Слушаю и повинуюсь: рыночная экономика как фактор выгорания педагога



    Сегодня мы коснемся еще одной болезненной для отечественного образования темы: рыночной парадигмы в вопросах воспитания и обучения детей.

    Начиная с девяностых годов прошлого века, мы применяем к деятельности учителя понятие «образовательная услуга». Современный педагог выступает как представитель сферы услуг, и эта социальная роль накладывает определенный отпечаток и на поведение самого педагога, и на отношение к нему других участников образовательного процесса. Ниже мы попытаемся разобраться, как это происходит (и чем педагог отличается от парикмахера).

    1. Клиент всегда прав


    Представьте себе, что вы — дама, которая пришла к маникюрщице. Если вы остались недовольны тем, как она накрасила вам ногти, то вы, в общем, понимаете, кто из вас виноват. Виновата барышня, которая работала, потому что вы в это время спокойно сидели на месте и ничем ей не мешали.

    В большинстве случаев взаимодействие с представителем сферы услуг будет иметь примерно такую же структуру: есть активный субъект — работник, и есть пассивно принимающий его услуги клиент.

    Первое усложнение появляется, как только мы вводим в эту картину ребенка. Если услуга оказывается ребенку, то заказчиком услуги является один человек (родитель, как правило), а получателем — другой, и мы ничего не знаем о том, как получатель относится к тому, что ему оказывают услугу. Если вы, гипотетическая дама, спокойно сидели перед маникюрщицей, то в первую очередь потому, что вы пришли к ней по собственной воле и это вам, а не какому-то третьему лицу, хочется, чтобы она сделала вам красиво.

    Представим для сравнения ребенка в кабинете у детского стоматолога и допустим, что ребенок уже имел неприятный опыт общения со специалистом этого профиля. Какова вероятность того, что ребенок будет настроен на сотрудничество с доктором? Эта вероятность отлична от единицы, и детские стоматологи вследствие этого периодически ходят покусанные.

    В этой ситуации, заметим, от ребенка, принимающего услугу, все еще требуется только пассивное участие: то есть сидеть спокойно в кресле с открытым ртом и не мешать дяде работать.

    Как только профессионалу становится нужно активное участие клиента, появляется второе усложнение. Предположим, у ребенка, принимающего услугу, имеется готовность к сотрудничеству; это еще не означает, что он реально к нему способен! Если гипотетические папа и мама уехали жить в Германию, и их ребенок пошел там в немецкую школу, то даже если он очень сильно хочет учиться, ему будет затруднительно это делать без знания немецкого языка.

    Таким образом, мы имеем уже трех действующих лиц:

    • педагога, у которого есть определенный набор профессиональных знаний и учебная программа;
    • родителя, который до сих пор определенным образом воспитывал своего ребенка, а теперь, исходя из каких-то своих соображений, выбирает ему ту или иную школу, программу и педагога;
    • ребенка, который имеет произвольную степень заинтересованности в предмете и способность к усвоению этой программы.

    На деле картина еще немного сложнее. Ребенок занимается не частно, а в школе, где у него есть определенное окружение и какие-то отношения с этим окружением. Педагог зачастую не свободен в выборе программы, учебника и педагогической парадигмы, а работает согласно директивам свыше и указаниям непосредственного начальства (с которыми может быть не согласен). Мама тоже существует не в культурном вакууме — она читает популярные книжки и общается с другими мамами внутри родительского сообщества.

    В сумме, как мы понимаем, это довольно много переменных. А теперь вопрос: если педагог оценил познания ребенка в два балла, то кто виноват, что ребенок неэффективно учится? Правильный ответ: неизвестно. Причины могут быть самые произвольные:

    • У ребенка в силу неврологических проблем имеется дислексия, дисграфия или еще какое-нибудь локальное нарушение, не дающее ему учиться хорошо.
    • Учебник был выпущен без надлежащей апробации, он плох с дидактической точки зрения, и по нему вообще неудобно учиться. Ребенок чистосердечно ничего не понял.
    • Мама имеет неадекватные представления о возможностях ребенка и привела его в такую школу, где учебная программа для него непосильно сложна. (В прошлый раз мы подробно рассматривали эту проблему.)
    • Педагог оказался личностно несовместим с учащимся (так иногда бывает), они не любят друг друга, и учащийся вымещает свою нелюбовь на предмете — принципиально отказывается его учить.
    • Учащийся является киберспортсменом, и ему некогда делать домашние задания, потому что он каждый день усердно тренируется метко стрелять в инопланетных захватчиков.

    И так далее. Иногда можно наблюдать довольно сложный комплекс причин. На практике они обыкновенно сокращаются до одного простого объяснения: виноват учитель. Его работа — научить предмету, он с ней не справился — значит это его косяк, что ему не хватило профессионализма. То есть активных участников в образовательном процессе как минимум трое, но ответственность за действия всех трех фактически несет только один — педагог.

    2. Обыски и расстрелы


    Механизм защиты прав потребителя состоит из трех этапов:

    • Потребитель, недовольный оказанной услугой, ругается в вышестоящую инстанцию.
    • Вышестоящая инстанция организует проверку.
    • По результатам проверки производятся карательные воздействия.

    Строго говоря, это не то что бы защита прав, а скорее просто карательный механизм, вступающий в действие уже после того, как права нарушены, но эту разницу мы обычно не улавливаем.

    Восприятие наказания как чего-то очень правильного и полезного — это культурная особенность, которая у нас формируется еще на стадии детского сада. Поскольку воспитательнице тяжело держать в поле внимания 25-40 человек, то она делегирует наблюдательную функцию детям: просит говорить ей, если кто-то делает что-то не то. Дети, обученные стучать и ябедничать, старательно стучат и ябедничают, воспитательница карает, и на этом ситуация считается закрытой. То есть если виновного нашли и наказали, то все отлично, проблемы больше нет. Стукачи очень радуются (в основном тому, что карают не их, но еще и тому, что сделали что-то социально одобряемое) и запоминают приятное ощущение от вершения справедливости. Проблема на самом деле осталась, потому что наказанный не получил альтернативного варианта поведения, а реальная причина, которая стояла за его поступками, не только не устранена, но даже не обнаружена. Но субъективно мы верим, что вот теперь все хорошо — злодей наказан.

    Предположим, что в процессе оказания образовательной услуги возникает ситуация, которую семья ребенка считает неприемлемой. Скажем, учитель рисования изображает с детьми что-нибудь из азиатского колорита, а семья считает, что это несовместимо с христианскими традициями, в которых они воспитывают ребенка. Соображения здравого смысла должны были бы побудить здесь вступить в диалог с педагогом, сообщить ему о своих особенностях воспитания и выяснить, насколько сильно педагогу необходим в его программе азиатский колорит (и не учит ли он случайно детей языческим верам). Для того, чтобы мы могли это проделать, мы должны верить, что педагог — это такой же субъект, как и мы, и с ним можно вступить в диалог.

    Проблема заключается в том, что представитель сферы услуг зачастую воспринимается нами как явление природы, с которым непосредственно пребывать в диалоге или невозможно, или бесполезно. Не то что бы это было совершенно неверно: например, сотрудники техподдержки часто функционируют как киборги с небольшим числом предзаданных реплик, и пробиться через эту программу, чтобы вступить в более осмысленный диалог, не представляется возможным. Так или иначе, установление степени субъектности конкретного педагога — это дополнительная операция. И ее во многих случаях опускают. Недовольная мама (реже папа) сразу начинает с того, что обращается с жалобой, скажем, к руководителю образовательного учреждения. Руководитель понимает, что следующим этапом процесса будет подача жалобы в более высокие инстанции, в результате чего придет проверка. Чтобы проверка не пришла, конфликт немедленно разрешается в пользу родителя: то есть требования выполняются, а педагог получает внушение «сделай так, чтобы на тебя больше не жаловались». Соображения педагогической целесообразности здесь играют пренебрежимо малую роль: ситуация управляется страхом перед проверкой, и это означает, что ее контролирует мама ребенка.

    Если жалоба подается сразу в более высокие инстанции, ситуация развивается примерно так же с небольшими вариациями: требования родителей велят удовлетворить (как мы помним, клиент всегда прав), и на всякий случай приходит какая-нибудь проверка. Если было две жалобы — две проверки. Или даже три.

    Здесь есть два очень важных последствия: во-первых, родитель ребенка, решившийся на открытый конфликт, получает практически ничем не ограниченную власть над образовательным процессом (и ниоткуда не следует, что он употребит ее во благо); во-вторых, педагог оказывается зажат между ответственностью за все, что может пойти не так, и отсутствием реального контроля над ситуацией.

    Вопрос: что при этом произойдет с педагогом?

    3. Лирическое отступление про собаку Павлова


    В 1924 году в Ленинграде случилось наводнение, и лабораторию, в которой Иван Петрович Павлов исследовал на собаках физиологию нервной деятельности, затопило. Клетки с собаками оказались частично погружены в воду, и животные не могли самостоятельно выбраться наружу. Собаки в конечном итоге были спасены сотрудниками лаборатории, но пережитое ими потрясение привело к распаду сформированных рефлексов: вместо того, чтобы дисциплинированно выделять слюну, собаки тоскливо скулили и успокаивались только от близости человека. Когда уже стало казаться, что собаки оправились и их нервная система пришла в норму, Павлов налил немного воды на пол в лаборатории. Животные пришли в состояние паники, и у них снова стали наблюдаться все те же самые феномены, что и сразу после наводнения. Таким образом впервые в условиях лаборатории было смоделировано невротическое расстройство.

    Какие условия привели к возникновению у собак невроза? Во-первых, собаки находились в небезопасной ситуации. Во-вторых, собаки были в этой ситуации абсолютно беспомощны и никак не могли на нее повлиять.

    Отсюда, например, мы понимаем, как образуется детсадовский пищевой невроз: если ребенка насильно кормить тем, что ему не нравится, и он ничего не может с этим поделать, то ребенок приходит в такое же душевное расстройство, как павловская собака (и мы можем получить истерическую реакцию на детский сад в целом).

    Чем от павловской собаки отличается педагог? Несколько большими возможностями адаптации к ситуации. Во-первых, педагог может выработать привычку не выносить сор из избы — то есть не говорить вслух ни о чем, что может быть поставлено ему в вину. И это, например, порядочно затрудняет работу школьных психологов — потому что невозможно решить проблему, если ты не знаешь, что она есть. Во-вторых, педагог может внутренне отрешиться от образовательного процесса, сняв с себя ответственность за происходящее. В ход идут формулировки вида «их ребенок — пусть делают, что хотят», «любой каприз за ваши деньги» и «я работаю за зарплату». Педагогу становится немного легче, но подспудно его все равно грызет ощущение, что он выполняет бесполезную работу, — а оно является одним из условий профессионального выгорания.

    4. Потемкинские деревни в педагогике


    Тут мы могли бы подумать, что игра «у меня все отлично» — это персональная игра педагога, его средство личной защиты. Но если мы присмотримся, то обнаружим, что в эту игру вовлечено гораздо больше людей.

    Прежде всего, есть управленческие структуры, откуда к рядовым педагогам спускаются указания, директивы, стандарты и программы. Следуя здравому смыслу, мы могли бы ожидать, что обновления программ, стандартов и прочего будут по крайней мере отчасти определяться тем, как меняются возможности и потребности детей. Например, когда в масштабах популяции дети стали больше времени проводить за экранами и меньше — в живом общении с членами семьи, то развитие речи замедлилось, и сейчас мы наблюдаем, что значительная часть детей приходит в первый класс без развернутой фразовой речи. А если соотнести реальные возможности детей, которые сейчас идут как нормативные, с нормативами, набранными в советский период, то у дошкольников, например, мы часто видим отставание на полгода-год. Современные программы, конечно, должны как-то это учитывать, думаем мы?

    На практике картина обратная. Современные учебные программы отличаются высоким темпом подачи материала, большой информационной нагруженностью, и они требуют значительного объема самостоятельной работы (в том числе творческой, исследовательской и проектной). Для какой категории детей такая учебная программа была бы адекватна и полезна? Для одаренных детей, как легко догадаться. Что происходит, если спустить такую программу в массовые школы? Перед детьми встает одна непосильная задача за другой, и формируется выученная беспомощность. Мы этот эффект в прошлый раз рассматривали применительно к инклюзивному образованию, но в действительности проблема стоит куда более широко.

    Что делают родители в этой картине? Родители тоже существуют в парадигме потемкинской деревни: поскольку конечной целью учебы в школе большинство из них считает получение школьного аттестата (а не знаний в объеме школьной программы), то те задания, которые оказываются непосильными для ребенка, они выполняют или сами, или при некотором участии ребенка. Главное, чтобы двойку не поставили! Ребенок, соответственно, привыкает выдавать плоды чужого труда за свои собственные.

    И тут мы не можем сказать, что в профанации образования виноват кто-то конкретный, потому что оказывается, что все участники образовательного процесса так или иначе занимаются созданием иллюзии, что он работает. Это, собственно, первая половина ответа на вопрос, почему образовательные учреждения так боятся проверок.

    5. Лирическое отступление о причудливых восточных обычаях


    До недавнего времени — примерно до середины двадцатого века — в Японии существовала традиция ёбаи. Она заключалась в том, что темной ночью в дом незамужней барышни вламывался совершенно голый молодой человек, и если барышня не возражала, то он оставался у нее до утра. Если девушка беременела, или ее родителям просто надоедали ночные гости, то в какой-то момент юношу ловили на месте преступления и велели жениться. В старые времена в японских деревнях это был очень популярный способ вступления в брак.

    На первый взгляд кажется, что ёбаи — это спонтанная и даже несколько насильственная по отношению к девушке акция. Но на самом деле она была тщательно срежиссирована. Девушка заранее подавала знак ухажеру, что не возражает против посещения. Родители целенаправленно оставляли ее спать одну и как бы случайно забывали запереть дверь. То есть все прекрасно знали, что происходит, но дружно поддерживали атмосферу тайны и авантюры.

    Нечто подобное — только гораздо менее романтично — происходит в педагогике. Все участники процесса понимают, что занимаются профанацией, но вслух об этом никто не говорит. Собственно говоря, и проверки, которых так боятся педагоги, приходят не для того, чтобы поймать их с поличным. Они приходят убедиться, что картонные фасады с намалеванным на них «инновационным образованием» выглядят убедительно и стоят устойчиво. Именно поэтому проверяющие не заходят на уроки, а спрашивают документы — журналы, планы, индивидуальные программы и тому подобное.

    Что происходит с педагогом, когда он понимает, что его главная функция — писать документы, описывающие радужную картину педагогического триумфа, а его реальная работа в полевых условиях никого не интересует, и даже говорить о ней вслух нежелательно? Все верно, педагогом овладевает ощущение бессмысленности его работы, ускоряющее профессиональное выгорание.

    6. Как сломать хребет верблюду


    Итак, педагог, участвующий в поддержании иллюзии образования, должен выполнять двойную интеллектуальную работу: во-первых, он должен заниматься выдумыванием и описанием альтернативной реальности; во-вторых, наличную реальность никто не отменял, и нужно заниматься решением тех проблем, которые там встают. Например, если это педагог в инклюзивном классе, то с одной стороны ему надо написать пачку индивидуальных программ, которые будут изображать индивидуальный подход к каждому ребенку, а с другой стороны — как-то решать реальную проблему учеников с нарушенным поведением, которые не могут совладать сами с собой, вследствие чего регулярно срывают уроки.

    Жизнь педагога уже весьма непроста; но мы можем усложнить ее еще больше, введя модель самоокупающейся школы.

    С одной стороны, понятно, что чем больше в классе детей, тем меньше индивидуального внимания получит каждый из них. Занятия иностранным языком, в частности, очень сильно теряют в эффективности, если их проводить с целым классом или большими подгруппами, потому что там важно, чтобы каждый успел поупражняться в устной речи и педагог его проконтролировал (если надо, поправил).

    С другой стороны, когда финансирование определяется количеством учащихся (и не зависит ни от сложности программы, ни от качества ее усвоения), то поддерживать небольшую численность детей в классах становится нецелесообразно. И вот тут начинают появляться классы по сорок человек. А когда педагог спрашивает у руководства, что это за фигня, то слышит в ответ, что меньше брать нельзя, а то нечем будет платить зарплаты.

    Когда мы представляем себе идеального педагога, такого Учителя с большой буквы, то нам видится, что он должен вникать в особенности каждого ребенка, к каждому находить свой подход, устанавливать с ним душевный контакт, вдохновлять. Это все, как мы понимаем, стоит педагогу некоторого количества душевных сил, запас которых не безграничен. И если на двадцать человек этих сил, например, хватало, то на сорок может уже не хватать. На этом месте педагог начинает экономить душевные силы, отчуждаясь эмоционально (и тут он уже действительно может начать напоминать киборга).

    Однако предел прочности педагогов еще не достигнут, и дальше руководитель объявляет: нам надо демонстрировать статистику, что у учителей высокие зарплаты; и поскольку увеличивать почасовую оплату не из чего, то давайте-ка вы все будете работать на полторы ставки, а лучше на две.

    Это довольно жестко, потому что педагогический труд малополезен для организма даже в нормальном объеме: там высокая нагрузка на голосовые связки, работа в условиях шума, постоянный стресс, а если еще и доска традиционная, грифельная, то известковые отложения в легких.

    Итак, дальше учреждение может пойти двумя путями: или честно урабатывать педагогов до полной невменяемости, или переходить на серую бухгалтерию, чтобы педагоги тайком от государства могли работать столько, сколько они физически могут, а не столько, сколько надо для картины экономического процветания. (И это вторая половина ответа на вопрос, почему педагоги так боятся проверок.)

    В том и другом случае стресс возрастает: в первом случае из-за условий труда, не соответствующих никаким гигиеническим требованиям, а во втором — из-за страха, что кто-нибудь придет и застукает за финансовыми махинациями.

    Кажется, мы сделали все, что можно, чтобы привести педагога в негодность?

    Не тут-то было!

    7. Круглосуточная техподдержка


    Что такое хороший сервис? Это когда вы можете в любое время суток позвонить в техподдержку, она вас внимательно выслушает, а потом предложит решение для вашей проблемы.

    Если речь идет о пылесосе, то техподдержка — это специально обученные, специально выделенные люди, которые в свое рабочее время сидят на телефоне, готовые поговорить с вами о том, что у вас не работает.

    В общем, нечто подобное было реализовано и в образовательных учреждениях — только с поправкой на то, что педагог «поддерживает контакт с родителями» не в свои рабочие часы, а в любое время, когда родителям захотелось пообщаться.

    Педагогов массово посадили в WhatsApp, так что у каждого класса теперь есть своя группа, а у каждого родителя, соответственно, — актуальный контакт педагога, куда в любой момент можно что-нибудь написать. Это раньше, двадцать лет назад, когда Вася сидел дома по болезни, то чтобы узнать домашнее задание, он звонил Коле (и заодно тренировал социальный навык). С тех пор прогресс шагнул вперед: у детей завелась выученная беспомощность, а у родителей — WhatsApp. Поэтому в любое время суток педагогу может написать чья-нибудь мама, желающая уточнить подробности домашнего задания. Или еще что-нибудь.

