company_banner

Расшифровка: почему я не стала конвертироваться в фултайм в Google и пошла в Mckinsey в Лондон



    30 июня в 20:00 в нашем инстаграм-аккаунте выступила Влада Рау — Senior Digital Analyst в лондонском офисе McKinsey Digital Labs.
    Она рассказала, почему она не пошла на фултайм в Google, как устроена работа в McKinsey и про свой путь в IT.
    Делимся записью и расшифровкой эфира.



    Меня зовут Влада, я работаю в Лондоне, в консалтинге McKinsey, занимают project/data engineering. Не знаю, многие ли слышали про такое понятие, но наша компания — часть «большой тройки»: McKinsey, Boston Consulting Group и Bain.

    У нас есть несколько крупных отделов. Первый – это McKinsey Strategy. McKinsey Digital –тоже стратегия, только более digital-oriented; и внутри этот отдела есть Digital Ops – там я нахожусь. У нас работают ребята, у которых есть hands-on experience и skillset в определенных областях – product engineering, data engineering, дизайн, просто product/agile. У нас есть 2 основных типа проектов. Проектные работы – это когда к нам приходят компании-клиенты, чтобы мы решили их вопросы, и на это уходит от нескольких недель до месяцев, в зависимости от проекта.

    Я занимаюсь именно data/product engineering, и это тоже бывает по-разному; сейчас я занимаюсь больше data analytics, то есть проекты — аналитические. В предыдущем году я занималась типом проектов, который называется digital business building – это когда внутри корпоративной структуры хотят создать новый digital asset – по сути, новую «дочку», чтобы быть более digital-innovative, digital transformation и так далее. Мы помогаем делать это с нуля, и это довольно интересный опыт для тех, кто, например, хочет в будущем сделать стартап, потому что это, по сути, и есть стартап, только в safe environment. Этот опыт действительно помогает вам в дальнейшем – то есть, вы не просто работаете fulltime в большой корпорации.

    Работаю уже почти 2 года. До этого я два раза стажировалась в Google в дублинском офисе, официально была бизнес-интерном. У меня довольно интересный путь в IT, сейчас мы как раз об этом поговорим.

    IT – это достаточно разношерстное понятие. Не обязательно уметь программировать или иметь какие-то необычные скиллы, чтобы работать в этих направлениях. Наверно, это одно из самых больших заблуждений – люди часто говорят: «это не мое, я не программист, я недостаточно технический человек». Кроме программистов, есть и project/product менеджеры, большие отделы маркетинга и другие интересные направления.

    Изначально я хотела пойти в бизнес-менеджмент; когда все определялись с университетами в школе, я хотела получить business degree. Первое мое образование – это Высшая школа менеджмента СПБГУ по направлению «информационный менеджмент». Первые два года там – это general track, потом вы определяетесь с профилем. Можно пойти на финансы, маркетинг, логистику, HR, информационный менеджмент, международный менеджмент. Я поняла, что хочу уйти в IT-направление – чтобы было бизнес-направление, но в технической сфере. Это очень интересный сетап, потому что в какой-то момент карьеры уже не так важно, как хорошо ты кодишь, и более важными становятся softskills, навыки общения, стратегическое мышление, бизнес-логика и так далее.

    Во время обучения в бакалавриате я поняла, что хочу иметь и технические навыки, потому что хотела идти как product manager. Я поступила в питерское отделение Школы анализа данных Яндекса, но не закончила его – было очень сложно совмещать разнопрофильное образование. Часто бывало так, что на занятиях говорили – «мы не будем это объяснять, это в универе проходят» — у меня было, по сути, две очень разных degree одновременно.

    Я отучилась там два года и ушла в академ; формально, я могу сейчас восстановиться, но пока нет такой потребности. Конечно, необходимо было в какой-то момент пойти на стажировку, и я решила идти в большую IT-компанию; Facebook, Apple, Amazon, Netflix и Google – что-то из этого ряда.

    Я решила пойти в Google; меня взяли не сразу – было два reject. После этого я подала еще одну заявку просто так («ну, что такое еще один reject»), и меня неожиданно позвали на интервью. Я была официальным бизнес-интерном; к моему удивлению, оказалось, что в бизнес-стажировках есть не только направление sales/marketing. Есть и другие: например, я формально была в people operations – это не HR как рекрутмент, а тот процесс, который начинается уже после того, как человек приходит в компанию и длится до того, как он ее покидает. Я занималась внутренними автоматизациями процессов. Это был довольно интересный опыт: у меня было очень много credibility от команды, я могла делать what I want. Команда мне доверяла, и мне было очень приятно уже после того, как я ушла со стажировки, видеть, что вещи, над которыми я работала, до сих пор существуют. Бывает же так, что на следующий день branch интерна удаляют. То есть, технически, я была бизнес-интерном, но немного писала код. Это был JavaScript и немного LaTeX – в первой стажировке, а во второй – больше JavaScript.

