Как я уехал работать программистом в Швецию (Часть 1)

    На Хабре уже писали про то, как айтишники переезжают в Лондон, Сан-Франциско и некоторые другие зарубежные локации, а также весьма толково про эмиграцию вообще. К своему удивлению, я не нашел аналогичной заметки про Швецию. Поскольку в настоящее время проживаю в славном городе Стокгольме и работаю в шведской компании, решил исправить эту ситуацию.

    После того, как я закончил описание своей истории переезда, я с ужасом понял, что она получилась огромной. Поэтому решил разбить её на две части.

    Введение


    Я занимаюсь разработкой приложений для платформы iOS уже более 3 лет. Как оказалось в странах «загнивающего» Запада профессия эта востребована и важна. Настолько, что зарубежные работодатели готовы приглашать к себе работников из-за границы, в том числе и из России.

    Первые предложения о собеседовании на позицию iOS разработчика в зарубежных компаниях начали приходить порядка двух лет назад через LinkedIn. Посовещавшись с женой, мы пришли к выводу, что можно попробовать поработать за границей. Страной, подходящей для эмиграции, была признана Великобритания.

    Для эмиграции в Великобританию существуют несколько путей, однако, единственным подходящим для нас был вариант визы для квалифицированных специалистов (так называемая Tier 2 (General) visa). Суть требований этой визы сводится к тому, что новоиспеченный эмигрант должен иметь приглашение на работу от британского работодателя (job offer), деньги на работы на первое время (£945 на работника + по £630 на каждого остального члена семьи — на момент изучения мною этого вопроса, возможно, сейчас цифры уже другие), документ о знании английского языка, а также (и это решающее!) — желание и возможность британского работодателя сделать работнику Certificate of Sponsorship.

    Примерно год ушел на подготовку и получение Кембриджского сертификата CAE, который является достаточным документом для подтверждения знания английского языка. После его получения в начале 2014 года стартовала активная фаза поиска работы.

    Поиск работы в Великобритании


    В период с января по июнь 2014 года я разослал/откликнулся на вакансии на британских рекрутинговых сайтах порядка 150 раз. Я педантично документировал все контакты, чтобы не подаваться на одну и ту же вакансию более одного раза. Примерно на каждый 5-8 отклик я получал обратную связь в виде звонка рекрутера. Да-да, именно звонка. Британские рекрутеры любят звонить по телефону. Ни писать на электронную почту, ни связываться через Skype, нет. Они обожают звонить.

    В 4 случаях из 5 звонок сводился к разговору в стиле:

    Рекрутер: Здравствуйте, (бла-бла-бла), расскажите, чем вы занимаетесь сейчас?
    Я: рассказываю, где, кем и сколько я работаю
    Рекрутер: А есть ли у вас право работать на территории Великобритании?
    Я: К сожалению, мне необходим Certificate of Sponsorship.
    Рекрутер: (разочарованно) Ааа… Вы знаете, к сожалению работодатель не делает Sponsorship, но я попробую найти для Вас другую вакансию. До свидания!

    Думаю, излишне писать, что больше от таких рекрутеров я никогда ничего не слышал.

    Примерно через 5 месяцев активных поисков (в мае 2014) стало ясно, что подход к отклику на вакансии и поиску рекрутеров, занимающихся подбором разработчиков для мобильных платформ для британского рынка, не работает. После серии стратегических совещаний со второй половинкой было принято решение расширить географию поисков. Список стран, пригодных для эмиграции помимо Великобритании, был расширен за счет соседних с ней Ирландии и Нидерландов, а также дружественной в настоящее время для всех технически подкованных специалистов Германии.

    Ирландия, первый заход


    К Ирландии я подошел сходным с британцами образом: зарегистрировался на основных сайтах рекрутиновых агентств, разместил там резюме и стал откликаться на объявления. В общей сложности я откликнулся примерно на 30 вакансий. Обратной связи не было вообще.

    Разгадка пришла, когда со мной связалась девочка-рекрутер, работающая в Ирландии, но родом из Румынии. Она подсказала, что ирландские рекрутинговые агентства через сайты ищут в первую очередь людей, имеющих право работать в Ирландии. Мне же, как гражданину России, необходимо делать приглашение на работу, это долго (может занимать несколько месяцев) и дорого (работодатель при подаче заявки платит 1000 евро). Поэтому никто и не заинтересовался моей персоной. Также девочка посоветовала искать работодателя напрямую, не через рекрутиновые сайты и рекрутеров.

    Искать ирландских работодателей напрямую оказалось не так просто, как это может показаться вначале. Тем не менее, мне удалось организовать собеседование в компанию, занимающуюся бронированием хостелов. Но тут я слегка забегаю вперед.

