты.
                    0

                    "Другой масштаб:
                    60млрд — это инвестирование по 30млн в день на две тысячи лет." — тут где-то ошибка, всего на 5 лет хватит. Или на 2000 лет, если по 30 млн в год, а не в день. Как-то так...

                      0
                      Ой, пардон, да, конечно же в год, это написал непрваильно.
                      0
                      Я так понял он будет инвестировать от 1 млрд.
                      +2
                      И потерял более $72 млрд персонального капитала во время краха доткомов. Это самая большая потеря личного состояния в истории.

                      Мне почему-то сложно сказать, что это факап, так как для того, чтобы потерять 72 млрд их надо сначала заработать. Ну и после такой неудачи Сон, наверное, самый бесстрашный инвестор на планете.
                        +2
                        Я думаю ему на жизнь оставшихся 13 млрд хватило-бы…
                        Для него это большая игра… он играется, поэтому и страха не знает.
                        Если бы он однажды в минус ушел, тогда задумался бы, и то не факт.
                          0
                          Он заработал на буме доткомов и потерял на крахе доткомов. В общем не зафиксировался вовремя.
                          +1
                          Дядька играет компаниями и деньгами как фантиками. Это лишь вопрос времени, когда он не сможет оплатить вложенные в его фонд деньги, что повлечет продажу крупных компаний по бросовым ценам, чтобы вернуть долги. И если бабочка, махнув крылом может устроить ураган на другом конце земли, то лопнувший инвест фонд с долгами в 200 млрд и этими миллиардами в акциях самых крупных компаний — это просто таки термоядерная бомба в финансовой сфере.
                            +1

                            Рынок mortgage derivatives в 2008 рухнул с $2 трлн до десятков миллиардов, посмотрите сколько только крупнейшие банки списали: https://en.m.wikipedia.org/wiki/List_of_writedowns_due_to_subprime_crisis


                            Вы сильно недооцениваете объем западной эргономики.

                              0
                              Вся таблица из всех крупнейших банков это почти 300 млрд. При этом у многих из них потери в менее 5 млрд. Чтоб вы поняли, США из-за нарушения санкционного режима штрафует некоторые банки на 5-10 млрд.
                              Я вам напомню, что кризис начался из-за неконтролируемых вложений гигантских средств в недвижимость, которые в последствие не смогли отбить. Чем 200 млрд не гигантские средства, а перспективные стартапы и компании не недвижимость?
                                0
                                Тем, что это не $2+ трлн
                                  0
                                  Началось-то всё с пары сотен миллиардов…
                                    0
                                    Возможно, вы правы, но тогда некорректно заявлять, что «инвест фонд с долгами в 200 млрд… — это просто таки термоядерная бомба». Тогда уже, пользуясь вашими аналогиями, детонатор.
                                    Но и это сомнительно, если последнее правда
                                    Для сравнения, вся индустрия венчурного капитала в США оценивается примерно в $75 млрд в год
                            0
                            «ну что, господа, а не знаете куда можно голимую гору бабла, да так чтобы с концами чтобы и вообще не найти. а вы отнесите в мэрию»
                              0
                              Никак не могу понять — это он пытается создать мегамонополии а-ля япония конца 20-века? Этот пример со стаей птиц — это ведь то, против чего антимонопольное регулирование борется или я что-то не так понял?
                                0

                                Нет, тут всё норм. Цена на стартапы вырастут, доходы и расходы уровняются, прибыль испарится и вуаля. Самоуничтожение. А всякие Гуглы и Амазоны будут выхватывать самые вкусные и сидить не

                                +1
                                Мало кто понимает, как это может работать, но точно не по устоявшимся канонам Кремниевой долины.

                                Самый обычный империализм. Просто понятие на время забылось. Будет ли прибыль — неизвестно, но «дедушка старый — ему всё равно».
                                Основной способ получения прибыли в этих условиях — создание монополии (или олигополии).
                                Как правило, вход на олигопольный рынок новых фирм очень затруднён. В качестве барьеров выступают либо законодательные ограничения, либо необходимость в начальном капитале большого размера. Поэтому в качестве примера олигополии выступает крупный бизнес.

                                Отмечу, что
                                В антимонопольном законодательстве большинства стран сговор запрещён, поэтому на практике картели имеют либо международный (картель «ОПЕК»), либо тайный характер.

                                — что и наблюдаем в случае Softbank (международная компания).

                                Пример из недавних — сверхприбыли на рынке ПК и смежных у производителей ЦПУ (для х86) и видеочипов — на два больших рынка приходится три производителя.
                                Т.ж. — рынок DRAM.
                                Наилучшей стратегией для олигополии является сговор с конкурентами по поводу цен производства, объёмов продукции. Сговор даёт возможность усилить власть каждой из фирм и использовать возможности получения экономической прибыли в таком размере, в котором её получала бы монополия, если бы рынок был монопольным. Такой сговор в экономике называют картелем.

                                Собственно, некоторые страны идут именно по этому пути. Про совершенную конкуренцию забыли напрочь. Стратегия работает на относительно малом промежутке времени, на большом случается «внезапный» кризис.
                                  +1
                                  Это даже не 100500 верная стратегия выигрыша в рулетку, а что-то еще похлеще. Но для сравнительно честного отбора денег у саудитов покатит. Ничем не хуже гонок на верблюдах.
                                    0
                                    Замечу, что он самый богатый японский кореец. Да и вообще самый богатый гражданин Японии.

                                    Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                                    Самое читаемое