О развитии навыка говорения

«Знать иностранный язык» и «уметь на нём разговаривать» — это ОЧЕНЬ разные вещи. Профессиональные переводчики знают язык очень глубоко, но разговаривают некоторые из них хуже девочки-секретаря, которая ловко оперирует двумя-тремя сотнями заученных фраз. У них разные задачи: переводчики имеют дело со сложными текстами, а работа секретаря — короткие типовые разговоры.

Если человек уже знает иностранный язык, научиться говорить для него — вопрос нескольких дней или недель. Вот что по-настоящему сложно, и к чему нужно стремиться — так это «выучить» иностранный язык, т. е. понять, как в нём связываются слова друг с другом, понять внутренние принципы, по которым он работает.

«Гло́кая ку́здра ште́ко будлану́ла бо́кра и курдя́чит бокрёнка». Эту фразу из несуществующих слов предложил в начале XX века академик Л.В. Щерба. Из неё ясно, что «будлану́ла» — действие, которое ку́здра (ж.р.) совершила в отношении бо́кра (м.р.), бокрёнок, скорее всего, детёныш бокра. Для русского человека это очевидно сразу. Иностранцу придётся сначала выучить русский. Фраза показывает, что язык — это НЕ СЛОВА. Слова легко переходят из одного языка в другой. Язык — это принципы, по которым слова связываются друг с другом.

В том, чтобы научиться говорить, абсолютно ничего сложного нет – проблема это придуманная. А основная причина частых неудач — это то, что люди пытаются, как говорят англичане, put the cart before the horse, ставить телегу впереди лошади. Пытаются начать говорить, не разобравшись, каким образом связываются слова в языке, — с катастрофическими последствиями. Которые мы и наблюдаем повсеместно. Пытаться говорить, не выучив язык, — это как пытаться бегать, не научившись ходить.

В статье не рассматривается уровень руссо туристо, когда говорят «наполовину инфинитивами, наполовину знаками» – это вообще не язык, строго говоря. Под умением «говорить на иностранном языке» подразумеваются три уровня:

1-й уровень: Способность по-простому, но грамматически правильно выразить свои мысли. Например, не зная выражения «прикрой форточку» говорят проще: «закрой окно, но не до конца».

2-й уровень: Способность говорить на конкретные темы именно теми фразами, которые используют носители языка (прикрой форточку).

Есть реальная история про русского математика, который полтора часа читал лекцию в Оксфорде на английском языке. Упоминал степени, корни, числители, знаменатели дробей и прочие математические штуки, которые не каждый переводчик сумеет описать без специальной подготовки.

А после лекции к нему подошла девочка, вероятно, с целью пофлиртовать, и обратилась с простой разговорной фразой. Знаете, что ей ответил русский математик, который только что прочитал лекцию на английском? Он сказал: «Sorry, I don’t speak English». Ответил он, конечно, не совсем корректно — по-английски он говорил вполне профессионально, но только на одну тему — описание математических формул и действий.

3-й: Уровень носителя — способность говорить на любые темы фразами, звучащими на этом языке естественно.

В какие сроки можно выйти на эти уровни? На первый уровень «просто чтобы тебя поняли», можно выйти за 2 недели – проверено на себе.

Вторым языком у меня в университете был французский. Преподавали его, мягко говоря, плохо.
Тот материал, который изучали 4 года, с грамотным преподавателем можно было практически между делом освоить за пару месяцев, разговорной практики не было совсем. А сразу после окончания университета мне понадобилось срочно, за 2 месяца заговорить на французском языке. Я решил съездить во Францию.

Приземляюсь в Марселе, по-французски не могу связать двух слов, в зубах разговорник. Однако от обычного туриста я выгодно отличался тем, что фразы в разговорнике для меня не были случайным набором звуков — я понимал, по каким законам построены эти фразы, и при желании из утвердительного предложения мог легко сделать, например, отрицательное или заменить одно слово на другое. Уже через три дня я, не заглядывая в разговорник, бегло говорил на основные бытовые темы: как доехать, сколько стоит, как это называется, кем работаете, потому что ситуации, в которых эти фразы были нужны, повторялись несколько раз
в день.

Всего через две недели я уже довольно бегло разговаривал на общественно-политические темы!

