«На благо нашего общего будущего». Creative Commons возглавила Кэтрин Стилер, бывший евродепутат и CEO OKF

Автор оригинала: Catherine Stihler, CEO Creative Commons Corporation (лицензия CC-BY 4.0)
  • Перевод
Бывший евродепутат, ректор Сент-Эндрюсского университета и глава Open Knowledge Foundation Кэтрин Стилер заняла должность CEO в организации Creative Commons. Как MEP она занималась вопросами цифровой политики, цифрового рынка, защитой данных пользователей и реформой авторских прав.
Для меня большая честь присоединиться к CC в канун 20-летия организации.

На протяжении почти двух десятилетий CC работала, чтобы сделать мир более открытым и сбалансированным.

Когда CC начинала свою деятельность в 2001 году, я тогда только недавно была избрана членом Европарламента. Это было время, когда вопросы авторского права и доступа к информации начинали привлекать внимание общественности.

На протяжении 20 лет работы депутатом я непосредственно представляла более 5 миллионов человек в Шотландии и добивалась изменений для более, чем 500 миллионов жителей ЕС, занимаясь решением вопросов цифровой политики, таких как реформа авторского права, защита неприкосновенности частной жизни граждан, защита их данных, а также обеспечение доступа широкой публики к цифровым инструментам.

Сегодня мы оказались в совершенно ином мире. И когда я пытаюсь представить будущее, я чувствую, что работа CC никогда не была так важна.

У нас есть возможность играть ведущую роль в глобальной борьбе за устранение препятствий на пути распространения знаний и творчества.

Особенно это важно из-за возникших перед нами проблем, ведь пандемия коронавируса по-прежнему приводит к человеческим и экономическим потерям по всему земному шару.

Усиливается неравенство, и несправедливость становится ещё более очевидной.

Трагическое убийство Джорджа Флойда вызвало глобальное движение Black Lives Matter, а в ряде стран прошли продемократические акции протеста, в том числе недавно протесты состоялись в Беларуси.

СС выражает солидарность с теми, кто попал в беду, кто протестует против несправедливости, с теми, кто по всему миру борется за законность, представительство своих интересов и равноправие.

Испытания и кризисы, свидетелями которых мы стали в этом необычном году, вызывают законные вопросы о власти и привилегиях.

Кто имеет доступ к знаниям в нашем неравноправном обществе?

Мы понимаем, что слишком часто доступ к знаниям находится в руках узкого круга лиц, а не большинства, и зачастую его лишены женщины, люди с другим цветом кожи, сообщества LGBTQI и люди из стран Глобального Юга.

Наша задача — подвергнуть сомнению такое положение вещей, такую власть и привилегированное положение. Решение этой проблемы — в открытии доступа к знаниям и их распространении.

Во время коронавирусного кризиса мы увидели ряд позитивных изменений.

Был открыт доступ к ранее платным публикациям, а результаты исследований распространялись по всему миру. Гонка по разработке вакцины против COVID-19 демонстрирует, почему быстрый и неограниченный доступ к научным исследованиям и образовательным материалам так важен.

Досадно, что для этого потребовалась глобальная пандемия, но я надеюсь, что теперь этот урок усвоен.

Однако, мы стали свидетелями не только шагов вперёд, но и шагов назад.

Некоторые страны ввели ограничения права на информацию, и не все восстановили это право.

И по-прежнему многие знания остаются недоступными людям: во многих странах двери музеев и библиотек по-прежнему закрыты, а цифровой доступ всё ещё невозможен для большого числа людей.

Разрушать препятствия нелегко.

В качестве примера можно привести National Emergency Library, созданную Архивом Интернета, которая во время пандемии бесплатно предоставила пользователям свыше 1,3 млн. электронных книг.

Консорциум из четырёх издателей обратился в суд, и библиотека была вынуждена закрыться. Это свидетельствует о сохраняющихся препятствиях.

Но есть и надежда.

Я давно убеждена в необходимости обеспечить цифровой доступ, чтобы способствовать наступлению новой эры развития, роста и эффективности для всех членов общества.

Меня радует возможность добиться реальных перемен.

Работа СС уже доказала свою важность во время этой губительной пандемии. Инициатива Open COVID Pledge упростила университетам, компаниям и другим обладателям прав интеллектуальной собственности работу по разработке лекарств, тестовых наборов, вакцин и других научных открытий.

