Как стать автором
Обновить

Комментарии 28

испытание модуль прошёл успешно: мусор в него попадал, но повреждений не было обнаружено. Теперь НАСА будет выяснять, насколько этот модуль лучше или хуже справляется с космической радиацией.

Или я чего-то не понимаю, но почему это исследование нельзя было начать одновременно с испытанием на прочность? Боялись потерять оборудование? А еще 2 года эксплуатации не дороже?
Первый этап, который успешно закончился, и включал в себя весь спектр испытаний. От механических до радиационных, насколько я понимаю. Модуль был закрыт и посещали его довольно редко.
А теперь BEAM, условно говоря, откроют и включат в состав помещений. Будут использовать как склад, но продолжат все измерения, только датчики подключат по проводам, а не по радио. Тут точнее.
В общем, вам правильно сказали — в течении первого года BEAM был «лабораторным объектом», а сейчас его взяли в эксплуатацию.

А еще 2 года эксплуатации не дороже?
Неправильно задан вопрос. По результатам первого года лётных (и многих лет предварительных) испытаний для BEAM установили ресурс пять лет, из которых один год уже прошёл. За $17M и стоимость его запуска на орбиту НАСА получила довольно большой складской модуль. Это не расходы, а доходы, вследствие освобождения других помещений американского модуля МКС от загромождавших их вещей. Классический жёсткий модуль такого объёма стоил бы намного дороже. Впрочем, BEAM, конечно, испытательный, упрощённый модуль. Пролетала как-то ориентировочная стоимость полноценного ВА-3300 от Bigelow Aerospace, начиная от $600M, но зато и объём его больше трети всей МКС.
Первый старт с космодрома Восточный прошёл успешно. Со второй попытки ракета-носитель «Союз-2.1а» 28 апреля 2017 года вывела на орбиту космические аппараты «Аист-2Д»,

Первый запуск был в 2016 году, не в 2017

Да, похоже эти 10 лет будут прорывными для космонавтики.
Конечно к звездам скорее всего не улетим, солнечную систему не колонизируем
Но может начнут что то новое типа добычи полезных ископаемых или еще что0то
Да, похоже эти 10 лет будут прорывными для космонавтики.
С этим согласен.

солнечную систему не колонизируем
Но заложить первое поселение на Марсе, которое, при удачном стечении обстоятельств, вполне можем успеть.

Но может начнут что то новое типа добычи полезных ископаемых
За десять лет начать добычу ресурсов в космосе сложно. Просто расстояния в космосе очень большие, и, например, только перелёт «буксира», способного подтащить астероид к Земле к астероиду свободно может занять от пяти до семи лет. А вот начать их разведку околоземных астероидов, и, возможно, отправить первый такой буксир за десять лет вполне можно.

И, да, наиболее интересные «полезные ископаемые» в космосе летают над нашими головами. Это метеороиды и астероиды на близких к Земной орбитах Как ни парадоксально, но залежи лунного льда на втором месте. Причина в том, что углистые хондриты содержат много летучих веществ, воды и углерода — готовое сырь для получения рабочего тела дли ионных двигателей и топлива — кислорода, водорода и/или метана. При этом всё это богатство находится на близких к наиболее интересным целевым орбитам, и для его извлечения не требуется никаких неизвестных технологий. Уже сейчас производство топлива в космосе из них обходилось бы дешевле его доставки с Земли.

Есть ещё один пункт, который вы упустили. Вероятно, в ближайшее время начнётся космическое производство — уже работает на МКС опытная установка для получения оптического волокна для кабеля, качество которого выше, чем выпускаемого на Земле. Уже в этом году должны появиться коммерчески доступные пилотируемые космические корабли, и уже в будущем году планируется облёт Луны на Драконе, запущенном на Фальконе Хэви, причём, по словам Гвинн Шоттвелл, спрос на такие полёты уже превысил ожидания. Bigelow Aerospace расконсервировало свой завод и сейчас набирает сотрудников, собираясь открыть свой космический отель.

