Плавучий Белый дом: как планировали действовать США в случае ядерного Армагеддона

Автор оригинала: Thomas Newdick
  • Перевод


Среди постоянно меняющихся планов правительства США на случай полномасштабной ядерной конфронтации были и малоизвестные проекты сильно модифицированных военных судов, реализованные в один из самых напряжённых периодов взаимоотношений между Советским Союзом и Соединёнными Штатами. Если бы холодная война превратилась в горячую, президент США, скорее всего, отдавал бы приказы в условиях последовавшего обмена ядерными ударами с одного из этих удивительных «плавучих Белых домов». Эти потрясающие суда во всех смыслах стали предками современных воздушных командных пунктов на «самолётах Судного дня».

Официально программа называлась National Emergency Command Post Afloat (NECPA, произносится «некпа»). Её результатом стало создание двух кораблей со специальным оснащением, первый из которых, USS Northampton («Нортгемптон»), начал выполнять свою новую задачу в марте 1962 года.


USS) Northampton примерно в 1959 году, пока ещё оснащённый как командный лёгкий крейсер.

Northampton изготавливался как тяжёлый крейсер класса Oregon City, четыре крейсера этого класса были введены в эксплуатацию вскоре после Второй мировой войны. Однако завершён Northampton был как командный лёгкий крейсер (command light cruiser, CLC-1), поступил на вооружение в 1953 году и с тех пор в основном использовался как флагманский корабль Атлантического флота. Благодаря своему изначальному предназначению корабль уже имел дополнительную палубу для командных постов и постов управления.

Переделанный под задачи NECPA, Northampton был переведён в категорию первого корабля управления (command ship, CC-1), и дислоцирован в Норфолке, штат Вирджиния, неподалёку от Вашингтона. Ему дали кодовое название «Sea Ruler» («Властитель морей»). Во времена кризиса президент и его ближайшие помощники должны были перебрасываться вертолётами морской пехоты США в воды неподалёку от восточного побережья, на борт Northampton. Как сообщает Гарретт Графф в своей книге Raven Rock: The Story of the U.S. Government’s Secret Plan To Save Itself — While the Rest Of Us Die, посвящённых планам правительства США на случай Судного дня, модификации, внесённые для подготовки корабля к выполнению его задачи в условиях потенциального Армагеддона, были достаточно серьёзными:

Больше сорока тонн оборудования, в том числе шестьдесят передатчиков и приёмников, позволявших обрабатывать до 3 тысяч сообщений в день (в то время это считалось большим достижением), и мощная коммуникационная система ВМФ, позволявшая кораблю установить рекорд в самой быстрой кругосветной передаче сообщений — всего за восемь десятых секунды.

Год спустя после начала применения Northampton в задачах NECPA ВМФ дополнила флот вторым «плавучим Белым домом» — USS Wright («Райт») под кодовым названием «Зенит», тоже дислоцированным в Норфолке.

Этот военный корабль изготавливался как лёгкий авианосец класса Saipan и был введён в эксплуатацию в 1947 году, а в 1956 году впервые был снят с вооружения. Хотя изначально он предназначался в качестве вспомогательного авианосца, позже Wright был преобразован на Военно-морской верфи Пьюджет-Саунд во второй корабль управления (command ship, CC-2).

Его оснащение было ещё более комплексным, чем у Northampton. Графф сообщает, что Wright — «наиболее сложная коммуникационная платформа, когда-либо находившаяся в море» (по крайней мере, на 1963 год). Полётную палубу корабля заполнили антенны, самой высокой из которых стала группа 156-футовых (47,5 метра) мачт с установленными на них антеннами тропосферной радиосвязи.


USS Wright в 1967 году: палуба ещё не заставлена антеннами, зато на ней заметна огромная тарелка связи.

Пресс-релиз ВМФ, выпущенный вскоре после ввода корабля в эксплуатацию, с восторгом сообщал:

Wright имеет самые мощные средства коммуникации, среди всех, когда-либо устанавливавшихся на кораблях. Команды его «голоса» могут услышать корабли, самолёты и станции по всему миру. Командные посты Wright имеют установки для создания презентаций театров боевых действий, аналогичные установкам наземных постов, в том числе проекционное оборудование и огромные экраны. На корабле есть пространства для ведения боевых операций, вывода данных и графиков, действий в чрезвычайной обстановке, брифингов и конференций. На антенной палубе установлена самая крупная и мощная антенна из когда-либо устанавливавшихся на морском судне. Целый отсек выделен под телетайпные аппараты корабля, каждый из который способен получать входящие сообщения со скоростью 100 слов в минуту. Wright способен обрабатывать в день столько же сообщений, сколько многие наземные коммуникационные станции.