    Что это означает для педагога? Это означает очень важную вещь: теперь у него нет личного, нерабочего времени, а есть только разные виды рабочего. Тут мы вспоминаем, что одним из важных условий защиты от профессионального выгорания является строгое разграничение рабочего и нерабочего времени (с чем у педагогов и так проблемы из-за проверки домашних заданий и контрольных), и нас начинает немного удивлять, что в таких условиях педагог еще способен функционировать.

    Это отчасти разрешимая проблема: педагог может попытаться договориться с родителями, что ему можно писать только в определенные часы, а в другое время он будет просто выключать телефон. Но непонятно, почему задача охраны труда педагога ложится на педагога, и зачем целенаправленно создавать условия, в которых перегруженный работник потеряет возможность полноценно отдыхать и восстанавливаться.

    8. Педагог и его инструменты


    Нет худа без добра, думаем мы: теперь не только мама в любой момент может связаться с педагогом, но и педагог в любой момент может связаться с мамой, поделиться с ней своими наблюдениями и выдать рекомендации.

    Если бы педагог был доктором, это могло бы выглядеть так:

    — Знаете, у вашего ребенка брумбрулез левой пятки!
    — Да что вы говорите!
    — И если что-нибудь в ближайшее время не сделать, его пятка может превратиться в копыто!
    — Какой кошмар!
    — Чтобы этого не случилось, вы должны непременно каждый вечер мазать ему пятку сметаной!
    — Спасибо, доктор, мы обязательно это сделаем!

    Все бы хорошо, но педагог не доктор. Даже с учетом сильно упавшего уважения к официальной медицине (движение антипрививочников, например, достаточно бодро и многочисленно, чтобы организовывать вспышки кори и других детских инфекций), все-таки у врачей есть способы получить объективную информацию. И если у Пети в крови устойчиво обнаруживается запредельное количество гормона щитовидной железы, то гипертиреоз Пети является медицинским фактом, а не частным мнением доктора.

    Педагог, в отличие от доктора, опирается прежде всего на опыт. С одной стороны, это коллективный опыт педагогов, начиная еще с Яна Амоса Коменского, разработавшего в 17 веке классно-урочную систему. С другой стороны, это личный профессиональный опыт педагога, который наблюдает большое количество детей и по несколько лет кряду. Главные инструменты педагога — это наблюдение и формирующий эксперимент. Как правило, у педагога не бывает настоящей контрольной группы: когда у него есть какая-то идея, он ее применяет сразу на всем классе, и если это работает, то становится постоянной частью его практики. В роли контрольной группы выступает предшествующий опыт педагога: то есть его воспоминания о том, как он учил детей раньше. (И мы понимаем, что это так себе контрольная группа, потому что за несколько лет успевают поменяться условия, в которых развиваются дети, и дети вслед за условиями тоже меняются). Педагог может написать статью на основе своего опыта, но это будет не научная статья, а практическая.

    Для многих эффектов, которые наблюдает педагог, он не смог бы провести классическое экспериментальное исследование, даже если бы очень захотел. Во-первых, потому что он не сможет набрать минимально осмысленную выборку в сорок детей с одной и той же особенностью (их дай бог найдется трое-четверо), а во-вторых, потому что сам дизайн эксперимента будет неэтичен. Например, соображения педагогического здравого смысла подсказывают, что если вообще не говорить ребенку слово «нет» и разрешать ему делать все, что он хочет, ничего путного из этого не выйдет. Проверять это экспериментально было бы жестоко по отношению к детям (поскольку мы ожидаем, что это создаст им много проблем). Однако у нас, допустим, есть несколько семей, которые в рамках своего педагогического творчества и под собственную ответственность решили воспитывать детей именно так. Если изучать этих детей в формате кейс-стади (исследования отдельных случаев), то можно увидеть определенные закономерности. Например, окажется, что попадание в образовательное учреждение становится для этих детей очень мучительным и трудно переносимым опытом, потому что они совершенно не привыкли к ограничениям. А еще окажется, что у них очень высокий уровень тревоги, потому что ничто не предохраняет их от небезопасных ситуаций, и они не могут заранее узнать, что какие-то вещи делать точно не стоит.

    Сильная сторона опыта педагога — в том, что он видит очень много тонких взаимосвязей, которые при исследовании большой выборки потерялись бы как статистические погрешности. То, что теряет статистика, кейс-стади позволяет рассмотреть во всех подробностях. Слабая сторона — в том же: если педагог видел несколько детей, у которых в определенных специфических условиях возникала определенная специфическая проблема, он не может уверенно сказать, что так бывает всегда. Например, если он видел десять детей, с которыми занимались ранним развитием, и один из них стал сильно опережать сверстников, а остальные выстроились в очередь к детскому неврологу с тиками и энурезами, то что он может сказать одиннадцатой семье, которая решила заняться ранним развитием? Он может сказать:

    — Мне кажется, это не очень хорошая идея.

    Десять человек — еще не статистика, но уже возможность увидеть тенденцию. А теперь предположим, что одиннадцатая мама знакома только с той семьей, где все классно. Один ребенок — это тоже не статистика, но уже живой пример. Что сделает мама? Она сделает то, что кажется ей правильным.

    9. Лирическое отступление про Пола Фейерабенда


    В 1975 году была опубликована книга «Против метода», в который австрийско-американский ученый Пол Фейерабенд подвергал жесткой критике критерии научности. С точки зрения Пола Фейерабенда, мы не можем считать нечто ненаучным на том только основании, что это выглядит как мракобесие; любая теория, утверждал он, должна иметь право на экспериментальную проверку. Например, откуда нам знать, что астрология это лженаука, если мы не изучали ее и не проверяли ее эффективность? Вдруг она описывает действительно существующие закономерности, которые нам в данный момент не известны?

    Эта методологическая позиция стала известна как эпистемологический анархизм.

    Что происходит, когда образование выходит на свободный рынок? Прежде всего, начинают плодиться альтернативные варианты обучения и воспитания: если хочешь привлечь к себе внимание, надо чем-то выгодно отличаться от других. Один из вариантов заработка на педагогике — это придумать новаторский метод и потом продавать популярные книги с описанием этого метода.

    Здесь есть два подводных камня. Во-первых, когда у человека есть цель хорошо продать свой метод, то он будет говорить о достоинствах этого метода и не будет говорить о его ограничениях. Во-вторых, нестандартные педагогические методы, примененные к ребенку, могут иметь далеко идущие последствия для его развития, которые вскроются только годы спустя. И если мы не посвящаем апробации лет пятнадцать-двадцать, если мы не дожидаемся, пока дети вырастут, и не смотрим, какие именно из них получаются взрослые, то очень сильно рискуем, распространяя свою методу.

    Возьмем, например, тот случай, когда раннее развитие на первый взгляд возымело успех. Ребенок начинает читать в два, три года… Он читает, мама в восторге, она рассказывает всем своим подругам, как это здорово, что ребенок в два или три года начал читать. К педагогическому эксперименту присоединяется еще несколько детей. Проходит некоторое время, и эти дети перестают читать. Совсем. Потому что им надоело, или потому что они не успели дозреть до желания читать, или потому что они не наигрались тогда, когда надо было наигрываться. Снова убедить их, что читать интересно, оказывается очень, очень сложной задачей.

    Вторая возможная траектория: ребенок рано начал читать, опережал своих сверстников, играючи расправился со школьной программой, и ему все было легко. Потом он приходит в институт, и оказывается, что тут к учебе надо прилагать усилия. А он не умеет! У него вообще не было такого опыта! Как это — зубрить? Как это — волевым усилием сажать себя за книжки? Через некоторое время он уходит из института, или его отчисляют. И ведь он очень умный, очень талантливый… но совершенно без привычки трудиться.

    Третий вариант развития событий: талантливый ребенок отправляется в школу с максимально мягким климатом, индивидуальным подходом. Десять лет он растет в условиях оранжереи, где ему старательно помогают раскрыться. Он кажется себе гениальным и невероятно ценным (его старательно поддерживают в этом ощущении). Дальше он получает какую-то специальность, выходит на рынок труда и с огромным удивлением обнаруживает, что люди не падают при виде него от восхищения, не хотят подстраиваться под его желания и особенности и вдобавок предъявляют ему какие-то требования. Он обижается и перестает работать.

    Это все очень дальние и неочевидные последствия; и когда мы получаем от педагогического метода первые благоприятные всходы, ничто не наводит на мысль, что это может плохо кончиться.

    Как мы понимаем, приверженцы метода нам об этих последствиях не расскажут. Во-первых, они не заинтересованы в том, чтобы делать методу антирекламу. Во-вторых, во многих случаях они могут чистосердечно пребывать в неведении: либо потому, что они еще не успели увидеть, как дети вырастают, либо потому, что не готовы заметить и осознать наносимый вред.

    Результатом является то, что у аудитории любознательных, читающих родителей складывается иллюзия, будто методов много, все они хороши, и единственным критерием выбора метода являются личные предпочтения и вкусы. То есть, в общем, происходит осуществление мечты Пола Фейерабенда — методы обретают равноправие, и каждый выбирает для себя то, что хочет.

    Пусть расцветают сто цветов, как завещал нам китайский тиран Мао Цзэдун.

    10. Цветы жизни и условия роста


    На горшках с цветами мы в общем понимаем, что один цветок не эквивалентен другому, и режим полива, комфортный для герани, может произвести угнетающее воздействие на кактус.

    На детях это работает примерно так же: дети отличаются друг от друга, и условия, которые для одних детей будут развивающими, для других будут откровенно вредны. Соответственно, некоторые методы будут иметь широкую сферу применимости, а другие — довольно узкую. И мы, соответственно, можем говорить, что классно-урочная система — это несовершенная, но добротная штука, годная для массового применения, а ее специальный вариант со сменой формы деятельности каждые пять минут — отличная вещь, но только для детей с дефицитом внимания.

    Если мы выбираем нестандартную образовательную траекторию, то очень важно понимать, для какой категории детей предназначается система, чем ее воздействие на ребенка отличается от обычной массовой школы, и насколько это адекватно потребностям данного конкретного ребенка.

    Например, есть Монтессори-педагогика, и есть определенные особенности Монтессори-педагогики, которые становятся понятны и логичны, если мы примем во внимание, что Мария Монтессори разрабатывала свой метод на детях с умственной отсталостью, находящихся в условиях приюта.

    Когда она сажала детей на отдельные коврики и организовывала им личное пространство, это имело огромный смысл, потому что одна из классических проблем детдомовских детей — это стайное самосознание и неспособность ощущать себя отдельной независимой личностью.

    Когда она использовала в качестве пособий большое количество однотонных геометрических примитивов, то это тоже имело смысл, потому что интеллектуально нарушенному ребенку проще и приятнее иметь дело с минималистичными игрушками. Умственно-отсталый ребенок может очень долго зависать на однотонных шариках, кубиках или палочках. Нормально развивающийся ребенок заскучает и захочет мелких деталей и подробностей.

    Когда Мария Монтессори заложила в систему жесткие правила и структуру, это было важно, потому что структура служит противовесом к лени и упрямству (умственно-отсталому ребенку нужно много заниматься, а ему тяжело и не хочется).

    Симуляторы быта (учебная полировка ложек и тому подобное) тоже имели смысл, потому что дети, растущие в учреждении, не видят настоящего быта, и они не могут получить этот опыт естественным путем.

    Когда мы пытаемся переносить эту же систему в другие условия, ее эффективность падает. То есть дидактически удачные решения продолжают работать, и то, что удобно и понятно для умственно-отсталого ребенка, для нормально развивающегося тоже будет удобно и понятно (хотя не обязательно интересно). Но другие элементы начинают превращаться в педагогический балласт. Например, зачем приучать ребенка мыть посуду в тазике, как это принято в Европе, если в нашей культуре это делают под проточной водой? (Ответ: низачем. Просто система не была адекватно локализована.) Зачем домашнего ребенка, который и так привык ощущать себя единственным и неповторимым, сажать на изолированный коврик, чтобы он там играл один? Тоже низачем, поэтому на практике у нас обычно используют не систему Монтессори в чистом виде, а ее социально-адаптированный вариант, дополненный круговыми играми и другими способами побудить детей ко взаимодействию.

    Соответственно, мы можем говорить о равноправии разных педагогик скорее в том смысле, что для некоторых детей более адекватны одни системы, а для некоторых — другие. И критерием выбора должны быть не столько вкусы и желания (как семьи, так и ребенка), сколько соображения полноты получаемого опыта и его адекватности окружающей среде.

    Например, если мы возьмем вальдорфскую педагогику, то в общем случае она склонна нарушать оба этих принципа. Вальдорфские интерьеры из некрашеного дерева, которые так нравятся взрослым, в реальности представляют собой обедненную среду. Если предложить ребенку на выбор некрашеные деревянные игрушки и гадкий китайский пластик всех цветов радуги, то дети уверенно выбирают пластик, потому что он дает более разнообразную стимуляцию (в силу чего более полезен для развития мозга). Соответственно, чтобы соблюсти чистоту метода, приходится запрещать пластиковые игрушки (в том числе дома). С другой стороны, сеттинг «идеализированная немецкая деревня» не имеет почти никакого сходства с теми средами, куда ребенок попадет, когда вырастет, поэтому он не готовит ко взрослой жизни примерно никак.

    Должны ли мы сказать на этом месте, что вальдорфская педагогика совершенно бесполезна? Не тут-то было. Во-первых, есть дети, которым показана обедненная среда. В первую очередь это дети с аутистическими особенностями, которым от избытка объектов и красок делается очень худо. Во-вторых, есть дети с очень тяжелыми нарушениями, про которых мы понимаем, что нам никогда не удастся приспособить их к окружающему миру, и скорее нужно искать для них нишу, которая сама будет приспосабливаться к ним. Этой нишей может стать мягкая вальдорфская среда.

    Примерно это мы имеем в виду, когда говорим об особых образовательных потребностях: для некоторых детей, в силу особенностей их развития, могут быть крайне неудобны и даже вредны стандартные программы, но им могут подходить какие-то специфические программы, малополезные для всех остальных. Именно поэтому хорошо, чтобы систем обучения было много.

    11. Диалог по Хармсу


    Обратная сторона медали — это то, что если семья решает выбрать для ребенка не подходящую ему среду или систему воспитания, то педагог часто оказывается бессилен повлиять на ситуацию. В условиях методологического анархизма его рекомендация не является информированной точкой зрения специалиста в данном вопросе, а является частной точкой зрения, которая ничем не лучше любой другой точки зрения. Надо сказать, что даже статистика в этом случае не имеет значительной силы убеждения, потому что она оперирует вероятностными эффектами. А каждый родитель верит, что его ребенок особенный, единственный и неповторимый (и у него, конечно, не будет никакого энуреза от раннего чтения).

    Самой большой силой убеждения обладает личный опыт и наглядный пример знакомых. Например: я училась в языковой школе, и я считаю, что это было очень полезно! Пусть мой ребенок тоже туда идет! (Ребенок при этом может иметь серьезные логопедические проблемы, он мог заговорить в пять лет и усвоить родной язык как иностранный. Сила личного опыта все перевесит.)

    Педагог на этом месте может сделать две вещи. Или абстрагироваться, если он достаточно выгоревший, и предоставить людям совершать все ошибки, какие им хочется, или испугаться за ребенка и попытаться объяснить семье, как обстоят дела и почему того, что они хотят сделать, делать не надо. Иногда это выливается в диалог практически по Даниилу Хармсу:

    ПИСАТЕЛЬ: Я писатель!
    ЧИТАТЕЛЬ: А по-моему, ты г…о!
    (Писатель стоит несколько минут, потря-
    сенный этой новой идеей и падает замерт-
    во. Его выносят.)


    В ход идут фразы вида «в нашей семье такая система воспитания», «я лучше знаю, что полезно для моего ребенка» и «со старшим мы сделали так, как я сказала, и все было отлично».

    С одной стороны, мама защищает в этот момент свое право на свободу действий. Она взрослый человек, который совершает свои выборы и несет ответственность за последствия. И да, мама обоснованно полагает, что она лучше всех знает своего ребенка — потому что она с ним знакома с рождения и наблюдает его почти каждый день.

    С другой стороны, педагогика — сложное искусство, и даже те, кто имеет профессиональное образование в этой области, не застрахованы от ошибок. Родители, действуя во многом по наитию и не имея предшествующего опыта воспитания детей, ожидаемо будут ошибаться (чистосердечно желая ребенку самого лучшего). А когда общаешься в основном с собственным ребенком, довольно трудно оценить его возможности на фоне сверстников. Сообразительнее он других или наоборот? Быстрее или медленнее? И самое главное: если у него что-то не получается, то это возрастные трудности или его личные?

    12. Мой ребенок совершенно нормальный


    Если мы приходим с ребенком к педиатру, и педиатр говорит: «А у вас тут, знаете ли, сколиоз», — то это не очень приятно, но и не катастрофично. Сколиоз так сколиоз. Будем, значит, делать массаж и лечебную гимнастику. На самосознании ребенка и его семьи сколиоз сказывается несущественно, и с некоторыми поправками семья продолжает жить нормальной жизнью.

    Совершенно другая история, если у ребенка есть нарушения в психическом развитии. Это уже повод для стигматизации. Мы привыкли плохо относиться к людям с ментальными особенностями, и именно поэтому значительную часть нашего репертуара ругательных слов составляют психиатрические диагнозы. Например: дебил, имбецил, идиот (то есть, буквально, человек с легкой, средней или тяжелой степенью умственной отсталости). По мере того, как диагнозы превращаются в ругательства, терминологию обновляют, но помогает это ненадолго. Сейчас, например, можно встретить в качестве ругательства выражения «альтернативно одаренный» и «особые люди».

    Хочет ли мама оказаться в таком будущем, где ее ребенка будут считать уродом? Она этого, конечно, не хочет, поэтому начинает всеми силами защищаться от информации о проблеме ребенка.

    На пациентах, умирающих от неизлечимого заболевания, было описано пять стадий взаимодействия с диагнозом: отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. Информация о том, что ребенок имеет серьезные нарушения психического развития, является для его мамы ненамного менее стрессовой, и взаимодействие с ней происходит по той же схеме. То есть мама начинает с того, что говорит: «Вы все ничего не понимаете, мой ребенок совершенно нормальный».

    Следуя здравому смыслу, на этом месте мы должны были бы аккуратно подводить маму к мысли, что проблема все-таки есть. Действуя в интересах ребенка, мы могли бы даже ограничить спектр доступных школ на основе данных диагностики (имея в виду, что мама сейчас не может сама принять верное решение, а время дорого).

