«Аудио — это круто, но чуть позже»: подкаст о контент-мейкерах, GTD для редактора и карьере в медиа

    Это — подкаст с контент-мейкерами. Гость этого выпуска — Иван Макридин, гонзо-журналист, ведущий авторского подкаста и digital nomad. Мы говорим о контенте и саморазвитии.


    Иван Макридин, гонзо-журналист, ведущий авторского подкаста и digital nomad



    alinatestova: Первым делом я хочу задать вопрос про твой бэкграунд. Расскажи, пожалуйста, для наших слушателей про себя, чем ты сейчас занимаешься? Можешь ли ты выделить основные направления и профессию, которая для тебя сейчас главная?



    Иван: Всем привет. Я веду авторский подкаст (iTunes), где говорю о всём том, что может быть мне интересно. Про повестку дня, общаюсь с интересными людьми, обсуждаю саморазвитие. Всё, что так или иначе меня интересует, я там освещаю.

    Плюс я занимаюсь SMM и веду инстаграм, где я рассказываю просто про свой лайфстайл. Я называю себя иногда нескромно гонзо-журналистом. Я считаю, что это больше мне подходит, потому что я стараюсь писать и рассуждать не на хайповые темы, а на темы, которые мне интересны, и быть непосредственным участником этих событий.

    Если говорить про бэкграунд, то я выходец из ЖЖ. Раньше это была одна из самых популярных платформ. Я туда пришёл очень рано, когда аудитория там была 35+, а мне было лет 15. Начал вести блог про путешествия и оттуда слинял полтора года назад. Бэкграунд среди таких мастодонтов… когда ещё Варламов был zyalt’ом, вот эти времена.



    А: Насколько я знаю, ты занимаешься не только текстами, и не только аудио, но и фотографией. Расскажи, пожалуйста, что было первым? Твоё увлечение фотографией или журналистикой? Или это как-то совместно и одновременно стартовало?



    И: Именно [увлечение] фотографией началось, когда у меня появился фотоаппарат. Это было, наверное, в 2014 году.

    А: А сколько тебе было лет тогда?

    И: Пятнадцать, наверное. Да, точно. Мне недавно просто исполнилось двадцать, и я пытаюсь как-то ещё себя перенастроить.

    А если говорить о какой-то любви к текстам, то это было с самого детства. Я писал сочинения в школе, спорил с учителями и так далее. Наверное, сначала всё-таки было увлечение текстами, потом появился фотоаппарат, и я всё это как-то соотнёс и начал делать фоторепортажи в ЖЖ.



    А: Если говорить про фоторепортажи и вообще тему, связанную с фотографией как медиумом и средством передачи информации: как думаешь, можно ли рассказать историю в изображениях, получалось ли у тебя? Или фото — скорее вспомогательный инструмент, который только дополняет текст?



    И: Конкретно у меня это был вспомогательный материал. Это было просто удобно, потому что если мне кто-то говорил, что фотография получилась некрасивой, я говорю: «Это просто вспомогательный материал, главное — не это».

    Историю в фотографии можно рассказать. Например, мэтр документальной фотографии Себастьян Салгаду, про него ещё снят фильм «Соль Земли». Это прямо когда фотографией одной можно рассказать всё, тем более ещё черно-белой. Ну и сейчас у нас есть фотожурналисты, которые снимают для всяких изданий. Сергей Пономарёв, например, который получил Пулитцера. Тоже человек из России, он рассказывает историю в фотографии.

    У меня это всё-таки было как вспомогательный материал: фото с митингов или из путешествий. Больше я старался писать, чтобы читали люди.



    А: Ты уже упомянул, что называешь себя гонзо-журналистом, почему так?



    И: Я просто как-то давно прочитал книгу Хантера Томпсона. Это человек, про которого, я думаю, знает меньше народа, чем про фильм «Ромовый дневник» с Джонни Деппом в главной роли.

    Я прочитал и думаю: «Что это за гонзо-журналистика такая?» Зашёл в Википедию, посмотрел. Там говорят, что это когда журналистика переплетается с реальными впечатлениями и опытом героев, которые в этом всём находятся. И они это переживают и упоминают в текстах. Можно сказать, это как блогеры сейчас. А тогда это были гонзо-журналисты.

    Я подумал, что это мне больше нравится. Это просто вкусовщина, потому что блогеры часто — синоним каких-то людей, которые, например, на YouTube делают себе ванну из чипсов, купаются в ней и снимают это на камеру. Я не хочу себя к таким образом относить, поэтому я решил, что всё-таки я буду гонзо-журналистом. Но называю себя так с опаской.