Что это может означать? Смотрите сами:

image

Это диаграмма из одного из интереснейших анализов возможных путей развития индустрии освоения солнечной системы. Как видите всего через десять лет после запуска этой новой индустрии на принципах программы COTS в космос (причём даже не на НОО, а в окололунное пространство) может летать до восьмисот человек в год.
Ракета вместе со спутниками в результате нештатной ситуации упала на Землю и затонула в Атлантическом океане.
Ну зачем так-то. РН отработала штатно, третья ступень упала в заданном районе.
А то, что РБ Фрегат после отделения стал разворачиваться в неожиданном направлении — это немного другая история. Хотя, конечно, всё это Роскосмос.
В 2018 году количество российских космонавтов на станции вновь будет увеличено до трёх человек.
Его обещали вернуть вместе с вводом «Науки» в состав МКС (так как в модуле находятся третье спальное место, оборудование для работы и второй туалет). А так как модулю физически уже 22 года — вполне возможно что он вообще никуда и никогда не полетит.
2017 год смело можно назвать «Годом частного космоса», во многом — благодаря SpaceX, которая обогнала не только любую организацию по количеству пусков, но и любую страну.
Честности ради надо сказать что запусков у России вышло ещё на 2 больше (и только на 1 если считать успешные). Но в том и дело что «ещё»: на этот год у SpaceX намечено порядка 30-40 запусков — в текущих реалиях несбыточная мечта для Роскосмоса, а по числу коммерческих заказов — у нас уже отставание примерно на порядок.
В марте впервые SpaceX посадила ранее использованную первую ступень ракеты-носителя Falcon 9.
За 2017 год было возвращено 14 первых ступеней, и 5 раз ступени использовались повторно. И что-то желающих покричать что повторное использование ракет убыточное — почти не осталось, а ведь всего 2 года прошло. Впрочем также кричали и на то что невозможно запустить частный Falcon 1 — хотя и меньше из-за того что тогда это нас почти никак не касалось.
Ещё один весьма необычный фактор, который стоит отметить — компания Rocket Lab построила первый в мире частный космодром для запуска своих ракет.
Точнее сказать первой достроила — ибо частный космодром SpaceX начали строить ещё в 2014-м, а Rocket Labs — только в 2015-м. Запуска с космодрома SpaceX собирается начать в конце этого года, но скорее всего перенесут на следующий. При этом в отличие от обещаний сами знаете каких личностей — он строит этот космодром не за государственные деньги, а свои. И морально никому и ничего вообще не должен. При этом батутчик напрочь уже забыл о своих невыполненных обещаниях, и считает себя в праве критиковать отрасль, которой он сам так криво руководил.
Пуск прошёл частично успешно — ракета не смогла выйти на орбиту и упала обратно в атмосферу.
Это я считаю вообще пять баллов: признать «частично успешным запуском» потерю всех спутников и разгонной ступени — ещё никому не удавалось, вот это успех! Жаль только вот что все успехи последних лет по факту так вот на словах оказываются, а на деле — недостроенный космодром и недостроенная ракета. Но вы не расстраивайтесь, всё так и было задумано — спустить миллиарды долларов на устрашение Казахстана и отвлечение SpaceX, чтобы сэкономить миллионы на цене контракта по аренде Байконура и в последний момент сделать из одноразового Союза-5 многоразовый вопреки механики и элементарной физике и вырваться вперёд. Анекдот про абсолютный ноль только вот что-то вспомнился.
Честности ради надо сказать что запусков у России вышло ещё на 2 больше (и только на 1 если считать успешные). Но в том и дело что «ещё»: на этот год у SpaceX намечено порядка 30-40 запусков — в текущих реалиях несбыточная мечта для Роскосмоса, а по числу коммерческих заказов — у нас уже отставание примерно на порядок.