    Но, в основном, было больше коммуникаций – то есть, как я уже говорила, для того, чтобы работать в IT, не нужно обладать супер-скиллами и быть богом C++. Важнее понимать, чего ты конкретно хочешь. IT – это очень разношерстная сфера, каждый может найти то, что ему по душе. Если кто-то говорить «IT – не мое», я думаю, что этот человек просто не инвестирует достаточно времени в research.

    Как учить английский язык, чтобы быть способной обучаться? Какой должен быть минимальный уровень? Знаю, что B2, но одно дело – писать тест, а другое – усваивать инфу и обучаться.


    Мне на этот вопрос сложно ответить, потому что я достаточно рано поняла, что без него – никуда. Когда я поступала в университет, я уже сдавала ЕГЭ по английскому, в школе был достаточно хороший уровень. Я еще занималась сама. В университете тоже — 3-4 курс, все на английском, то есть – очень хорошие инвестиции в язык. Единственное, что я точно могу посоветовать – делайте как можно больше всего на языке. Читайте книги, смотрите сериалы, как можно больше коммуницируйте на английском, разговаривайте с людьми на разные темы.

    Даже если вы будете делать ошибки – от того, что вы стараетесь и улучшаете свой уровень, собеседникам будет приятно. Смотрите многоязычный YouTube – интервью, разные вещи. Я для себя отмечала фразы, которыми говорят native speakers, и пыталась их встраивать в свой язык. В общем, тут – только практика. Я знаю, что для стажера, в принципе, B1 достаточно – чтобы жить в стране полноценно и общаться с нативами. Я, например, единственная русскоязычная в отделе, вокруг меня – только нативы и люди с хорошим английским.

    Иногда бывает так, что в high-tech командах – например, в лондонском офисе Facebook – каждый третий говорит по-русски, это уже inside-шутка у нас, и это сильно мешает интегрироваться в культуру и правильно ставить язык. Нужно постоянно заставлять себя, поддерживать мотивацию учиться и разговаривать на языке. Но, как уже сказано, B1 хватает для стажера. Первый screening-call от рекрутера – это тест на понимание и владение языком: способность отвечать на стандартные фразы и разруливать стандартные ситуации: может быть, здесь даже уровень C1.

    Это еще одна вещь, которая отталкивает многих людей от карьеры за рубежом и вообще от карьеры в больших компаниях. Они всегда считают, что надо «еще подучиться», прежде чем начинать. У меня просто такое кредо по жизни: худшее, что может случиться – это всего лишь еще один reject, надо попытаться, чтобы потом не жалеть об упущенной возможности. Если вы хотите чего-то добиться – обязательно инвестируйте в это время и пробуйте.

    С чего начать продвижение в IT, не имея computer science-образования?


    Нужно сначала понять, что вам нравится. Я бы начала с research – что бывает в IT, что такое хайтех-индустрия, какие навыки нужны, чем вы хотите заниматься. Потом уже, если вы останавливаетесь на каких-либо кодинговых историях и хотите научиться писать на каком-то языке программирования – я бы выбрала себе side project.

    То есть, если вы хотите разрабатывать приложения, придумайте себе use case и сделайте приложение под него. Сейчас на YouTube и в других местах есть огромное количество разных бесплатных материалов, и даже платных тоже. Возможности существуют, надо только понять, чего вы хотите, и двигаться в этом направлении. На YouTube точно есть Product Management School из Сан-Франциско, там очень хорошие лекции про product. Многие конференции сейчас делаются в видео-формате и являются бесплатными. Можно прямо сейчас загуглить, какие конференции проводятся в онлайне, какие есть митапы, и походить туда. Определите, что вам нравится, какие вам нужны навыки и знания, и набирайте их. То есть, необязательно получать computer science degree – у меня её нет, но я все равно пишу код на работе. Необязательно заканчивать computer science-центр или ШАД Яндекса, очень много всего – необязательно. Главное – иметь желание и вкладывать достаточное количество усилий и времени.

    Какие особенности бизнес-стажировок в Google?


    Они очень разные, и вам должно очень повезти с командой. Есть стандартные sales/marketing team – они тоже прекрасные, но далеко не всем это нравится. Есть очень большая cloud-команда, есть People ops-команда, есть GTech – разные внутренние решения для самого Google. Я очень рада, что попала именно в People ops. Моя первая стажировка заключалась в том, что мы автоматизировали процесс генерации offers – то есть, контрактов, которые вы потом подписываете. Получилось так, что я сэкономила компании много бизнес-дней – допустим, процесс раньше занимал 40 минут, а после моей стажировки – 5 минут.