Помещение бывшего ангара под палубой теперь было заполнено оперативными центрами, в которых могло располагаться 200 специалистов по связи (весь экипаж корабля составлял примерно тысячу человек). Также там присутствовала группа из 17 офицеров и 22 представителей рядового состава из Объединённого комитета начальников штабов, которые должны были управлять «плавучим Белым домом» в чрезвычайной ситуации. При необходимости экипаж корабля можно было увеличивать.

Что касается президента, то для него, по словам Граффа, подготовили «изысканную каюту с коврами», оснащённую «почти дюжиной телефонов с цветовым кодированием, соединённых с разными частями военной структуры управления страны». Оперативный центр чрезвычайных ситуаций, обычно запертый, содержал пульт главнокомандующего и был оснащён штатом, который мог попасть в него только вместе с нарядом охраны. Учитывая возможное наличие на борту президента, на Wright было организовано три «тематических» столовых с камином, обслуживавшихся опытными шеф-поварами.


Президент Джон Ф. Кеннеди разрезает торт во время посещения USS Northampton.

Wright, имевший подходящий к его функции девиз Vox Imperii («голос правителей»), мог использовать свои системы антенн для обеспечения связи с тремя специально построенными наземными установками, которые, в свою очередь, были способны обмениваться информацией с тем, что останется от военных сил США. Если бы эти три установки были уничтожены или связь с ними была бы потеряна, то Wright мог запустить беспилотный вертолёт QH-43 Huskie — уникальную версию вертолёта компании Kaman, способного поднимать очень низкочастотную антенну на высоту более двух миль, обеспечивая таким образом связь с подводными лодками ВМФ по всему миру. На палубе хватало места для погрузки трёх вертолётов. Тот же принцип хвостовой очень низкочастотной антенны и сегодня используется на самолёте ВМФ E-6B Mercury.


Несмотря на плохое качество, на этой фотографии многоцелевого вертолёта ВМФ UH-2B Seaprite, посетившего USS Wright примерно в 1966 году, также можно предположительно рассмотреть на фоне уникальный вертолёт-дрон QH-43 Huskie.

Для оперативного управления в условиях ядерной войны Wright был оснащён специальными воздушными фильтрами, способными защитить экипаж от радиоактивных осадков, пока палубы омываются системой подачи морской воды.

Существовали планы по преобразованию под конфигурацию NECPA ещё одного авианосца класса Saipan, головного судна этого класса, с маркировкой CC-3, однако от них быстро отказались и этот корабль стал платформой-ретранслятором связи. Также рассматривалась возможность реализации ещё одной, даже ещё более неуязвимой платформы NECPA на основе атомной подводной лодки USS Triton, но проект не продвинулся дальше этапа исследований в середине 1960-х.


Субмарина Судного дня, которая так и не появилась: подводная лодка радиолокационного дозора USS Triton, фото 1959 года.

Программа NECPA предполагала следующий принцип работы: один из двух кораблей постоянно находится в море, а их ротация происходит раз в две недели. Благодаря этому по крайней мере одному из кораблей обеспечивалась бОльшая защита от неожиданного нападения Советского Союза. В такой ситуации или в случаях повышения напряжённости между двумя сверхдержавами президент и другие лидеры нации должны были перемещаться на корабль, находящийся на дежурстве.

На практике находившийся в море корабль NECPA осуществлял патруль вдоль восточной морской границы США в районе между Новой Шотландией на севере и Карибским морем на юге, но обычно находился на разумном расстоянии от столицы. Во время поездок президента за рубеж один из кораблей NECPA часто следовал за ним, в том числе и в течение визита президента Линдона Б. Джонсона в Уругвай в 1967 году и в Сальвадор в 1968 году.


Письмо президента Джонсона командиру USS Northampton после визита в 1966 году.

Как сообщает Графф, малоизвестные сегодня корабли NECPA в своё время считались наиболее неуязвимым вариантом для эвакуации президента и его штаба перед ядерным ударом. И в самом деле, эти два корабля, похоже, были первым выбором Пентагона для такого сценария ещё с момента ввода в эксплуатацию Northampton в 1962 году и до середины первого срока Никсона, длившегося с 1969 до 1974 года.


USS Northampton проходит рядом с фонтаном, украшенным ракетой «Поларис» в Портсмутском музее военно-морской верфи (Норфолк, штат Вирджиния, примерно 1962 год).

Здесь стоит вспомнить, что защищённые наземные строения, призванные обеспечить «непрерывность государственной власти» считались достаточно неуязвимыми, особенно поскольку первые атомные бомбы были намного менее мощными, чем выпущенные в поздние годы холодной войны. Ситуация полностью изменилась с появлением первых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), представлявших собой ужасающее сочетание скорости (снижавшей время возможности уведомления до 15-30 минут) и точности, плюс несущих на себе гораздо более разрушительное термоядерное оружие.