    Активные британские рекрутеры


    Примерно одновременно с началом поиска по расширенному списку на меня вышла девочка Элли из британского рекрутингового агентства. Первый телефонный разговор с ней (британцы любят звонить по телефону, помните?) длился без малого полчаса. В принципе, на тот момент для меня это уже был довольно обычной длины разговор, некоторые болтливые товарищи и дольше могли меня пытать про мой опыт, достижения и стремления. В общем, я не придал этому разговору особого значения. Как оказалось, зря.

    Девица эта вцепилась в меня хваткой, которой позавидовал бы английский бульдог (за что ей, кстати, мое большое спасибо). Я до сих пор не знаю, почему: то ли она действовала по какой-то своей инструкции по работе с соискателями, то ли она поняла, что меня с моим опытом работы удастся кому-то выгодно «продать».

    Она сразу предупредила, что ее компания специализируется на континентальной Европе, то есть никакой Великобритании и Ирландии. На выбор были несколько позиций в Германии и одна в Швеции. Исходя из собственного опыта, она порекомендовала пройти собеседования на все позиции. Германия была в нашем расширенном списке, поэтому на немецкие позиции я согласился без промедления.

    Швеция шла, что называется, «до кучи». Всерьез переезжать в Швецию я не собирался, но пообщаться для дополнительного опыта прохождения собеседований на английском всегда полезно. Поэтому согласился и на шведскую позицию.

    Германия


    Позиций в Германии было целых три.

    Первая была в Yelp. Головной офис у них в Калифорнии, разработка в Калифорнии и Гамбурге. Интервью у них проходило в два этапа:

    1. Сначала разговор по Skype с их HR-специалистом, рассказ о себе, своей работе. Далее краткий набор из нескольких вопросов, чтобы отсеять совсем неподходящих кандидатов. На вопросы я отвечал, судя по всему, верно, поскольку по окончанию опроса мне сообщили, что я прошел во второй тур и далее буду проходить техническое интервью с ведущим iOS разработчиком компании.

    2. Техническое интервью состоялось примерно через неделю-полторы. В 10 утра по Калифорнийскому времени (9 вечера по Москве). Рассказ о своем опыте работы, завершенных проектах, ответы на вопросы про ARC, ручное управление памятью. Далее написание метода, разворачивающего связный список, в каком-то онлайновом текстовом редакторе с возможностью редактировать код обоими участниками интервью. Список не быстро, но успешно развернут, обещают связаться через некоторое время.

    Через несколько дней Элли сообщила мне, что Yelp предпочел взять на позицию человека с большим опытом iOS-разработки. Ну что ж поделать, бывает и такое.

    Второй позицией была позиция в компании, занимающейся разработкой сервиса для совместных поездок (так называемый, карпулинг) и расположенной в Мюнхене. Сперва я разговаривал с главой мобильной разработки, которым оказался довольно нервный немец. Товарищ этот очень волновался, по-английски говорил с сильным немецким акцентом, и у меня сложилось впечатление, что он ощущал себя еще более неуверенно, чем я. :) Плюс он сообщил, что в настоящее время разработка мобильной версии продукта считается приоритетной и на нее планируется направить все усилия.

    Вопросы стандартные: сколько занимаюсь разработкой, какие проекты делал и т.п. После этого собеседования было назначено техническое интервью с ведущим iOS-разработчиком компании. Этим товарищем оказался румын, с опытом разработки, меньшим, чем у меня. В ходе беседы с ним я выяснил немало занятных подробностей о том, как устроен их продукт. Узнал я также, что до начала разработки продукта внутри компании, его делала консалтинговая фирма (такой подход потом не раз и не два встречался мне в нескольких других собеседованиях, из чего я сделал вывод, что такая практика весьма популярна в Европе), а на момент собеседования продукт развивали этот парень и команда из четырех молдаван на аутсорсе. Кроме того, я четко понял, что моего опыта работы с головой хватит для работы в этой компании.

    Морально настроившись ехать в Мюнхен после технического интервью, я с удивлением и ужасом узнал через несколько дней от Элли, что менеджмент этой компании решил в очередной раз изменить стратегию развития продукта и опять отдал разработку сторонней компании. Судьба румына и несчастных молдован осталась мне неизвестной. Полагаю первого оставили надзирать за работой сторонних разработчиков, а последних уволили.