    То есть, бизнес-стажировки в Google больше связаны с бизнес-логикой и softskills. Другие виды стажировок (SRE, SWE) предполагают развитие технических навыков, но я не заметила большой сегрегации между бизнес-интернами и тех-интернами. Я могла посещать самые различные тренинги; я ходила на большинство in-person технических сессий в Дублине, пока была на стажировке, кроме, например, SRE Bootcamp. Еще одна особенность: если вы пытаетесь писать код, например, будучи бизнес-интерном, то иногда возникают траблы с доступом, потому что формально вы не software engineer; хотя эти вещи довольно легко решаются, и в этом нет особенной проблемы.

    Следующая особенность – это процесс отбора. На бизнес-стажировке нет стандартных интервью, как cracking the coding interview. Понятно, что это не значит, что, если вы прошли его, то стажировка получена и больше ничего не надо делать. Если на SWE-стажировке есть 2-3 собеседования, то там это будет дополнительный разговор, может быть – про дизайн, но, скорее всего – нет; это скорее для того, чтобы определить, понимаете ли вы, о чем разговор, и какие-то поведенческие вопросы о том, «насколько вы в Google». Если переводить на русский, я бы сказала, что этот критерий определяет, насколько ты хочешь, чтобы этот человек был частью команды, насколько у него collaborative mindset. Потом уже можно будет смотреть дальше.

    У меня на бизнес-стажировках было 3 или 2 интервью, если не считать звонок рекрутера. Они были больше кейсовые; кто проходил отборы в стандартный стратегический консалтинг, должен понимать, о чем я говорю. То есть, у меня есть какая-то ситуация, и в тот момент ребятам было уже примерно понятно, чем я буду заниматься. Это довольно интересная особенность Facebook и Google. То есть, в Facebook есть headcount: когда вы получаете оффер, на стажировку или в фуллтайм, вы уже понимаете, в какую команду вы идете. Из-за того, что есть этот headcount, многие ребята не могут найти себе команду и получить оффер на фуллтайм или стажировку в Google, когда в Facebook, если ты «smart enough», тебе дают оффер, и ты уже на месте разбираешься с командой, проектом и так далее. И стажеру, точно так же, 2-3 недели это говорят.

    Ты программист?


    Да, я программист. Сейчас я больше всего пишу на Python, сейчас это очень распространённый язык. В прошлом году я почти весь год писала на React Native, до этого – немного на Java.

    В этом плане консалтинг интересен тем, что вы не можете предсказать, чем вы будете заниматься, есть элемент неопределенности. В первом месяце работы меня это сильно выбивало из колеи, потому что я не могла понять, какой skillset мне нужно развивать; я пошла на фуллтайм сразу после университета, и мне нужно было развиваться дальше в скиллах. В нашей команде я самая маленькая в плане industry experience, все остальные – это как минимум 6-7 лет работы в индустрии.

    Затем мне надо было понимать, что мне дальше делать в плане развития себя как специалиста, но сейчас я уже примерно определилась со стратегией, и отталкиваюсь от моего skillset в плане проектов, а не наоборот, как это было в первый год.

    Зачем идти в McKinsey программистом?


    Тут надо сказать, что я не считаю себя 100% SWE, тут где-то 50/50 Мне очень нравится заниматься продуктом, и, в то же время, мне очень хочется быть частью технической команды, писать код, и это тоже мне очень нравится. Когда я была в Google, я тоже не была 100% SWE, и тоже была 50/50: и писала код, и делать разные product-like вещи. В McKinsey мне очень понравилось, в том числе, потому, что здесь ты можешь поработать за короткий промежуток времени на разных проектах, в разных индустриях, с разными техстеками, с разными командами. То есть, ты не просто работаешь над одной задачей в лимитированной команде безумное количество времени – ты постоянно меняешь свой бэкграунд и, в принципе, начинаешь лучше понимать, что происходит в индустрии в целом. Ты не просто пишешь на одном фреймворке и языке, при этом зная только о том, что происходит конкретно в Google/Facebook, но не о том, как живет весь остальной мир.

    Это был один из главных моих concerns, почему я захотела пойти в консалтинг: я хотела получить это industry diversity. Еще я очень хотела получить большой буст по softskills. Это тоже очень зависит от команды; я не хочу говорить ни за весь Facebook/Google, ни за остальные компании, но у меня сложилось впечатление, что там слишком safe environment, что все слишком “google-y”, что все слишком supportive и collaborative, и это не способствует прокачке softskills. Мне хотелось понять, как работают самые разные сетапы в плане команд, как общаться с самыми разными людьми. Когда ты меняешь команду каждые 2-3 месяца, это идеальная среда для прокачки таких навыков.

    Как происходит смена стека? Никого не смущало отсутствие опыта в Python?


    На Python я писала еще в универе, немного, и в ШАДе. В магистратуре я училась в Испании, там я писала на Python и на Arrow, у меня был год applied data science – business analytics и big data, мне не хотелось идти на pure computer science degree. Мне хотелось получить реальные скиллы, применимые в индустрии, и понимать, как это делать. У меня выбор пал на одну из программ магистратуры в AI Business School, и с Python у меня было все хорошо.

