Интервью с Майклом Стоунбрейкером

Автор оригинала: Russell Garland
  • Перевод
Рассел Гарленд (Russell Garland), WSJ

Майкл Стоунбрейкер (Michael Stonebraker) при создании новой компании не стремится к большой прибыли, вместо этого он думает о развитии идеи, которая может революционизировать целую отрасль.

Из Википедии: Стоунбрейкер является экспертом по базам данных и профессором Массачусетского технологического института. Он также предприниматель, соучредитель восьми компаний.

Некоторые из этих стартапов уже были приобретены, в том числе самый первый, Ingres Corp., и, например, компания Vertica в настоящее время приобретена Hewlett-Packard, сумма сделки не разглашается. Одна из нескольких должностей в настоящее время − директор по технологиям (CTO) в Paradigm4 Inc., секретном стартапе, развивающем аналитику для массивных наборов данных.

Стоунбрейкер работал с рядом известных венчурных компаний, в их числе Accel Partners, Bessemer Venture Partners, Highland Capital Partners, Kleiner Perkins Caufield & Byers, New Enterprise Associates и Sigma Partners.

Майкл является одним из ведущих мыслителей следующей волны инноваций в хранилищах данных (как в управлении, так и в аналитике), которая получила название «большие данные» (“big data”). Недавно он модерировал обсуждение по этому вопросу на мероприятии, организованном Массачусетским Советом технологических лидеров (the Massachusetts Technology Leadership Council).

Мы говорили с Майком Стоунбрейкером о предпринимательстве и его проектах. Вот отредактированное

Вопрос: Что заставляет вас создавать стартапы?
Ответ: Позвольте мне дать вам историческую справку. Первой компанией, которую я основал, была Ingres Corp. − там развивалась одноимённая популярная реляционная СУБД. Я был ассистентом профессора в Университете Калифорнии в Беркли и прочитал оригинальную статью о реляционных базах Теда Кодда (Ted Codd) в июне 1970 года. Немедленно случился разрыв между последователями Теда Кодда, которые думали, что реляционные базы данных это самое лучшее открытие с момента изобретения колеса, и традиционным большинством, которые говорили: «Мы не можем реализовать это эффективно, т.к. мы не понимаем новомодных языков». Стало очевидно, что нужна серьезная реализация этих идей.

В 1972 году мы начали работать над Ingres в Беркли в качестве исследовательского прототипа и к 1975 году многое заработало. Большинство научно-исследовательских проектов при достижении работоспособности прототипа заявляют об успехе реализации и переходят к следующей идее. По некоторым причинам мы продолжили, чтобы получить действительно работоспособную СУБД Ingres. Примерно к 1977 или 1978 году, Ingres работал очень хорошо, и у нас было около 100 внешних пользователей. Университет штата Аризона даже согласился с использованием Ingres для своих баз данных учёта студентов, но весь проект пошел на свалку, когда стало понятно, что к тому моменту не существует языка программирования COBOL для Unix, а они использовали только COBOL, и это стало крахом проекта.

Стало ясно, что если мы хотим сделать что-то отличное от типового − получить серьезное внедрение в реальном использовании Ingres − мы не можем сделать это с академическим прототипом. Тогда мы сказали, «Эврика!», давайте создадим свою компанию. Это привело к созданию Ingres Corp. в 1980 году. Ingres сработал действительно хорошо.

После того как вы стартовали (компанию), то вы понимаете, что если у вас есть новые идеи, если вы хотите чтобы они увидели свет, вы либо должны найти компанию, чтобы вытянуть идею вверх или вам придется основать свою собственную компанию. И мой опыт показывает, что это многократно проще, по крайней мере для меня, организовать свою собственную компанию. Общая модель такова, что когда у меня есть новые идеи и мне кажется наличие у них коммерческих перспектив, тогда внутри университета я хотел бы получить достаточно хорошую работоспособность, чтобы обеспечить привлекательность венчурным капиталистам, готовым вкладывать средства.

Вопрос: Как вы решаете, какие венчурные фирмы вам подходят?
Ответ: От венчурных капиталистов нужно получить больше, чем просто деньги. Первое и главное, что я хочу − это чтобы был кто-то, кто будет упорно трудиться, чтобы сделать что-то успешное. Во-вторых, мне нужен тот, у кого есть действительно хорошие контакты и связи. Большинство венчурных капиталистов действительно умны. И, наконец, я хочу иметь дело с тем, с кем я смогу поладить.