В период эксплуатации этих кораблей управления другими альтернативами для эвакуации руководства США являлись укреплённые строения на суше, которые были бы уничтожены прямым попаданием термоядерных МБР, или же использование воздушного командного поста наподобие EC-135J Night Watch, который приступил к выполнению своих задач в 1962 году. Однако он был способен провести в воздухе ограниченное количество времени. В то же время, растущая уязвимость имеющихся подземных укреплений заставила США задуматься о создании сверхзащищённых бункеров, в том числе Deep Underground Command Center в стиле фильмов Кубрика.

Бывший пилот C-135 и колумнист War Zone Роберт Хопкинс рассказывает, что EC-135J, несмотря на заверения о возможности неограниченного нахождения в полёте благодаря воздушной дозаправке, начинал испытывать дефицит машинного масла в пределах 72-96 часов полёта. Лица, ответственные за планирование ядерной войны, предполагали, что максимумом будут 72 часа. Более того, доступность топливозаправщика для дозаправки реактивного самолёта во время полномасштабного обмена ядерными ударами тоже считалась сомнительной. «Спустя 48 часов, если не раньше, у экипажа закончилась бы еда и (в особенности) вода, после чего выживание людей стало бы трудной задачей», — говорит Хопкинс.


Самолёт EC-135J Night Watch производит дозаправку в воздухе.

Для сравнения, корабли NECPA могли оставаться в море боеспособными неделями и обеспечивали высокий уровень выживаемости. Более того, они также обеспечивали экипажу достаточное пространство для обеспечения национальной безопасности и планирования боевых действий, а также значительную избыточность средств связи для сохранения командной вертикали.

Конкретный уровень неуязвимости судов NECPA в реальной войне по-прежнему остаётся достаточно открытым вопросом. Их способность пережить обмен ядерными ударами в основном связывалась с тем фактом, что они смогут избегать любых столкновений с советским флотом, который в тот момент всё ещё продолжал развивать свои возможности на море. Однако оба корабля имели довольно слабое вооружение. USS Northampton изначально был оснащён четырьмя 5-дюймовыми орудиями двойного назначения, однако позже сохранил только одну кормовую башню, а на Wright имелась батарея 40-миллиметровых орудий Бофорс, обеспечивающих противовоздушную защиту. В некоторых докладах говорится, что в них также сохранились датчики для ведения боя с подлодками и другие вспомогательные системы, обеспечивающие им определённый уровень осведомлённости о ситуации.


Одна из 5-дюймовых орудийных башен на борту USS Northampton, 1962 год.


Снимок, сделанный вскоре после вывода из эксплуатации USS Northampton в 1970 году, показывает, что вооружение корабля было уменьшено до единственной 5-дюймовой башни на корме из-за необходимости установки большего количества командных постов и постов управления.

С другой стороны, если бы советский флот отслеживал незащищённые суда NECPA, они бы потенциально были лёгкими мишенями для маскирующейся подводной лодки. По информации Граффа, среди экипажа ходили слухи о том, что ВМФ предоставил одну из своих субмарин в качесте эскорта.

К счастью, ни один из кораблей NECPA не использовался в полномасштабной ситуации ядерного кризиса, но, по крайней мере, они переводились в состояние полной боевой готовности в отдельные моменты напряжённости в холодной войне. Northampton приводился в состояние полной боеготовности во время Карибского кризиса в 1962 году, а Wright — во время инцидента «Пуэбло» в 1968 году, когда разведывательный корабль ВМФ США был атакован и захвачен силами Северной Кореи.


SP-2H Neptune ВМФ США пролетает над советским грузовым судном с упакованными на палубе реактивными бомбардировщиками Ил-28 во время Карибского кризиса.

И Джон Ф. Кеннеди, и Джонсон проводили ночь на борту судов NECPA во время учений, а также во время вышеупомянутых поездок за рубеж. Вероятно, самым значимым событием в судьбе этих кораблей стало возвращение из Уругвая президента Джонсона на борту Wright в 1967 году. 17 апреля Стратегическое авиационное командование успешно использовало самолёт EC-135 для запуска неуправляемой МБР Minuteman II из шахтной пусковой установки. Тогда этого удалось добиться впервые и это стало признаком того, что будущим для командного поста Судного дня будет воздух.

Более того, к концу десятилетия появились советские спутники-шпионы — это означало, что неуклюжие корабли NECPA больше не сокрыты от посторонних глаз, каждое их перемещение потенциально может быть отслежено, оставляя их во власти всё более мощных кораблей, подводных лодок и самолётов советского ВМФ. Угрозу могли представлять даже МБР. Примерно в 1970 году ВМФ США отказался от программы NECPA, и в том же году два корабля были выведены из эксплуатации, а в дальнейшем проданы на металлолом: Northampton в 1977 году, Wright в 1980-м.