Конечно, из-за недостатка словарного запаса формулировать приходилось проще: вместо «падение стандартов высшего образования вызывает нарастающее беспокойство среди интеллигенции» получалось что-то вроде: «Умные люди думают, что образование в университетах стало плохое».

Первый этап развития речи — учимся выражать свою мысль так, чтобы вас просто поняли, но при этом грамматически правильно.

А через 2 месяца пребывания во Франции люди, которые наблюдали меня в течение всего периода, очень удивлялись тому, как быстро я научился строить распространённые предложения, и порой даже без ошибок – удалось подхватить и отработать много устойчивых фраз для типовых ситуаций. Сам поразился, как быстро удалось заговорить на языке, который, как мне казалось, я совсем не знал.

Проанализировав свой опыт, я понял, что на момент приезда во Францию у меня было нечто более важное, чем умение говорить: у меня было понимание пусть не всех, но основных принципов построения французского предложения.

Если бы этого понимания не было, ни два месяца, ни даже год во Франции не дали бы мне такого результата. И да, каждый день до обеда я пару часов на пляже выполнял упражнения по переводу с русского на французский.

И да, все 2 месяца постоянно заглядывал в словарь. Я не сделал чего-то сверхъестественного — любой может научиться бегло говорить на иностранном языке за пару месяцев без преподавателя. На простые, необходимые туристу темы — даже за пару дней. При одном условии — что человек уже понимает принципы связи слов в языке.

2-й уровень – это когда человека уже не устраивает «просто доносить мысль» и он начинает искать точные естественно звучащие фразы, которые сами носители языка используют в той или иной ситуации. Например, нашему выражению «сесть на автобус» совсем не соответствует английское «sit on the bus». Для этого есть отдельное устойчивое выражение.

Для почти каждой ситуации в каждом языке существуют свои устойчивые фразы, каждая ситуация должна быть рассмотрена отдельно, если вы хотите звучать во всех ситуациях абсолютно как носитель языка. Таким уровнем обладает меньше 1% профессиональных переводчиков с опытом работы. Вот попробуйте спросить мужчину-переводчика английского языка, как будет правильно «вдеть нитку в иголку» по-английски. 9 шансов из 10 — он не знает. Но сказать так, чтобы англичанин понял, какую мысль он пытается выразить, ему вполне по силам. Зато эту фразу может знать девочка с уровнем Elementary, которая посмотрела ролик о вышивании на YouTube.

Да-да, люди, работающие устными переводчиками, выглядящие очень авторитетно и представительно, в действительности часто не знают устойчивых фраз, которые используют носители языка в той или иной ситуации и скатываются на первый уровень — просто передают нужную мысль так, чтобы их поняли.

Профессионалы, которые хотят звучать в точности, как носитель, по 20-30 лет выискивают фразы, которые звучат естественно в той или иной жизненной ситуации. Чтобы охватить весь спектр этих ситуаций, и ещё удерживать все эти фразы в голове, даже в языковой среде понадобится лет 10. И это при условии, что вы прикладываете серьёзные усилия, а не просто «живёте» там. Кстати, некоторые «естественно звучащие фразы», используемые в Англии, будут странно звучать в США и наоборот.

Говорение — это в первую очередь реакции, способность мгновенно составить фразу. А реакции эти нужно нарабатывать и поддерживать, как спортивную форму. Если сегодня вы пробежали марафон за три часа, это не означает, что у вас будет такой же результат после месяца на диване. С говорением на иностранном языке происходит то же самое.

То, что вы говорите бегло, не означает, что вы будете так же бегло говорить после серьёзного перерыва.

Когда я приехал в Россию после 6 месяцев в США, родственники мне задавали вопрос на русском, а я машинально отвечал на английском. Через два дня это прошло. Ещё через два месяца, в разговоре по скайпу
с друзьями-американцами, я обнаружил, что реакции уже не те — приходилось задумываться иногда, как построить фразу. Я не стал хуже знать язык — просто ослабла реакция.

Принцип развития реакции в разговорной речи можно проиллюстрировать с помощью спортивной метафоры.

Марафонцы-профессионалы тренируются до трёх раз в день, набегая порой до 400 км в неделю. Если они растянут эти 400 км на месяц, результата не будет, хотя, вроде бы, это те же 400 км. То же самое происходит с разговорными навыками. Люди ходят годами по 2–3 раза в неделю на разнообразные разговорные курсы и недоумевают, почему же они так и не научились говорить.

