Как стать автором
Обновить

Создатели “Профессий будущего” о выразительных средствах, стартапах и Илоне Маске

Развитие стартапа Научно-популярное Интервью
Просмотр первой части документального фильма “Профессии будущего” оставил у меня неоднозначное впечатление. С одной стороны, я узнал много нового о самых молодых представителях российского стартап движения, молодых ученых и школьниках-новаторах. С другой, некоторые моменты в фильме вызвали вопросы. Часть из них я задал одной из героинь в прошлом интервью. Этого мне показалось мало и я договорился об интервью с создателями картины. Со мной пообщались Татьяна Третьякова — режиссер картины, и Михаил Чурбанов — продюсер проекта. Не могу сказать, что все мои вопросы были удобными, но нужно отдать должное создателям, я получил ответы на все. Под катом откровенный разговор о фильме, подходах создателей, утечке мозгов, выборе кумиров и развитии российских стартапов.



В чем вы видели основную цель фильма? Какой эффект вы ожидаете после выхода первой части?


Татьяна:
Первые результаты видны уже сейчас. Сначала этот фильм увидели 28 тысяч зрителей на офлайн показах в 71 регионе страны, что достаточно много для документального кино. А затем онлайн – уже свыше 4,4 миллионов зрителей. Кто-то увидел картину в социальной сети Одноклассники, кто-то – ВКонтакте, Fb, часть просмотров было на сайте проекта и на мультимедийном сервисе Okko. Большое количество зрителей посмотрело фильм на YouTube. В первую очередь, нам было важно показать фильм молодым людям, вдохновить их на самореализацию, причем, не важно в каких сферах. У каждого свой путь. Нам, кстати, мало кто говорит, что фильм про цифровые технологии, хотя главные герои, конечно, с ними связаны, в первую очередь. Главное — наш проект рассказывает о ребятах, которые уже в школьном возрасте понимают, что они хотят делать и развивают свои первые проекты.

Своим примером они словно говорят таким же, как они, молодым, что не нужно терять время попусту. Видно, что для них – заниматься тем, что нравится – это огромное удовольствие. Оказывает ли фильм вдохновляющее влияние на юных зрителей – безусловно, да! Мы замеряли влияние нашего кинопроекта на аудиторию с помощью очень масштабных исследований. Подобные технологии мы часто применяем в последнее время в своих документальных проектах. В анонимном цифровом анкетировании «до» и «после» просмотра фильма приняли участие свыше 5000 участников. Показатели очень неожиданные — фильм буквально «зашкалил»: 95% подростков и детей он нравится, 90% считают его вдохновляющим, мотивирующим, заставляющим задуматься о будущем. Особенно интересно читать выводы ребят, где через один – ответы: «захотел кем-то стать» или «захотел сделать что-то важное в жизни». Это именно тот эффект, тот результат, который мы больше всего хотели получить. И, видимо, хотя бы для части школьников нашей страны у нас получилось сделать кое-что полезное.

Как оказалось, фильм еще больше понравился учителям и родителям. В целом, у картины очень широкая и лояльная аудитория: есть и зрители в возрасте 7-8 лет, есть даже те, кому уже 60-70 лет. Каждый находит что-то интересное для себя в этом проекте. Конечно, находятся и такие, кому фильм не нравится и вызывает острую эмоциональную реакцию. Эти, как правило, «взрослые ребята», еще часто пишут в своих комментариях, что считают нашу страну «бесперспективной», власти «неправильными», условия «неприемлемыми», считают, что мы «показываем то, чего нет» и т.д. Но мы и этому рады, потому что это означает, что удалось сделать фильм, который цепляет так или иначе многих, и говорит о том, что для людей важно.

Почему решили заняться именно этой темой?


Михаил:
Нам интересно приносить своими проектами пользу людям. Мотивирующими документальными фильмами мы занимаемся уже последние 6-7 лет. И в игровом кино пробуем говорить со зрителями на серьезные темы. А, если говорить об этом конкретном проекте, то на базе Школы кино Свердловской киностудии сначала зародилось новое направление «Портал в будущее», где юные ребята ищут, в том числе, соприкасаясь с кино, чем они смогут заниматься в будущем — во взрослой жизни. Пробуют делать проекты в командах, развивают, как это принято сейчас называть «софт-скиллс».