    Как, допустим, Ваня Сурвилло. Я у него тоже брал интервью, как и вы [ссылка на текстовую версию подкаста с Иваном Сурвилло на Хабре]. Он тоже говорил, что он себя с опаской так называет, потому что это достаточно нескромно. А я стараюсь быть достаточно скромным во всем, что касается моих каких-то вещей, когда меня спрашивают. Например, сейчас я чувствую себя немного неловко, потому что слишком много внимания к моей скромной персоне.




    А: Скажи, пожалуйста, ты говоришь: «Я зашёл на Википедию, посмотрел определение, понял, что это мне близко, это то, чем я примерно занимаюсь». Тебе такая самоидентификация придала какую-то опору?

    Из серии: «Вот теперь я понимаю, куда мне идти, как мне это делать. Я читал Хантера Томпсона; понимаю, как он писал; и я хочу делать что-то в этом роде». Или скорее ты просто решил найти объяснение и описание тому, что ты делаешь?




    И: Это просто очень удобно, да. Когда тебя кто-то спрашивает, ты говоришь, что ведёшь подкаст и считаешь себя гонзо-журналистом. Это просто самоидентификация.

    Если говорить о том, когда я начал понимать, чем хочу заниматься, это было очень рано. Если перефразировать Карнеги, интересующийся другими и, хочется верить, интересующий других. Это было про меня всегда. Я интересовался другими людьми, историями и любил сам рассказывать истории. И это то, чем я сейчас по сути занимаюсь. Я рассказываю истории о своей жизни. Как раз отсюда вытекает моя позиция, что каждому человеку нужно вести блог.

    А: То есть каждый может быть гонзо-журналистом?

    И: Да. Если ты чем-то занимаешься, пишешь, снимаешь фотографию, делаешь что угодно, то мир об этом должен знать. К сожалению или к счастью (сейчас не об этом), получилось так, что интернет сейчас — больше мир, чем то, что реально происходит. Я не знаю, хорошо это или плохо, просто мир об этом должен знать, и поэтому я считаю, что нужно каждому вести свой блог. Но люди почему-то боятся. Я даже знаю, почему, наверно.

    А: Как ты считаешь, как вытащить гонзо-журналиста из обычного человека?

    И: Ну люди боятся, потому что… С этим я сталкиваюсь постоянно, потому что как только я начал свою позицию высказывать о том, что нужно каждому вести свой блог, мне примерно два раза в неделю прилетает: «А о чём мне писать?» Я говорю: «А я о чём пишу? О своей жизни».

    А они как-то боятся, что о них подумают другие люди. У них в голове куча мыслей об этом, они не знают, чего они хотят. Плюс люди боятся высказывать свою точку зрения. У меня с этим никогда проблем не было. А люди, понимаешь, хотят условно посмотреть интервью Дудя, вычерпнуть оттуда цитату героя, какого-нибудь Фараона, — «hard work pays off». И поставить себе под фотографией, где они курят кальян.

    И они так говорят, рассуждают. Они любят высказывать чужие мысли, не свои. Они почему-то боятся этого. Много, на самом деле, причин, но эта — основная: они просто боятся.



    А: Если уж мы заговорили про то, о чем боятся говорить люди, потому что они не хотят получить негативные отзывы: скажи, пожалуйста, как ты сам работал с негативом?

    Если люди говорили: «Нет, фотографии твои нехороши, описания твои неполны», или ещё что-то. Как ты сам справлялся с такими вещами? Что бы ты посоветовал другим?




    И: У меня была очень суровая школа жизни под названием ЖЖ, где была куча негатива. Как только пост выходил в топ, на меня сваливалась критика. Я к этому привык очень быстро. Моя мама переживает больше о каком-то комментарии, который мне оставили, чем я. Как правило, люди, которые пишут тебе такие гадости, в жизни тебе этого не скажут.

    Они испугаются это говорить. Даже не потому, что я какой-то, я никакой, просто они испугаются, им неловко. Ну и хейтеры — это хорошо. Значит, ты кого-то интересуешь. Интересуют меня другие, значит, и я кого-то интересую.

    А: То есть ты с самого начала достаточно спокойно относился к негативу.

    И: Я всегда за конструктивную критику, я всегда пишу, чтобы со мной не соглашались.

    Я веду, допустим, сейчас Фейсбук до сих пор. Там пишу как раз на темы, на которые мне хочется высказаться. Их можно назвать достаточно хайповыми. Мне постоянно там прилетает какой-то негатив, но я спокойно к этому отношусь, потому что в споре рождается истина.




    А: Скажи, пожалуйста, каково твое отношение к редактуре? Я хочу издалека немного зайти. Суть в чём: сейчас очень многие идут в журналистику и контент-маркетинг, потому что эта тема стала популярной и более-менее денежной, в последние годы.