    Другое дело, что, когда у нас начинался проект на React native, я бы не сказала, что у меня был офигенно большой опыт разработки; собственно, я бы сказала, что его было недостаточно, чтобы нормально перформить, но у меня был очень хороший support от команды и от leadership нашего лондонского офиса. Они сделали все, чтобы мне было комфортно быстро научиться и быстро pick up skills. У меня был support в начале проекта, чтобы я очень быстро набрала нужное количество навыков на нужном уровне. Понятно, что от тебя не ждут, чтобы ты, никогда не работав ранее на языке, сразу будешь писать на нем так, как будто писал всю жизнь. Но, мне кажется, в какой-то момент появляется такая степень экспертности, что тебе уже без разницы, какой язык. Конечно, есть оговорки: если ты всегда писал на Python или JS, ты не будешь сразу писать на production plus – хотя ты и сможешь довольно быстро разобраться и начинать перформить.

    Понятно, что особенность моей работы – в том, что нужно постоянно учиться, you never know что будет дальше. В этом плане у меня довольно diverse должен быть техстек и вообще все, чем я занимаюсь, и мне нужно инвестировать огромное количество времени, в том числе и свободного (раньше это было и на выходных), когда я просто учусь чему-то новому.

    Какие есть программы стажировки твоего отдела в McKinsey?


    Это хороший вопрос, потому что именно с этого года мы начинаем SWE-стажировки. Мы это наконец-то продвинули. В этому году это будет только для лондонского офиса, мы еще не можем спонсировать визы, как это делает Google и Facebook через программу TR5. У них это настроенный процесс, а мы пока ищем больше locals. У меня в этом году будет интерн, и, может быть, в этом году мы, ближе к концу года, еще раз проведем что-нибудь такое. Я могла бы рассказать, как выглядят стажировки именно в McKinsey и чем они отличаются от SWE-стажировок в “FANG”, потому что это будет довольно интересно.

    Когда я собеседовала, мы тоже делали небольшой алгоритмический check того, что люди умеют писать и люди шарят в алгоритмах, но, в то же время, мы даже больше смотрели на их mindset и на то, как они умеют разговаривать, run-ить проекты, чем они интересуются, в какую сторону они хотят идти, потому что у нас не 100% SWE.

    Как там относятся к людям с PhD, не считают ли overqualified?


    Отлично относятся к людям с PhD, мне кажется, для таких в McKinsey есть много всего. Есть более технические роли – если смотреть на аналитику, это будет Quantum Black. Эти ребята раньше были в стартапе, в какой-то момент McKinsey их купила – года 3-4 назад – и они занимаются heavy data analytics. Там все по классике: deep learning, нейросети, много всего. PhD – только плюс.

    У нас есть ребята, которые скорее не digital hands-on, как я, а просто Сorporate Strategy; есть ребята, которые работают больше с healthcare industry и run-ят стратегии именно для public sector – для больниц. Сейчас у нас период пандемии, и несколько наших коллег вернулись обратно к практике, ушли работать в местную healthcare-систему (NHS) – они раньше несколько лет работали докторами, получили PhD в каких-то медицинских вещах.

    У нас super-diverse в этом плане компании, люди с разными backgrounds находят здесь место. Потому, что мы работаем в самых разных индустриях на самых разных проектах, зачастую именно опыт в индустрии решает, что ты будешь полезен и сможешь привнести свой value и impact, нежели простое завершение бизнес-школы и знание необходимых фреймворков. Все фреймворки можно выучить, но industry experience очень сложно получить вместе с какими-то более специфичными знаниями для таких индустрий, как медицина.

    Какое отношение к россиянам?


    За эти два года все было отлично. У нас есть довольно большое комьюнити в Telegram, довольно много чатиков на самые разные темы, мы постоянно все встречаемся. Более технические ребята группируются вместе, другие просто общаются обо всем на свете, но в общем здесь довольно welcoming community. Никогда не было какой-то неадекватной реакции на то, что я из России, ни от коллег в McKinsey, ни в других компаниях. Мне кажется, тут большое проблема не в том, из какой ты страны, а в том, как ты разговариваешь и как ты себя позиционируешь, насколько ты пытаешься уважать чужую культуру и пытаешься интегрироваться в это общество.

    Что спрашивали на стажировке в Google?


    Это был определенный unique case, не SWE и не sales/marketing, который в основном бывает. У меня было case-oriented interview: то есть, мне говорили сразу про тот проект, в котором я буду участвовать.