Три повреждённых крейсера — USS Newport News (CA-148), USS Springfield (CG-7) и USS Northampton (CC-1) — ожидают утилизации на военно-морской верфи в Филадельфии. Октябрь 1978 года.

Сегодня задачу этих двух кораблей в основном выполняет флот ВВС США из четырёх самолётов E-4B. Эти «самолёты Судного дня» представляют собой надёжный и сохраняющий боеспособность воздушный командный пост, предоставляющий платформу для президента США и министра обороны при помощи механизма под названием National Command Authority (NCA) для инициирования ядерного удара. Однако, как и предшествующие им корабли NECPA, они также имеют оснащение для поддержки широкого диапазона других крупных военных операций и для реагирования на другие важные непредвиденные случаи, например, на крупномасштабные природные катастрофы. Тем не менее, сегодня E-4B являются старыми воздушными судами, появившимися ещё в 1970-х, и находятся на ранних этапах замены новой платформой, скорее всего, основанной на конструкции Boeing 747.

Кроме того, самолёты президента США VC-25A также играют свою роль в задаче обеспечения непрерывности государственной власти и рассчитаны на эксплуатацию в самых напряжённых ситуациях, в том числе и ядерного апокалипсиса. Борт номер один (Air Force One) был модернизирован для улучшения обеспечения связи с любым устройством на земле и в воздухе, а также чтобы оставаться в строю в случае быстро развивающихся событий. Инициатива по превращению его в более эффективный командный пост для президента возникла после ситуации с терактами 11 сентября 2001 года, когда президент Джордж Буш находился на борту своего самолёта и связь между ним и ответственными лицами на земле прервалась. Замена этого самолёта на VC-25B привела к обеспокоенности невозможностью в полной мере выполнять его задачи, поскольку у нового самолёта отсутствует возможность дозаправки в воздухе. В настоящее время и E-4B, и VC-25A эту возможность имеют.

Что касается вышеупомянутого самолёта воздушного стратегического командования E-6B Mercury, то он тоже продолжает обеспечивать альтернативные воздушные коммуникации с бомбардировщиками-носителями ядерного оружия, атомными подводными лодками с баллистическими ракетами на борту и шахтными установками МБР. Эти самолёты тоже подлежат замене.

На сегодня похоже, что на случай, если ядерный Армагеддон действительно произойдёт, президент США должен будет оказаться на борту «самолёта Судного дня» или VC-25.



На правах рекламы


Мы не защитим от ядерной атаки, но можем предложить VDS в аренду с бесплатной защитой от DDoS-атак и новейшим железом. Всё это про наши эпичные серверы. Создайте собственный тариф в пару кликов, максимальная конфигурация — 128 ядер CPU, 512 ГБ RAM, 4000 ГБ NVMe.

VDSina.ru
Серверы в Москве и Амстердаме

Комментарии 8

    +5
    Захотелось пересмотреть «Доктора Стрейнджлава».
      0
      Рекомендую «Designated Survivor».
      +1
      Живучесть Е4B тоже под большим вопросом: наводнения и ураганы не обошли стороной и этот ВКП. Подробнее здесь: rpubs.com/alex-lev/483336
        +1
        Интересная статья, но немного не успели — к нынешнему 23-му февраля уже мощно набросано, и она осталась без внимания.
          +1
          Хорошая, интересная заметка. Хоть и не профиль Хабра, но я об этой истории раньше не слышал, было познавательно почитать. А в чём наброс-то?
          +5

          Очень похоже на правду и от того только интереснее читать этот образец качественной дезинформации. Ведь всем известно, что в случае ядерной войны правительство США планировало тайно укрыться на буровой Посейдон Энерджи и уже там тайно проводить исследования нового оружия, готовясь к зачистке континента от мутантов.

            0
            USS Wright позже приобрел дополнительные три мачты. Вероятно это коротковолновые антенны. На схеме подписаны как «26 LF CAGE ANT W/TOPHAT, T14-1»
            www.navy-radio.com/ships/cc2.htm
              +1

              Воздушные штабы управления — это только чтобы продержаться всего несколько суток, а потом всё-равно нужна посадка на какой-нибудь адродром, хотя бы импровизированный. И проблема тут не только техническая (перебили всех дозапращиков, например, или закончилось машинное масло). Там же запасов продовольствия сильно много не возьмёшь. Да и всякие дела типа госпиталя в воздухе — это дела так себе.


              Корабельные штабы в этом смысле немного лучше. Но зато корабли — это просто плавучие мишени для советского флота.

              Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

              Самое читаемое