    Примерно так действовали в Советском Союзе в начале прошлого века. Молодая наука педология (наследницей которой стала возрастная психология) занималась исследованием развития ребенка во всех его аспектах. Педологи, в частности, пытались измерять уровень психического развития детей при помощи кое-как локализованных американских тестов интеллекта. На основе этой диагностики они распределяли детей по школам (в том числе направляли в коррекционные учреждения). Тут сразу получилось несколько неприятностей. Во-первых, педологи обнаруживали подозрительно много «ненормальных» детей (в чем, вполне вероятно, была виновата неаккуратная диагностика и неряшливо разработанные тесты). Во-вторых, по какой-то загадочной причине «недоразвитыми» оказывались преимущественно дети пролетариата, а «одаренными» — отпрыски вражеской интеллигенции. Вскоре после того, как сын самого Иосифа Сталина получил низкие оценки по педологическим тестам, было принято печально известное постановление «О педологических извращениях в системе Наркомпросов». Педология после этого прекратила свое существование, а тема диагностики детского развития на долгое время была закрыта.

    Ошибки были учтены, и если сейчас в образовательном учреждении сидит психолог, то обследовать детей он может только с письменного согласия родителей. А если родитель хочет привести ребенка в какую-то определенную школу, то школа обязана принять ребенка и «создать условия». Рынок образования, дополненный повсеместной инклюзией, дает большую степень свободы при минимуме ограничительных механизмов.

    Для родителя это означает, что если он не захочет осознавать проблему ребенка, то может оставаться на стадии отрицания годами, и никто ему в этом не помешает. Педагогу, который все понимает, а объяснить не может, на этом месте остается только мучительно переживать свое бессилие.

    К этому моменту мы уже можем задаться вопросом, что удерживает педагога на рабочем месте?

    13. Лирическое отступление об отношениях абьюза


    Предположим, девушка Оля встречается с молодым человеком Петей. Петя очень обаятельный, он красиво ухаживает, Оля чувствует себя на седьмом небе от счастья, и все радуются, какая красивая пара. Оля выходит за Петю замуж. Через некоторое время подруги Оли начинают наблюдать, что она как-то поскучнела и погрустнела. Они пытаются выяснить, в чем дело, но Оля молчит. Еще через некоторое время Оля вообще перестает разговаривать с подругами, а чуть позже — и с родственниками. Что происходит в это время дома у Оли?

    Когда Оля переехала к Пете (он настоял на том, чтобы это произошло как можно скорее), их отношения начали портиться. Петя стал обижать Олю, а потом и бить. На людях он продолжал общаться с Олей подчеркнуто бережно и заботливо, и когда Оля пыталась пожаловаться, что ей как-то с Петей нехорошо, все хором говорили ей: «Да ладно, он же отличный парень!» Петя тем временем смог убедить Олю, что она человек второго сорта, и если бы он не взял ее к себе, то никто другой бы этого не сделал. Потом он убедил ее, что подруги плохо на нее влияют и настраивают против него, а это очень вредно для их отношений. Оле плохо с Петей, но она боится остаться одна, поэтому она на все соглашается. Кроме того, она очень любит Петю, и ей кажется, что если она будет хорошо себя вести, то все снова станет как раньше. Потом у Пети и Оли появляется ребенок, и Оля решает, что она должна терпеть ради ребенка, потому что очень важно, чтобы у него были и папа, и мама.

    Оля является жертвой отношений абьюза. Несмотря на то, что ей очень плохо в этих отношениях, ей будет очень тяжело из них выйти. Насилие внутри этих отношений является скрытым, поэтому Оля не может обратиться за помощью (ей никто не верит). Чувство неполноценности, сформированное у Оли, не дает ей поверить, что у нее могут быть другие, более здоровые отношения с каким-то другим человеком. Привязанность, которую подпитывают редкие проявления любви (или воспоминания о проявлениях любви), удерживают Олю на месте. Когда ее воля сломлена, она перестает сопротивляться насилию; потом у нее вырабатывается привычка к насилию, и ей начинает казаться, что так и надо.

    Посмотрим с этой точки зрения на взаимодействие педагога с образовательным учреждением. Фасад этих отношений — картина педагогического триумфа и высокие зарплаты, о которых сообщает статистика. Об изнанке этих отношений (переработках, липовом индивидуальном подходе, финансовых махинациях и тому подобном) педагог открыто говорить не может, потому что он связан игрой в потемкинскую деревню, и в случае чего он же сам и окажется крайним. Сначала педагог просто закусывает губу и смиряется; он терпелив, и ему хочется работать с детьми. Постепенно он начинает истощаться и выгорать, а сверху тем временем поступают все новые запреты. Нельзя канцелярские булавки (вдруг кто-нибудь их съест?), нельзя запирать помещения на ключ (вдруг пожар?), нельзя держать на работе кружку (и тем более пожароопасный чайник), нельзя оставлять там личные пособия (очевидно же, что это взятка от родителей) и так далее. У педагога вырабатывается привыкание к ограничениям и репрессиям, и когда его воля достаточно сломлена, дальше он уже любые подобные акции воспринимает как неизбежное зло. Например, в этот момент можно сказать педагогу, что теперь будут обязательные полуночные совещания по скайпу, и педагог не окажет никакого сопротивления, хотя это будет грубым вторжением в его личное пространство и нарушением режима труда и отдыха.

    С одной стороны, на этом этапе сотрудник уже с высокой вероятностью никуда не денется, потому что мы сломали его личные границы и приучили считать дурное обращение нормой. Кроме прочего, педагог может быть привязан к детям и он может искренне хотеть продолжать их учить. Еще он может сомневаться, что его возьмут в какое-нибудь другое место (он ведь только и умеет, что учить детей). Безропотный работник — это для организации очень удобно.

    Засада в том, что качество труда педагога находится в прямой зависимости от его психического статуса и эмоционального состояния. Перерабатывающий, истощенный, выгоревший и травмированный педагог склонен эмоционально отключаться и терять контакт с детьми. А толерантность к дурному обращению, выработанная у педагога, способствует тому, чтобы он перестал замечать, когда сам ведет себя неэтично. Вместе с выгоранием это вносит существенный вклад в проблему эмоционального насилия со стороны педагогов (то есть учителей и воспитателей, орущих на детей). Чтобы был ясен масштаб этой проблемы, обратимся к статистике:
    Исследования Л.С. Соколковой и Е.В. Волковой (2016) показали, что 40% школьников отмечают, что не чувствуют себя безопасно в школе. 30% детей сообщают, что страдают от насилия, в том числе, и со стороны педагогов. Согласно данным В.В. Диковой (2011) 63% педагогов проявляют вербальную агрессию, 34% – физическую, 15% – скрытую агрессию.

    Современные исследования синдрома эмоционального выгорания у специалистов профессий социальной сферы. М.М. Проничева, В.Г. Булыгина, М.С. Московская

    14. Стыдно сказать


    На этом месте соображения здравого смысла должны были бы побудить нас бросить все силы на борьбу с выгоранием педагогов, а не создавать условия для его ускоренного формирования, потому что очевидно, что если два учителя из трех готовы называть учащихся дебилами, а один из трех считает подзатыльник педагогическим методом, то разговоры об индивидуальном подходе в принципе не имеют смысла. Но для этого сначала надо отказаться от парадигмы потемкинской деревни и признать, что образование выглядит не так радужно, как нам хотелось бы.

    Это открыло бы бесценную возможность обсуждать с настоящими и будущими педагогами те темы, которые на данный момент являются эффективно табуированными.

    Например: что делать педагогу, если он терпеть не может учащегося (помимо того, чтобы ругать его всякими словами)? Психотерапевты в какой-то момент озаботились этим вопросом применительно к своей работе, и оказалось, что контрперенос (непрофессиональные чувства терапевта к пациенту) — это классный источник информации, который помогает лучше понять, что не так в отношениях клиента с людьми и чем он их так эффективно от себя отталкивает. Контрперенос перестали замалчивать и начали им пользоваться.

    Можно было бы готовить педагогов к ситуации физической агрессии со стороны детей. Это, например, горячая тема для коррекционной педагогики. Как правильно вести себя педагогу, если безречевой ребенок огорчился, атаковал его и пытается порвать на британский флаг, и как в этой ситуации обеспечить свою безопасность и безопасность ребенка? Одним из важных принципов оказания первой помощи, например, является то, что сначала надо обеспечить свою безопасность, а потом — безопасность пострадавшего. Если мы начинаем открыто говорить о том, что некоторые дети могут быть физически небезопасны для себя и окружающих, мы получаем возможность искать решения. А пока мы делаем вид, что проблемы нет, коррекционные педагоги ходят покусанные и получают травмы, требующие медицинской помощи.

    Можно было бы обсуждать вопросы реального поведения реальных детей в образовательном учреждении, и как с ним быть. Как правильно вести себя педагогу, когда у него учащиеся во время урока достают косметички и начинают наносить боевой раскрас? Что должен делать воспитатель, если один из детей во время тихого часа занимается мастурбацией? Надо ли вызывать родителей, надо ли ругаться на ребенка, или есть какое-то другое решение?

    Но это все, конечно, отдаленные перспективы развития. А первый шаг, который нужно совершить в этом направлении, это просто сказать: «А король-то голый!»
    AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

    Подробнее
    Реклама

    Комментарии 251

      +7
      А частная педагогика может решить проблему потемкинской деревни, формализма и отсутствия выбора? На первый взгляд частная школа финансово независима, наделена правом принимать и отчислять кого хочет, заинтересована в реальных успехах обучения, а не в имитации. У частной школы есть фатальные минусы?
        +6
        Во-первых, встаёт проблема аккредитации учебной программы. Мало кто в нашей стране захочет обучаться (и тем более учить ребёнка) на неаккредитованной программе — потом этот диплом/аттестат можно на стенку повесить, и всё. А где аккредитация — там масса требований со стороны государства, от содержания программы до ведения образовательных процессов. Иногда это выливается в «двойную бухгалтерию», в смысле, отчётность по программе, которую довольно сложно поддерживать.
        Во-вторых, частная школа, как коммерческое предприятие, заинтересована в коммерческом успехе. А это не то же самое, что «реальные успехи обучения». Тут тоже возникают перекосы.
        В-третьих, и преподаватели, и администраторы в частной школе тоже люди, и склонны к ошибкам, к когнитивным искажениям и прочему. Сама по себе форма собственности, форма организации не защищает от синдрома потёмкинской деревни.
          +1
          Так ведь школьники сдают ЕГЭ, который един для всех типов школ и факт его успешной сдачи сам по себе означает, что требуемый государством минимум школьник освоил, а спектр знаний за его пределами — уже внутренний вопрос школы. Аккредитация в таких условиях может быть достаточно формальной процедурой, направленной на борьбу с мошенничеством на ниве фиктивного обучения, а не инструментом внешнего управления всякой школой. Вообще, идея внешнего управления любым предприятием со стороны государства, регламентирующего каждый чих, от расположения сейфа до форм внутреннего документооборота, — это совершенно утопическое советское предствление о том, что всякий работодатель — заведомо жулик и спеклянт, которого нужно держать в ежовых рукавицах и заставлять работать по инструкциям <всё лучше знающих> чиновников. От этого надо отказываться и переходить к идее, что всякий бизнес заведомо добропорядочен и лучше чиновников знает, как выполнять свою работу.
            +1
            > От этого надо отказываться и переходить к идее, что всякий бизнес заведомо добропорядочен

            Это отдельный вопрос, а мы говорим о том, что дано нам в ощущениях. Аккредитация — это очень, очень занятный процесс. Занятный, но совсем не смешной.

            И потом, вы говорите — вот, ученик сдает егэ, и раз сдаст, значит его учили правильно. Но ЕГЭ он сдаст через 10 лет. Или не сдаст. Чему его там учат до этого момента? А достаточно ли патриотизма? А нет ли излишней гей-пропаганды? А духовные скрепы — в полном объёме, без перекосов? Все ли иностранные учителя имеют аккредитацию, или какие там требования/ограничения им положены?
            Ну и кроме шуток, ждать десять лет и иметь шанс потом признать, что обучение не удалось… Неприемлемый риск всё-таки. Мы же с людьми работаем, не с кроликами.
              0
              Это мелкие технические проблемы, которые легко решаются миллионом способов, от обязательной сдачи ежегодных тестов учениками частных школ, до выборочного присутствия региональных чиновников из образовательного надзора на экзаменах. К слову, на моих выпускных в государственной школе тоже сидели какие-то областные чиновники и контролировали процедуру. Лицензию на обучение можно расширять постепенно, начиная с права учить школьников 10-11 класса, заканчивая первым классом и т.д. Это вопрос процедур, тут системных проблем не вижу. Вот как избавиться от описанной автором безысходности в жизни учителей государственных школ — это я совершенно не представляю. Государственные школы — это, по сути, мегакорпорация с единым центром управления и как всякой мегакорпорации ей свойственны чудовищная бюрократизация, выхолащивание смыслов, ориентация на процесс вместо результата. Всё это множится на жесточайшее недофинансирование и получаем картину, которая навевает депрессию.
                0
                Я работаю в негосударственном образовательном учреждении. Не преподаватель, IT-отдел, но как iT, многое вижу. «бюрократизация, выхолащивание смыслов, ориентация на процесс вместо результата» — всё это у нас есть. Может, не в том размере, как в МГУ каком-нибудь, но есть. И «жесточайшее недофинансирование» тоже есть, кстати.
                  +4
                  В нынешнем виде частное образование в России напоминает коммерческий транспорт, где на частников навешаны льготники, госрасценки за билеты, езда по регламентированным маршрутам с регламентированным интервалом и т.д. — при таком стиле работы, когда государство, фактически, полностью управляет работой частника, никаких особых преимуществ от свой формы собственности бизнес не получает. У частника связаны руки, его доходы заведомо стремятся к нулю, а вместе с этим и желание работать. Это искусственная ситуация. Государство у нас до сих пор препятствует переходу экономики в частные руки примерно во всех сферах и особенно — в образовании.
                    0
                    У нас на самом деле не очень много проблем с государством. Есть, но не очень много. У нас больше внутренние сложности, с процессами, с людьми.
                    Доходов у нас как таковых вообще нет, мы не Синергия, мы НКО, у нас одни расходы. Так что не надо всё валить на государство.
                      0
                      Ну, если отмотать ситуацию на 5-6 лет назад, до укрупнения государственных ВУЗов и массовых отзывов лицензий у частных, то там была вольная вольница. Но, за исключением немногочисленных положительных примеров, дипломы всех остальных негосударственных институтов, университетов и академий не котировались вообще. Несмотря на наличие неких аккредитаций и лицензий.
                        0
                        Та «вольница», которая у нас была, — это анархия и правовой произвол, ставивший в привилегированное положение тех, кто нарушал закон и перешагивал через мораль, при этом топя всех остальных. Такая вольница не нужна. Нужна правовая среда, прозрачность, четко сформулированные приоритеты в образовании, комфортная для работы бизнеса среда и инструменты контроля качества.
                        0
                        Вообще, государство просто обязано контролировать инфраструктурные виды бизнеса. Тот же транспорт — без регулирования маршрутники поначалу устроили анархию и беспредел (90-е, начало 200-х). В образовании, тогда же — куча частных школ с «прогрессивной методикой», где дети тупо отставали на пару лет в математике, но бегло говорили по английски ( но не читали).
                        Сейчас продолжается эпопея с частными детскими садами — мрак и ужос. Правильное питание, пожарная безопасность, санитария — а нафига лишние затраты?
                          0
                          Обязано, но вот как найти баланс между контролями и свободой действий — вопрос сложный и весьма дискуссионный. ИМХО, пока государство не очень хорошо с ним справляется, это в целом признает даже нынешнее правительство.
                          В моем родном городе раньше 80% пассажиро-потока перевозилось маршрутками. Анархия — подходящее слово для описания тех маршруток. Решили зарегулировать, но вместо адаптации среды, законодательства и т.п., фактически просто их запретили, а взамен предложили автобусы, которые теперь всегда под завязку, ходят реже, маршрутов раз 10 меньше. Не уверен, что это лучше чем было.
                            0
                            Я вот никакой анархии в маршрутках не видел, но их всё равно убрали ((
                              0
                              Из теорий заговора — а у вас это не примено в тоже время произошло, как Яндекс.Такси появился в городе? Или это просто по стране массово решили бороться с удобным транспортом?
                                +1
                                Нет, там были другие причины, такие, как разорение последнего муниципального перевозчика, автобусы которого передали в сублизинг частной компании. Ну а она само собой не будет гонять на одном маршруте и маршрутки, и автобусы, ибо последние закономерно будут возить воздух, из-за чего и разорился муниципал. Подробности Самара 50 и 221 маршрут.
                                0
                                А у нас было. Ездили как хотели. А когда их попытались зарегулировать — устроили забастовку на 3 дня. Город тупо встал колом. Остатки троллейбусов и трамваев брали штурмом (лично брал, можно медаль себе выдать). Штрейкбрейхерам, что пытались выйти на маршрут, протыкали колеса.
                                Но потом включились нерыночно-неадминистративные процессы — бизнес прибрали к рукам большие люди из гордумы и мэрии, они и навели порядок. Теперь все ходит по графику, в нужных количествах, по нормальным ценам (стоимость приравняли к муниципальному).
                                Паралельно реанимировали из зомби муниципальный транспорт, несмотря на убыточность — закупили б/у трамваев, троллейбусов (а вот с автобусами почему то не получилось, странно).
                        0

                        Погуглите "руководство рособрнадзор" и у вас пропадут иллюзии про "мелкие технические проблемы".


                        Кстати, на том сайте, который вы найдете пропущена одна важная деталь — Анзор Ахмедович по образованию учитель труда.

                        0
                        Но ЕГЭ он сдаст через 10 лет. Или не сдаст.

                        А что мешает проводить гос.экзамены в конце каждой четверти или полугодия?
                          +1
                          Надеюсь, это вы так пошутили.

                          Тут про ОГЭ/ЕГЭ каждый год вой стоит, что это издевательство над детьми и ужасный стресс. И ужасные расходы («лучше бы пенсионерам...»). Вы действительно хотите ввести ежеквартальные госэкзамены в школе?
                          Кстати, а что будем проверять, если у частной школы своя, отличная от государственной, школьная программа? Для каждой школы свои госы будем разрабатывать (4 раза в год, ага)? Или будем пристально тестировать детей по темам, которые они будут проходить в следующей четверти?
                            –1
                            Нет, я не пошутил. Проверять будем наличие обязательных знаний («гос.минимума»). А если в частной школе преподаётся что-то ещё (три иностранных языка или квантовая физика), это пусть школа сама проверяет.
                              +1
                              Проверять будем наличие обязательных знаний («гос.минимума»).

                              И тем самым мы гвоздями приколотим всю школьную программу к придуманному кем-то плану обучения.

                              А если в частной школе преподаётся что-то ещё (три иностранных языка или квантовая физика), это пусть школа сама проверяет.

                              В идеальном мире сферических учеников в вакууме это, возможно, и сработало бы. В реальности в сутках 24 часа, а школы обязаны соблюдать СанПины. Поэтому если в школе что-то преподается углубленно — это всегда за счет того, то какие-то предметы урезаются.
                              Если мы стремимся к разнообразию школьных программ, «госминимум» придется сократить до неприличного уровня. Потому что обязательно найдется программа, в которой что-то из госминимума урезано до потери узнаваемости и перенесено на следующую четверть.
                                0
                                а школы обязаны соблюдать СанПины.
                                Т.е. СанПины нужно соблюдать, а нормы образования — нет? Я правильно понял? Там это хорошо, а здесь — плохо?