    Меня спрашивали специфичные вещи: так как я занимаюсь автоматизацией процессов, меня могли спросить, например, как с моей точки зрения выглядит весь отдел People Ops; говорили о том, какие есть отделы и команды, процессы – у меня этой информации не было, конечно, я рассказывала так, как видела. А потом говорят: на самом деле, устроено вот так, поехали дальше. И дальше спрашивали, например: смотрите, у нас есть процесс Х, он не слишком эффективен – как бы ты проводила автоматизацию, распределяла ресурсы, общалась со своими коллегами, собирала requirement? То есть, они изначально спрашивали, как я собираюсь устраивать свою работу. Это были кейсовые вещи. После этого меня спрашивали по многим behavioral вещам, потому что это бизнес-интервью; мне кажется, там именно behavioral-вопросам было отдельное целое интервью. Мне кажется, уже пора делать какой-то гайд по тому, как отвечать на такие вопросы, как делать свою историю. Потому что тут уже важнее не то, насколько у тебя много опыта, и какой ты эксперт, а то, как ты себя позиционируешь и как хорошо ты сможешь рассказать свою историю, чтобы люди поняли, насколько ты классный.

    Когда у меня несколько раз было такое, что я была ментором у текущих студентов, и человек мне говорил, что он not smart enough, я говорила – подожди, давай все сейчас с тобой посмотрим, и мы писали красивый cover letter, и люди получали оффер. Тут, наверно, больше проблема в том, что мы не до конца верим в себя, и почему-то занижаем свои успехи и не можем грамотно все упаковать.

    Расскажи про процесс отбора в McKinsey, как получить offer?


    Процессы отбора в McKinsey очень разные, в зависимости от того, куда вы хотите попасть. Если мы говорим про corporate strategy – стандартный консалтинг, то там нужно подавать CV, и после этого вы делаете тест. Сейчас в московском офисе его заменили на digital assessment, в некоторых офисах — тоже; то есть, следующая ступенька – либо тест, либо digital assessment. После этого проходят два раунда интервью, по три в каждом. То есть, первый раунд – обычно проводится коллегами middle-уровня; есть кейсовая часть и behavioral-часть. Второй раунд – это leadership-level, и там тоже три интервью, и тоже кейсовая и behavioral-часть, но больше behavioral. Наверно, лучше всего посмотреть, как проходит отбор McKinsey, в официальных источниках: сейчас очень много проходит воркшопов от разных офисов. Например, в московском офисе они довольно активно ведутся, проходят постоянные тренинги, интервью и так далее; то есть, если есть желание, собрать эту информацию можно.

    У меня тоже было 6 интервью, хотя это не было в формате раундов – они были размазаны во времени, так как у меня довольно специфичная area of expertise в инжиниринге. Кейсовые интервью были с техническим акцентом – то есть, меня могли и спросить какую-то часть бизнес-логики, и попросить написать часть кода. Писала я в основном на Python плюс немного SQL. Так как я больше собеседовалась на data, меня могли спрашивать и про некие Hadoop/Spark-специфичные вещи, и просто про Python, и про базы данных и так далее. Могли задать, например, такой вопрос: у нас есть клиент с определенной базой данных, которую нужно мигрировать в другую – как бы ты объясняла этот процесс, как бы ты делала трансфер, что бы ты делала с обучением и интеграцией этого в компанию? Какие бы use-case ты делала для других баз данных, как бы ты это обосновывала? То есть, это такой фулл-кейс, а не «напиши, пожалуйста, код».

    Как интервьюеры относились к неоконченному курсу в ШАД, это не воспринималось как неумение доводить начатое до конца?


    Нормально относились. Я говорила, что я получала это как minor degree, и что мне было физически сложно закончить его. У меня была довольно насыщенная жизнь в университете, я еще помогала организовывать конференции – например, в Школе менеджмента есть конференции «Менеджмент будущего», и еще были ивенты вроде TedEx. Потом я параллельно учила несколько иностранных языков – я еще говорю на французском, немецком и испанском. Не C1, но достаточно нормальный уровень. Сейчас я больше подтягиваю французский и испанский, чтобы через год-полтора работать на них. То есть, у меня CV говорило также и о том, что я проходила другие курсы, участвовала в чемпионатах и так далее.

    Было понятно, что я ничего не бросила, просто не смогла совместить. Но вопросов о том, почему я не закончила курс, никогда не было – это все-таки просто дополнительно образование, а не университет. Я считаю, что те два года, которая я проучилась, многое мне дали и были большим толчком в моем развитии как программиста.

    Зачем уходить в консалтинг, а не оставаться в Google?


    Я уже упоминала: в основном это было industry diversity. Если я в дальнейшем хочу уйти в более product-oriented вещи, надо понимать, что происходит outside of Google. И техническое развитие, и softskills – это было очень важно, и на старте карьеры я бы сказала, что это хорошие starting point, и всегда, если я захочу, наверно, меня возьмут обратно – я не уверена, но что-то мне подсказывает, что да, потому что у меня были хорошие feedbackи.

    Как поступить в зарубежную магистратуру?


