Как стать автором
Обновить

Комментарии 4

Более двух тысяч мусорных криптовалют и токенов дают вырваться только тем проектам, за которыми стоят громкие имена. Так дикий рынок сам приводит прорастанию всех тех же корпораций в области, изначально задуманные как децентрализованные и анонимные способы обмена данными и ценными активами.
Экосистема платежей на местных фантиках сделает и без того раздутых деньгами и держащих в узде опасно много данных соцсетевых гигантов еще менее зависимыми от экономики и политического влияния стран… ну то есть, одной страны, США. Гегемоны внутри гегемона.
Решили и в этот поезд, хотя бы номинально, запрыгнуть. Только вопрос — зачем из криптовалюта, переводы можно делать и без нее (точнее, и нужно делать без нее). Это как сбер придумал бы сбер-денежки, чтобы делать переводы между клиентами: вместо просто перевода от человека человеку придумал бы необходимо было бы купить сбер-деньги, перевести уже их, а «на том конце» продать их.
Условные «сбер-деньги» имели бы мысл, если бы на них можно было купить какую-то уникальную услугу/товар, не доступную обычной оплатой. И/или обеспечивали высокий уровень сохранности, неподвластный решениям судов, и/или были бы как-то защищены от экономических кризисов. Такая над-валюта, стабильнее доллара.
Короче, есть о чем мечтать, а значит, пока есть мечта — будут и попытки ее реализации.
В 1518 году барон Шлик получил монетную регалию (право на чеканку собственной монеты) от короля Чехии и Венгрии Людовика. В том же году было выпущено около 61,5 тысяч крупных серебряных монет по типу гульдинера. Их чеканка стала регулярной.


Если так прикинуть, крупные корпорации несильно далеко ушли от средневековых баронств.
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.