                                Если мы стремимся к разнообразию школьных программ
                                Мы (во всяком случае, я) стремимся к тому, чтобы выросшие школьники умели жить в обществе, имели необходимые для этого знания и необходимую для этого (общую) культуру. А разнообразие… оно тоже важно, но не является самоцелью.
                                  0
                                  Т.е. СанПины нужно соблюдать, а нормы образования — нет? Я правильно понял? Там это хорошо, а здесь — плохо?

                                  Вы приближаетесь к осознанию проблемы, описанной в статье.

                                  К сожалению, современные нормы образования рассчитаны на детей-гениев. Я уже приводил пример с изучением иностранного языка: в старших классах она это отводится 1-2 часа в неделю. Естественно, при таком ничтожном количестве времени, отведенного на занятия, ни о каком знании иностранного языка речи быть не может. Добавить часов — нельзя: СанПин не позволяет. Забрать часы у чего-то другого — не получится, там такая же ситуация.

                                  Это понимают все. И продолжают составлять победные реляции.
                                    0
                                    с изучением иностранного языка: в старших классах она это отводится 1-2 часа в неделю.
                                    Два часовых урока + домашняя работа (ещё 2 часа) — это неплохо.

                                    Но вообще языки нужно учить на практике, «в языковой среде». Как это сделать в школе, не знаю. Отправлять школьников на уроки в Англию? Приглашать английских детей для общения? Дороговато. А хватит ли видеоконференций — не уверен.

                                      0
                                      Два часовых урока + домашняя работа (ещё 2 часа) — это неплохо.

                                      Уроки длятся не более 45 минут — ваш кэп.
                                      Домашняя работа приносит пользу тогда, когда она выполняется. А при больших перерывах между занятиями даже прилежное выполнение домашних работ не гарантирует, что ученик не забудет все, чему его учили. Особенно если учесть, что домашние работы зачастую делаются в тот же день.

                                      Ну а поскольку учитель никак не может проконтролировать выполнение домашних работ, процветает списывание и «авось не спросят».
                                        +1
                                        От нынешних программ по английскому языку меня аж трясет. Это ДЕБИЛИЗМ. Во всем, от начала и до конца. Не скажу, что в советское время в школе было много лучше — просто не помню, да и тогда-то я английского не знал :-) но в институте выучили всех, в том числе и тех, кто в школе учил другой иностранный.

                                        Но теперь мне просто больно слышать и видеть это издевательство над детьми. Причем, у меня есть приятель, который задался целью этот вопрос порешать и загнал жену с ребенком на год в США. на мой взгляд — ребенок вполне себе адекватен с тамошней точки зрения, но в школе это ему практически не помогает. Наши «педагоги» (больше авторов программ имею в виду) лучше знают, как надо спикать на вражеской мове!
                                          0
                                          Нынешние программы по английскому не такие уж и плохие. Проблема в том кто и как их преподают. У меня бывшая жена преподаватель по английскому, и я ей накачивал много материалов для репетиторства. Так вот, во ВСЕХ школьных курсах есть аудирование (прослушивание). Вы когда с ребенком занимались аудированием? Заложусь что 90%, а то и больше, родителей даже не знаю что аудиокурсы попросту бесплатно можно скачать на сайте издателя. Но учителям влом это делать, ибо это лишняя работа (что и говорит статья). Я возил сына жени с одноклассницей с бассейна во втором классе, и в машине пока ехали полчаса стоял диск с английским. Через пару месяцев дети уже все слышали, а потом начали слова узнавать и понимать что там говорят.

                                          Так что по английскому, могу сказать, проблема не в курсах, проблема, к сожалению, в учителях :-(

                                          P.S. В США не чистокровный английский язык :-) Его наши преподаватели попросту не поймут по большей части, т.к. ребенок не умеет упрощать конструкции :-)
                                            0
                                            Проблема с языками в первую очередь в отсутствии адекватной практики. Use it or lose it.
                                              0
                                              Согласен. Но одно не отменяет другого. Если ребенок не слышит язык — то ему та же практика будет сложной. Просто поставив аудио на требуемом языке даже в фоне — потом легче слышать языке. Иначе мозг его блокирует.
                                                0
                                                Так аудио в фоне это и есть практика. Чтобы научиться слышать, нужно просто наслушивать объем. Роль учителя в этом деле пренебрежима.

                                                Язык (по крайней мере, базовый разговорный) это одна из вещей, которой люди традиционно учатся сами. ВСЕ люди (ну кроме глухих/немых).
                                              0
                                              Все аудиокурсы к учебникам есть.
                                              Жена с детьми слушает их постоянно. Постоянно — это если не каждый, так через день. У нее, кстати, тоже есть вышка «английский как иностранный». Она со мной не согласна :-) Это такая учительская профдеформация, походу.

                                              Так вот, я, если не задаюсь целью, половину не понимаю, проходя мимо. Это, пардон, при том, что я ежедневно использую английский, письменно и по телефону, и 80% моих контактов — американцы. Потому, что лексика, произношение и все прочее в этих учебниках/лингафонах растет из «финишд мгимо». не мглу, заметим, потому как меня самого учили выпускники Тореза, и о них-то я самого высокого мнения, а именно чего-то такого невнятного. ну или троешники голимые.

                                              ЗЫ. В англии я тоже неоднократно был, с англичанами долго работал, мой первый экспатский босс в 90е был англичанином. Разницу я понимаю, ничего страшного в ней нет, то, что преподают детям — не BrE, а хз чего вообще.
                                                0
                                                Это вы еще не видели детей которые не слушают СОВСЕМ аудирование. Те даже не знают как произносятся сами слова. Про транскрипцию я вообще молчу…

                                                То что Вы видите что преподают — это капля в море. Потому как в комплекте к учебнику идут методические материалы. А там все разжевывается. Другое дело что чтобы все сделать как в метод.части дано — нужно приложить усилия… А это сложно.

                                                Вообще, если мне не изменяет память, все последние учебники ориентированы на понимание устного текста. Но когда преподают в школе этот элемент попросту вылетает. Такое часто случается.
                                                  0
                                                  Зачем мне видеть каких-то посторонних детей: я сам до института ни разу ничего не слушал. Только транскрипция в словаре. ну или правила чтения, если про немецкий говорить.

                                                  Я не о том, что преподают не так — это очевидно, откуда на березке апельсины. В конце концов, никто из моих знакомых, имеющих право преподавать в СОШ, никогда там не появлялся — нашли в жизни место получше. Я и сам такой :-)
                                                  И вполне понятно, кто в итоге там учит.

                                                  Речь о программе. Она нереально ущербная. Если ребенок — даже возьмем тех, кто учится, на пятерки и тп — не в состоянии перечислить местоимения (забывает то одно, то другое), не знает элементарных глаголов и все такое — НАХРЕНА ему перфект? В начальной школе! Я не уверен, что в сотне последних писем от американцев найду хоть одно использование перфекта или конти, зато в 4 классе школы — необходимо знать! Не удивлюсь, если они в русском-то этого не проходили еще…
                                              0
                                              Ага, а теперь добавляем сюда изучение второго иностранного. Один час в неделю. Клиническая картина маслом.
                                              Хорошо, я в школе французкий учил, многое помню, могу помочь. Но это маразм
                                                0
                                                да, это из той же оперы: 2+2 сложить не можем, но в тетради уже нарисованы интегралы.

                                                А ведь можно по-другому!
                                                В институте у нас второй иностранный был тоже в загоне, кажется, одна пара в неделю. И ничего — тогда мы вполне чего-то трёкали на нем, я и сейчас кой-чего помню — наверное, примерно как и вы. И тоже французский, кстати :-)
                                            0
                                            Эм, в нашей школе английский в 10-11 классах от 3 до 5 часов в неделю в зависимости от профиля. Вполне себе государственное учреждение. Причём тут СанПин, вообще неясно.
                                              0
                                              При чём тут СанПин — вообще неясно.

                                              Раз неясно — объясняю.
                                              СанПин при том, что ограничивает нагрузку на ученика в учебных часах.
                                              Теперь смотрим внимательно: есть обязательный минимум часов по предметам. Скажем, для такого-то класса по русскому языку в расписании ну никак не может быть меньше 4 часов в неделю (больше — можно). Поставишь меньше — школу накажут за несоблюдение требований. Если на все предметы в расписании поставить допустимый минимум часов, нормы СанПин будут удовлетворены и даже останется небольшой запас для маневра.
                                              Проблема в том, что предметов много, а запаса для маневра очень мало. В результате составители расписания вынуждены перекраивать «тришкин кафтан»: если дать на английский 5 часов в неделю в старших классах, значит каким-то предметам пришлось сильно «ужаться».
                                                0
                                                По СанПину для 8-11 классов в день положено не более 8 уроков. Этого более чем достаточно для формирования расписания в профильных 10-11 классах (а фактически мы обычно укладываемся в 7 уроков). Ну вот чтобы предметно говорить — технологический профиль (то, что раньше называлось «физ-мат»), 10 класс:

                                                алгебра — 4 часа
                                                геометрия — 2 часа
                                                доп. курс математики — 1 час
                                                физика — 5 часов
                                                информатика — 4 часа
                                                английский — 3 часа

                                                Естественно, при этом пришлось «задвинуть» непрофильные предметы вроде истории или биологии, но ФГОС вполне позволяет это делать.
                                                  0
                                                  У вас в расписании всего 19 часов. Мало как-то.

                                                  У меня в лицее было 5 дней по 8 уроков и суббота 5-6. Для 10го-11го класса. Физ. мат.
                                                  Из них пн-пт по сдвоенной алгебре (10 уроков), два дня сдвоенная геометрия(4 урока) и четыре дня по сдвоенной физике (8 уроков). И весь остальной стандарт сверху.
                                                  Могу +- час ошибаться.
                                                    0
                                                    Так это не всё расписание, конечно же, только основные предметы. Всякие общество и историю никто не отменял, но стандарт позволяет их ужать до 1 часа в неделю. А так у них по 7 уроков пн-пт и 6 уроков в сб. СанПин позволяет и до 8 уроков в день, как у вас, но тут уже стоит вопрос нагрузки учителей, которых постоянно не хватает в маленьких городах, особенно физиков и математиков.
                                                      0
                                                      Всякие общество и историю никто не отменял, но стандарт позволяет их ужать до 1 часа в неделю.

                                                      1 час в неделю — это почти то же самое, что вообще отменить занятия по предмету. За неделю ученики забудут больше, чем выучили на уроке.
                                                        0
                                                        Зависит от многих факторов, на самом деле. Во-первых, если программой предусмотрен небольшой объём материала (привет информатике в 7-9 классах), 1 часа в неделю вполне хватает при условии, что между уроками ученики что-то тоже делают (а ведь домашку никто не отменял). Во-вторых, есть модели обучения вроде «перевёрнутого класса», где основной упор идёт на самостоятельную работу дома, а работа на уроке — это закрепление, контроль, выяснение и решение проблем. По моему опыту, 1 часа в 7-9 классах хватает и чтобы успешно подготовить к экзамену на баллы, близкие к максимальным, и чтобы заложить базу для профильного изучения в 10-11 классах.

                                                        Конечно, это при условии наличия хоть какой-то мотивации учиться. Без неё хоть 10 часов в неделю дай — толку не будет.
                                                          0
                                                          Увы, желание учиться отбивают в 5-6 классах. 6-й класс это вообще база в математике. провалишь ее — потом тебе все естественные науки закрыты на всю жизнь.
                                            +2
                                            Мы (во всяком случае, я) стремимся к тому, чтобы выросшие школьники умели жить в обществе, имели необходимые для этого знания и необходимую для этого (общую) культуру.

                                            Вопрос в том, сколько её для этого на самом деле необходимо. Что я бы потерял, если бы у меня в школе не было литературы или географии?

                                            0
                                            Тут вопрос сложный. Точно дело в СанПине?
                                            Допускаю, что я все уже забыл, но когда я смотрю на своих детей, мне кажется, что:
                                            а) я решал больше задач — на порядок. Или два. В частности, я был дикий разгильдяй, часто писал только условие задачи и сразу ответ, но тетради расходовал с совершенно несравнимой скоростью.
                                            б) у меня было куда больше занятий, интересов и свободного времени.

                                            Возможно, дело в том, что у меня не было ни компьютера, ни телевизора, ни телефона/интернета? Зато были футбол, каток, рыбалка, музыкальная школа и настоящие советские (а не нынешнее фуфло) олимпиады по десятку предметов. теперь же дети сидят над уроками до ночи, иногда доделывать приходится родителям, при этом объем задания выглядит смехотворным.

                                            Еще один штрих — мне кажется, у нас не было такой всеобъемлющей ненависти к школе, как у современных детей. Хоть я и писал сочинение где-то ближе к выпуску в тональности «Какого хрена?!», и уж точно всегда считал, что зря потратил минимум 4-5 лет из 10.
                                              0
                                              Школа сейчас — это проблема. И по большей части из-за задолбанности и вывгорания педагогов. Я хоть и не в школе, но преподавал шахматы в ЦДТ (Центр Детского Творчества). Направление было именно развивающее, а не спортивное. Т.е. у меня лично цель развитие детей, а не результаты.
                                              Итоги моего преподавания
                                              1. Дети любят шахматы (т.к. я пример который их любит).
                                              2. Спортсменам дети проиграют (у тех подготовка более сильная естественно)
                                              3. Середнячка дети обыграют, либо будут играть более-менее внятно
                                              4. Желание более чем у половины не отбито. К сожалению сложно давать детям материал если они приходят просто побаловаться. Результат то должен быть (пусть и не спортивный), а для этого надо работать.
                                              5. Я выгоревший, т.к. требования минимум 12 детей в группе. Будет меньше — по шапке получаешь. Но оптимальная группа 6-8 человек. Причем 8 я бы начиная не брал, 6 хорошо. С приходом опыта могу взять 8 — тогда дам результат. Но когда их 12 (а мой рекорд на занятиях это 20 человек) — то все кто больше 8-ми — пропавшие дети. Толку от занятий ноль.
                                              6. Бумажки — это ужас…

                                              Но по поводу ненависти. Все идет от общества (в России сейчас культивируется именно она, что попадает и в детей) и безэмоциональной подачи материала. Детям неинтересно, а с них требуют результат. Я перед детьми скакал как зайчик — у доски, перед доской, под столами и прочее. Им прикольно, весело, напряжно, страшно (бывало что и орал, но всегда объяснял за что). Пару раз кидался фигурами (сразу скажу — мимо кидался, цель была не попасть в ребенка). Но видя что я радею за предмет — дети ходили именно ко мне, и они воспринимали именно меня, а не шахматы.

                                              Но так сложно работать. А про зарплату я вообще молчу… Ставка за 10-ку — смешно. У меня все уходило на бензин. Надеюсь что через лет 10 я что-то про своих детей услышу, узнаю к чему мои попрыгушки привели.
                                                0
                                                Я не считаю себя вправе давать советы, поскольку никогда не оказывался в роли обычного школьника. Потом сам работал в школе — так и школа была решительно непростая, там все ученики были мотивированы по самые помидоры изначально. Поэтому, мои идеи для масс будут нерелевантны.

                                                Но я могу заметить просто разницу в организации. Вот нам давали сотню задач в месяц (условно), а нынче дают 3. Ясное дело, что дети смотрят на них как баран на новые ворота…

                                                У меня-школьника был какой выбор? Можно с математикой поразвлечься, или пойти играть в хоккей. Или на лыжы. Ну, что-то такое еще… но это все! Точно не было опции «не вставая с кровати залипнуть в телефон до 2 часов ночи»…

                                                Я не знаю, кто виноват в том, что дети теперь сидят над домашкой полдня — ну, все, кто ее вообще делает (а это не половина даже). Смотрю в программу — вроде нет ничего лишнего, такого, чего бы не было у нас. даже наоборот, возможно: мне все время кажется, что мы что-то проходили раньше.

                                                Но я точно знаю, что если ребенка в 10 лет погрузить в школу на 18 часов в сутки, а в выходные еще доделывать «проекты» и хвосты — он гарантированно будет это все ненавидеть.
                                                  0
                                                  Нам раньше не просто давали материал. Нас в нем заинтересовывали. Профессия учитель была достаточно почетна, и их уважали. А теперь учитель это не просто обслуживающий персонал, многие школьники считают что они знают по предмету больше.
                                                  Вон ко мне на шахматы приходили дети. Многие говорили — я УМЕЮ играть. Ха-ха-ха… Ладно, ответишь на два вопроса? Специально вел статистику и озвучивал ее самим же детям. Почти все кто ко мне приходил и говорил что умеет играть проходили через этот мини-тест. Они прикалывались потом над этим, но злобы не было, т.к. практически все его заваливали. Ответили из 50 человек на два вопроса только трое кажется.
                                                  А теперь вопросы :-)
                                                  1. Я ставлю доску и прошу расставить фигуры в начальное положение. Вся заковыка в том что а) на доске нет надписей букв и цифр, б) доска повернута на 90 градусов вбок. В силу этого король с ферзем становятся неправильно как ты не старайся.
                                                  2. Я ставил позицию с пешками, но так чтобы был ход одной из них. И просил пойти так чтобы я не мог эту пешку убить. Правильный ответ — это невозможно, т.к. при ходе на две клетки будет взятие на проходе. На него мало кто отвечал. Про взятие на проходе многие родители даже не в курсе.

                                                  Но я и убивался с детьми. И орал на них и выгонял даже… Мне нужно было чтобы они занимались. И послабления давал. На втором году я заметил что я могу давать РАЗБОР партии в группе из 15 человек. И они не просто слушали, они предлагали ВАРИАНТЫ и участвовали в разборе! Я был в шоке.

                                                  Я уверен, что если бы еще прозанимался пару годиков с этими ребятами — они потом бы в школе всех рвали не только в математике, но и просто в групповых мозговых штурмах, т.к. я именно это отрабатывал.