Вопрос: Как много вы думаете о возможной прибыли при запуске компании?
Ответ: Никогда не думаю. В случае с Ingres, реляционной системой управления базами данных, были новые идеи, и я был увлечен ими. Они пережили более 25 лет на рынке баз данных. Это доставляет мне огромное удовлетворение. Это приводит к сдвигу парадигмы. Вот что принципиально мотивирует меня − изменения к лучшему.

Вопрос: Что бы вы посоветовали для предпринимателей, которые хотят начать свой бизнес?
Ответ: Что вам потребуется, так это хорошая идея и основной костяк команды, чтобы двигать идею вперед, нужно иметь, по крайней мере, одного директора по продажам или маркетингу и супер-компетентных программистов, работающих над реализацией. Я считаю, сообщество венчурного капитала очень компетентными в оценке этих трёх характеристик. Но если у вас нет всех трёх компонентов, я думаю, что будет очень, очень трудно получить финансирование.

Самой большой плюс, как я вижу, это то, что у меня теперь есть опыт, и для меня намного легче будет сделать следующий проект. Но если у вас нет «кредитной истории», то сообщество венчурного капитала косо посмотрит на вас. Это как в книге/фильме «Уловка-22» (Catch 22).

Другое дело, я хочу добавить, что программное обеспечение современных систем становится все более и более сложным. Учреждения федерального правительства, которые обычно предоставляют деньги для исследования, сейчас практически не желают инвестировать в инфраструктуру коммерческого профиля. Так что если вы хотите получить средства, которые действительно сработают, у вас нет выбора, кроме как искать его вне традиционных каналов финансирования исследований.

Вопрос: Сейчас вы имеете должности CTO в двух компаниях, VoltDB и Paradigm4. Это ваши основные проекты в данный момент?
Ответ: Да. Это все началось с Vertica. Стало ясно, что нужно заставить системы хранилищ данных работать быстро, организовать хранилища по колонкам, где вам надо организовать данные столбец-к-столбцу, это работает грандиозно быстрее, чем построчное хранилище, где данные хранятся строка-за-строкой. Это заставило меня задуматься о «вертикальных» инструментах для рынка, так как на рынке хранилищ данных такие вертикальные разнесут в пух и прах обычные инструменты. VoltDB является инструментом для вертикального рынка, он сосредоточен на оперативной обработке транзакций. Paradigm4 это специально-созданный инструмент для вертикального рынка, который ориентирован на сегменты комплексной аналитики и науки, и использует характеристики этого рынка, чтобы получилась реализация, которая полностью отличается как от Vertica, так и от VoltDB.

Я страстный поклонник специально-построенных инструментов, т.к. «один размер не может подходить для всех случаев», и что, если вы решили воспользоваться преимуществом характеристик конкретных вертикальных рынков, вы можете получить решение со скоростью на один-два порядка величин быстрее, чем при использовании типовых решений. Текущие − я ласково называю их «слонами» − основные поставщики реляционных баз данных, «стригут всех под одну гребенку», снабжая типовым инструментом на все случаи жизни.

Кардинальные изменения происходят, т.к. если вы задавали вопрос несколько лет назад, что же люди хотят от аналитики, они говорили: «Я хочу узнать среднюю зарплату сотрудников, сгруппированную по отделам». Но на многих вертикальных рынках люди выяснили, что они хотят иметь способы для более сложных аналитических алгоритмов, например, самообучаемые алгоритмы. Самый простой способ детализировать это: люди, занимающиеся электронными торгами на Уолл-Стрите, в основном они строят модели поведения фондового рынка, а затем, когда он работает не в соответствии с их моделями, они делают покупки или продажи. Они делают очень сложный анализ. Там целый спектр рынков, где решает сложная аналитика. Соответственно, такие решения как Paradigm4 будут работать очень хорошо, т.к. они основаны на быстрых самообучаемых алгоритмах.

Вопрос: Есть ли у вас в планах еще какой-нибудь проект?
Ответ: То, о чем я сейчас думаю, это огромная проблема для большинства глобальных предприятий − интеграция данных. Типовое крупное предприятие имеет несколько тысяч производственных систем баз данных, как правило, разрозненно написанных, по разным группам, не задумываясь о задачах интеграции всех своих данных. Я думаю об этом. Это то, над чем я работаю в Массачусетском технологическом институте. Если я придумаю что-нибудь, что является коммерчески жизнеспособным, то тогда я буду думать о запуске следующего стартапа. Для меня это полностью обусловлено хорошей идеей, потому что без хорошей идеи никуда не сдвинуться.
Поделиться публикацией

Комментарии 1

Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Самое читаемое