Режим 2-3-х занятий в неделю вполне эффективен для изучения грамматической базы, основ языка. Если же стоит задача именно начать говорить, имеет смысл пересмотреть график занятий.

Иначе что получается? За полтора часа разговорного занятия вы наработали едва заметные, зыбкие реакции. День перерыва — эти реакции ушли. Вы их нарабатываете заново на следующем занятии. Потом 3 дня перерыва — этих реакций уже нет. В памяти остаются фразы, которые вы узнаете, понимаете, но в реальном разговоре они почему-то не вспоминаются.
Поэтому походы в разговорный клуб раз в неделю, по большому счёту — баловство, хотя и лучше, чем ничего.

Слова и фразы, которые человек знает, делятся на активные и пассивные. Активные — это те, которые вы можете использовать в любой момент — они отработаны до полного автоматизма (пример — I love you — все знают и могут использовать в любой момент). Пассивные слова и фразы — это те, которые вы узнаёте в чужой речи или в тексте, понимаете, но вспомнить в нужный момент не можете. Они начнут автоматически «вылетать» лишь после того, как были использованы несколько раз в реальной или игровой ситуации общения.

Русские люди, кстати, хорошо знают великое множество английских слов, не подозревая об этом. И постоянно усваивают новые. Парадокс, казалось бы — заимствованные слова все усваивают без усилия: спойлер, дисконт, вебсайт, бой-френд. А когда доходит до похожих слов в этом же самом английском языке, они почему-то не запоминаются. Происходит это ровно по той же причине, по которой многие не могут заговорить — сначала учится сам язык — говорение и словарный запас после этого уже не проблема. Слова гораздо легче запоминаются, если они ложатся в готовую операционную систему языка.

Навык говорения развивается в три этапа.

1. Разбираемся, как связываются слова в языке. Если брать европейские языки, хороший преподаватель даст это за 3-4 месяца. Это самый сложный этап в изучении языка, когда помощь преподавателя действительно необходима. В английском я лично прошёл этот этап самостоятельно, ушло несколько лет при хороших способностях.

Я, кстати, намеренно не использую термин «грамматика». Учебники и преподаватели любят рассказывать КАК строить фразу и называют это грамматикой. Но почти никогда не разбирают, ПОЧЕМУ ИМЕННО ТАК. Без понимания ПОЧЕМУ ТАК человек всегда будет путаться при построении даже элементарных фраз.

2. Обязательно нужно разобраться, на какие конкретно темы вы хотите научиться говорить. И уже отталкиваясь от этого, правильно выбрать материал для подготовительной работы.

Существуют серии удобных учебников для самостоятельной работы, содержащих набор наиболее востребованных разговорных тем. Учебники эти построены очень просто: на любом развороте дана одна из таких тем, например, «Студенческая жизнь». Слева приведены (часто в форме диалогов) стандартные слова и фразы по этой теме, справа — упражнения для закрепления этих фраз. В конце учебника даны правильные ответы. Мало одного учебника — можно взять другой из этой же серии, например, посвящённый целиком фразовым глаголам. В нём будут такие же темы, но слова и фразы будут немножко другие. Мало учебников — в свободном доступе есть озвученные носителями языка диалоги с расшифровками
на каждую из актуальных тем.

Таким образом, если нужно научиться правильно говорить на какую-то несложную тему, подготовительную работу можно сделать за полдня без всякого преподавателя, вооружившись парой таких книг и диалогов. Разговорники, кстати, тоже очень полезная и недорогая вещь — фразы в них даны действительно ходовые и выверенные носителями языка. Повторюсь, все эти замечательные книги и диалоги реально помогут лишь в том случае, если вы уже знаете иностранный язык, т.е. понимаете, как в нём связываются слова.

Какое-то время необходимо медленно, вдумчиво повыполнять переводные упражнения с русского на иностранный язык.

Тысячи студентов терпят неудачу из-за того, что пытаются заговорить, минуя этап переводных упражнений. Это всё равно, что сразу учиться ездить на велосипеде, не держась руками за руль.