                                                  Подобные вещи можно много где делать. Да и дети думают по другому. Они не знают слово «невозможно», они перебирают варианты. Их надо заинтересовать и научить искать решения. Но, увы, этому школа сейчас не учит :-(

                                                  P.S. И да, телефоны я отбирал на занятиях. Жестко отбирал. Ругался. Все дети знали что я против. Но никто против не был. Они сами ко мне приходили :-)
                                                    –2
                                                    Вон ко мне на шахматы приходили дети. Многие говорили — я УМЕЮ играть. Ха-ха-ха… Ладно, ответишь на два вопроса? Специально вел статистику и озвучивал ее самим же детям. Почти все кто ко мне приходил и говорил что умеет играть проходили через этот мини-тест. Они прикалывались потом над этим, но злобы не было, т.к. практически все его заваливали. Ответили из 50 человек на два вопроса только трое кажется.
                                                    А теперь вопросы :-)
                                                    1. Я ставлю доску и прошу расставить фигуры в начальное положение. Вся заковыка в том что а) на доске нет надписей букв и цифр, б) доска повернута на 90 градусов вбок. В силу этого король с ферзем становятся неправильно как ты не старайся.
                                                    2. Я ставил позицию с пешками, но так чтобы был ход одной из них. И просил пойти так чтобы я не мог эту пешку убить. Правильный ответ — это невозможно, т.к. при ходе на две клетки будет взятие на проходе. На него мало кто отвечал. Про взятие на проходе многие родители даже не в курсе.
                                                    Красавчик, классно школьников валил, четко показал им кто там папка. А на равных у вас так же хорошо получается своё ЧСВ чесать, или уже не прокатывает?
                                                      0
                                                      По моему нормальный метод — задать вполне корректные вопросы, которые развеют в ребенке уверенность, что он все умеет, и родят спортивный интерес. Что здесь можно охарактеризовать словом «валил»?
                                                      Шахматы вообще крутая штука для обучения. Вот вам байка от меня:
                                                      ходил в шахматную школу с 7 лет, играл неплохо, большинство других детей обыгрывал, но отказывался учить дебюты — зачем если и так выигрываю? Но появилась одна девочка(по фамилии Зайцева — и нафига я это помню?), которая стала у меня все время выигрывала, но не покидало ощущение, что совсем мне не хватает совсем чуть-чуть. Партий 20 проиграл. Играла она испанскую защиту всегда. И только после того как мы с тренером этот дебют детально разобрали — я наконец стал у нее выигрывать. До меня дошло, что теория — очень важная вещь, с тех пор я порой даже излишне ее ботаю — иногда вместо того, чтобы накодить побыстрому сначала досконально изучаю документацию к библиотеке какой-нибудь. Еще был турнир какой-то, где я проиграл сопернику имея позицию с матом в три хода, который не увидел(из-за поражения не получил КМС). Тоже сделал вывод, что учебные задачи — очень важны для последующего боевого применения.
                                                        0
                                                        С шахматами все не так то и просто. А уж и детям — подавно. Очень сильная психологическая нагрузка, даже когда даешь шахматы в облегченном варианте. Я могу тут долго рассуждать про них — но смысл? Очень часто я слышу от знакомых (да и тут на Хабре когда свои статьи писал была масса комментов подобного вида) — нас деды-родители учили так, и мы так учить будем. Про то что шахматы в первую очередь это педагогическая задача с кучей заморочек — они просто не задумываются из-за слова «игра». Ха-ха :-)

                                                        А по поводу Вашей Зайцевой — такие жизненные уроки запоминаются очень хорошо. И я думаю что урок про то что надо учить теорию оставил в Вашей жизни большой отпечаток.
                                                        0
                                                        Как бы ответ простой — каждый видит то что хочет увидеть. Вы видите свои проблемы в другом человеке. Вот и все.
                                                          –1
                                                          Ну, я вижу мудака, который чешет своё ЧСВ за счет детей, сходу валит их заведомо бесполезными вопросами (это я про повернутую на 90 градусов доску если что), кидается в них шахматными фигурами и вот это всё. Но да, проблема полюбому во мне.
                                                            –1
                                                            1. Вы далеки от понимания что нужно детям
                                                            2. Ваша должность — министр просвещения. Громко орать можете, по теме — нет, т.к. попросту не в ней.

                                                            Гуляйте.
                                                  0
                                                  настоящие советские (а не нынешнее фуфло) олимпиады

                                                  Да ладно, я ездил на физику (вплоть до всероса), некоторые одноклассники ездили на математику — нормалёк там всё.


                                                  Фуфло — это какие-нибудь привузовские околопоступательные олимпиады (кроме физтеховских, естественно, хотя и там скорее не олимпиада, а внеочередные вступительные). Я чисто поржать ходил в на олимпиаду то ли при Бауманке, то ли при МИФИ, и там были предельно халявные задачи, так что я за 4 часа решил свой вариант, а потом соседний (себе и девушке, с которой ходил, соответственно). При этом это действительно был какой-то трэш, и скатать было очень просто, никто ничего толком не контролировал, профанация какая-то.


                                                  А что до времени — большую часть моего детства родители мечтали, чтобы я стал переводчиком, поэтому класса до 7-8 я ходил на три языка (французский, немецкий и даже арабский), и вот эта ерунда сжирала куда больше ментальных сил и ресурсов, чем то, что мне было действительно интересно. А в старших классах я мог готовиться к олимпиадам, ботать ФМШную физику-математику-спецмат, писать код за комплюктером до трёх ночи и при этом быть бодрячком, потому что это было круто и интересно.

                                                    0
                                                    «Физика с математикой вплоть до всероса» и сейчас нормальные олимпиады, хоть и слабее советских по объективным причинам. Фишка в том, что раньше никаких других и не было.

                                                    А сейчас полно всякого неведомого фуфла. У меня дети в школе учатся, так там, кажется, весь списочный состав школы по 3 раза в году участвует в какой-нить фигне с громким названием типа «Менделеевско-Ломоносовская Трансатлантическая Олимпиада»…

                                                    А еще и платные есть, типа с выездом в хз куда, и есть родители которые ведутся, тащат детей туда, а потом гордо рассказывают: на всероссийском финале были, да.
                                                      0
                                                      Просто интереса ради — а как объективно сравнить слабость олимпиад?
                                                        0
                                                        Количеством участвующих людей. В СССР банально было вдвое больше народу. Я, например, победил, будучи представителем другой республики, не России. И это было совершенно нормально, каждый год несколько дипломов по major дисциплинам уезжали в условные буераки.

                                                        ФТ даже имел кафедру и принимал вступительные где-то на Украине, у нас на курсе был парень, впервые попавший в Долгопу только в сентябре, без абитуры. И это был, кстати, один из самых сильных бойцов на курсе потом.
                                              0

                                              Сдавал экзамены каждый год, по некоторым предметам — каждые полгода. Брат жив.


                                              Скрытый текст

                                              В физмат-школе, правда, и только по профильным предметам.

                                              +2
                                              > А что мешает проводить гос.экзамены в конце каждой четверти или полугодия?

                                              Мы, кажется, начали говорить об уменьшении госрегулирования в образовании? А вы по факту предлагаете приколотить всё гвоздями-двухсоткой к госстандартам. ФГОС по среднему образованию (5-9 класс) — 41 страница! А есть ещё методические рекомендации, которые, конечно, рекомендации, но…
                                                0
                                                Но приколотить требуемый результат а не процесс.
                                                  0
                                                  Контроль результата — это итоговые госэкзамены. Неважно, в каком порядке и как подавался материал, главное — выучили нужный объем или нет.

                                                  А когда контролируется результат за каждую четверть — это не контроль результата, это именно что контроль процесса. Учили ли в этой четверти то, что положено было учить в этой четверти, или — ах, охальники! — переставили темы в учебном плане? Ату их, процесс нарушают!
                                                    0
                                                    Ну частота контроля это уже детали реализации. Проверять раз в год звучит разумно.
                                                      0
                                                      Вы понимаете разницу между годовой контрольной и госэкзаменом?
                                                        0
                                                        Нет, расскажите.
                                                          0
                                                          Понятно.
                                                            0
                                                            Хм, как сдадут годовую контрольную никого не волнует за пределами школы, ее даже можно переписать еще раз — это же дети, они могут банально переволноваться. С госэкзаменом так не получится.
                                                            Например раньше госэкзаменов было два в 9 и 11 классе(сейчас вроде тоже). Я в 9 классе с трудом написал математику на 3, и не потому что плохо учился(в том же году районную олимпиаду по математике я выиграл), а потому что там оказались малознакомые для меня задачи и с грузом ответственности я не справился. Впрочем на ЕГЭ в 11 классе ситуация частично повторилась — я не смог решить параметрическую систему уравнений, которую в тренировачных подходах решал вообще всегда, расстроился и не решил геометрическую задачу(с ними у меня было похуже — 50/50 примерно), хотя она была простой. А вы предлагаете такое устраивать каждый год? Зачем?
                                                              0
                                                              Я ничего не предлагаю. Я говорю, что не вижу в этом проблемы.

                                                              То, что задачи кажутся вам не знакомыми как рази означает, что вы учили что-то не то, чего ждало «государство». В контексте аккредитации учебных заведений это очень релевантная оценка.
                                                                0
                                                                Проблему описал ниже — можно у детей развить комплексы излишним стрессом.
                                                                Госы проводят 2 раза, в «выпускных» классах, ИМХО, вполне достаточно для аккредитации. Но да, учителя почему-то продолбали тот момент, что для математического класса задачи несколько сложнее и готовились мы к физмат экзамену. Не помню точно, почему так получилось.
                                                                  0
                                                                  Если двух проверок достаточно, то зачем тогда задалбывать школы проверками? Оставляем госэкзамены, как есть, а все остальное регулирование отменяем. Ну САНПИН оставляем еще.
                                                                    0
                                                                    Честно говоря, не знаю суть этих проверок. Кажется когда я учился их не было, либо я их не замечал. С дивана кажется что госов достаточно — они же два раза в год проходят.
                                                                      0
                                                                      Лично мне с дивана кажется, что первая проверка в 9 классе это слишком поздно. Мало что можно изменить, если вдруг оказалось, что ваша школа все эти годы вешала вам/родителям лапшу.
                                                                        0
                                                                        Так 9 класс он каждый год есть, и если вы к примеру в 3 и вам рассказывают про пятерки по физмат программе, а по факту текущие 9ые сдают на тройки, то это повод задуматься — не вешают ли лапшу на уши? Зачем непосредственно самого ребенка проверять именно гос экзаменом? Да и родители обычно не в вакууме живут, особенно в эпоху интернета.
                                                                          0
                                                                          Их могут вести разные учителя. К ним может быть разное отношение и тд. И самое главное, если вы в восьмом, а текущий девятый сдал на 90% двоек, то что вы будете делать?
                                                                            0
                                                                            Значит нужно интересоваться именно тем пулом учителей, который вас интересует. У меня в школе их было всего два, т.е. релевантные оценки через год, а их история без всяких интернетов была известна на десяток лет назад. А так, что все время сдавали нормально, а потом внезапно весь класс сдал на двойки не бывает. Нет, я понимаю ваше желание контролировать процесс обучения, но не понимаю зачем этот контроль делегировать государству, ведь оно тоже может плохо контролировать. Родители могут самостоятельно сравнивать программы разных школ(если там допустимы различия), ходить на родительские собрания, смотреть контрольные работы, проверять дз и т.д.
                                                                              0
                                                                              Если я должен сам этим всем интереоваться, то зачем тогда аккредитация и прочее вот это вот всё?
                                                                                0
                                                                                За деньгами, школы же получают деньги от государства, оно должно на чем-то основываться распределяя бюджет и условно гарантируя определенный минимум образования. В случае частных школ, ИМХО, незачем при наличии ЕГЭ.
                                                                                  0
                                                                                  Так ЕГЭ и должен проверять, гарантируется ли этот определенный минимум, не?
                                                                                    0
                                                                                    Частично да, но ЕГЭ проводится не по всем предметам, которые изучаются в школе. А школа предполагает таки общее образование.
                                                                          0
                                                                          Кстати, да. Система с primary/middle/high school мне нравится больше, всё-таки база закладывается до 6 класса.
                                                                            0
                                                                            На практике это лишь означает, что качество и единообразность знаний по ним в реальности мало кого волнует.

                                                                            UPD: То есть это практически никому ненужные вещи. Но все достаточно нужные что бы оставить их в формате «обязательных ознакомительных» и не переводить в факультативные.
                                                                  0
                                                                  Может быть, затем, чтоб научиться справляться с таким давлением? Если это вообще давление, положа руку на сердце.
                                                                  Ведь дальше целая большая жизнь, в которой тренировочные подходы никого не интересуют.

                                                                  И это, извините, если что, но если человек хорошо решает только хорошо знакомые задачи, а в обыкновенном экзамене за 9 класс обыкновенной школы вдруг откуда-то появляются знакомые мало — то, наверное, это трудно назвать какой-то особенно выдающейся учебой, разве нет?
                                                                    0
                                                                    Вот почему-то именно в школе эти экзамены по другому воспринимаются — как будто если что-то подойдет не так, то всё — жизнь закончится. А в дальнейшей жизни я как-то не сталкивался с необходимостью принимать решения моментальные последствия которых непоправимы и достаточно значимы. Педагоги вот подсказывают что перегружать ответственностью тоже не есть хорошо, могут и комплексы развиться.

                                                                    Школа была не совсем обычной, физ-мат лицей с математическим классом, т.е. тогда существовало три вида задач для экзамена по математике — для обычного класса, для физ-мат класса и самый сложный(который нам достался) для мат. класса. Сами по себе задачи там вполне нормальные были, но я их не ожидал увидеть именно такими, поэтому запаниковал и непосредственно на экзамене(45 минут) решил плохо — 3 из 5. А уже позже спокойно решил остальные. Ну и да, выдающимся учеником никогда не был. Уже больше 15 лет прошло с того момента, но это реально одно из самых стрессовых событий, потоэтому вот до сих пор помню.
                                                                      0
                                                                      Лана, расскажу свою байку.
                                                                      Я учился в сельской школе. До моего года она была восьмилеткой, я попал в первую волну 9-10 классов. Таких классов набрали два, со всего района. Больше того, в 10 (выпускном) руководство школы решило понтануться, ответить на вызовы времени и обозвать один класс (мой) математическим! Ясно же, что это не прибавило ни квалификации учителям, ни знаний ученикам, ни банальных учебников, наконец?

                                                                      В учебном году-то это еще как-то было не особо заметно, разве только учебник на весь класс был один — у математички. Но вот на выпускном экзамене варианты пришли для физматшкол… Никто раньше об этом почему-то не задумался. Никогда такого не было — и вот опять…

                                                                      И вот на экзамене тихая паника. Никто ни черта решить не может. Учителя со всей школы вместе с представителем из районо открыто решают что могут с целью помочь потенциальным медалист(к)ам, но решить не могут ни черта. Школа идет к тому, чтоб остаться без медалей, а это грандиозный шкандаль!

                                                                      Я решил 4 задачи из пяти, а одну — не могу! Прям истерика уже: такой весь из себя олимпиадный герой, привыкший все решать в уме за 10 сек, ни в болт не ставивший учителей, всю эту школу и все эти экзамены. Уже сумка с грамотами упакована, на Физтех собрался, билет на поезд куплен! Для понимания — я даже не был на выпускном. Тихо забрал аттестат и уехал, потому как на ФТ экзамены были раньше всех в СССР. То есть, мыслями я уже был на сверкающих высотах советской науки, и тут такой афронт!

                                                                      Но в руки себя я взял. В этот момент было решено 6 задач из 15 (в трех вариантах): четыре мои и еще 2 осилили учителя совместно с другими экзаменуемыми. Чтоб отвлечься, я решил все чужие, а потом и эта чертова задача сдалась.

                                                                      Кто сколько задач «решит» — учителя определяли чуть ли не голосованием. Медалей в итоге оказалось 17 штук, причем у меня даже не золотая :-)

                                                                      Потом мне сказали (за что купил — за то и продаю), что в области мое решение оказалось единственным. Учитывая наличие в вышеупомянутой сумке трех областных дипломов только по математике — возможно, это действительно правда.
                                                                        0

                                                                        Экзамены воспринимаются так, как учителя, родители и прочие настраивают, не более. Если ежедневно говорить «от этого зависит всё твоё будущее», «это очень сложно», «надвигается катастрофа» и что-нибудь такое, то результат будет немного предсказуем.


                                                                        У меня в школе было много олимпиадного опыта и мало экзаменационного. Я привык к тому, что задача обязательно с подвохом, и что, несмотря на сложность придумывания принципиально новой олимпиадной задачи, она таки может попасться. Я понимал, что проверяют не мои знания, а скорее что-то глубже — какую-то чуйку, интуицию, что ли.


                                                                        И, в общем, к письменным экзаменам в вузовскую сессию я поначалу относился примерно так же. А что, если там будет какая-то принципиально новая задача? А что, если то? А что, если сё? И это было адски стрессово, сессии были кошмаром (хотя на первом курсе после физмат-школы особо не дожлны).


                                                                        А потом я как-то понял, что на сессии проверяют то, что давали в программе, и если задавальник я прорешал, то и экзамен сдам без напряга, и нервы прошли.

                                                                          0
                                                                          Экзамены воспринимаются так, как учителя, родители и прочие настраивают, не более. Если ежедневно говорить «от этого зависит всё твоё будущее», «это очень сложно», «надвигается катастрофа» и что-нибудь такое, то результат будет немного предсказуем.

                                                                          Наверное вы правы, но ведь от ЕГЭ действительно много зависит. В то время как в универе всегда есть возможность пересдать с некоторыми оговорками.
                                                                          Я особо олимпиадником не был, главное было до области дойти только, чтобы в школу не ходить 6 раз году( (математика+информатика) * (районная+городская+областная) ). Но никогда к ним специально не готовился. Ну в 11 классе я еще случайно выиграл областную по экономике, потому что завалил районную по информатике, так как там внезапно не оказалось компилятора С++, а был только Pascal и пришлось потратить время на его изучение, поэтому не успел все решить.
                                                                          Зато на экономике я с будущей бывшей женой познакомился :-)
                                                                            0
                                                                            Наверное вы правы, но ведь от ЕГЭ действительно много зависит. В то время как в универе всегда есть возможность пересдать с некоторыми оговорками.

                                                                            Так и ЕГЭ можно пересдать, разве нет? Просто через год.


                                                                            Зато на экономике я с будущей бывшей женой познакомился :-)

                                                                            Профит от гуманитарных предметов, хехе.


                                                                            А на информатике я дальше города никогда не проходил, увы.

                                                                              0
                                                                              Так и ЕГЭ можно пересдать, разве нет? Просто через год.

                                                                              После армии, куда не очень хотелось, это в самом плохом раскладе. В более мягком варианте я вот получил по математике 90, что вроде как не позволяло пробовать в московские вузы поступать(как оказалось таки можно было пробовать), поэтому поступил в местный. Наверное это сильно повлияло на дальнейшую жизнь. Ну и юношейский максимализм не забывайте, не хочется на год от свестников отставать и тогда это воспринималось бы как трагедия.
                                                                              Профит от гуманитарных предметов, хехе.

                                                                              Я вот кстати не понимаю тех кто считает экономику гуманитарным предметом, ИМХО, это прикладная математика. Собственно я и олимпиаду выиграл за счет того, что единственный догадался составлять функции и брать по ним определенные интегралы или производные. Правда потом я решал задачи жене-экономисту в универе и они не были сложнее тех олимпиадных, даже каких-то доп.знаний не требовалось.
                                                                              В общем, если я вдруг буду еще раз жениться, то скорее это будет условный физик по образованию.
                                                                      0
                                                                      А вы предлагаете такое устраивать каждый год? Зачем?

                                                                      Существует мнение, что если устраивать это регулярно, то вырабатывается привычка и это перестает ощущаться стрессом. Впрочем, работает не на всех детях.
                                                                        +1
                                                                        Да даже если предположить что оно сработает на всех, сильный стресс далеко не всегда проходит бесследно, так что крайне велика вероятность, что нехилая часть детей от такой «закалки» сломается. В конце концов, у нас в институте регулярно кто-нибудь тёк крышей во время сессий, а школьники обычно ещё менее психически стабильны.
                                                      0
                                                      Так ведь школьники сдают ЕГЭ

                                                      По скольким предметам? По двум, кажется?