    Тоже очень сильно зависит от того, куда вы хотите. Не могу говорить за все магистратуры и страны, естественно. Есть много открытых ресурсов и сообществ, которые помогают с этим. То есть, overall вы выбираете магистратуры: есть там система грантов или нет; подаетесь на грант, если он есть (или стипендия), потом сдаете все необходимые экзамены. Обычно это базовое знание английского, и потом, в зависимости от магистратуры, либо GRE, или GMAT. GRE сдается на зарубежную магистратуру плюс зарубежное PhD, а GMAT – больше на бизнес-школы. То есть, если вы когда-нибудь захотите пойти на MBA, то GMAT – это тот экзамен, к которому вы будете долго готовиться (ну, или недолго – в зависимости от того, как напишете первый пробный).

    В моем случае я понимала, что хочу взять еще один дополнительный год на обучение, я не хотела идти сразу на fulltime после бакалавриата. Я могла остаться в магистратуре в Питере, но это было less preferable – я хотела еще получить новый experience, хотела что-то более техническое, но не pure computer science, при этом – за рубежом. Я хотела получить multi-cultural experience, поучиться не только с русскими студентами и преподавателями.

    У нас в магистратуре было два потока, в каждом – примерно по 50 человек, и в моем было 55 человек и 40 национальностей. То есть, из всех топовых стран ребята, и ты с ними общаешься, понимаешь, кто как реагирует, как выстраивать collaborative mindset в нормальном понимании. Это была очень хорошая практика. Еще вы сдаете дополнительно IELTS/ TOEFL на знание английского языка, если вы не учились и не работали в странах, где живут native speakers (UK, Канада, США, Австралия, Ирландия). То есть, я сдала этот экзамен, потом GMAT, потом подала в магистратуру все документы и ждала решения. После этого я подавала на стипендию. В зависимости от университета, иногда покрывается абсолютно все, или покрывается часть. В моем случае покрывалось только 20% обучения, и после этого я нашла еще один дополнительный women-in-tech-грант, подала в этой магистратуре на него и получила еще 20%. В итоге, моя стипендия покрывала 40% обучения, и все остальные расходы были на мне. Также, в зависимости от университета, общежитие может предоставляться или не предоставляться. У меня этого не было, и я снимала жилье в Испании.

    Моя магистратура была 10 месяцев. Есть разные другие варианты: full-time магистратура, когда учитесь в кампусе, part-time магистратура, когда 3-4 месяца обучение проходит online, а потом – 2-3 недели in person в какой-нибудь стране. Есть такие, когда чуть ли не каждые полгода — в другой стране, и всего – полтора года; то есть, три больших модуля in person, в которых вы несколько недель учитесь, например, в Испании или Дубае.

    Все очень зависит от того, куда вы хотите, какие у вас есть потребности, насколько вы хотите в это все инвестировать – в том числе, финансово. Сначала я думала, хочу ли я оплачивать магистратуру или нет, но потом посчитала, что, если бы я пошла просто на full-time в Google, например, после бакалавриата, то за два года магистратуры плюс потом full-time мое обучение бы отбилось. Я поняла, что это хорошая инвестиция денег и времени и приняла решение. Мне кажется, что это хороший опыт, даже если вы не хотите ехать за рубеж в магистратуру: во многих университетах есть возможность exchange-семестра в университетах-партнерах.

    Сейчас основные российские университеты стараются делать такие опции, и это интересно хотя бы попробовать и подать. Как я уже говорила, основная вещь, почему я достигла довольно многих вещей в своей жизни – это то, что я не боялась пробовать подавать. Худшее, что могло бы случиться – это всего лишь reject. Пробуйте, старайтесь, делайте работу над ошибками, понимайте, почему вас не взяли, просите feedback.

    Diversity in tech, самая больная тема – особенно сейчас, в век толерантности, когда боишься сказать что-нибудь. Как создавать комьюнити?


    На данный момент мы уже 3 года ведем с еще двумя девушками комьюнити. Сейчас это сообщество в VK, иногда у нас возникают идеи создать полноценное комьюнити в оффлайне, но пока, из-за того, что мы работаем фуллтайм в разных странах, это остается в онлайне. Мне хотелось бы в какой-то момент сделать некое safe place для людей, которые могут черпать вдохновение из какого-либо источника, понимать, какие возможности существуют, и чтобы у тебя были ролевые модели, на которые можно было бы ориентироваться. Чтобы, когда что-то не получается, ты бы мог сказать: у них же получилось, значит, у меня тоже получится, я справлюсь. Наверно, из-за этого мы и создали комьюнити несколько лет назад. Пока у нас все получается, мы потихоньку двигаемся, много планов на июль-август.