    Третья немецкая позиция была в берлинском стартапе, делавшем очередного убийцу Google. Эти товарищи перед собеседованием прислали тестовое задание, состоявшее из трех задач возрастающей сложности, сделать которые надо было за ограниченное время в особом сервисе, название которого я опять-таки не запомнил. Я не знаю, чего добивались эти товарищи в первую очередь: хотели ли они, чтобы соискатели сделали как можно больше задач самостоятельно, только опираясь на знания редких алгоритмов, или чтобы нашли способ решить задачи в том же Google. Я первую задачу решил сам, решения второй и третьей нашел в Google (как иронично, правда?). Вразумительной обратной связи от них не пришло, осмелюсь предположить, что они наняли кого-то, который решил все задачи сам.

    Шведский вариант


    Вариант от шведов, повторюсь, я не не рассматривал в числе приоритетных.

    Сперва было несколько видео-звонков по Skype с как минимум четырьмя разными персонами: двумя соучредителями компании (один из них по совместительству является CEO), менеджером продукта, и ведущим iOS-разработчиком. Все перечисленные персоны оказались весьма приветливыми дружелюбными людьми, с которыми общаться было довольно легко.

    Сами интервью проходили следующим образом. Соучредители интересовались опытом работы в целом, завершенными проектами, общались на достаточно отвлеченные темы, рассказывали о компании. Целью общения со мной они ставили не столько оценку моих профессиональных качеств, сколько то, насколько хорошо я впишусь в существующий коллектив.

    Менеджер продукта интересовался примерно теми же вопросами, что и соучредители, но в дополнение к этому интересовался техническими деталями iOS-проектов, в которых я принимал участие: какие технологии мы использовали на клиенте и на сервере, как осуществляли передачу данных между клиентами и серверами и т.д.

    Ведущий iOS-разработчик спрашивал, в основном, про технические знания, включая (но не ограничиваясь) управление памятью — MRR и ARC, знание конкретных фреймворков, работа с iTunes Connect, Provisioning Portal и т.д. После технического интервью, которое длилось примерно минут 30, мне прислали тестовое задание — написать небольшое приложение, работающее с API некоего существующего сервиса поиска слов текстов песен.

    На задачу отводилась примерно неделя. Параллельно у меня было еще одно тестовое задание, похожего характера, но уже не помню от кого конкретно. Пришлось изрядно посидеть вечерами после работы и в выходные, чтобы все успеть. «Помогло» еще и то, что API злополучного сервиса отдавало данные в виде XML, причем генерируемого плохо настроенным сервером производства Microsoft. Поскольку использовать сторонний парсер XML по условиям задачи было нежелательно, плевался я страшно. Кстати, ведущий iOS-разработчик до сих пор извиняется за этот «crappy API», говорит, что он с ним не работал лично, хотел задачу в смежной тематике дать.

    Решение задачи техническим людям очень понравилось, я стал ждать решения по поводу job offer-а. Мою знакомую hr-менеджера Элли к этому времени уже сменил ее босс (видимо, стандартная практика на завершающей стадии сделки, у него опыт больше — выше вероятность, что сделка не сорвется) Мэттью. Мэттью любезно сообщил, что у шведов вообще говоря, есть только два кандидата: я и еще один товарищ, который был «ну совсем никакой». Поэтому Мэтт рекомендовал запасаться шампанским и ждать оффера. Я, учитывая накопленный ранее опыт, был скептичен.

    И тут настала пора еще раз поговорить об ирландцах…

    Но об этом — во второй части поста.
    • +41
    • 25,9k
    • 7
    Поделиться публикацией

    Комментарии 7

      +10
      Не побили бы Вы пост свой на части, вышло бы лучше.
      А то часть первая, чать вторая… двадцать третье полирует кость.
      Не интересно в побитом виде.
        +1
        Спасибо за Ваше мнение! :)
        Я побил на две части потому, что не каждому будет удобно читать одну большую заметку, а две маленькие осилить проще (сужу по себе, но могу быть не прав). Сожалею, если Вам это показалось неудобным. В следующий раз сделаю одной заметкой.

        Ссылочку на вторую часть добавил в конце, уже можно сходить почитать, если вдруг Вам еще интересно. :)
        +1
        Расскажите, вы получали сертификат знания английского, чтобы иметь просто бонус в резюме, или это какое-то требование большинства работодателей, или требование страны?
          0
          Это было требованием британцев. В Швеции мне сам сертификат не пригодился.
            0
            Т.е. даже если работодатель согласен вас взять, заплатить денег и т.п., без сертификата это все равно не получится? (в Британии)
              +1
              По этой визе — да. Одним из требований к переезжающему по визе Tier 2 является наличие документально подтвержденных знаний английского языка, люди без знания английского им там не нужны :)

              Мы выбрали Кембриджские экзамены потому, что они не «протухают» через два года после сдачи, как, например, IELTS.
          0
          Статья не огромная, разбивать смысла ни малейшего.

          Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

          Самое читаемое