И речь идет не только о кино или творческих индустриях, а вообще о любых сферах. И наш директор по кинопроизводству Елена, предложила создать и документальный фильм с подобным названием — «Профессии будущего». Так все и началось. Как всегда – начинаешь что-то делать, а потом на этой же основе появляется что-то еще. Мы сразу планировали сделать фильм таким, чтобы он точно был полезен, помогал юным зрителям самоопределяться, затрагивал бы те вопросы, которые их волнуют, рассказывал бы о профессиях, которые сейчас в тренде и наиболее востребованы. А с другой стороны, нам важно, чтобы любой наш фильм нес в себе и воспитательную функцию, которая на наш взгляд очень нужна, особенно сейчас.

По каким критериям выбирались проекты для фильма? Кто их определял? Кто был научным и техническим консультантом фильма? Принимал ли этот человек участие в определении критериев?


Татьяна:
У нас не стояла задача сделать конкурс и по каким-то критериям отобрать лучшие проекты в России. Это же фильм о живых героях, которые живут своей жизнью. Здесь речь не о лучших ребятах страны, а просто о ребятах, конкретных, которые учатся и параллельно, по мере сил, занимаются своими проектами. Они никак специально к фильму не готовились, ничего специально по «нашему заказу» не делали. Мы находили героев в совершенно разных местах, и они сразу становились участниками съемок. Зачастую мы их уже активно снимали, а позже они узнавали о том, что участвуют в фильме и давали свое согласие продолжить этот эксперимент. И когда все герои оказались вместе на Дальнем Востоке, на Острове Русском – на интенсиве Университета НТИ 20.35, многие из них не думали нас там увидеть, а мы и даже близко не могли предположить, что они все вместе соберутся, да еще и будут участвовать в одном конкурсе проектов.

Всё выстраивала сама жизнь. Можно сказать, что фильм во многом создавался интуитивно, что-то мы угадали, а что-то всё-таки грамотно спрогнозировали. Это не научно-популярный фильм, нам важно было сохранить то, как ребята мыслят, как говорят, даже если что-то может смутить эксперта в той или иной области. Тем не менее, фильм перед его выходом, конечно посмотрели эксперты и в области технологического предпринимательства, и в области педагогики, психологии, социологии. Мы прошли через множество таких специальных показов в самом начале выхода проекта в свет. Кстати, благодаря таким первым участиям экспертов, была достроена линия про Илона Маска, насчет которой тоже очень много дискуссий в соцсетях фильма. Нами совместно с экспертами было принято решение всё же оставить эту «остроту» и «перчинку» в фильме и для продвижения, и для того, чтобы взрослым и умным зрителям было над чем поразмыслить после просмотра. Эксперты настаивали на том, что это «прибавит рейтингов», тогда обсуждался возможный выход фильма на федеральном телеканале.

В чем была основная сложность для режиссёра? Насколько вы сами близки к теме инноваций, есть ли профессиональный или иной бэкграунд?


Михаил:
Новаторский дух поиска и исследования у нашей команды точно присутствует. Как и у всех героев фильма. Да сам этот кинопроект, по сути – стартап. Что касается сложности для режиссера работать с технологической и предпринимательской темой, то по первому образованию Татьяна – физик, инженер, причем инженер в области биофизики и медицины. Помимо этого у нее еще и другие высшие образования. В том числе, и в сфере бизнеса. Да и сама она зарегистрировалась индивидуальным предпринимателем, лет в 18, кажется. А вообще, любой фильм во многом отражает самого режиссера. Если он режиссеру не близок, то он попросту не получится.

