Компания «Z»

    Как-то, году так в 2010, будучи еще зеленым и недозрелым программистом, но уже (в самом соку) техническим писателем, если не сказать акулой пера в этой сфере, я ходил устраиваться в одну крупную международную компанию (назовем её компания «Z»), на позицию младшего программиста — он же junior developer. Вакансию через социальную сеть мне прислал знакомый.
    Компания нарочно не вывешивала никаких объявлений в Интернете — политика безопасности — только по рекомендациям. Не знаю точно, почему знакомый выбрал меня из всех возможных кандидатов. Вероятно, мой специфический бэкграунд показался ему наиболее перспективным, так как попадал почти точно под требования работодателя, офис которого уютно расположился примерно в 50 километрах от МКАД рядом с малопримечательным полупустым коттеджным поселком. Двухэтажная стеклянная коробка, размером и архитектурным решением напоминающая немного автосалон, немного инопланетную крепость. В общем, современный стеклянный конструктивизм с претензией на кинематографический или игровой футуризм, что-то вроде здания из стратегической игрушки на тему космоса с тремя этажами вниз (под землю). Правда, если память не изменяет, кнопок в кабине лифта было больше пяти, штук семь или восемь. На первое собеседование, а их было четыре, я спустился на -1-ый этаж. Последнее собеседование с начальником СБ проходило на -3 этаже…


    Я вообще всегда свято верил в то, что беседа с кадровиками, начальниками СБ и ответственными за пожарную безопасность — это больше инструктаж, а не игра в живой полиграф. Мало того, начальник СБ еще и не знал русского языка, беседа проходила на английском с серией очень странных вопросов. Но собеседование я прошел, и мне сразу было предложено приступить к работе, вернее, познакомиться с коллективом.

    Мы долго плутали по километровым коридорам со стенами в надписях на английском, немецком и, как ни странно, китайском языках. Прошло около 20 минут, пока мы легионерским шагом не дошли до стеклянных дверей, ведущих в помещение размером с кинозал, с перегородками, отдельными кабинетами, компьютерами и, конечно же, работниками за этими компьютерами. В помещении было человек 10 — 15. Мы двинулись в центр зала к кабинету ведущего программиста, с которым я общался на первом собеседовании. Он из России, около 40 лет, за плечами мехмат, работа инженером по распределению, учеба в Голландии и там же работа около 5-7 лет системным программистом на швейцарскую компанию.

    Должен сказать, что в целом несмотря на ряд странностей на собеседованиях, мне все показалось очень привлекательным. Я бы даже сказал, что уже согласился работать — с учетом всех условий, которые мне обещали — сразу после первого собеседования: работать лет 5 как Савраска, как штык появляться в 9:00 в офисе каждый день за обещанную мне зарплату. С этой почти неподдельной радостной мыслью я шагал вслед начальнику СБ по широкому проходу к кабинету будущего шефа, поглядывая на его подопечных (программистов) и выгадывая, где окажется мое рабочее место. Мысленно я уже представил, как проработаю здесь до ближайшего лета, накоплю кругленькую сумму, возьму отпуск и, наконец-то, покатаюсь по Европе…

    Мы добрались до кабинета, начальник СБ, поднес ладонь к сканеру, чтобы открыть дверь, а мой взгляд упал на оказавшийся в трех метрах от меня стул с худощавой фигурой. Скользнул на стол, затем на монитор, на клавиатуру, по которой десятипальцевым методом бледная фигура набирала примерно 300-500 символов в минуту. Вспомнилась программа «Соло на клавиатуре».

    — Наверное, секретарь?! — мелькнуло в голове.

    Мой взгляд скользнул на бейдж, аккуратно возлежавший рядом с клавиатурой, на нем виднелись четкие белые буквы: «Peter.S. — junior developer». Я бросил взгляд на монитор, потом на лист бумаги, на который с периодом в 10 секунд посматривал «Peter. S». Пролетела пара секунд, начальник СБ только успел поднести руку к сканеру и двери стали раскрываться перед нами, а я еще раз бросил взгляд на монитор, потом еще пристальней на лист бумаги, который, Peter успел отложить, посматривая в новый — лист 12 шрифтом был исписан многоэтажными математическими формулами, с двумя-тремя строчками на английском языке в самом начале. Двери открылись, начальник СБ сделал шаг в кабинет, а я в последний раз посмотрел в монитор Peter-a и осознал, что человек, как организм в целом, способен на большее, чем ведает о том современная наука; например, за 1 миллионную долю секунды поменять решение до ровно «наоборот», именно за это время я передумал работать в компании «Z». Я остановился, всматриваясь в монитор, — Peter-Z набирал программный код на Ассемблере, а за за кодом, в отражении экрана, я увидел два глаза с металлическим свечением в них… а потом меня разбудил телевизор, ведущий программы «Время» что-то рассказывал о планах пятилетки.