                                                      Я правильно понимаю, что физмат-школа, в которой я учился старшие 4 класса, могла просто выкинуть всю литературу, историю и обществознание, так как никто из нас не собирался сдавать ЕГЭ по этим предметам?

                                                      0
                                                      Во-вторых, частная школа, как коммерческое предприятие, заинтересована в коммерческом успехе. А это не то же самое, что «реальные успехи обучения». Тут тоже возникают перекосы.

                                                      Неочевидно, особенно при наличии более далёких горизонтов планирования. Как контрпример: американские вузы, которые на этак 70-90% финансируются из оплаты обучения. Не думаю, что вы скажете, что условный Стэнфорд, Беркли или MIT что-то сильно теряют из-за коммерциализации.


                                                      Другое дело, что обычная средняя школа — это не Стэнфорд, и на её имя всем плевать, наверное. Или нет?

                                                        0
                                                        Да даже если не плевать. Тут дело в том, что условный MIT престижен именно за счёт своей репутации. А репутация это штука которая зарабатывается крайне долго. В итоге, как может существовать частная школа с уже сложившейся репутации мне понятно. А вот как «раскрутить» новую частную школу — уже задачка нетривиальная. А в условиях РФ это вообще задачка со звездочкой.
                                                          +1
                                                          Начинать только со старших классов? Переманивать топовых учителей из государственных школ и делать рекламу на их имени?
                                                            +2

                                                            Со старших классов — это ИМХО ключевое, да.

                                                              0
                                                              Будете смеяться, но логика закладывается немного раньше :-) А именно — в началке. Поэтому если ребенка в началке не подготовить — то он потом провалится. И если подготовить ребенка в начальной школе, а потом дать ему среднего преподавателя — то он тоже может выстрелить неплохо. Так что одними старшими классами — не вариант :-(
                                                                0
                                                                Сейчас вроде распространено два явления:
                                                                1) Перевод в другую школу в старшие классы под задачу поступления в конкретный вуз;
                                                                2) Репетирство и всяческие подговительные курсу для поступающих с теми же целями.
                                                                Вот на вторых можно попробовать заработать, конкурируя с первыми.
                                                                  0
                                                                  Да это то и ежу понятно :-)

                                                                  Только цель педагогики — научить МАКСИМАЛЬНОЕ количество детей. А цель родителя — научить СВОЕГО ребенка. На этом стыке и топчутся большинство.

                                                                  0

                                                                  Интересно, почему тогда та же Л2Ш просто тупо не имеет классов младше 7-го, а 57-ая, насколько я знаю, начинает математическую специализацию тоже примерно с 7-го класса.

                                                                    0
                                                                    Потому что они берут готовых детей. С уже сформированной логикой. У них же отбор входной есть? Вот Вам и ответ :-) А заморачиваться с началкой пытаясь научить детей логически думать — это слоооооооожно.
                                                                      0
                                                                      Именно потому и не надо с этого начинать.
                                                                    +1
                                                                    Тем не менее, это реально работает.

                                                                    Учился в такой школе, по сути, организованной кружком вузовских преподов. Правда, она скорее со смешанным финансированием, чем частная, но принцип тот же.

                                                                    Эти 10-11 классы от вуза отличались примерно ничем (пары, семестры, курсовые, разделение на лекции и практику и тд). Включая поступление по куче экзаменов, к которым они также организовывали подготовительные курсы. Для поступивших организовывался летний тим-билдинг лагерь.

                                                                    В общем, ее могли и не считать самой крутой в городе, но даже в моем убогом (спасибо демографической яме) выпуске поступление в целевые вузы было 99-100%. Ну и начальное время в вузах было тоже на расслабоне, тк ты уже привык к системе, лично знаешь (не факт, что прямо вот за руку здороваешься, но можно спокойно подойти) если не декана, то пару уважаемых профессоров и тд.

                                                                    В общем, это реально рабочая схема, и люди будут за это платить.
                                                                0

                                                                В той же Москве есть Л2Ш, есть 57-ая, есть ещё несколько школ чуть менее пафосных, но всё равно известных. Как-то же они с этим справились.


                                                                Правда, не в современных условиях.

                                                                0
                                                                Школы обычно меряют по количеству постувших в условный Стэнфорд, моя школа очень гордилась, что какой-то там процент приближающийся к ста поступает в универы(местные, не топовые по стране) и постоянно об этом напоминала. У вас в США вообще говорят цены на недвижимость зависят от качества школы в некоторых местах.

                                                                P.S. В американских фильмах плохие школы предлагается мерять по количествую уголовников и вообще по количествую хотя бы закончивших ее, не знаю насколько это актуально в России.
                                                                  +1
                                                                  Школы обычно меряют по количеству постувших в условный Стэнфорд, моя школа очень гордилась, что какой-то там процент приближающийся к ста поступает в универы(местные, не топовые по стране) и постоянно об этом напоминала.

                                                                  Ну вот как раз упомянутые выше Л2Ш и 57-ая (вместе со всякими СУНЦами) и известны как кузница поступающих в МГУ/Физтех/етц. Проблема в том, что поступающих мало в масштабах страны (ну масштаба тысячи в год, если брать топовые вузы), а выпускающихся на порядки больше.


                                                                  У вас в США вообще говорят цены на недвижимость зависят от качества школы в некоторых местах.

                                                                  Да, всё так. На самом деле, я слышал, так вообще во всех местах.


                                                                  В американских фильмах плохие школы предлагается мерять по количествую уголовников и вообще по количествую хотя бы закончивших ее, не знаю насколько это актуально в России.

                                                                  Одну из моих бывших школ можно было бы измерять по количеству подростковых беременностей и абортов, кажется.

                                                                    +2
                                                                    Одну из моих бывших школ можно было бы измерять по количеству подростковых беременностей и абортов, кажется.
                                                                    И убийств. Но это тоже норм критерии. Самое главное — объективно измеряемые.
                                                                  0

                                                                  На мой взгляд, модель финансирования школы перпендикулярна качеству ее обучения. Упомянутые вами Л2Ш и 57 это ведь государственные школы на бюджете. Верно?


                                                                  Пока коммерческих школ мало, им проще создавать впечатление "выпускники коммерческих учебных заведений выпускают успешных людей". Но это достигается за счёт того, что из всего разнообразного множества педагогов они могут привлечь лучших, а из разнообразного множества учеников — самых способных.
                                                                  Как только начнется масштабирование на все население целиком, то коммерческим школам придется иметь дело и со слабыми учениками и с бездарными преподавателями. С ними результаты будут намного скромнее и "имени" уже не сделать. В итоге получатся те же яйца, только платно.
                                                                  Если хочется улучшить образование на государственном уровне, то надо предлагать что то чрезвычайно простое, чтобы подействовало на всех.

                                                                    0
                                                                    А зачем масштабировать на всех? Во-первых, без государственных все равно не обойтись, а частные нужны для конкуренции с ними, что улучшит и тех и других.
                                                                      0

                                                                      Я сначала хотел написать развернутый ответ, но осознал, что вы просто прицепились к одной фразе и не пытались осмыслить текст целиком.

                                                                        0
                                                                        Удивительная способность читать мысли на расстоянии, не поделитесь как стать ее обладателем? Нет, вы не правы, я прочитал ваше сообщение целиком и считаю, что даже осмыслил его.
                                                                        0

                                                                        Исходное сообщение в этой ветке комментариев содержало вопрос


                                                                        А частная педагогика может решить проблему потемкинской деревни, формализма и отсутствия выбора?

                                                                        Соответственно я предполагаю, что речь идет не внедрении штучных частных школ, а о построении всей системы образования на частных школах. И в своем комментарии пытался объяснить почему это не сработает d масштабе государства.


                                                                        А зачем масштабировать на всех?

                                                                        Если вы предлагаете организовывать штучные частные школы, то в них будут принимать после строгого отбора чтобы добиться высоких результатов на "высокой базе". Ну а в государственных наступит еще больший мрак — останутся только слабые ученики с неплатежеспособными родителями.
                                                                        Решится ли проблема потемкинской деревни и отсутствия выбора? Вряд ли.

                                                                          0
                                                                          Соответственно я предполагаю, что речь идет не внедрении штучных частных школ, а о построении всей системы образования на частных школах. И в своем комментарии пытался объяснить почему это не сработает d масштабе государства.

                                                                          Я согласен с вами в том, что вся система не должна быть коммерческой и это действительно не сработает, ИМХО, мы тогда вообще в 19 век вернемся.
                                                                          Если вы предлагаете организовывать штучные частные школы, то в них будут принимать после строгого отбора чтобы добиться высоких результатов на «высокой базе». Ну а в государственных наступит еще больший мрак — останутся только слабые ученики с неплатежеспособными родителями.

                                                                          А вот здесь возможен иной сценарий развития. Во-первых, никуда не денутся способные дети с неплатежеспособными родителями, т.е. аудитория для сильных государственных школ в любом случае останется. В то же время, сильные частные школы создатут конкуренцию за сильных учителей, что приведет к росту их зарплат и соответственно престижа профессии. С поднятием престижа профессии в слабых школах тоже может улучшится ситуация, за счет более увлеченных и сильных учителей. Сейчас, по моим наблюдениям, в пед.университеты 80% поступают потому что больше никуда не берут.
                                                                          Да, это весьма оптимистичный сценарий, для его реализации надо чтобы государство догадалось не зарегулировать частные школы в такие же рамки какие есть сейчас, и чтобы при возникновении проблем, которые обязательно будут, они не решались контролями, чтобы у него было желание(и деньги) предоставлять качественное бесплатное образование, чтобы аудитория способных детей с платежеспособными родителями была достаточной для существования частных школ. В последнем у меня большие сомнения, так что пока это только фантазии.

                                                                          UPD: Как относительно положительный пример конкуренции частного и государственного можно использовать стоматологии. Вроде и государственные никуда не делись и общее качество улучшилось.
                                                                            0
                                                                            Во-первых, никуда не денутся способные дети с неплатежеспособными родителями, т.е. аудитория для сильных государственных школ в любом случае останется.

                                                                            Для таких детей частные школы могут организовать гранты. Школе ведь нужны высокие результаты, а при отборе по принципу платежеспособности придется иметь дело со слабыми детьми с платежеспособными родителями. Сильные будут "витриной" для школ, а остальные — финансированием.


                                                                            В то же время, сильные частные школы создатут конкуренцию за сильных учителей, что приведет к росту их зарплат и соответственно престижа профессии

                                                                            Рост зарплат будет только в частных школах. Государству нет необходимости конкурировать с ними за лучших педагогов, потому что задача — обеспечить некий базовый минимум. С этим справятся и посредственные педагоги за небольшую зарплату.


                                                                            аудитория способных детей с платежеспособными родителями была достаточной для существования частных школ.

                                                                            У родителей хватает денег нанимать кучу репетиторов и оплачивать всякие разные кружки и секции. Спрос на хорошее образование есть.


                                                                            Как относительно положительный пример конкуренции частного и государственного можно использовать стоматологии. Вроде и государственные никуда не делись и общее качество улучшилось.

                                                                            В стоматологии результат более прозрачен и его легче контролировать непрофессиональному клиенту. С образованием все не так просто.


                                                                            Можно посмотреть на кружки робототехники и программирования. Люди могут запросто прийти без базовых навыков и требовать обучения таким вещам, к которым ребенок просто не готов.
                                                                            Вот в этой статье нашлось несколько комментаторов, которые возмущались тем, что в кружке робототехники детей учат пилить фанеру.

                                                                              0
                                                                              Для таких детей частные школы могут организовать гранты. Школе ведь нужны высокие результаты, а при отборе по принципу платежеспособности придется иметь дело со слабыми детьми с платежеспособными родителями. Сильные будут «витриной» для школ, а остальные — финансированием.

                                                                              Я могу ошибаться, но мне кажется держать в одном классе претендентов на 100 бальный ЕГЭ и на 50 бальный не очень продуктивно — и те и другие в результате будут тянуться к среднему значению 75. Поэтому перегибать с набором слабых детей со временем перестанут, если вообще будут. Да и реклама — «у нас средний бал 90», звучит лучше чем — «у нас 5 человек сдало на 100».
                                                                              Рост зарплат будет только в частных школах. Государству нет необходимости конкурировать с ними за лучших педагогов, потому что задача — обеспечить некий базовый минимум. С этим справятся и посредственные педагоги за небольшую зарплату.

                                                                              Во-первых, даже если государство не будет конкурировать, это все равно поднимет престиж профессии за счет хотя бы перспективы достойной оплаты. Во-вторых, в долгосрочной перспективе найдется политик, который будет топить за качественное и беслатное образование. Есть пример США и тех же стоматологов — в муниципальных поликлиниках они получают больше терапевтов. Впрочем статистики у меня нет, только рассказы одного знакомого стоматолога на 2010 год :-).
                                                                              В стоматологии результат более прозрачен и его легче контролировать непрофессиональному клиенту. С образованием все не так просто.

                                                                              Я не клиент стоматологов, но мне кажется было бы сложнее самостоятельно выяснить как мне пломбу поставили, чем узнать умеет ли мой ребенок решать уравнения. Школа это же не интернат, все равно принимать участие в его образовании, или как сейчас по вашему родители понимают необходимость в репетиторе?

                                                                              P.S. Нет, частные школы — это не панацея, будут новые проблемы, особенно на начальном этапе развития, старые тоже сразу никуда не денутся. Но через несколько десятков лет станет лучше, чем без них.
                                                                              P.P.S. Статья в общем больше про проблемы педагогов, а не детей. Но я думаю, что чем комфортнее педагогу тем лучше в результате его подопечным.
                                                                  +3
                                                                  На первый взгляд частная школа финансово независима, наделена правом принимать и отчислять кого хочет, заинтересована в реальных успехах обучения, а не в имитации.
                                                                  Про школу судить не берусь, не сталкивался, но вот многие наши частные ВУЗы имеют весьма дурную репутацию, так как оплачивая в них обучение нужное количество лет все выходят с «корочками» не зависимо от своих талантов и усердия в учебе.
                                                                  Да, есть вопрос репутации, но она нарабатывается десятилетиями, и как пройти этот переходный этап большой вопрос.
                                                                    +1
                                                                    ВУЗам такой фокус с профанацией обучения позволяет делать одна простая штука: отсутствие независимого тестирования качества знаний на выходе. ВУЗы сами учат, сами ставят оценки и сами выдают дипломы. Эта схема позволяет им делать что угодно вместо обучения и выдавать диплом кому угодно, включая студентов, вообще не посещавших занятия. В школе нет так, потому что перспектива сдавать ЕГЭ и светить реальные знания на всю страну делает фабрикацию обучения бессмысленной.
                                                                      +1

                                                                      Особой разницы между частными и государственными вузами нет из за системы финансирования. В обоих случаях финансирование "подушевое". Это как если бы сотрудники птицефабрик получали деньги пропорционально количеству яиц загруженных в инкубатор. Но у частных вузов обычно есть возможность "брать" даже тех кто ЕГЭ не осилил.

                                                                      +1
                                                                      На первый взгляд появление частных школ сразу ставит вопрос сегрегации населения. Есть деньги иди в хорошую школу, нет денег… ну что ж поделать… Не заработал. Все дети четко поделены изначально при рождении, в зависимости от доходов их семей. Я в семье учителей вырос, и моим родителям явно не по карману была бы частная школа. Получается меня в таком обществе основанном на всем частном, сразу записывают в «отходы», т.к. в главный социальный лифт я не попадаю, коим является образование, а далее дорога в институт/университет мне закрыта. Итог очевиден — чудовищное неравенство. И дальше по списку.
                                                                      Учитывая, что частная школа будет являться коммерческим предприятием, ее главной задачей будет максимизация прибыли со всеми вытекающими. О качестве образования можно будет сразу забыть, как и о честном отборе в такую школу.
                                                                      Подобные проблемы решаются сменой базиса общественного уклада, все остальное — это костыли.
                                                                      Есть фильм о современном образовании: «Последний звонок». Там поднимаются эти вопросы, с наглядными примерами, коих в нашей стране хватает с избытком.

                                                                        0
                                                                        А почему о качестве образования в частной школе можно сразу забыть? Мы ходим в частные рестораны, целью которых является максимизация прибыли, и не видим там некачественные блюда, на скорую руку сделанные школьниками из просроченных продуктов. Почему с учебными заведениями должно быть иначе? Погуглил цифры по Европе: в Великобритании, например, 74% известных судей получили образование в частных университетах. В журналистике 51% успешных специалистов получили образование в частных университетах. В медицине 61% известных и высокооплачиваемых специалистов учились в частных учебных заведениях. Не понимаю, почему переход в частные руки и на коммерческие рельсы должен непременно вести к некачественному образованию. Тем более, у государства остаются инструменты оценки качества и закрытия несоответствующих требованиям учебных заведений. Неравенство доступа к образованию — это серьезная проблема, но разве одинаково плохое образование для всех — это решение? Во всех странах мира есть бесплатная и платная медицина, существующие параллельно и в целом, людей устраивающие. Бесплатным больницам тоже выгодно снять с себя нагрузку в виде тех, кто может позволить себе лечиться за собственный счёт, а не за счёт государства. Мне кажется, это взаимовыгодная для богатых и бедных система, при условии что бесплатное образование тоже качественное, а не брошено на произвол судьбы. Понятно, что система частных школ никак не решает проблему качественного образования для всех и поэтому костыль в любом случае. Но, по крайней мере, эти школы могут задавать стандарты, готовить хорошие кадры для рынка труда педагогов и поднимать престиж профессии для учителей.
                                                                          +1
                                                                          Почему с учебными заведениями должно быть иначе? Погуглил цифры по Европе: в Великобритании, например, 74% известных судей получили образование в частных университетах. В журналистике 51% успешных специалистов получили образование в частных университетах. В медицине 61% известных и высокооплачиваемых специалистов учились в частных учебных заведениях.


                                                                          А можно ссылки на эти данные и узнать как вы считали? А то может получиться забавная картина: Например 61% известных и оплачиваемых медиков, учились в частных учебных заведениях(УЗ). А соотношение частных учебных заведений к общественным есть? Ведь может получится сотношение ровно такое же или того хуже… Вдруг не 6/4, а вообще 7/3? Т.е. процент окончивших частные УЗ конечно больше, но дело не в качестве медицинского образования в таких УЗ, а в том что большая часть медицинских УЗ платная?
                                                                          Много бесплатных вузов в Европе?
                                                                          Я интересуюсь потому что не знаю, вы к сожалению ссылок не оставили.
                                                                            0
                                                                            Цифры взял отсюда.
                                                                            Ссылки стараюсь не вставлять, потому что почти всегда в комментариях на сайтах их блокируют либо как рекламу сторонних ресурсов, либо как спам, и я уже привык, что это бесполезно.
                                                                            +1
                                                                            Мы ходим в частные рестораны, целью которых является максимизация прибыли, и не видим там некачественные блюда, на скорую руку сделанные школьниками из просроченных продуктов.