    Мне кажется, карантин на меня хорошо повлиял, я смогла многое переосмыслить за время самоизоляции – чего я хочу от жизни, от блогов, которые я веду, от проектов, которые я помогаю вести. То есть, сейчас мы планируем сделать что-то наподобие менторской программы, чтобы были люди, которые тебе помогают и ведут тебя за руку или хотя бы саппортят. Но пока это просто онлайн-проект. Если у вас есть идеи, или вы хотите стать частью или contribute, то any time welcome. Вы можете написать мне в личку в любой из социальных сетей, в которых меня можно найти, и мы сможем все обсудить. Я стараюсь отвечать в течение нескольких дней (правда, в Telegram response rate будет медленнее, чем в Facebook или VK); меня найти просто, Влада Рау – довольно unique combination.

    На самом деле, мне кажется, что сейчас – оглядываясь на то время, когда я училась в бакалавриате и только-только начинала, лет 7 назад – стало гораздо больше возможностей, гораздо больше саппорта, гораздо больше open-minded людей, которые могут рассказать про свой путь, научить чему-то, поделиться полезными ссылками. Я бы сказала, что сейчас именно то время, когда эти возможности нужно использовать по максимуму. Не бойтесь спрашивать, не бойтесь писать людям. Очень многие могут ответить: да, конечно, я с радостью с тобой поговорю, с радостью сделаю refer, с радостью еще что-то расскажу или познакомлю со своим знакомым, который занимается именно вот этим.

    В июле мы хотим сделать серию встреч и спикеров. Сейчас мы находимся в формате scheduling everything, у всех разные таймзоны и все нужно синхронизировать, но скоро пойдут анонсы. У меня еще есть Telegram-канал, иногда там бывает что-то полезное; правда, сейчас я чаще пишу какие-то свои day-to-day вещи.

    Расскажи про salary negotiation


    Очень интересный вопрос. Я, честно говоря, не знаю, как на него отвечать. Я, в принципе, всегда знала, куда иду – например, когда я собеседовалась на первую стажировку, у меня не было других офферов. Точнее, были, но это были российские компании. Не было competing offer, например, из Facebook – я не могла сказать: «ох, вы знаете, меня хочет весь FANG, хотите ли вы мне поднять зарплату стажера?» А когда я собеседовалась на фуллтайм в McKinsey, одновременно я собеседовалась и в другую компанию, где меня готовы были взять, но я сделала выбор в пользу McKinsey.

    У нас отсутствует pay gap, стандартная зарплата для позиции, разница – только в бонусе в зависимости от performance. McKinsey – довольно топовая компания, и многие люди туда хотят. Я поняла, что, если я начну пытаться делать salary negotiation, мне скажут – у нас стандартный процесс, вот такие цифры, are you in or not?

    Кроме того, изначально я собеседовалась на позицию выше, и в job description упоминалось 8 лет опыта – при том, что я new grad. Они были готовы перевести меня в Лондон, минуя московский офис, заняться моей визой – это супер-нестандартный кейс для McKinsey, обычно они не переводят в Европу людей без industry experience. Они сделали downgrade позиции, сделали под меня headcount и перевод в Лондон – после такого как-то не ощущаешь себя в позиции для salary negotiation. Я знаю людей, которые собирали веера из офферов – может быть, с ними потом получится сделать сессию, и они расскажут свои tips and tricks.

    А какой длительности контракт у тебя?


    У меня сейчас рабочая виза на 3 года, потом ее продлят. Я уже permanent, не contractor – я получила нормальную fulltime-позицию.

    Я считала, что была не в том положении, чтобы делать salary negotiation, но есть ребята, которые очень хорошо это делают. Рассказывают такие cool story – я заслушиваюсь. Наверно, это такой отдельный скилл, и над ним нужно работать – я не могу посоветовать ничего, кроме того, что точно не нужно врать о том, что у вас есть гора offers. Рекрутеры имеют свойство дружить между собой и переходить между компаниями, и можно заработать бан.

    Если у вас есть другие офферы – можно сказать об это, если нет – значит, нет. Быть transparent as much as possible, особенно, если у вас есть competitive offers – следует. Если вы спокойно и прозрачно расскажете про ситуацию и скажете, какие у вас критерии и почему вы предпочтете одну компанию другой – могут появиться интересные предложения, которые изначально не озвучивались, но являются как раз тем, чего вы хотели.

    How often do you travel?


    Очень зависит от проекта. Work-life balance тоже сильно зависит от проекта. В лондонском офисе у нас очень хорошо с mental health. Long hours — это не значит, что ты работаешь эффективно: можно работать с 9 до 19, и это будет гораздо результативнее, чем с 9 до 23, потому что тогда ты можешь успевать что-то еще, и enjoy your life.

    В этом плане мне нравится европейский менталитет тем, что работа – это не самое главное в жизни. То же самое касается traveling – когда ты выбираешь проект, ты изначально понимаешь, насколько это будет travel, и что за location. Когда я приходила сюда, я считала, что, когда у тебя появляется семья, когда у тебя появляются дети – это совсем не sustainable, и в какой-то момент придется выбирать, но сейчас я общаюсь с людьми старше меня, и они говорят, что все обсуждаемо. Тебе идут навстречу, если у тебя есть дети и семья. Особенно сейчас, когда все поняли, что, вообще-то можно работать из дома. Если тебе так хочется, то можно работать remotely; всегда есть какие-то решения проблем. Мне очень нравится, что McKinsey слушают сотрудников – они заинтересованы в том, чтобы был комфортный сетап для работы. Но если очень хочется travelling – можно найти проект, в ходе которого ты будешь постоянно это делать.