Всё равно, конечно, научишься в конце концов. Но дело пойдёт гораздо быстрее, если сначала научиться просто держать равновесие, контролируя руль руками, а уже потом пробовать отпускать.

3. И лишь незадолго до того момента, когда способность говорить понадобится в реальной жизни, можно начать отработку разговорных реакций. Здесь нужны элементы живой разговорной практики и занятия придётся сделать более частыми — для развития реакций перерывы, даже в один день, губительны.

Если разговорный язык не нужен срочно, гораздо полезнее развивать не реакции, т. е. способность мгновенно вытаскивать нужные обороты из памяти, а сконцентрироваться на подготовительной работе, описанной в предыдущем пункте.

Основной принцип при развитии разговорной речи — это говорить много и говорить часто, с минимальными перерывами между практическими ситуациями говорения. Если процесс начат, останавливать его нельзя. Поэтому надо хорошо подумать, прежде чем приступать к развитию именно навыка говорения: есть ли у вас достаточно свободных часов, действительно ли вам нужно срочно его развивать. Потому что вы рискуете впустую потратить своё время, и к тому моменту, как язык реально понадобится, реакции, которые вы наработаете, уже уйдут.

Отработанные слова и фразы не забудутся ещё долго, но они уйдут в пассив — вы будете по-прежнему узнавать их в чужой речи и в текстах, но использовать в нужный момент уже не сможете.

Но есть и хорошие новости: если однажды навык беглого говорения был развит, восстановить его проще, чем разрабатывать в первый раз — это работает так же, как мышечная память.
AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

Подробнее
Реклама

Комментарии 23

    0
    О развитии навыка говорения

    Разве так говорят по русски?
      +3
      В общем-то да. Что-то смущает?
        0
        О развитии навыка говорения


        Наверное лучше было бы сказать «развитие разговорных навыков иностранного языка». Стало интересно, предложите пожалуйста ваш вариант.
          +2

          Говорение — это обычный термин в лингвистике, и по-русски так действительно говорят.

            0
            За 10 лет в спец школе с английским уклоном, и еще 5 на факультете опять же с английским уклоном, и несколько лет работы переводчиком не встречал такого употребления. И учебником видел кучу разных, там тоже такого не было. Это какой-то новояз.

            Наверное лучше было бы сказать «развитие разговорных навыков иностранного языка». Стало интересно, предложите пожалуйста ваш вариант.

            Развитие разговорных навыков — отличный вариант.
            Развитие навыков устной речи при изучении иностранных языков. — еще один.

            Заметьте и для русского языка — были хрестоматии «Устной речи», хрестоматий говорения я лично не встречал.

              +1
              Это какой-то новояз.

              Нет, не новояз. Встречается ещё у Даля как «говоренiе» (толковый словарь 1880 г.)

              Очень узкоспециализированное слово, вот вам и не попадалось.
          –2
          Я в общем-то начитанный человек и доверяю своей памяти. Мне это показалось неблагозвучным. Проверил по корпусу русского языка — действительно в таком виде его использовали очень редко. Чуть больше тысячи вхождений, а в похожих словосочетаниях и того меньше. И примеров из текстов мастеров слова уровня Булгакова или Толстого я не встретил. Цветаева использовала его разок — но поэты они такие. Ну и в последние годы начали его использовать разные «копирайтеры», но они явно не авторитеты изящной словесности.

          Предложение:
          Но есть и хорошие новости: если однажды навык беглого говорения был развит, восстановить его проще, ...

          тоже режет глаз, на мой взгляд. Вообще похоже на гугло перевод.
          Ну раз такое «говорение» автора устраивает читателей, что же делать.
            +3
            Ну раз такое «говорение» автора устраивает читателей, что же делать.

            Вполне устоявшаяся терминология, закреплённая правилами аттестации – например ЕГЭ ПО ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКАМ

            К слову, обратите внимание на последнее слово вашего первого поста (а именно на правило совместного написания приставки «по-» для слов с суффиксом на «-и»).

              0
              И примеров из текстов мастеров слова уровня Булгакова или Толстого я не встретил. Цветаева использовала его разок — но поэты они такие.

              Потому что «говорение» — это термин. Нужно смотреть не в художественной литературе, а в статьях и монографиях.