Татьяна:
Всё так. Что касается сложностей при создании этого проекта – их было множество. Как и наши герои в жизни, мы тоже множество раз проходили через скепсис, отказы потенциальных партнеров от участия в фильме, очень долго ждали и добивались каких-либо важных контактов, а потом и сталкивались с проблемой как донести фильм до аудитории. Да и продолжаем со всем этим бороться. Это действительно стартап, который только начинает свой путь. Многое из того, что мы делаем в проекте уникально и приходится выступать первопроходцами.

Картина своеобразно структурирована для документального кино и скорее напоминает длинный клип. Это чисто художественный режиссерский прием или он имеет некую смысловую значимость?


Татьяна:
А Вам самому сколько лет? Подростки нам обычно так не говорят. Может быть Вы начинаете отставать от их способа быстро, «клипово» считывать информацию – обратите на это внимание. Подшучиваю, конечно. А если отвечать серьезно: мир меняется, скорости меняются и, наверное, будет неправильно настаивать на классической форме подачи информации. Хотя в фильме и классические приемы безусловно присутствуют. И другого возраста зрителей фильм тоже держит от начала и до конца. Да, некоторые не успевают за графикой, но пишут нам, что с удовольствием пересматривают фильм еще раз. Дети успевают всё. Так что, да, считайте – это осмысленный художественный прием для того, чтобы говорить с современным зрителем.

В фильме есть важная мотивационная и содержательная часть, но, очевидно, что упор также делается на создание презентабельной картинки с красивыми молодыми людьми, которые говорят общие фразы. В чем причина именно обобщающего подхода к проблематике и проектам? Почему детально не рассматриваются конкретные кейсы, проекты и причины описанных проблем?


Татьяна:
Как мы уже говорили, наша цель – это вдохновить многих ребят по всей стране, в различных регионах, и особенно в малых городах, селах, где ребятам часто не хватает таких примеров, такого контента и информации. Детальное рассмотрение, конкретного кейса со всеми техническими особенностями, возможно, понравилось бы читателям Хабр, но широкая аудитория ребят, особенно те, кто, возможно, не предрасположен к этим конкретным технологиям – вряд ли бы с таким восторгом смотрели. Согласны с Вами, что такие фильмы с конкретными кейсами и с деталями тоже нужны. И мы попробуем находить для них ресурсы и возможности. Просто у нас были другие цели и задачи.

Михаил:
Этот фильм – это инструмент для педагогической воспитательной деятельности в школах или дома – в семье, с помощью которого взрослые могут обсудить важные вопросы с подростками, поговорить о будущем, об их мечтах, о стране, о таких как в фильме сверстниках, которых всё больше и больше в регионах России, о возможностях, и вдохновить самих детей на самореализацию. Мы планируем продолжать развивать именно такой формат.

В фильме много времени уделено взаимодействию школьников с менторами и компаниями-работодателями, с чем это связано?


Михаил:
Мы часто слышим скептические комментарии – «но такие ребята не нужны стране, они тут не будут востребованы». В фильме мы уже показали как откликаются ведущие компании на таких юных специалистов. Все они заинтересованы в умных молодых талантах. Мы знаем много примеров, когда школьники сотрудничают с крупными компаниями, такими как Mail, Сбербанк. И нам показалось важным передать эту информацию другим юным зрителям, чтобы они видели перспективу, понимали какие знания и компетенции нужны и развивались.

Судя по выбранным выразительным средствам, подаче и количеству времени, отведенному проблеме утечке мозгов, создатоели считают, что молодым ученым, разработчикам и стартаперам лучше оставаться в России, а не пробовать силы в других странах. Можно ли это считать основной позицией создателей фильма?


Михаил:
Если внимательно смотреть фильм, то в нем представлены совершенно разные жизненные пути – «сценарии» наших героев. Нет универсального решения, у каждого свой путь и каждому самому нужно чувствовать и принимать решение – что полезно и функционально в конкретный период жизни для тебя. Один из героев фильма – квантовый физик Алексей Федоров уезжает, оканчивает аспирантуру во Франции и возвращается в Россию. И он рассказывает в фильме почему и какие плюсы видит для себя в этом. При этом, и его зарубежный опыт тоже оказался очень полезен для него. И мы сами – тоже не сидим все время на Урале. И мы, и наши коллеги-специалисты делали проекты и в России, и за рубежом. И этот опыт многое дает, расширяет кругозор, учит относительности вещей. Помогает лучше понимать других. Однако в фильме обсуждается вопрос – что может двигать молодым человеком, когда он мечтает или принимает решение уехать, жить не в России.