    P.S. (This is absolutley fiction story. Совпадения случайны)
    Поделиться публикацией

    Комментарии 14

      0
      Я не профи в теме, но на мой взгляд надо разбивать эту стену текста на блоки меньшего размера!
        +4
        А о чем статья?
          –1
          О том, что смена языков на табличках не всегда приводит к смене методов хозяйствования.
          +1
          Текст написан неплохо, хотя бы потому что после прочтения не пришлось утирать кровавые слезы. Не буду характеризовать содержимое, суть которого осталась мне не ясна.
          Выскажусь по поводу ГГ. Сей тип мне крайне неприятен, если не сказать большего. И даже не потому что отказался в самый последний момент, после получения оффера. (Что уж тут. Грешен. Сам так делал, о чем совесть до сих пор грызет) А из-за причины отказа. На мой взгляд ГГ смалодушничал, испугался сложностей и потому пошел на попятную. Ну или я не понял мысль автора.
          Либо автору не удалось передать свою мысль.
            –1
            Ок, добавлю конкретный язык. Какой считается максимально трудным?! Пущай, будет haskell
              0
              А можете более подробно рассказать, что плохого в том, что бы отказаться от работы после получения оффера? На собеседованиях всё всегда приукрашено. Соискатель преувеличивает свои знания, а работодатель приукрашивает условия работы. Собственно для этого и существует испытательный срок, за время которого и выясняются реальные положения дел. И вот новоиспечённый работник приходит, и видит, что условия не соответствуют описанным. И почему после этого кого-то должна мучить совесть?
                0
                Не про совесть — чистая fiction strory про скорость разработки. Или уже не фантастика — перекладывать 400 знаков в минуту из мат. формул в код. Тогда, ок, не знал, что так шагнул прогресс
                  0
                  Порядочность? Не люблю нарушать слово и взятые обязательства. И если я высказал своё согласие на вступление в должность, я взял обязательства. Работодатель, может отозвать вакансии, отказать другим кандидатам. Начать предварительный процесс оформления. А тут вы такие и раз. Более того, может в Москве и городах миллионниках это не так ощутимо, но в более мелких городах, не то чтобы все друг друга знают, но всегда есть приятель приятеля, который знает тебя. А так сфера ИТ не такая уж огромная, и чем выше квалификация специалиста тем он больше на слуху. И никогда не знаешь, когда тебя припомнят, что ты кинул ООО «Ромашка». Не говоря про то, что кинув компанию, Вы закрываете себе дорогу туда в будущем. Второй раз оффер можно и не получить.
                    0
                    Извините, но о каком данном слове идёт речь? Мне кажется вы как-то искажённо понимаете трудовые взаимоотношения. Вы не присягу Родине даёте и не клятву Гиппократа. Вы просто соглашаетесь тратить часть своего времени в замен на денежную компенсацию. И если вы уважаете себя, то вы не будете тратить время на работу, которая вас не устраивает. И любой адекватный работодатель стремиться взять на работу уважающих себя людей. А если в сознании кого-то это называется словом «кинул», то нужно задуматься, а стоит ли работать в таких компаниях?
                      0
                      Я даже не стану пытаться переубеждать и что-то доказывать.
                      А так. Наверно это даже обидно, что есть люди, которые считают, что нарушение договоренности, даже на словах, не есть что-то из ряда вон выходящее.
                        0
                        Я только сейчас понял. Мы с Вами говорим о несколько разных ситуациях. Моя вина.
                        Я подразумеваю ситуацию, когда после согласия на работу, соискатель дает заднюю. Вы же, о просто предложении работы.
                        0
                        Всё же странный вопрос. В оффере далеко не всегда все будет расписано точно так как договаривались на собеседовании. Это во-первых, во вторых в период после знакомства с работой и оффером обычно есть некоторое время на подумать и вполне очевидно что взвесив все фактические за и против соискатель может отказаться. Это если не брать в расчет случаи когда даже не дают фидбек на выполненное ТЗ, даже просто в духе — «незачет».
                    –1
                    Сложные вы вопросы подняли в комментариях. Тут можно не только про нарушенное слово и недосказанное работодателем рассуждать. Есть еще вопросы самолюбия и упрямства. Недавно на Лента.ру была статья про американского паренька, который из упрямства стал хирургом, не имея к этому, как я понял, природных задатков.
                      0
                      Что-то я не понял глубинного смысла рассказа.
                      Главгерою приснилось, что в некой компании джуниор хреначит код на ассемблере, аки савраска, и это страшно. Хм-м… А почему он решил, что писание на асме — задание начальства, а не глупость джуна? Может, начальство ему сказало перевести формулы в фортран, а джуниор по глупости решил блеснуть познаниями — за что, понятное дело, скоро огребет?

                      Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                      Самое читаемое