    Для этого не нужны какие-то особые навыки, грубо говоря, вроде растяжки, как у балерины, и тебе не надо ходить с трёх лет куда-то и заниматься, чтобы начать писать в 20+ или 30+ лет.

    Как ты считаешь, нужен ли какой-то особый талант или особая подготовка для того, чтобы не просто писать тексты или делать работу редактора, но и получать за это деньги?




    И: Я не могу насчёт этого точно ответить, потому что у меня всё было тоже очень просто. Я начал писать, я читал других, пытался найти что-то, что мне в их текстах нравится. Потом, когда начал читать классику, стал замечать, что, например, Толстой пишет большими предложениями. Куча запятых, обособлений — мне это почему-то нравилось. Я начал это дело перенимать.

    По поводу денег не знаю. Мне кажется, сейчас в принципе такая среда и интернет, что можно чем угодно начать заниматься и получать за это деньги. Это как никогда просто. Понятно, что это не значит, что можно вообще ничего не делать. Нужно приложить какие-то усилия.

    А: Можно ванну чипсов набрать.

    И: Да-да. Даже ванну чипсов набрать и делать деньги на рекламе. Но просто сейчас всё открыто, и у меня в этом году как раз таки одна из целей — онлайн-образование. Хочется в это немного удариться, повышать свои скиллы.

    А: То есть всё-таки тебе кажется, что какую-то фундаментальную базу стоит получить и просто начитанности недостаточно для того, чтобы дальше развиваться в этом направлении?

    И: Когда ты начинаешь чем-то заниматься, начинаешь это замечать. Как с фотографией: я начал ей заниматься и стал замечать в чужих фотографиях композицию, как человек её выстроил; определять выдержку на глаз, сколько он сделал.

    Так же и с текстами. Буквально недавно писал о том, что я научился ценить кайфовые тексты. Когда я их читаю, мне хорошо от этого. Но раньше я не мог отличить условный инфостиль от обычной какой-то писанины. Сейчас уже могу. Просто смотришь, замечаешь, перенимаешь.



    А: Хочу переместиться в сторону подкастов. Расскажи, пожалуйста, о чём твой подкаст? Если не говорить про всё, что происходит вокруг тебя. Как ты отбираешь темы для выпусков? Вокруг чего строишь свой подкаст?



    И: Я строю его вокруг того, что мне всегда были интересны темы саморазвития. Но, допустим, в ЖЖ я не мог это встроить, это было особо никому не интересно. Там либо политика, либо путешествия, либо фитоняшки какие-нибудь. Я пришёл в тему подкастов и думаю: «Надо всё вещи, которые я сам пробую, освещать и говорить, что мне в них нравится, что у меня получилось, а что — нет». Плюс мне всегда было интересно общаться с другими людьми.

    Если издалека начать, я помню, что когда только собрался делать подкаст, я сел и прямо себе на бумаге расчертил: либо я буду делать подкаст на какую-то определённую тему (например, у меня была мысль делать подкаст на технотематику, потому что в ЖЖ я был одним из немногих блогеров, кто делал обзоры на технику), либо говорить вообще обо всём.



    В итоге решение окончательное было за подкаст, грубо говоря, обо всём, потому что туда можно встроить интервью. Это было даже до того, как появился Дудь и куча других интервьюеров.

    Поэтому мой подкаст, наверное, про личную эффективность, саморазвитие и интересных людей. Как-то так. Иногда про себя рассказываю. Я же гонзо-журналист, как-никак (смеётся).



    А: Субъективный опыт. Если говорить про интервью: как ты определяешь, кого бы ты хотел проинтервьюировать, как находишь этих людей и зовешь их к себе в подкаст?



    И: У меня был момент, когда я просто хотел у нескольких хайповых личностей взять интервью. Но я быстро от себя всё это дело отодвинул, потому что посчитал нужным делать интервью с теми, с кем мне реально интересно. Кто может что-то дать мне и моим слушателям.

    Например, мне интересна тема урбанистики, и я хочу записать интервью с одним урбанистом. Это и мне интересно, и людям тоже. С Ваней Сурвилло, допустим, я делал подкаст, и мне просто хотелось пообщаться с ним. Мне было 19 лет, и ему было 19 лет. Сейчас мне 20, а ему 19, но он скоро догонит (смеётся). Я много ему задавал вопросов про наше поколение, взаимодействие между поколениями.

    Допустим, у меня было интервью с путешественником, просто с моим другом, с которым мы дружим очень давно. Он один из самых известных таких неформальных путешественников. Я просто ему написал, говорю: «Давай запишем интервью». Он говорит: «Да, давай». Тут тоже: и мне с ним интересно пообщаться в очередной раз, и людям.