                +2
                «Сегодня контрольное чтение и говорение», — говорила нам учительница английского году так в 87-88. Вообще, многие специальные термины звучат неизящно. Цвета побежалости или обдирка, например. Боюсь предположить, что Булгаков с Толстым писали про рубероид :)
                –2
                Да, ЕГЭ упал в моих глазах еще больше.

                А про мою опечатку — почитайте здесь.

                Извиняюсь: второй раз перепутал ветки. Жаль на хабре нет возможности сдвинуть сообщение.
                  0
                  Самокритично.
                  –1
                  Когда я приехал в Россию после 6 месяцев в США, родственники мне задавали вопрос на русском, а я машинально отвечал на английском.

                  Сразу вспомнилось:


                  — Почему Бродский никогда не переходит с русского на английский?
                  — Потому что он в совершенстве владеет обоими языками.
                    +1

                    Есть много вопросов и замечаний к статье. Первое: рассказывая о том, как вы за 2 недели с разговорником в зубах освоились с разговорным французским, вы ненавязчиво принижаете значение того факта, что этому предшествовали 4 года (!) занятий французским. Да, преподавали его плохо, но за четыре года вы не только разобрались с тем, "как слова связываются друг с другом", но и перечитали уйму разных текстов, а значит, столкнулись с множеством французских слов. Я берусь прикинуть, что если считать все французские слова, которые вы хотя бы один раз увидели (то, что на английском называют" got exposed to" ), за 4 года вузовского обучения, получится где-то около 8-10 тысяч, из них тысяча самых часто употребительных встретились вам по нескольку тысяч раз каждое. Конечно, вы не "знали" эти слова на момент приезда во Францию: вы, вероятно, не смогли бы их припомнить, если бы вас спросили, что означает то или иное слово. И всё же! — вам они были знакомы, вам мозг (mind) уже встречался с ними. Во Франции вы смогли быстро "развернуть" свое знание языка (точнее, "своё умение языка". По-русски так не говорят, но это точнее отражает то, что происходит). Человек без вашего четырёхлетнего багажа занятий не смог бы освоиться так быстро, даже если бы ему преподаватель объяснил, принципы связывания слов друг с другом во французском. Имхо.

                      +1
                      Не то, что не принижал – подчёркивал: «Проанализировав свой опыт, я понял, что на момент приезда во Францию у меня было нечто более важное, чем умение говорить: у меня было понимание пусть не всех, но основных принципов построения французского предложения. Если бы этого понимания не было, ни два месяца, ни даже год во Франции не дали бы мне такого результата. И да, каждый день до обеда я пару часов на пляже выполнял упражнения по переводу с русского на французский. И да, все 2 месяца постоянно заглядывал в словарь».
                      А по поводу 8-10 тысяч слов – это вы хватили. Не больше 1000 точно: я учился на вечернем, у нас совсем детский уровень был.
                      +4

                      Замечательные наблюдения! Хочу добавить немного своих относительно трудностей, с которыми сталкиваются взрослые люди, которые хотят "свободно говорить".


                      1. С начала обучения нейронные связи в мозгу укрепляются для выполнения навыка сопоставления: "car" -> "машина", "house" -> "дом". То же касается и грамматики. И вот к моменту, когда знаний хватает, чтобы начать вести беседы с носителем, мозг продолжает строить мысль на родном языке и уже после переводить её на язык диалога. Переключиться с режима "эмуляции" на "прямой" режим можно только полнотью изолировав родной язык человека. Я точно так же сталкивался с


                        Когда я приехал в Россию после 6 месяцев в США, родственники мне задавали вопрос на русском, а я машинально отвечал на английском.

                        Но исключительно в тех случаях, когда подолгу приходилось не использовал русский. Приходя же после работы (где основной язык английский) домой, у меня совершенно не возникает проблем с переключением, но и английский не такой беглый.


                        Я несколько раз общался с людьми, которые с детства говорят на двух языках. На вопрос "на каком языке к вам в голову приходит образ, когда вы слышите слово?" все отвечали, что образы сразу на обоих, а мозг автоматически выбирает нужное в зависимости от языка, на котором происходит разговор. Я слышал, что такое возможно и для неродного языка, если достаточно долго живёшь в среде, но до сих пор не уверен, что это правда. Касательно самого себя, мне кажется, что я до сих пор перевожу слова в голове перед тем, как и проговорить, просто происходит это невероятно быстро.