Кстати, вопрос. Не стал ли Falcon 9 ракетой-рекордсменом по количеству запусков за год в истории космонавтики последних лет? Насколько я понимаю, Long March (Китай — 22 запуска в 2016, 19 — в 2015) и Союз (17 — в 2015) — это все таки семейства ракет различных модификаций и их не стоит учитывать в сумме для подобного показателя универсальности ракеты?
Для ракет-носителей тяжёлого класса Falcon 9 уже стала рекордсменом (у Протона было 14 запусков в 2000 году). До ракет-носителей среднего класса ещё далеко — там в 1980-м было аж 64 запуска семейства Р-7 за год, но если считать по выводимой массе то на следующий год Falcon 9 со своими 25-35 запусками (без учёта Falcon Heavy) вполне может дотянуть до этого показателя Р-7. Плюс у США рекордом было 34 запуска ракеты «Тор» за 1965 год — так что тут SpaceX уже могут на следующий год абсолютный рекорд для США поставить.
Его обещали вернуть вместе с вводом «Науки» в состав МКС (так как в модуле находятся третье спальное место, оборудование для работы и второй туалет).

Три космонавта на российском сегменте по графику должны быть до запуска Науки. Интересно что удумают.

Его обещали вернуть вместе с вводом «Науки» в состав МКС (так как в модуле находятся третье спальное место, оборудование для работы и второй туалет). А так как модулю физически уже 22 года — вполне возможно что он вообще никуда и никогда не полетит.
Я думаю, «Науку» давно пора передать в музей, а вместо его сделать новый модуль, унифицированный с НЭМ. И я не согласен, что мы утеряли технологию создания новых модулей, просто мы, как тот скупой, платим дважды, точнее, из-за страшной неэффективности — вообще много раз. Не сложно в принципе сделать новые сильфоны для топливных ёмкостей, но оснастку на тот размер, который был использован в ТКС давно порезали. Но в этот модуль заложено много морально и физически устаревших решений, типа малого просвета люка, что уже обошлось нам лет в пять переделки модуля, вместо апгрейда оборудования на орбите.

Впрочем, и новый модуль на базе НЭМ у нас будут делать лет десять.
И я не согласен, что мы утеряли технологию создания новых модулей, просто мы, как тот скупой, платим дважды, точнее, из-за страшной неэффективности — вообще много раз.
Построить то мы можем, тут никаких сомнений нет (если уж свои модули даже Япония с Италией строит). По крайней мере можно бы было разрезать этот модуль, и перенести более-менее сохранившееся оборудование в новый корпус. Другое дело что со сложившимся уровнем управления и финансирования вряд ли чего-то получится — тут или надо восстановить финансирование хотя бы до уровня 2015-го года, либо начать с нормальной эффективностью тратить те средства, которые есть.
Но в этот модуль заложено много морально и физически устаревших решений, типа малого просвета люка, что уже обошлось нам лет в пять переделки модуля, вместо апгрейда оборудования на орбите.
Вот это как раз совсем печально: финансирование только подошло в начале 2010-х к нормальному уровню и тут же упало обратно. При этом в начале значительная его часть уходит на Глонас и другие полувоенные цели, затем из оставшегося часть разворовывают по дороге, а остаток умудряются ещё и не эффективно использовать (вроде «Науки» и трёх телескопов серии «Спектр» из которых полетел до сих пор только 1, хотя проекту уже 30 лет).
Впрочем, и новый модуль на базе НЭМ у нас будут делать лет десять.
Я вот этого и боюсь — тут дело даже не в самом модуле, а в том что к тому как его достроят российские модули МКС придут в полную негодность, и на ресурс «Науки» особо рассчитывать не приходится. Так что получается что если мы выйдем из состава МКС — то скорее всего мы скатимся от космических станций обратно к одномодульным «Салютам» если не произойдёт какого-то чуда вроде нефти по 150 или нового Королёва во главе отрасли.