    Какая градация в компании?


    У нас есть digital analyst, senior digital analyst, specialist, expert, associated partner, partner, senior partner; в corporate-треке это будет business analyst и так далее. В паблике в VK это расписывается. Лучше посмотреть в официальных источниках – все зависит от позиции.



    А что дальше?


    Следующий прямой эфир пройдет в ближайший вторник, 14 июля в 20:00.
    Отвечать на ваши вопросы в прямом эфире, в этот раз будет Александр Ловягин, Senior Product Designer в Arrival Mobility, который работает над производством электротранспорта: автомобилей, автобусов, вэнов нового типа. Эфир пройдет в нашем инстаграм-аккаунте.

    Задать ему вопрос можно в комментариях к этому посту.



    Что было ранее


    1. Илона Папава, Senior Software Engineer в Facebook — как попасть на стажировку, получить оффер и все о работе в компании
    2. Борис Янгель, ML-инженер Яндекса — как не пополнить ряды стремных специалистов, если ты Data Scientist
    3. Александр Калошин, СEO LastBackend — как запустить стартап, выйти на рынок Китая и получить 15 млн инвестиций.
    4. Наталья Теплухина, Vue.js core team member, GoogleDevExpret — как пройти собеседование в GitLab, попасть в команду разработчиков Vue и стать Staff-engineer.
    5. Ашот Оганесян, основатель и технический директор компании DeviceLock — кто ворует и зарабатывает на ваших персональных данных.
    6. Илья Кашлаков, руководитель фронтенд-отдела Яндекс.Денег — как стать тимлидом фронтендеров и как жить после этого.
    7. Сания Галимова, маркетолог RUVDS — как жить и работать с психиатрическим диагнозом. Часть 1. Часть 2.


    RUVDS.com
    RUVDS – хостинг VDS/VPS серверов

    Похожие публикации

    Комментарии 10

      +28
      я могла делать what I want

      Текст переполнен unnecessary англицизмами

        +3
        Логичное следствие того, что человек 24/7 в англоговорящей среде. Думаю тут переводить англицизмы было бы излишне, ведь в некоторых случаях пришлось бы менять все предложение. А так можно видеть как меняется язык человека, но читать было и правда непривычно.

        Другое дело когда всякие менеджеры из русских компаний, находящиеся в русскоязычной среде пытаются так говорить — типа чтобы быть в тренде. Вот это раздражает невероятно.
        Коллеги, нужно АСАП подтвердить соблюдение наших коммитментов с партнерами, иначе нас ждет факап и мы получим негативный фидбек от глобалов.
        Это прямая цитата, если что :-)
          +15
          Неправда, отнюдь не логичное. Неумение правильно и грамотно выражать свои мысли заставляет сбиваться на такой вот суржик. Или использовать «бля» как соединитель для частей фразы. И от языка это несильно зависит. Думаю, что и в английском языке автор выражает мысли просто и кратко, используя по максимуму Present Simple и сложившиеся в коллективе языковые штампы.

          У дочери в школе английский преподавал англичанин, еще и изучавший английскую литературу в Оксфорде. Я на школьные собрания ходил лишь для того, чтобы его послушать :) У него фразы были прям как у Маркеса — длиной в страницу-две. Заслушаться.
            +22
            Логичное следствие того, что человек 24/7 в англоговорящей среде

            Ну, может, тогда стоило всю статью полностью на английском написать?
            ведь в некоторых случаях пришлось бы менять все предложение

            Так и хабр — не твиттер. Это же статья. Её пишут, потом редактируют…
              +4

              Справедливости ради, расшифровка интервью на то и расшифровка, а не адаптация/перевод.

            0
            Можно еще придраться, что у девушки асимметрия лица. И что в UK беженцы и такси 50 фунтов. И вообще зубы бы ей почистить. А Хухлы это ей повезло и вообще диверсити.
              0

              Мы занимаемся дистиляцией пепси из ситро

              +9
              Для русскоязычных же пишите, зачем столько англицизмов? Вы бы еще как Толстой в «Война и Мир» вставки на французском оставили.
                0
                Посмотрел неплохой курс о Product management от Udacity. Плюсом то, что представленные преподаватели все действующие продуктовые менеджеры в ИТ (Google, Udacity и пр.) и у всех хоть какой-то, но инженерный бекграунд. Они уже совсем не программируют, но на одном языке с инженерами своими и заказчика разговаривают с удовольствием.
                • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь

                  Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                  Самое читаемое