Герман Каплун и Алексей Шахматов — о перспективах мирового венчурного рынка

    По данным отчета Venture Pulse KPMG International и CB Insights, за четвертый квартал 2015 года мировой объем венчурных инвестиций составил $27,2 миллиарда при 1742 сделках, что означает падение на 30% относительно предыдущего квартала. Такое скромное количество сделок в последний раз было зафиксировано в первом квартале 2013 года.

    Всего за 2015 год венчурные инвестиции достигли объема $128,5 миллиарда, показав рост на 44% по сравнению с 2014 годом, показатели которого, в свою очередь, были на 156% выше показателей 2013 года с инвестициями $50,2 миллиарда. Брайан Хьюз, партнер KPMG, считает, что 2015-й был рекордным годом для венчурных компаний благодаря первым трем кварталам.

    Сложившаяся ситуация кажется неоднозначной на первый взгляд.

    «Мегамозг» объединил высказывания двух экспертов о текущем состоянии и перспективах мирового венчурного рынка.

    О состоянии венчурного рынка по итогам 2015 года


    Алексей Шахматов, управляющий партнер фонда Emery capital:

    • Рост конкуренции среди инвесторов за перспективные проекты во всем мире.

    • Активное развитие новых стартап экосистем (включая краудфандинговые платформы, программы акселерации) во всем мире.

    • Рост оценок при инвестировании в качественные проекты.

    • В России – скромное количество качественных проектов для инвестирования с глобальным фокусом и сильной командой.

    Герман Каплун — управляющий партнер фонда TMT Investments:

    Жизнь циклична. В период роста фондового рынка все хотят только роста и кажется, что так будет вечно. В период высокой волатильности, падения рынка акций, рисков ухудшения экономической ситуации, хочется не роста, а выживаемости проектов, а в перспективе – дивидендов. Поэтому, временно, подчеркиваю, временно, приоритеты большинства инвесторов меняются. Оценки становятся ниже, желание риска меньше, хочется проектов с большой выручкой и маржой, тех, кто способен выживать на свои.

    О перспективных направлениях инвестирования и ситуации в отраслях


    Алексей:

    Наиболее перспективными мы считаем те направления, на которых мы сфокусировались – мобильные технологии, облачные технологии, 3D-индустрия (в том числе виртуальная и дополненная реальность), финансовые технологии, прорывные Hard+soft продукты, интернет-реклама.

    Есть также несколько потенциально перспективных отраслей, в которых мы пока не присутствуем (мало присутствуем), например, сельскохозяйственный сектор, медицинские технологии, биотехнологии, новая энергетика.

    Герман:

    Сокращения в Groupon, Tinder, Twitter – это не признак проблем индустрии. Это нормальный процесс. В США тысячи крупных компаний, когда одновременные сокращения будут в Facebook, Google и Amazon – вот тогда это будет серьезно. Ах, акции технологических компаний припали.

    Посмотрите на акции металлургических или нефтяных компаний и поймете, что у хайтека все хорошо. Facebook 97, а в максимуме был 109. Трагедия? Сомневаюсь. Да, у Netflix и Tesla падение больше – около трети стоимости. Вполне терпимо.

    Прогнозы на 2016 год


    Алексей:

    • В России – ориентация стартапов на реальную экономику и нацеленность на самоокупаемость уже в краткосрочной перспективе.

    • В мире – продолжение роста объемов рынка PEVC и числа экзитов.

    • Усиление конкуренции.

    Кроме того, будет бурный рост сегментов «интернета вещей», финансовых технологий и 3D-сектора (включая технологии дополненной и виртуальной реальности, 3D-печати).

    Герман:

    Пока есть просто непонятки связанные с замедлением роста в Китае и развивающихся странах, непонятки с новым президентом США (возможно, важнее Китая), риски нового кризиса (9 лет уже с прошлого прошло, ну когда же уже). Все эти вопросы скоро разрешатся (максимум еще пару лет). Президента изберут, нефть стабилизируется на 35-55$, фондовые рынки вернутся к росту.

    А, когда все проблемы разрешатся, все вернется на круги своя и тот, кто не инвестировал в хороший проект в кризис, будет кусать себе локти.

    Комментарии 1

      0
      Приведите пример стартапов, купленных в период с 2014 года по сей день в России, чья покупка была вызвана тем, что они ориентированы на (как вы говорите) «реальную» экономику. Расскажите об их показателях и о том, оправдали ли они такие ожидания. Правильно ли понимать, что теперь, вы, представители венчура, покупаете стартапы в России с целью заработать на их прямой прибыли. Объясните пожалуйста, как это вообще связано с венчурной моделью и почему вы приняли решение о такой стратегии.

      Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

      Самое читаемое