Могут ли на него оказывать влияние какая-то информация, грамотный пиар другой страны, фильмы, яркое позиционирование каких-либо международных предпринимателей, или он осознанно делает наилучший выбор для себя в данный момент? Кристина, героиня фильма, которая уехала в США, недавно поделилась с нами своими ощущениями от принятого решения. Она мечтала заниматься космосом и поступала на направление космического инжиниринга, а по факту оказалось, что там нет такой специализации, нет возможностей получить компетенции, которые она хотела. Курс для себя скомпоновать из различных элементов она может, но по факту у ВУЗа нет этих компетенций и даже технических возможностей. Но зато у них – хорошее промо, которое несколько отличается от реальности. В результате, она изучает MBA и Big Data – то, в чем силен выбранный ею ВУЗ. Кристина – настоящий боец и большая умница, и мы верим, что она возьмет для себя максимум и пойдет дальше. Но в Бауманку, тем не менее, я ее пригласил, и уже даже поговорил об этом с руководителем одной из ракетных кафедр, что когда она окажется в Москве, мы с ней съездим туда на экскурсию. Кстати, как раз эта профессор из МВТУ имени Баумана нам рассказала, что студенты ведущих американских ВУЗов каждый год прилетают в Россию в Бауманку на летнюю школу. Как-то мне один из российских руководителей в Кремле сказал искренне: «А где еще жить умному человеку сегодня в мире, как не в России?» И я – с ним согласен полностью. А другой – руководитель ведущего научного института добавил во время нашего обстоятельного разговора про будущее нашей науки и про ребят, что стремятся уехать: «Умные останутся». И с этим трудно не согласиться. Но с пиаром у нас – пока проблемы. Не боремся мы системно за свои «умные головы». Мы-то, буквально штучно – по одному-два в год с Министерством культуры и партнерами, делаем проекты, подобные «Профессиям будущего». А могли бы – десятка два ежегодно производить, да еще и с распределенной командой по регионам. И этот вопрос мы тоже поднимаем в фильме.

В чем, по вашему мнению, преимущества России, как страны для развития инноваций? Какие условия должны быть созданы для того, чтобы молодые ученые могли развивать свои проекты до уровня успешного бизнеса или полноценного продукта? Какую задачу в данном случае помогает решить фильм?


Михаил:
В первую очередь, надо работать с отношением самих людей к своим возможностям и сильным сторонам своей страны. Проблема, когда ребята думают, что возможностей нет, уже заранее опустили руки или просто не знают, как можно проживать свою жизнь и чем можно заниматься. Возможности есть всегда, тем более, в нашей стране. Это – реальность, а не то, что пишут в интернете. И многие предприниматели вам скажут, что здесь есть, что делать, и условия — более выгодные. Гораздо интереснее работать там, где еще не все ниши заняты. Шансов для успеха больше, нерешенных задач больше. Предприимчивый ум всегда направлен на решение проблем, он не идет туда, где нет проблем. И Россия развивается сейчас очень стремительно. Все что сделано – сделано – за 20 лет, конечно на основе фундамента, но до этого было почти 15-20 лет застоя и кризиса… Это же просто надо увидеть – сколько мостов, дорог, современных предприятий, других объектов построено у нас. Тот же космодром новый чего стоит. Как и говорит наш герой, Наталья Касперская – мы просто не ценим это своё. Проблемы есть, но они есть в каждой стране. Решить можно многое, каждому на своем месте.

