IGF 2019. Интернет разваливается на части?

    image

    Закончился IGF 2019 в Берлине. Неделя плотных дебатов экспертов со всей планеты Земля под флагами ООН про Internet Governance. На IGF приехали все мультистейкхолдеры Интернета, которые сегодня делают Интернет, используют Интернет, отжимают Интернет и защищают этот самый Интернет на разных континентах.

    На ежегодном Форуме было поднято большое количество злободневных вопросов, которые волнуют сейчас все прогрессивное человечество. Среди прочего обсуждалось:

    • Риски гражданской дискриминации, создаваемые использованием искусственного интеллекта (ИИ).
    • Порядок и объем доступа правоохранительных органов к данным, находящихся за границами собственной юрисдикции государств для борьбы с киберпреступностью
    • Как защищать конфиденциальность на цифровых платформах
    • Как решать задачи для эффективной борьбы с нелегальным контентом в Интернете и защиты цифровых прав одновременно

    Чтобы решить эти вопросы на международном уровне государствам нужна солидарность. Солидарность в стремлении сохранить интернет как мировое достояние, обеспечив его неделимость и связанность. Результатом такой солидарности мог бы стать уже давно назревающий международный договор, который определил бы статус интернета и обязательства государств-участников в отношении киберпространства. Однако такого единодушия нет.

    Также как и нет единого понимания самих процессов, и даже слов, которые описывают эти процессы. Те, кто этот Интернет создавал под «суверенным Интернетом» понимают суверенность самОй глобальной сети от государств и отдельных игроков, а также суверенность каждой личности в нем, другие же полагают, что суверенный — это право на легальное насилие государств и верховенство национальной власти.

    О чем говорили «первые лица»?


    Открывали конференцию Генсек ООН Антонио Гутеррес и канцлер Ангелина Меркель. Оба отметили то, что глобальная технология сети, когда-то созданная учеными и инженерами, сегодня разваливается на кусочки. Меркель говорила о том, что в ближайшее время следует ожидать еще больше слежки в сети, а государственная фильтрация и цензура информации возрастут.

    Было отмечено, что подходы разных стран к регулированию интернета не обязательно являются плохими. Они включают в себя такие вещи, как законы о конфиденциальности, кибербезопасности и противозаконных высказываниях. Но они все больше различаются в разных странах, и некоторые страны даже пытаются применять свои национальные законы за пределами своих границ. Это и есть, по ее словам, рецепт правовой неопределенности, высоких затрат на соблюдение нормативных требований в разных странах и, возможно, постепенного перехода к так называемому “сплинтернету”. Про сплинтернет говорили на IGF много. Сплинтернет — это такое новое понятие, описывающее явление, когда национальные правительства стремятся превратить Всемирную паутину в ряд единолично управляемых национальных интернет-сетей.

    Для всех сегодня очевидно, что есть китайская модель, которая сейчас экспортируется КПК во всю Юго-восточную и центральную Азию и Африку, а также Россия с ее “суверенным интернетом", “готового к нападению американского противника”, и даже совсем дикая практика тотального 7-дневного шатдауна в Иране. Поэтому не говорить про это на IGF не могли.

    Создатель Всемирной паутины, действующий глава Консорциума World Wide Web сэр Тим Бернерс Ли, перед самим запуском Форума опубликовал «контракт для интернета» в попытке выработать основные принципы для государств, компаний и граждан. Отец URL, HTTP, HTML, сегодня являющийся евангелистом открытой сети, разъяснил на IGF, как создавался контракт и почему принятие этих принципов обеспечит человечеству единый и неделимый интернет.

    Согласно опубликованному «контракту», который уже поддержали крупнейшие IT-гиганты и передовые правозащитные организации в сфере цифровых прав (в том числе и Роскомсвобода), устанавливаются следующие принципы:

    Для правительств:
    1. Гарантировать всеобщий доступ в интернет.
    2. Поддерживать доступность интернета все время.
    3. Защищать и уважать фундаментальные права людей на личную жизнь в сети и защиту данных.

    Для компаний:
    1. Сделать интернет доступным для каждого.
    2. Уважать и защищать личную жизнь людей и личные данные, чтобы построить «сетевое доверие».
    3. Развивать технологии, которые поддерживают лучшее в человечестве и бросают вызов худшему.