                      2. Язык меняется непрерывно. Носители этого не замечают, подстраиваясь под текущие стандарты или же продолжая говорить так, как они привыкли. У иностранца же возникает диссонанс, когда он слышит то, чего не было в книгах, и наоборот. Несколько примеров из русского языка: "электрокар" -> "электромобиль", "собеседование" -> "интервью". Не знаю, кто и как придумал называть электромобили "электрокарами", но ещё десять лет назад этим словом называли вилочный погрузчик с электрическим приводом. Пройдёт пять-десять лет, и иностранный инженер, который, прочитав в советских трудах про электрокары, захочет использовать это слово в диалоге, не будет понят. С "собеседованием" не всё так плохо, как мне кажется, но слово тоже рискует выбыть из активно используемых, особенно когда "эйчары после интервью, если не было фрустрации по поводу экспертизы, высылают оффер, где прописаны компенсация и релокация". Таким образом, иностранцы частно учат если не "протухший", то уже точно слегка "попахивающий" язык.


                      3. И, наконец,


                        Способность по-простому, но грамматически правильно выразить свои мысли. Например, не зная выражения «прикрой форточку» говорят проще: «закрой окно, но не до конца».

                        Тут кроется, по крайней мере для меня, самая большая сложность в практиковании разговорного навыка. Чтобы научиться говорить, нужно говорить много. Но много ли будет желающих вести с вами беседы на осмысленные темы, когда у вас лексикон как у семилетнего? Двое моих коллег — билингвы, говорят на англиском и француском как на родном. Точнее, говорят, они только на первом, а второй просто упоминают. На очевидный вопрос: "Почему вы не практикуете язык друг с другом?", они оба отвечают, кто чувствуют себя глупо, говоря на языке, развитие которого для них остановилось лет в десять.



                      Для себя я нашёл решение — переносить полученные знания в ту форму, которая требуется здесь и сейчас. Это значит, что при работе в офисе я стараясь побольше говорить, урезая при этом грамматику и лексикон до того уровня, который не требует сосредоточения. При переходе на удалённую работу я концентрируюсь на письменном навыке, разговорный тут же начинает угасать, но я не беспокоюсь, потому что знаю, что при попадании в среду он снова вернётся. Когда нет ни того, ни другого, я включаю побольше книг на английском языке в свой список на прочтение. Если допустить тот факт, что с прекращением практики знания и навыки не исчезают бесследно (или делают это по экспоненциальной траектории, то есть двигаясь к нулю, но бесконечно долго), то можно быть уверенным, что независимо от формы обучения, общий уровень владения языком будет пусть и медленно, но монотонно расти.

                        0
                        Я просто скажу спасибо за ТАКОЙ развёрнутый комментарий :)
                        0
                          0
                          Забыл нажать «ответить».
                          0
                          Felicity O'Dell
                          Michael McCarthy

                          English Phrasal Verbs In Use (доступны пособия двух уровней: Intermediate и Advanced)

                          English Collocations in Use (тоже уровни Intermediate и Advanced)
                            0
                            Вы достаточно подробно и качественно описали смысловую сторону языка как инструмента для оперирования и передачи смыслов, но упустили вторую, материальную сторону языкового знака, физический носитель.
                            Для устной речи таким носителем являются движения органов речи при говорении и звуки языка при восприятии речи на слух. И с английским языком здесь как раз определенные сложности, так как его звуки и движения при произношении весьма специфические.
                            Этому вопросу, к сожалению, мало уделяют внимания и предлагают довольно неэффективные и устаревшие подходы.
                            Как вы помогаете своим ученикам в этом вопросе? Не поделитесь в статье?
                              +1
                              Поделился: habr.com/ru/post/494674
                                0
                                Мой друг Mo Riddiford вообще продвигает идею Globish — Упрощенного английского, говоря которым, человек не пытается подражать в звучании носителям, а используют звуки родного языка. Я считаю это весьма полезной идеей — отделить мух от котлет и не париться, если в этом нет потребности.
                                Но все-таки иногда есть потребность перестроить движения речевого аппарата, иногда даже не ради акцента, а чтобы понимать лучше.

                            Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                            Самое читаемое