    Конечно, бывают иногда выпуски с известными людьми. Я записывал недавно интервью с Эрнесто Заткнитесь — это рэпер, участник Versus Battle. Его многие знают, по крайней мере, слышали. Но я его слушаю очень давно, и мне захотелось с ним записать интервью. Хотя, конечно, я понимал, что когда он репостнет выпуск, мне какое-то количество аудитории набежит. Изначально всё это — интерес для себя, потом интерес для слушателей, и уже только потом какие-то цифры.

    У меня позиция очень простая: что я потеряю, если он мне скажет «нет»? Эрнесто Заткнитесь — тоже чувак, который мог мне не отвечать, ему было, возможно, неинтересно. Я просто ему написал в личку в Инстаграме. Говорю: «Привет, я веду подкаст, хочу взять у тебя интервью». Он говорит: «А скинь пример». Я скинул, он говорит: «О, светлая голова. Давай запишем».

    Ответят, не ответят — не знаю. Кому-то писал — не ответили. Ничего страшного.



    А: Один из выпусков подкаста ты посвятил теме аудио и даже озаглавил его: «За подкастами и голосом — будущее». Почему ты так думаешь?



    И: Почему многие люди думают, что за подкастами в России нет будущего? Я не знаю, они считают, что у нас какой-то особый рынок. Так и есть, но, например, когда в Штатах начал развиваться Инстаграм, все в России относились к нему как к какому-то странному приложению с фотографиями, которое вряд ли придёт в Россию и завоюет здесь что-то. А сейчас это одна из самых популярных соц. сетей. Даже популярнее «ВКонтакте» в России.

    Над подкастами [в США] работают целые команды, там куча денег. Спустя какое-то время они придут в Россию, потому что до нас все тренды доходят с опозданием немного.

    По поводу голоса — моё личное мнение. Все эти вещи — Яндекс.Станция, Apple HomePod, Alexa Skills от Amazon — они нужны, чтобы жизнь нашу проще сделать. Понятно, что за нами следят все кому не лень. Нужно просто понимать: как бы нам ни было легко сейчас найти любую информацию через телефон, это всё равно какой-то способ, ограничитель.

    А голос — это способ обойти этот ограничитель. Мы просто скажем: «Напомни мне то-то». И помощник делает напоминание. Так и подкасты — они легко встраиваются в такие устройства.

    Хотя многие говорят: «Не присылайте мне голосовые сообщения, ненавижу их, напишите». Я к этому спокойно отношусь, абсолютно. Когда какая-то важная информация — напиши мне её текстом, чтобы я мог перечитать. А так голосом постоянно общаюсь.

    Раньше говорили: «Интернет не будет популярен, будет телевизор». Сейчас в телевизоре ничего нет в России, кроме «Вечернего Урганта». Все в YouTube. То же самое говорят про подкасты. В итоге все перебегут, может, не в подкасты, но в аудиоформу, тоже будут это делать.

    Вот даже вы подсуетились правильно. Сколько народу сейчас делает подкасты? Начала Медуза, потом уже Лайфхакер, и [сейчас] много кто вообще делает подкасты, даже компании. Когда я сам слушал подкаст Лайфхакера, половина вопросов, которые им задавали, были: «Нафига вы завели подкаст? Заняться нечем? Ведите сайт». А сейчас собирают неплохую аудиторию.



    А: Мне кажется, отличная беседа получилась. Под конец — наш маленький традиционный блиц из одного вопроса. Аудио, текст или фото?



    И: Выберу текст всё-таки.

    А: Ага! То есть ты последние минут десять рассказывал про то, что…

    И: Тут опять же надо понимать, если способ потребления, то больше аудио. Если способ передачи какой-то информации, то всё равно текст. Аудио — это круто, но чуть попозже.

    Сейчас, чтобы быть на волне, нужно и то, и то, в пользу всё-таки текста. Просто я очень люблю сидеть за ноутбуком и печатать. Мне просто это доставляет удовольствие.

    А: И тут мы перешли на субъективный опыт гонзо-журналиста.

    И: Да, именно так.



    Наш микроформат по теме контент-маркетинга:

    Что у вас вообще за контора такая?
    Стамина — качество, без которого не обойтись
    Камон, че так дорого-то?

    Архетипы: почему работают истории
    ​Writer’s block: аутсорсить контент — это нечестно!

    P.S. В профиле glphmedia — ссылки на все выпуски нашего подкаста.
    VSCE
    179,00
    Любим записывать подкасты и исследовать коворкинги
    Поделиться публикацией

    Комментарии 0

    Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

    Самое читаемое