И мы работали ради того, чтобы образовательные ресурсы, финансируемые государством, были доступны по открытой лицензии, чтобы дать общественности доступ к достоверной, практической информации.

Предстоит сделать намного больше.

Наш мир стоит перед неопределённым будущим, и жизненно важно, чтобы организациями и правительствами была принята политика открытого доступа.

Технологические достижения сблизили многих людей, но в то же время слишком многих отодвинули на второй план.

Наша миссия — построить общее будущее для всех, и мне не терпится приступить к этой работе.

Кэтрин Стилер (Catherine Stihler),
исполнительный директор Creative Commons Corporation.

Creative Commons License
Этот текст распространяется на условиях лицензии «Creative Commons Attribution 4.0 International».
Вы можете копировать, редактировать и использовать в коммерческих целях этот текст при обязательном указании авторства.


Photo by DAVID ILIFF. License: CC BY-SA 3.0
https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Catherine_Stihler_MEP,_Strasbourg_-_Diliff.jpg?uselang=ru
AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

Подробнее
Реклама

Комментарии 30

    +13
    Когда CC начинала свою деятельность...

    Так себе перевод аббревиатуры.
    Трагическое убийство Джорджа Флойда вызвало глобальное движение Black Lives Matter, а в ряде стран прошли продемократические акции протеста, в том числе недавно протесты состоялись в Беларуси.

    Интересный замес.
      +11
      И сюда политику тащат… BLM, дайверсити, демократия…
        –18
        Что значит тащат политику? Если не заниматься политикой, то… Справедливости ради, вот в Беларуси отключили Интернет, и все прекрасные онлайновые вещи, включая те, что упомянуты в статье, перестали существовать (либо для жителей Беларуси, либо для остального мира, если хостинг в Беларуси). Только, продолжая тему аббревиатур, ЛГБТ и ОМОН — офлайновые сущности. ))
          +16
          Вопрос почему политикой должны заниматься Creative Commons? Причем на тему повесток никак не связанных со свободным распространением информации?
            0
            Потому что авторское право является результатом политики.

            Если мы сравним советское авторское право и современное, мы увидим в нём отражение разной политики тогда и теперь.
              +10
              А каким боком авторское право к BLM, демократии и дайверсити?
                +1
                Вы ничего не путаете? Авторское право является результатом творческого труда, собственно, автора. При чём здесь политика?
                Мне кажется вы путаете термины. Авторское право — оно бывает имущественное и неимущественное, бывают смежные права и т.д. Вы о чём говорите?
                  +1
                  Вы правы, я говорю про имущественное авторское право.

                  Неимущественное авторское право никак не изменилось за последние двести лет. Автор всегда имел право создавать произведение, право называться автором, право выбирать какое-нибудь имя, право разрешать публикацию, право доступа.

                  А всё остальное прямо зависит от политики. Имущественное авторское право не возникает естественно, а зависит от политики законодателя.
                –4
                > Причем на тему повесток никак не связанных со свободным распространением информации?

                Потому что непосредственно связанны. Бомбануло из-за убийства, а вспомнили и про сложность получения доступа к обучению у чернокожих и другого притеснения.

                У нас это обычно выражается в предвзятом отношении пожилых преподавателей к девочкам-инженерам или девочкам-программистам. Ну и т.п. Это усложнение свободного распространения информации, непосредственное.

                Беларусь — а про неё ничего не ясно, так что лучше не будем.
                  +2
                  Вообще то может я ошибаюсь, но изначально целями было предоставление инструментов (а лицензия это в т.ч. инструмент) для возможности свободно использовать и предоставлять для использования свои произведения. Где тут всякие притеснения и прочее кроме копирастических?
                    0
                    Тут есть очень много тонких и нелепых мест. Назову лишь некоторые.

                    1) Автор хочет свободно распространять свои произведения, но издатель шантажирует автора уменьшением оплаты.

                    2) Автор давно ничего уже не хочет, но законодатель продолжает охранять его права в течение сотен лет после его смерти.

                    3) Предприятие хочет свободно распространять свои произведения, однако это трудно сделать без юристов.

                    4) Государство ведёт пропаганду против свободного использования произведений, упирая на то, что такие произведения получат враги.