Татьяна:
Фильм помогает дать первый толчок, мотивацию молодым ребятам, они видят, порой впервые, что можно развиваться в разных направлениях уже в юном возрасте. Конечно, толчок – это мало. Должна быть система, многое зависит от учителей, наставников, родителей, взрослых на местах. Очень здорово, что в России появляются различные кружковые движения, новые образовательные проекты, растет число интересных школ, и не только сделанных крупными компаниями, но и педагогами-новаторами. Когда мы снимали этот фильм, мы увидели и проблему того, что с ребятами не обсуждают фундаментальные важные вопросы. Растят кадры, так скажем, не для себя, а для других стран. Как говорит Наталья Касперская, не занимаются нравственным образованием, воспитанием. Но похоже, исходя из последних новостей и этот вопрос начнет решаться. Нам кажется, что это принципиально важно для того, чтобы рождались молодые ученые и успешные бизнесы. Важно сформировать человека. Это поможет преодолеть все сложности на пути. При понимании себя, своей мотивации, целей и того, что нужно для счастья и развития — остальные компетенции, нужных людей, наставников, партнеров человек найдет сам. Особенно в наше время, когда информация доступна.

В фильме рассказывали о квантовом центре, но без конкретных фактов о достоинствах этого научного учреждения, представлено лишь мнение одного из героев. Есть ли иные преимущества, компании, инвестиционные программы, технопарки, интересные героям фильма в России, попадут ли они во вторую и третью части?


Михаил:
Интересно, что некоторые зрители словно не видят ещё одного героя – когда фильм перемещается в Российский квантовый центр. Так вот, там у нас есть особый герой – молодой ученый из Оксфорда, которые приехал именно в Россию за компетенциями и реализацией своих идей. Нам, в принципе нравится использовать такие высокотехнологичные объекты в проектах, но когда еще и удается по ходу рассказать и истории таких вот героев – это, конечно, удача. В конечно счете, из таких вот мелочей, деталей и складывается успешный интересный зрителю кинопроект. И конечно, нам особенно нравится оказываться с командой там, где начинают действовать умные предприимчивые люди, там сразу начинает формироваться и особая среда, и идеи для новых фильмов сами собой рождаются.

Фильм фокусирует внимание зрителя на некотором конфликте поколений и отличиях в кумирах и идеалах. В частности, сделана попытка развенчать Маска при помощи интервью Натальи Касперской, апеллирующий к Гагарину, Королёву и Чкалову. Например, она заявляет, что “Маск — пиарщик” и “не имеет отношения к разработке”. При этом известно, что Маск является главным инженером компании SpaceX и не руководит пиаром своих проектов напрямую. Насколько это мнение актуально после первого частного полёта в космос, осуществленного SpaceX (и успешного возврата первой ступени)? Мнение Касперской относительно профессиональных компетенций Маска с искажением фактов — это ошибка фактчекинга или позиция создателей фильма?


Татьяна:
Наталья Касперская затрагивает очень важную тему: зачастую мы доверяемся какой-либо информации, не перепроверяя и не углубляясь в вопрос. В соцсетях, в интернете написано — значит это – правда. В фильме подростки отвечали, что их кумир Илон Маск, потому что он — выдающийся изобретатель и делает сам то, что другие считают невозможным. В современное время важно научиться не оставаться на поверхностных знаниях. Особенно учитывая то, что любую информацию сейчас можно найти легко и просто, и молодые люди часто перестают вникать в суть вещей и исследовать вопрос самостоятельно. В процессе создания проекта мы сталкивались с разными мнениями и решили не оставлять только одно. Альтернативная точка зрения в фильме как раз и позволяет смотреть на тот или иной факт с разных сторон, думать, решать самим. По крайней мере, юные зрители станут более внимательными к внешней информации, захотят исследовать то, что им важно.