                                                                            Проблемы от некачественного блюда вы заметите в день употребления.
                                                                            Проблемы от некачественного образования вы вообще можете не осознавать, т.к. это будет частью вашей личности.


                                                                            Почему с учебными заведениями должно быть иначе?

                                                                            На мой взгляд, ответ на этот вопрос можно найти в этой статьи, в главе "1. Клиент всегда прав". Вы ее читали?

                                                                              0
                                                                              Читал, но ситуация, когда услуги оплачивает один, а потребляет другой, встречается много где: в больницах, где лечение больного оплачивают страховщики, в ВУЗах с плательщиками-родителями, в любых государственных услугах населению, где чиновник получает зарплату от государства, а услуги выполняет для граждан. Почему в этих сферах не возникает потребности заткнуть клиенту рот и не слушать его жалобы на качество услуг?
                                                                                0
                                                                                Читал, но ситуация, когда услуги оплачивает один, а потребляет другой, встречается много где:

                                                                                Вы принципиально игнорируете все, сказанное в ответе, кроме одного последнего абзаца?
                                                                                Вам же объяснили: если в больнице или в госучреждении вы сразу видите результат оказанной услуги (запломбированный зуб, выданную справку и т.п.), то в учебном учреждении результат оказанной услуги неочевиден.
                                                                                Объясню еще раз, на пальцах: то, что чадо получило пятерки в четверти и сдало ЕГЭ — это еще не значит, что у него нет зияющих пробелов в образовании. Родитель сам вряд ли сможет проверить качество данного ребенку образования. Отсюда имеем то, что имеем: родители вполне удовлетворены, если у их ребенка «средние» оценки, школа заинтересована в том, чтобы родители были удовлетворены и ставит им эти оценки. Конечный результат обучения трудноизмерим и начинает волновать родителей ближе к выпуску из школы, когда всем уже понятно, что рыпаться поздно.
                                                                                  0
                                                                                  вы сразу видите результат оказанной услуги (запломбированный зуб

                                                                                  Вот у меня корни воспалились спустя лет 5. Сделал томографию — корни недолечены, притом конкретно так.
                                                                                    0
                                                                                    Да, в сфере медицинских услуг результат тоже не всегда нагляден и осязаем. Поэтому на многие услуги есть гарантийный срок.

                                                                                    Речь о том, что в сфере образования результат вообще никак не осязаем и очень трудно поддается формализуемой оценке. И гарантий вам никто не даст.
                                                                                      0
                                                                                      По правде говоря, гарантия в медицине — это чаще всего фикция. Ведь если врач накосячил — кто пойдет к нему с требованием «Исправляй!»? Организм-то свой, не дядин. Ресурс его на вмешательства и переделки чаще всего ограничен. И сдаваться заново криворучке — это путь в никуда.
                                                                                        0
                                                                                        По правде говоря, гарантия в медицине — это чаще всего фикция.

                                                                                        Это не так. Цитрую Роспотребнадзор:
                                                                                        Несмотря на то, что результат услуг не является предметом договора, в случае если этот результат носит материальный (овеществлённый) характер, то к этому результату применяются нормы договора подряда о гарантии качества работ и сроках обнаружения недостатка (например, Постановление Президиума ВАС РФ от 24.09.2013 № 4593/13 по делу № А41-7649/2012). В случае с медицинскими услугами таким материальным результатом является зубной или иной протез.
                                                                                        Т.е. все очень конкретно и никаких фикций тут не предусмотрено.
                                                                                        К тому же все это очень косвенно относится к теме обсуждения — качеству образовательных услуг.

                                                                                        Ведь если врач накосячил — кто пойдет к нему с требованием «Исправляй!»?

                                                                                        Пациент и пойдет. Если пациенту вставили зубной имплант, а он выпал в течение гарантийного срока — вы думаете, пациент будет сидеть на попе ровно и горевать? Нет, он пойдет и потребует исправить брак. Кстати, он имеет право потребовать другого врача.
                                                                                          0
                                                                                          Именно имплант и является самым показательным примером.
                                                                                          Если он выпал по причине косяка врача — то есть очень хороший вопрос: а получится ли поставить его туда во второй раз? И уж почти наверняка ни черта не выйдет, если врач накосячит повторно.
                                                                                          И это будет проблема не врача или клиники, хоть какие расходы они неси в результате! Это будет ваша дыра не в зубном ряде даже, а челюсти! Это вы останетесь инвалидом! Вы готовы рискнуть, даже за денежное возмещение?

                                                                                          Лично мне плевать на теории и постановления ВАС РФ, на благосостояние клиник и прочая, но очень жаль свой организм. Поэтому, в подобной ситуации, максимум моего возможного взаимодействия с косячником — требование возмещения ущерба через суд. А исправлять я ТОЧНО пойду в другую клинику и к другому врачу.
                                                                                            0
                                                                                            Рад за вас. Как все это относится к сфере образования?
                                                                                    +1
                                                                                    Я вижу какую-то странную риторику в стиле «мир не идеальный, мы не можем добиться гарантии образования без пробелов в знаниях». Ну не можем, и что из этого следует? Есть какая-то система образования лучше, идеальная и без пробелов? В СССР, где школы никогда не были частью рынка услуг, выпускали и троечников и недоучек с 9 классами. Никто не умер от этого. Для систем такого масштаба и такой сложности, как массовое среднее образование, я вообще не вижу способа добиться 100% эффективности, при которой каждый школьник получил индивидуальный подход, целиком усвоил всю программу и не имеет пробелов в знаниях. По-моему, такая цель перед школьным образованием и не ставилась никогда. Задачей всегда было выдать общий базовый минимум, чтобы выпускники были способны жить во взрослом социуме, читать-писать, одинаково понимали историю и т.п. Что касается гарантированности результата конкретно в образовании, то оно ничем в этом плане не отличается от других услуг: в ресторане съели суп, а болеть будете завтра; в больнице сделали некачественно операцию, а последствия могут наступить через 10 лет и т.д. Мир никогда не был идеальной системой и рассчитывать можно, в лучшем случее, на результат, при котором большинство удовлетворены качеством полученной услуги.
                                                                            +2

                                                                            Утверждение "Клиент всегда прав" для частной школы ещё более применимо, чем для государственной. Руководство частной школы, помимо проверок, будет ещё бояться ухода ученика из школы, из-за чего школа будет получать меньше дохода. Так что в частной школе родитель ребенка имеет ещё больше власти, а положение педагога не меняется.

                                                                              +1
                                                                              В частной школе на защите педагога стоит его высокая квалификация, репутация, социальные связи и т.д. — всё то, что делает его незаменимым сотрудником и мешает просто уволить одного и поставить другого на его место другого. Частный бизнес заинтересован в качественных кадрах, которых на рынке всегда дефицит, поэтому приходится ценить людей: устраивать корпоративы, 13-е зарплаты, дарить дополнительную медстраховку и прочие ништяки. В противном случае кадры уйдут, а кадры — это и есть содержание бизнеса, особенно в услугах. В бюджетных организациях всё не так и людей не особо ценят из-за того, что бумаги регулируют всю жизнь и у сотрудников нет ни возможности выделиться или проявить себя, ни желания, — всё определяют инструкции, которым нужно просто следовать, что делает людей пешками.
                                                                                0
                                                                                поэтому приходится ценить людей: устраивать корпоративы

                                                                                Был бы счастлив, если бы корпоративы запретили. Хотя я не большинство. Наверное.
                                                                              +1
                                                                              У частной школы целевая функция — заработать побольше денег с родителей. Вряд ли система с такой целевой функцией в образовании способна развиться во что-то хорошее и решить описанные проблемы.
                                                                              В вузах, в общем, та же ерунда. Всё погрязло в бесконечных отчётах, проверках, аттестациях. Государство сейчас не выделяет деньги просто так от щедрот, оно их тоже считать пытается. Ну как умеет. Поэтому требует МНОГО бумажек. Иногда в электронном виде. Если в бумажке то, что нужно, значит, всё идет по плану.
                                                                                +3
                                                                                заработать побольше денег с родителей. Вряд ли система с такой целевой функцией в образовании способна развиться во что-то хорошее

                                                                                А почему нет? В мире много частных компаний, зарабатывающих на оказании качественных услуг: 3-звездочные рестораны, 5-звездочные отели, частные клиники и т.д. Почему стремление заработать больше денег обязано вступить в некое противоречие с качеством выполнения работы?
                                                                                +1
                                                                                Насколько я понял, в статье как раз о том, что рыночный подход и частная педагогика не помогают.
                                                                                Рыночная экономика (о ней заголовок публикации) как раз про свободу частной собственности и предпренимательства. А срастание и сговор гос. аппарата с подросшими из частного сектора монополиями — это крайняя форма чистого рынка.
                                                                                Если какая-то педагогическая школа попробует решать вопрос сама, но в тех же ценностях (рынок, частная собственность и т.п.), в борьбе с конкурентами она не выживет, не превратись в школу, в которой успехи обучения просядут в угоду узнаваемости (потемкинская витрина), формализму (например: «частная педагогика и никакая другая») и отсутствию выбора (мнимый выбор дуополии).
                                                                                В теории общественная педагогика может помочь, но ее не вырастить на пустом месте, не защищая среду, в которой ее можно построить.
                                                                                Могу ошибаться, но я так понял тезисы публикации.
                                                                                  0

                                                                                  Я как-то не увидел в статье никакого "рыночного подхода". При рыночном подходе услугу оплачивает тот, кто её заказывает (т.е. родитель); цена услуги определяется договором между заказчиком и услугодателем. В статье же описаны школы, финансируемые государством, но при этом использующие какие-то псевдорыночные метрики. Это профанация, а не рынок.

                                                                                    0
                                                                                    Это и есть взрослый рынок, который вырастает из описанного не-«профанского».
                                                                                    Государство вполне может поддерживать рынок; какие метрики из публикации можно назвать псевдо-рыночными? Оплата заказчиком услуги не является определяющим понятием, им является защита часной собственности и предпренимательства в организациях. Цена услуги определяется договором между заказчиком и услугодателем, но заказчик при этом не может быть до конца свободен от внешнего мира в своем выборе.
                                                                                      +1
                                                                                      Это и есть взрослый рынок, который вырастает из описанного не-«профанского».

                                                                                      Это не "взрослый рынок", это "уродская подмена рынка", которая вырастает из попыток государства лезть туда, куда оно лезть не должно.


                                                                                      Оплата заказчиком услуги не является определяющим понятием

                                                                                      Ещё как определяется. В рыночной экономике спрос и предложение взаимообусловлены, через механизм договорной цены. Если качество услуги оценивает не покупатель, и платит не покупатель, то выпадает важнейшее звено обратной связи, на котором вся рыночная экономика держится. Возникает всякое "подушевое финансирование", спускаемое сверху по "нормам", а значит и классы по 40 человек, и левая нагрузка на учителей, и прочее, описанное в статье.


                                                                                      Защита частной собственности — это не определение рынка, это лишь необходимое условие для его существования, наряду с добровольностью вступления в договор. Государственная поддержка рынка в свободной рыночной экономике сводится к защите этих прав и свобод, защите от мошенничества, задание общих стандартов безопасности. Если же государство начинает что-то там финансировать само взамен кого-то, оценивать качество услуги вместо покупателя, то это уже никакой не рынок.

                                                                                        0
                                                                                        Это не "взрослый рынок", это "уродская подмена рынка", которая вырастает из попыток государства лезть туда, куда оно лезть не должно.

                                                                                        В чём с рыночной точки зрения заключается «уродская подмена» от государства, защищающего предпринимательство и частную собственность?


                                                                                        Ещё как определяется. В рыночной экономике спрос и предложение взаимообусловлены, через механизм договорной цены. Если качество услуги оценивает не покупатель, и платит не покупатель, то выпадает важнейшее звено обратной связи, на котором вся рыночная экономика держится.

                                                                                        Как быть с рынком рекламы в рыночной экономике? Услуга может существовать косвенно, за счет продаж с рекламы другой услуги. А обратная связь имеется не только со стороны покупателя на услугодателя, но и со стороны услугодателей на покупателя. Например, та же реклама.


                                                                                        Возникает всякое "подушевое финансирование", спускаемое сверху по "нормам", а значит и классы по 40 человек, и левая нагрузка на учителей, и прочее, описанное в статье.

                                                                                        «Нормы» возникают в любой среде в рамках борьбы за выживание. Ведь планирование защищает от финансовых кризисов.


                                                                                        «Левая нагрузка» на учителей возникает в рамках той же рыночной конкуренции, где личная прибыль владельца организации является определяющим критерием эффективности.


                                                                                        Говоря про «прочее, описанное в статье», не очень понятно, чем может смущать защитника рыночных отношений, например, неравенство возможностей учеников (когда одни будут в частной школе и с репетиторами, а другие — в переполненном классе на 40+ человек или вообще без школы), если рыночная система «сама» своими «обратными связями» выстраивает со своей точки зрения наиболее справедливые отношения по определению?


                                                                                        Не очень понятно, чем может смущать защитника рыночных отношений несправедливость по отношению к социальной группе преподавателей в целом, ведь он свободен голосовать деньгами за конкретных преподавателей, и это с рыночной точки зрения приведет к свободе достойных людей?


                                                                                        Защита частной собственности — это не определение рынка, это лишь необходимое условие для его существования, наряду с добровольностью вступления в договор.

                                                                                        Защита частной собственности — не определение рынка, да, но как раз необходимый признак. А вот добровольность — очень размытое понятие ввиду обсуждаемых обратных связей: добровольность значит «без принуждения», но в рыночной среде имеется рыночное принуждение.


                                                                                        Государственная поддержка рынка в свободной рыночной экономике сводится к защите этих прав и свобод, защите от мошенничества, задание общих стандартов безопасности. Если же государство начинает что-то там финансировать само взамен кого-то, оценивать качество услуги вместо покупателя, то это уже никакой не рынок.

                                                                                        Государство также выступает заказчиком услуг, где в этом противоречие рыночным принципам? И, да, защита от мошенничества и безопасность — это хорошо, но насилие способно проистекать как раз на почве частной собственности и социально-экономического неравенства.

                                                                                          0
                                                                                          В чём с рыночной точки зрения заключается «уродская подмена» от государства, защищающего предпринимательство и частную собственность?

                                                                                          Начать с того, что государство должно защищать не предпринимательство, а свободу предпринимательства. Т.е. свободу школ определять стратегию обучения (школа для одарённых, для средняков, для отстающих), свободу определять учебный план в соответствии со стратегией, свободу набора учеников исходя из стратегии (без квот), свободу устанавливать цены на обучение, зарплаты учителям, свободу нанимать и увольнять учителей, свободу учителей организовывать собственный бизнес без непосильных регуляций и т.д.


                                                                                          Вопроса про рынок рекламы я не понял. В чём проблема с рынком рекламы (если реклама не мошенническая)? И в чём проблема с обратной связью от продавца к покупателю? Она, разумеется, нужна.


                                                                                          не очень понятно, чем может смущать защитника рыночных отношений, н например, неравенство возможностей учеников,… несправедливость по отношению к социальной группе преподавателей в целом,

                                                                                          Меня смущает не неравенство, а то, что описанное в статье — это, по факту, не рыночные отношения, и заголовок не соответствует содержанию.


                                                                                          добровольность значит «без принуждения», но в рыночной среде имеется рыночное принуждение.

                                                                                          Да, существует, никто не обещал совсем без принуждения. Когда говорят о добровольности контрактов, подразумевают отсутствие угрозы насилия со стороны власти, государства. В частности, свободу школ делать быть независимыми предприятиями и делать то, что разрешено другим частным предприятиям, без угрозы наказания со стороны государства.


                                                                                          Где всё это в статье? Статья описывает ситуацию, когда на словах школы сделали "независимыми самоокупаемыми предприятиями", а на деле они оказываются подрядчиками государства, т.е. ситуацию принудительной монопсонии (монополии покупателя). Как вы правильно отметили:


                                                                                          Государство также выступает заказчиком услуг, где в этом противоречие рыночным принципам?

                                                                                          Собственно это и есть противоречие: получает услугу семья, а заказывает/оценивает/платит — государство. Это ни разу не свободный рынок.


                                                                                          С вашим определением рынком является вообще всё, что мало-мальски включает денежные отношения. Смысла в таком определении нет, так как оно не разграничивает ничего.

                                                                                            0
                                                                                            Т.е. свободу школ определять стратегию обучения (школа для одарённых, для средняков, для отстающих), свободу определять учебный план в соответствии со стратегией, свободу набора учеников исходя из стратегии (без квот), свободу устанавливать цены на обучение, зарплаты учителям, свободу нанимать и увольнять учителей, свободу учителей организовывать собственный бизнес без непосильных регуляций и т.д.

                                                                                            Как защитить подобный подход от сегрегации со временем? Или в этом нет необходимости?


                                                                                            Начать с того, что государство должно защищать не предпринимательство, а свободу предпринимательства
                                                                                            Меня смущает не неравенство, а то, что описанное в статье — это, по факту, не рыночные отношения, и заголовок не соответствует содержанию.

                                                                                            То есть равенства возможностей в процессе обучения достигать не требуется, нужно лишь обеспечить равенство попыток-устремлений?


                                                                                            Когда говорят о добровольности контрактов, подразумевают отсутствие угрозы насилия со стороны власти, государства.

                                                                                            В таком случае любая деятельность, в том числе защита со стороны государства одних школ перед другими, — тоже мешает свободе рынка от государства? Если отсутствие государства — максимальное благо для рынка, как избежать ускоренной монополизации в таких условиях?


                                                                                            Где всё это в статье? Статья описывает ситуацию, когда на словах школы сделали "независимыми самоокупаемыми предприятиями", а на деле они оказываются подрядчиками государства, т.е. ситуацию принудительной монопсонии (монополии покупателя).

                                                                                            Да, похоже мы спорим именно о трактовке статьи. Т.к. для меня статья описывает ситуацию, когда государство как раз защищает рыночные отношения, насаживает их и для образовательной среды. И я расцениваю отказ от участия государства усугублением ситуации (что, с моей точки зрения, государство последовательно и делает: уменьшает свою роль, переводя образование на рыночные рельсы). Упрощение подобных процессов (сделать рынок еще свободнее) для меня лишь ускорит процесс коллапса такой образовательной среды, где добиваются равных возможностей для учеников. Возможно, это как раз и необходимо для того, чтобы люди пересмотрели своё отношение к рыночной системе, но это будет довольно циничный урок.


                                                                                            Собственно это и есть противоречие: получает услугу семья, а заказывает/оценивает/платит — государство. Это ни разу не свободный рынок.

                                                                                            Не вижу противоречия свободным рыночным отношениям. Ведет ли в таком случае себя не по-рыночному, например, хабр? Когда не берет с нас деньги за услуги площадки для обсуждения этой новости, но существует за счет рекламных или иных поступлений?


                                                                                            С вашим определением рынком является вообще всё, что мало-мальски включает денежные отношения. Смысла в таком определении нет, так как оно не разграничивает ничего.