    Для граждан:
    1. Быть создателями и соучастниками Сети.
    2. Строить сильные сообщества, которые уважают гражданский дискурс и человеческое достоинство.
    3. Бороться за Сеть.

    «Один мир. Одна сеть. Одно видение»


    Именно под этим лозунгом проходил Форум. Однако поводов для оптимизма, что все вдруг внезапно договорятся, нет никакого. Недавнее исследование “Интернет и юрисдикция” показало, что 95% из опрошенных экспертов согласились, что в ближайшие три года будет наблюдаться рост столкновений между цифровыми законами разных стран. И лишь 4,5% считают, что существует ”достаточная международная координация и согласованность", чтобы решить эту проблему. При чем, эти несколько оптимистов были представителями правительств и крупных технологических компаний. Каких, к сожалению, не известно.

    Интересным прозвучало послание страны, предоставившей хостинг IGF’у в этом году. Канцлер и министр транспорта и цифровой инфраструктуры Германии, призвали к пересмотру управления Интернетом, то есть нормативно-правовой базы. “Традиционный многосторонний подход как сотрудничество между правительствами должен быть расширен”, — отметила Меркель и заявила, что должны быть созданы новые структуры. Поскольку Интернет касается всех, наука, бизнес, граждане и гражданское общество также должны иметь право голоса. Немецкие чиновники не стали подробно останавливаться на этом, но сослались на другие форумы, такие как встречи G20 и ЕС, которые, вероятно, в ближайшее время могут попытаться возглавить процесс по гармонизации или оттащить на себя часть функций по Internet Governance.

    Однако, уже понятно, что не все разделяют мультистейкхолдерный подход Запада к вопросу управления Интернетом. Если посмотреть на карту мира, то мы увидим, что сегодня большая часть планеты находится в техносфере Китая и России, которые распространяют собственные модели контроля за информацией, а также технологии для слежки и цензуры в 110 странах. Эти страны либо напрямую приобрели подобные экспортируемые практики и технологии либо копировали их. Об этом подробней можно прочитать в отчете Open Technology Fund «Всемирная паутина российского и китайского контроля за информацией».

    image

    Но на IGF российские и китайские делегаты про это не говорили. На многочисленных сессиях IGF представители российской и китайской стороны рассуждали о цифровой трансформации, защите прайваси, интеллектуальных прав, этическом использовании ИИ, совместной борьбе с киберпреступностью, а также других аспектах регулирования, которые требуют совместной интеграции в рамках многостороннего международного подхода. На вопросы про оголтелую цензуру, концлагери в Восточном Туркестане и изоляцию собственных сетей представители улыбались и отвечали, что это все выдумки СМИ и вранье местных недовольных активистов. А сами страны, мол, разделяют общие ценности и смотрят в одном направлении со всем миром в целях синхронизации регулятивных процессов.

    Про российский IGF, который с трудом можно назвать мультистейкхолдерной платформой для совместного принятия решений, докладывал председатель Комитета информационной политики Госдумы Леонид Левин. Читал он исключительно по бумажке и на русском языке, что странно для IGF, где даже представители Зимбабве и Малайзии говорят на сносном английском.



    Господин Левин конечно же забыл упомянуть про уже давно вышедшую из под контроля онлайн цензуру, новые технологии слежки на базе Facial recognition, репрессии за слова в Интернете, первые российские шатдауны и свежепринятый закон о «суверенном интернете». Впрочем, про это ему и остальным делегатам напомнил представитель Роскомсвободы и ОЗИ Александр Исавнин



    Свой путь


    Ну а пока мировое сообщество из года в год обсуждает на IGF вопросы совместного управления интернетом, технологии контроля за информацией, методы управления информацией и соответствующие законы были поэтапно внедрены во многих странах третьего мира согласно двум основным моделям: «Один пояс – один путь» (китайская модель) и Большого евразийского партнерства (российская модель). Впрочем, эти две модели в 2019 году начали схлопываться в одну и уже образуют единый фреймворк по регулированию киберпространства для обеих стран. Этот фреймворк существенно отличается от подходов, выработанных на IGF.