Наталья Касперская – один из сильнейших экспертов в области кибербезопасности и знает глубоко изнутри как формируются представления у ребят. Она озвучивает важные проблемы, которые есть у нас в стране. В частности, что мы сами не продвигаем собственные примеры успеха наших предпринимателей, специалистов, инженеров, отраслей. Для нас самих это — крайне актуальная тема. Ведь мы написали сотни писем в российские компании и никто пока не понимает, что нужно участвовать в таких проектах, рассказывать о себе, вдохновлять молодежь. В результате молодежь и мечтает жить не в России и не стремится работать в этих компаниях. Таких мечтающих уехать, к сожалению, очень большой процент — от 7%, в целом, по стране, до 10% в некоторых регионах. Мы эти цифры видим, так как показываем фильм в школах в формате специальной нашей разработки, если хотите инновации, стартапа — Мотивирующие цифровые уроки, где обязательной составляющей является анонимное заполнение детьми анкет до и после просмотра.

Анкеты позволяют детям задуматься, начать размышлять о важных моментах в своей жизни, о будущем. Но и мы, в свою очередь, работаем с большими данными почти со всех регионов России и очень наглядно видим все те проблемы, которые озвучены Натальей Касперской в ее интервью и в фильме. Удивительно, что нас критикуют в интернете (и кстати, не критикуют в школах сами дети) за то, что этот блок в фильме излишне патриотичный, “агитационный” даже. А для нас он наоборот — открыто говорит о наболевшем, высвечивает проблемы, слабые стороны нашего общества, а не сильные. Кстати, мы выпустили полное интервью Натальи Касперской и с помощью него, возможно, те, кто относится со скепсисом, смогут глубже понять, о чем идёт речь.

Сейчас популярно мнение, что популяризация стартапов вредна. А также, что в тему стартапов необходимо раскрывать, рассказывая о проблемах стартап-движения. Без понимания этих проблем даже у стоящих проектов шансы превратиться в единорога сведены к минимуму. Иными словами, что сегодня лучше пугать детей стартапами со школы, чтобы заранее отсеивать тех, кто будет неэффективно расходовать деньги инвестора и не сможет ничего создать. Согласны ли вы с этим утверждением, покажут ли проблемную составляющую инновационных и наукоемких проектов в новых частях фильма?


Михаил:
В следующей серии мы покажем другую сторону медали. Ведь наши герои стали студентами и выяснилось, что в студенческое время такие прорывы, как у них были в школе, уже не так просто совершать, ведь, все свободное время уходит на штудирование наук. Но мы нашли и новых удивительных героев. Но пугать и отбивать у ребят интерес заниматься проектами, развивать свои стартапы — точно не нужно. Мы своими глазами не раз видели, как способные и талантливые ребята теряли энтузиазм в жизни, сталкиваясь с таким подходом. А при этом, упорные, целеустремленные — продолжали идти к своей цели. Поэтому, мой совет: и таланты надо развивать в каждом ребёнке, и волю к победе воспитывать.

Можно и через проекты, через соревнования за инвестиции, а можно, на первых порах — и через спорт, творчество. В каждом природой заложена возможность реализоваться и стать победителем в своей области деятельности. Надо помогать ребятам выявлять свои сильные стороны, искать и находить свой путь. Лучше всего – обучать ответственности, самостоятельности, не скрывая тех трудностей и подвохов, которые ждут. А тем, кто хочет стать «Маском», важно понимать — каков на самом деле этот путь. Он – Маск – предприниматель, который умеет не только «ловить хайп», но и создавать вокруг своих проектов яркую оболочку. Этому у него можно поучиться.

А реальные инженерные знания можно получить в России. Именно наша инженерная школа считается лучшей в мире. В первом фильме мы ставили перед собой задачу вдохновить ребят, чтобы они «проснулись», увидели, что жизнь идёт полным ходом, и уже можно жить и действовать, реализуя свои способности, развивая в себе качества и компетенции для будущего успеха. Второй – будет про то, как можно сэкономить время во время учебы, чтобы успевать осваивать помимо школьных знаний что-то еще, что пригодится потом в жизни.

В качестве заключения


Буду признателен за комментарии с впечатлениями от прочитанного.
Теги:
Хабы:
Всего голосов 7: ↑4 и ↓3 +1
Просмотры 2.2K
Комментарии 2
Комментарии Комментарии 2

Публикации

Истории