                                                                                            Я выношу главным не сами денежные отношения, а свободу частной собственности и предпренимательства. В таком случае к не-рыночным можно отнести как более ранние формы отношений (например, наследственные), так и более поздние: например, в которых собственность организаций общественная.


                                                                                            P.S.: спасибо за подробные ответы (надеюсь, я тоже достаточно понятно выражаю свои мысли)

                                                                                              0
                                                                                              Как защитить подобный подход от сегрегации со временем? Или в этом нет необходимости?

                                                                                              Сегрегация была и будет всегда; я думаю есть какой-то оптимальный уровень, когда мы не пытаемся насильно вкорячивать вместе коня и трепетную лань балбесов и ботаников, и в то же время не создаём чрезмерного социального напряжения. Заботиться нужно скорее не о сегрегации, а о лифтах — талантливые и упорные, но бедные дети должны иметь возможность получить грант на обучение в хороших школах и занимать места богатых балбесов. Наличие принципиальной возможности изменить свой статус является хорошим мотиватором.


                                                                                              Гранты могут выдавать государство (разные социальные программы), негосударственные организации вроде Rotary Club, церкви, бизнесмены-филантропы, местные колледжи и ВУЗы, для которых школы являются источником студентов (а значит и прибыли), равно как и сами школы — тут уже описывали варианты вроде "бедные гении становятся рекламным лицом школы, привлекающим больше клиентов". В Штатах это довольно развито, например моя дочь получила небольшой грант от Rotary Club за её community service (хотя мы не настолько бедные, и поэтому грант от FAFSA нам не дали, например).


                                                                                              То есть равенства возможностей в процессе обучения достигать не требуется, нужно лишь обеспечить равенство попыток-устремлений?

                                                                                              Непонятно, как из "защиты свободы предпринимательства" следует такой вывод. Даже не очень понятно, что конкретно вы вкладываете в "равенство возможностей". Равенство возможности поступить в элитарную школу, например? Равенство возможности поступить в школу, соответствующую уровню развития ребёнка? "Возможности" — это не одна величина, а целый пучок разнонаправленных векторов, по каким из них вы считате нужно выравнивать всех?


                                                                                              Как я сказал выше, нужно добиваться мобильности, чтобы ребёнок мог сравнительно легко переходить на уровень выше, если он старается, и чтобы его не вгоняли в единые для всех рамки. Для этого должно быть много разных незаорганизованных школ, с разными программами.


                                                                                              В таком случае любая деятельность, в том числе защита со стороны государства одних школ перед другими, — тоже мешает свободе рынка от государства? Если отсутствие государства — максимальное благо для рынка, как избежать ускоренной монополизации в таких условиях?

                                                                                              Никто не говорит о полном устранении государства. Задача государства — следить за правопорядком. Одни школы защищать от других нужно лишь, если какие-то школы действуют незаконными методами (мошенничество, недобросовестная реклама и проч.). Такая защита — это не помеха рынку, а наоборот.


                                                                                              Монополизация является злом, если она вызвана сращиванием бизнеса с государственными структурами, ибо это злоупотребление властью. Если же кто-то стал монополистом в честно борьбе, лишь потому, что оказывал наилучшие услуги, то от этого потребители только выигрывают: выше качество, ниже цены.


                                                                                              для меня статья описывает ситуацию, когда государство как раз защищает рыночные отношения, насаживает их и для образовательной среды.

                                                                                              Я не вижу, чтобы государство убирало регуляции со школ, а вижу обратное — учителя погребены под бумагами, чтобы только удовлетворить госрегуляторов. У них нет никакой экономической мотивации учить детей лучше, потому что вместо этого они мотивированы ублажать регулятора, втискиваясь в рамки метрик и финансов, спущенных сверху. Школы озабочны не задачей "получить прибыль", а задачей не потерять финансирование.


                                                                                              Это, кстати, не только проблема российских школ, но и публичных (т.е. государственных) американских. Эта тема была хорошо раскрыта в "The Wire":


                                                                                              Скрытый текст

                                                                                              Ведет ли в таком случае себя не по-рыночному, например, хабр? Когда не берет с нас деньги за услуги площадки для обсуждения этой новости, но существует за счет рекламных или иных поступлений?

                                                                                              Да, у Хабра такая бизнес-модель: его истинными клиентами являемся не мы, а рекламодатели.

                                                                                                0
                                                                                                Сегрегация была и будет всегда; я думаю есть какой-то оптимальный уровень, когда мы не пытаемся насильно вкорячивать вместе коня и трепетную лань балбесов и ботаников, и в то же время не создаём чрезмерного социального напряжения. Заботиться нужно скорее не о сегрегации, а о лифтах — талантливые и упорные, но бедные дети должны иметь возможность получить грант на обучение в хороших школах и занимать места богатых балбесов. Наличие принципиальной возможности изменить свой статус является хорошим мотиватором.

                                                                                                Я бы уточнил, что сегрегация была и будет всегда, как минимум пока есть частная собственность в организациях. Но, судя по всему, с рыночной точки зрения это нормально, пока бедные балбесы не бунтуют и грезят о шансе вырватся из своего положения.


                                                                                                Гранты могут выдавать государство (разные социальные программы), негосударственные организации вроде Rotary Club, церкви, бизнесмены-филантропы, местные колледжи и ВУЗы, для которых школы являются источником студентов (а значит и прибыли), равно как и сами школы — тут уже описывали варианты вроде "бедные гении становятся рекламным лицом школы, привлекающим больше клиентов". В Штатах это довольно развито, например моя дочь получила небольшой грант от Rotary Club за её community service (хотя мы не настолько бедные, и поэтому грант от FAFSA нам не дали, например).

                                                                                                Не поспорю, что в Штатах (вершине пищевой цепочки современных торговых отношений), дела могут быть получше с крошками со стола для нуждающихся. Но не представляю возможным хотя бы просто перенести подобный опыт чуть дальше в соседние с Штатами страны, когда подобное благополучие строится во многом не только на чудовищном неравенстве внутри страны, но и на неравенстве на глобальном рынке. Но понимаю, что с рыночной точки зрения это не аргумент, и нужно лишь избавиться от лишних попыток регулирования, чтобы еще больше «достойных» приобщились к шансам на «успех».


                                                                                                Кроме того, никак не могу избавиться от стойких ассоциаций с смс-ками больным детям вместо гарантированной медицины, ухода от налогов в корпорациях под видом благотворительности, а также строительством всевозможных храмов на месте «неэффективных» предпрятий как способ «отмолить грехи» и закрепить существующее положение дел.


                                                                                                Равенство возможности поступить в школу, соответствующую уровню развития ребёнка?

                                                                                                Понял, что сегрегация в целом не аргумент с рыночной точки зрения. Но кто судьи, определяющие уровень развития? Частные организации, выживание которых зависит от чистой прибыли с вопросов сегрегации?


                                                                                                "Возможности" — это не одна величина, а целый пучок разнонаправленных векторов, по каким из них вы считате нужно выравнивать всех?

                                                                                                Я говорю о возможности гарантированно получить образование любому вместо возможности просто попытаться получить образование любому.


                                                                                                Как я сказал выше, нужно добиваться мобильности, чтобы ребёнок мог сравнительно легко переходить на уровень выше, если он старается, и чтобы его не вгоняли в единые для всех рамки. Для этого должно быть много разных незаорганизованных школ, с разными программами.

                                                                                                Cогласен, что подобные лифты — это благо. Но массово их не удается достичь незаорганизованными школами с разными программами. Можно попробовать достичь результатов сообща и выработав новые отношения, архитектурно переработав рыночные.


                                                                                                Никто не говорит о полном устранении государства. Задача государства — следить за правопорядком. Одни школы защищать от других нужно лишь, если какие-то школы действуют незаконными методами (мошенничество, недобросовестная реклама и проч.). Такая защита — это не помеха рынку, а наоборот.

                                                                                                В таком случае срастание государства с рынком неизбежно, т.к. обе стороны максимум будут стараться причесывать лишь симптомы и отчетность, но никогда не бороться с причиной существования подобных незаконных действий. Распоространненность подобных незаконных методов не только не постоянна и не «прошита» в человеке как существа, но и сильно зависит от характера взаимодействия между людьми, который не всегда был один и тот же.


                                                                                                Монополизация является злом, если она вызвана сращиванием бизнеса с государственными структурами, ибо это злоупотребление властью. Если же кто-то стал монополистом в честно борьбе, лишь потому, что оказывал наилучшие услуги, то от этого потребители только выигрывают: выше качество, ниже цены.

                                                                                                Много ли примеров подобных компаний, не срастающихся с государством или хоть как-то, прямо или косвенно, не лоббирующих финансами свои интересы? Можно ли считать такими Гугл или Эппл? Или Фейсбук? Если речь просто о модели мира, то к этому тоже вопросы, т.к. не ясно, как измерять качество (чистой прибылью владельцев предприятий?).


                                                                                                Вот, например: https://www.nature.com/articles/s41467-020-16941-y — свежая статья The Nature о том, как связаны благосостояние в руках узкой группы лиц и шансы человечества на нашей планете.


                                                                                                Я не вижу, чтобы государство убирало регуляции со школ, а вижу обратное — учителя погребены под бумагами, чтобы только удовлетворить госрегуляторов.

                                                                                                Подобная регуляция есть у любого управления, не только государственного. Например, расскажите о свободе от регуляции или хотя бы большей свободе в сравнении с гос. регуляцией курьерам и таксистам (Uber, Lyft, DoorDash, недавно Delivery Club тоже засветилась в новостях).


                                                                                                У них нет никакой экономической мотивации учить детей лучше, потому что вместо этого они мотивированы ублажать регулятора, втискиваясь в рамки метрик и финансов, спущенных сверху. Школы озабочны не задачей "получить прибыль", а задачей не потерять финансирование.

                                                                                                Экономическое принуждение как раз в наличии и не помогает. Школы озабочены задачей повысить прибыль, иначе долгосрочно они не смогут защитить себя в конкуренции и потеряют и финансирование или вообще перестанут существовать (закроются «на ремонт»). Регулятор в виде родителей при этом не меняет картину. Если посмотреть на изменения в образовании во времени, как раз перевод в частный сектор и выполняется, только производят его, начиная с высшего образовательного звена (по всему миру). Разрушение существующих принципов школ как раз и выполняется, просто еще не завершилось глобально. Неплохая сатира на это есть и у Adult Swim:


                                                                                                https://www.youtube.com/watch?v=XQLdhVpLBVE


                                                                                                Экономическая мотивация для меня вообще очень сомнительна. Если моя мотивация работать в том, чтобы не умереть с голоду, неизбежно просядет качество, и я вынужден буду думать, как эффективнее продать себя, а не как предоставить наилучший продукт.


                                                                                                Это, кстати, не только проблема российских школ, но и публичных (т.е. государственных) американских. Эта тема была хорошо раскрыта в "The Wire"

                                                                                                Не смотрел этот сериал, поэтому не смогу ответить на его тезисы глобально. Но, судя из предложенного ролика, это лишь трактовка, что критикуются только гос. структуры или сращивание с ними. Вот интервью с автором The Wire, где он говорит о том, что подтасовка статистики происходит в интересах тех, на чье теплое место под солнцем она влияет, не выделяя гос. службу или корпорации: https://improvingpolice.blog/2014/06/29/juking-the-stats-again/


                                                                                                Моя же трактовка в том, что описанное насилие происходит не из-за «вороватых олигархов» против «честных бизнесменов», а из-за частной собственности в организациях. Но, судя по всему, в рыночном подходе это положение дел незыблимо и не допускает анализа, поскольку подобное аксиоматически рассматривается, как максимально доступное благо, а дальше уже строятся все рассуждения.


                                                                                                Наверное, мы сходимся лишь в том, что существующее положение дел требует большой работы для его улучшения, а дальше сильно расходимся (но не уверен и в этом, может быть с рыночной точки зрения глобально всё в порядке. лишь минорные доработки имеют смысл?) Очень приятно культурно общаться с вами, искать истину вместе и проверять на адекватность свои собственные представления. Но на данный момент для меня рыночный подход можно охарактеризовать фразой «у идеалиста всегда материя виновата». В таком подходе рынок и частная собственность априори расставит всё на свои места, а если нет — так это неидеальный рынок, надо больше рынка. Дальше можно плясать как угодно, но подобный постулат незыблим идеологически в рыночном подходе.


                                                                                                Да, у Хабра такая бизнес-модель: его истинными клиентами являемся не мы, а рекламодатели.

                                                                                                Т.е. хабр пользуется не рыночной бизнес-моделью, и в целом подобные компании тоже работают не по-рыночному? Интересно, такие вещи рынка, как всевозможные деривативы, — тоже не рыночные? И в целом как истинно по-рыночному осуществлять те проекты, которая сейчас существуют в мире? На машине времени откатываться в 19 век и спасать человечество каждый раз, как что-то идет не так? (Смутился, что мы, похоже, не сошлись и в понятиях рыночных отношений, могу быть не прав).

                                                                                                  0
                                                                                                  Я бы уточнил, что сегрегация была и будет всегда, как минимум пока есть частная собственность в организациях

                                                                                                  Сегрегация никак не связана с формой собственности. Люди сами себя сегрегируют по куче признаков: расовым, этническим, языковым, имущественным, религиозным, политическим, профессиональным и проч. Создание границ и их защита — это в природе людей. Никакой политический или экономической строй не может перемешать людей в однородную массу — разве что только через насилие, и на короткий срок.


                                                                                                  Не поспорю, что в Штатах (вершине пищевой цепочки современных торговых отношений), дела могут быть получше с крошками со стола для нуждающихся.

                                                                                                  Положение в "мировой пищевой цепочке" никак не влияет на среднего человека — хоть зарплаты и выше номиналом, но и цены на образование тоже намного выше, так что доля "крошек со стола" в доходах среднего американца остаётся примерно такой же. Разница как в менталитете (насколько человек готов делиться, насколько принято в обществе собирать пожертвования) так и в политическом устройстве (насколько много препон ставится на пути).


                                                                                                  Но не представляю возможным хотя бы просто перенести подобный опыт чуть дальше в соседние с Штатами страны

                                                                                                  Пока люди будут думать как вы и считать сбор пожертвований чем-то вроде "попрошайничества, сбором "крошек со стола" — да, это не будет возможным. Это наследие патерналистского государства — большая часть людей считает, что единственный правильный путь финансирования школ — это государственные деньги. Это типа солидно, достойно, неунизительно. А частные деньги — это грязно, мерзко, зашкварно. Частникам доверять нельзя, они жадные, подлые, низкие прохиндеи, а государевым людям — можно, ведь там особая каста разумных, светлых, честных.


                                                                                                  Много ли примеров подобных компаний, не срастающихся с государством

                                                                                                  Standard Oil, как классический пример? Чувак нашёл способ сэкономить на транспортных расходах, на административных расходах, стал использовать в машинах бензин, который до этого тупо сливали в реки, стал производить искусственный воск, заменив им естественный пчелиный, построил кучу новых путей и трубопроводов, разорил неэффективные предприятия, революционизировал нефтепромышленность, уронил цены на нефтепродукты, насытил рынок США и сделал США экпортёром — но государство даже не знало, что это монополия. Когда узнало — испугалось, и приняло первый антимонопольный закон, хотя к тому времени Standard Oil уже теряла своё монопольное положение по естественным причинам, уступая конкурентам вроде Texaco, Shell и проч.


                                                                                                  Подобная регуляция есть у любого управления, не только государственного.

                                                                                                  Аргумент из разряда: "ну подумаешь, в софте самолёта баг — в любом софте есть баги". Несопоставимые силы и возможности, и несопоставимые последствия злоупотреблений. Достаточно захвата государственной власти условным "Гитлером" — и уже сильные госрегуляции перестают так радовать. Поэтому вот вам эвристика: при рассмотрении любой государственной инициативы, задайтесь вопросом: "А что будет, если к власти вдруг нежданно придёт [вставить имя самого ненавистного вам политика]? Сможет ли он использовать эту инициативу во вред?" Например, сможет ли он одним министерским указом навязать всем школам единый учебный план, составленный условным "Геббельсом", не меняя при этом законодательства?


                                                                                                  Школы озабочены задачей повысить прибыль, иначе долгосрочно они не смогут защитить себя в конкуренции

                                                                                                  "Вы так говорите, как будто это что-то плохое" (с).


                                                                                                  Рассмотрите фразу "парикмахеры охабочены задачей повысить прибыль". Тут что, как-то подразумевается, что ради прибыли парикмахеры будут жертвовать волосами покупателя, особенно в долгосрочном периоде? Но почему-то про школы вы пытаетесь сказать именно это, мол, школы в погоне за долгосрочной прибылью станут кидалами. Вы в это действительно верите?


                                                                                                  и потеряют финансирование

                                                                                                  Есть разница между "прибылью" и "финансированием". Прибыль — это когда вам платят довольные клиенты. Финансирование — это когда папа/мама/дядя дают вам денег на расходы.


                                                                                                  Регулятор в виде родителей при этом не меняет картину.

                                                                                                  Родители — не регуляторы, они клиенты. Они либо удовлетворены услугой и остаются, либо неудовлетворены и уходят. Довольство клиентов выражается в деньгах. Цель школы — максимизировать довольство клиентов.


                                                                                                  Если посмотреть на изменения в образовании во времени, как раз перевод в частный сектор и выполняется, только производят его, начиная с высшего образовательного звена (по всему миру)

                                                                                                  Только строго наоборот: старейшие универитеты — сплошь частные, а государственные — это "новостройки".


                                                                                                  судя по всему, в рыночном подходе это положение дел незыблимо и не допускает анализа

                                                                                                  В той же степени, как "всеобщее государственное образование" считается аксиоматическим благом.


                                                                                                  Т.е. хабр пользуется не рыночной бизнес-моделью, и в целом подобные компании тоже работают не по-рыночному?

                                                                                                  Откуда следует, что хабр вне рынка? Ещё раз: клиенты Хабра — рекламные компании, конкуренты Хабра — другие медиа-ресурсы. Это рынок — рынок человеческого внимания, и мы на нём — товар. Но мне непонятно, как это связано со школами.

                                                                                                    0
                                                                                                    Я говорю о возможности гарантированно получить образование любому вместо возможности просто попытаться получить образование любому.

                                                                                                    Что входит в "гарантированное образзование"? Начальное, среднее, высшее? Отличное, просто хорошее, хоть какое-нибудь, лишь бы отсидел положенные годы и сдал выпускной без двоек? Если ребёнок ходит в школу, но плохо учится, означает ли, что он "недополучает гарантированного ему образования"? Кто имеет право определять, что ребёнок получил именно гарантированное образование, а не какое-то другое? Государство, школа, родители, работодатели?


                                                                                                    Образование — это то, что остаётся в голове, когда закончил школу. Если дети забывают школьные знания после выпускного, значит ли это, что они не получили гарантированного образования?


                                                                                                    Лозунги вроде "гарантированного образования" звучат вроде бы логично и разумно, пока не начинаешь вглядываться в детали.

                                                                                                      0
                                                                                                      Сегрегация никак не связана с формой собственности. Люди сами себя сегрегируют по куче признаков: расовым, этническим