    Напомню, что 30 апреля 2015 года Правительство Российской Федерации издало Распоряжение № 788-р «О подписании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности», а 20 октября этого года на VI Международной конференции по вопросам Интернета в Учжене (Китай) Роскомнадзор и Администрация киберпространства Китая подписали договор о сотрудничестве. Документ посвящён совместному противодействию запрещённой информации. По словам пресс-секретаря Роскомнадзора Вадима Ампелонского «тесные рабочие контакты» между интернет-цензорами происходили в течение последних нескольких лет. Теперь же они закреплены международным договором.

    image

    Документ до настоящего времени не опубликован, однако, какие меры две страны предлагают реализовать в рамках гармонизации подходов по регулированию цифровой среды, можно понять уже сейчас по документу, который в сентябре 2019 был опубликован Администрацией киберпространства Китая. В законопроекте, отражающим чисто китайско-российский подход к «Управлению интернетом» имеется достаточно внушительный новый список оснований для ограничения доступа к информации. Помимо запретов документ говорит также о поощрении упоминаний определённой информации. В частности, мыслей председателя КНР Си Цзиньпина, сведений о китайском социализме, а также о политике КПК. При этом, новый документ требует от операторов веб-сайтов:

    • создания механизмов проверки контента в реальном времени, в целях борьбы со слухами и фейками;
    • продвижения поощряемого контента с помощью push-уведомлений;
    • создания системы рейтинга пользователей.

    Выпей, Серф, за суверенный!


    Встречаясь несколько раз в год на мероприятиях, посвященных управлению интернетом и защите цифровых прав, мы любим с коллегами одарять друг друга чем-то национальным. В качестве национального дара в этот раз в московском duty free я прихватил бутылку «Белуги» для своих белорусских коллег. Встретив ребят из Минска, я передал им водку и успешно про нее забыл, погрузившись в атмосферу форума. Но потом оказалось, дабы не носить с собой лишний груз, белорусы оставили бутылку на стенде Общества защиты интернета. И в итоге забыли ее оттуда забрать. При этом они полагали, что я, заходив на стенд, ее подобрал и собираюсь им же вернуть.

    Уже будучи в аэропорту мне пишет Исавнин и рассказывает, что он случайно встретил дедушку интернета, Винта Серфа, и подарил ему эту бутылку водки. Тот посмеялся и сказал, что запомнил сказанный на секции по суверенитету и фрагментации сети анекдот, в котором мы в России надеемся лишь на то, что все деньги украдут и не будет у нас никакого суверенного интернета.

    Ну кому-то анекдот, а кому-то жить предстоит в условиях этого суверенного интернета. Ну так выпей, Винт Серф, нашей русской водки за наш суверенный Интернет.
    РосКомСвобода
    Мониторинг интернет-регулирования в России и мире
    AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

    Подробнее
    Реклама

    Комментарии 6

      +4
      Все идет к тому, что границы государств будут очерчивать границы интернета и появится информационная таможня. Хочешь фильм скачать из германии, отправь заявку на рассмотрение, после анализа файла сможешь или не сможешь скачать. При этом таможня будет с обеих сторон досматривать и решать, дозволено ли тебе насладиться плодами кинематографа.
        +1
        Нет, просто такие вещи переползут в оверлеи
        +3
        К слову, "Контракт для веба" от Бернеса-Ли уже заапрувили более 300 организаций — IT, НКО, госы.
        Тут полный перевод этих принципов, если что.
          0
          Правительства не могут не ограничивать информацию и не вести пропаганду для своей пользы. Это нужно признать как факт и не жить иллюзиями. Тоталитарные режимы установят тоталитарный контроль, а демократические — более мягкий и демократический, но тоже контроль.
            0
            Ага. Мне прямо интересно, как PRISM и другие всё ещё секретные программы сочетается с 3 принципом Бёрнерса-Ли.

            Вообще не стоит путать «мультистейкхолдерный подход Запада», который на самом деле подход корпораций, которым ограничения от любых государств это потеря прибыли, и собственно позицию государств Запада, которые выступают против попыток других государств как-то ограничить свои корпорации, но стремятся их сами контролировать.
              0
              Так поэтому они и секретные (или, как минимум, непрозрачные), что не сочетаются не только с прожектами «во имя всего хорошего и против всего плохого», а зачастую и с основами государственного строя — конституциями.

              Стоит ли этот подход «понять и простить» как неизбежность или всё же продолжать бороться? Вопрос открытый и встаёт не впервые.

          Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

          Самое читаемое