Если мы в данной ситуации реально выйдем из МКС — то по факту пострадаем только мы, ибо Евросоюз с США вполне хватит средств построить новую станцию на низкой орбите или у Луны и без нас, а вот у нас этого сделать уже не получится. В общем вот это называется «на зло бабушке уши себе отморожу».
Если мы в данной ситуации реально выйдем из МКС — то по факту пострадаем только мы, ибо Евросоюз с США вполне хватит средств построить новую станцию на низкой орбите или у Луны и без нас
Согласен, с одной поправкой Вполне вероятно, что американский сегмент МКС после 2024 года приватизируют или передадут на аутсорсинг.
Вопрос о выходе из МКС зависит не столько от нашего желания, сколько исчерпанием ресурса находящихся в её составе наших модулей.
А если их оборудование реально начнёт выходить из строя — то там не так уж и много отремонтировать в принципе возможно.
С другой стороны, под словами «модули будут выходить из строя» мы понимаем, как правило, не потерю их прочности и герметичности, а некие «функциональные расстройства», типа увеличение токов утечки изоляции, приводящей к невозможности использовать некие компьютерные сети и даже силовую проводку, нарушение работы или истечение ресурса неких агрегатов, в частности топливной системы или системы поддержания температурного режима. Большая часть таких систем и агрегатов сосредоточена на нашем сегменте МКС, что объясняется принципиально разными методами строительства нашего и американского сегментов. Наш сегмент собирался из функциональных модулей, построенных на заводе (кстати, многие из этих модулей строились на базе ТКС, транспортных кораблей снабжения, задуманных для военной орбитальной станции «Алмаз»), американский в большой степени строился на орбите из доставляемых транспортными кораблями частей. Даже приличная часть инфраструктуры американского сегмента выполнена в конструктиве стандартных стоек и вполне допускает замену на орбите при ремонте и апгрейде.

Отсюда два важных вывода. Первый — будущие космические станции и корабли в принципе должны быть приспособлены для использования стандартных стоек. То есть иметь широкие проходы между модулями, позволяющими эти стойки перемещать между модулями, широкий люк для грузовых кораблей, и возможность причаливания с помощью манипулятора.

Второй — МКС вполне можно продолжить эксплуатировать, если пристыковать к ней один или несколько модулей, которые возьмут на себя функционал модулей, ремонт которых невозможен. Отсюда следует вывод, что, в случае приватизации или передачи американского сегмента МКС частникам, они смогут добавив один или несколько модулей продолжить её эксплуатацию.
а если структуру станции делать не древовидную, а кольцом (или сетью) — то можно даже будет заменять сами модули (т.е. несущие оболочки) без потери прочности и связности.
Ну собственно задача сохранения связности не особо ставится — модуль или группа отстыковываются и манипулятором переносятся на другой узел.
это когда у вас один отдельный модуль. А когда на нем полстанции прикреплено — то уже будет непонятно, кто кого манипулятором переносит (и выдержит ли он таких нагрузок).

PS: прочитал, что на станции МИР для этого была автоматическая система перестыковки, которая умела «перекидывать» модули из одного стыковочного места в другое.
Последовательность сборки была ограничена исключительно «парностью» запуска модулей — полёт в «кривой» конфигурации не более полугода
на станции МИР для этого была автоматическая система перестыковки, которая умела «перекидывать» модули из одного стыковочного места в другое.
К сожалению, только на одно из соседних, перенести модуль дальше эта система не может.
Ну в данном случае это неважно — если бы как планировали прибыл бы новый базовый блок — на нём мог бы стоять более продвинутый манипулятор.
Пуск прошёл частично успешно — ракета не смогла выйти на орбиту и упала обратно в атмосферу.
Это я считаю вообще пять баллов: признать «частично успешным запуском» потерю всех спутников и разгонной ступени
Речь шла про Electron, а не про Союз.
А что со вторым пуском Rocket Lab? Вроде ещё в декабре должны были запустить…
Отменили.
Запустить собирались 8 декабря с окном до 18-го. Затем было несколько переносов из-за погоды, и в конце концов 17-го числа нашли проблемы с питанием и перенесли запуск на начало 2018-го года. Наверно от множества предстартовых проверок и отмен запуска что-то произошло с литий-полимерными батареями которые должны питать насосы.
НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.