                    5) Автор готов бесплатно предоставить издателю своё произведение взамен на свободную публикацию, однако издатель не желает входить в подробности такой воли.

                    И ещё много разного.
                      +9
                      Так, окей, а причем тут дайверсити и все остальные пункты из статьи? Вообще, когда я вижу фразы наподобие той что в заголовке статьи и которыми пронизана вся статья целиком — я понимаю что кто то пришел наращивать себе политический капитал, а не делом заниматься. Более того, статья настолько пропитана набившими оскомину лозунгами и оборотами — что по ощущениям политик к власти в организации пришел очень так себе, по крайней мере как оратор.
                      Вы уверены что это все происходящее пойдет всем на пользу?
                        –2
                        Верно. В статье много звона. Почему?

                        1.1) Тема политическая, для её развития нужно привлечь публику.

                        1.2) Но тема юридическая, сложная.

                        1.3) И очень сильно завязана на политику государства.

                        2.1) Следовательно, если обсуждать всерьёз, это отпугнёт публику. Вспомните, сколько было полемики в статьях о хакатоне по авторским правам? Совсем недавно же были эти статьи. Но без комментариев, потому что никто не стал комментировать, потому что эти статьи были серьёзные и сложные.

                        2.2) Значит, надо делать кликбейт и писать риторику. А уже потом, раскачав публику риторикой, можно будет обсуждать с публикой саму серьёзную тему.

                        Вот так, на мой взгляд, рассуждали иностранные авторы этой статьи.
                          +4
                          Ну может это на ком то и работает — но мое доверие после такой риторики организация потеряла в одночасье.
                    +4

                    Интересно, что при разговорах о притеснении про притеснения мужчин традиционно ничего не упоминается.

                      0

                      До этого мы ещё не дожили ;D

                        –3
                        Меня никто не притесняет. Я что-то пропустил?
                          +3

                          Никогда не слышали, что мужчина должен, мужчина добытчик, мужчина защитник, мужчине нужно $smth потому, что ему потом семью обеспечивать? Не верю, извините.

                            0
                            Ага, а притеснение тут где? Ну типа, чтобы в правах там ограничивали или что-то такое.
                            мужчина добытчик, мужчина защитник, мужчине нужно
                            Это социальные роли, они есть у всех — мужчин, женщин, даже детей. Пока вы не живете в пещере.
                            Где меня притесняют как мужчину?
                              +3
                              Ну так для женщин социальная роль «женщина должна готовить, убираться и прочее» тоже считается притеснениями. И я с этим согласен. Как и с тем что «не служил не мужик», «мужчина должен обеспечивать» и прочее тоже притеснения. Вообще любые социальные роли возложенные на индивида не им самим, добровольно, а возлагаемые обществом — думаю вполне можно считать притеснениями.
                                –1
                                Ну если так считать, то все всех притесняют вокруг, разве что кроме отшельников в горах. Поэтому смысл слова теряется тут.
                                А сверился тут на всякий случай со словарем, говорят нужно ограничение свободы для притеснения.
                                Так мне и интересно, где меня ограничивают как мужчину, причем в негативном смысле. Хочу вот MLM замутить.
                                  +2
                                  А я так в целом и не считаю, ибо мне тоже на чужое мнение покласть. Но почему то всякие феминизмы и прочее так считают. Просто только в отношении женщин почему то. А стрелочка у них не поворачивается. Выше была по сути демонстрация того что ситуация одинакова, но если одно притеснениями считать принято, то другое нет. Ну или приведите другое определение притеснения, чем мое выше.
                                    0
                                    Все-таки ожидание и притеснение это разные вещи, притеснение подразумевает активное действие. Ожидание — это пассивное.
                                    Вот когда 0xd34df00d не пускают в женский туалет — это притеснение, причем самое настоящее, ограничивают его свободу передвижения.
                                    А если просто хмуро косятся когда он возмущается отсутствием писсуаров в женском туалете — это просто ожидания, никакого притеснения тут нет.
                                      0
                                      Ну так феминистки и возмущаются не тому что их на кухне запирают, а за то что в интернете высказываются в подобном ключе.
                +16
                Мы понимаем, что слишком часто доступ к знаниям находится в руках узкого круга лиц, а не большинства, и зачастую его лишены женщины, люди с другим цветом кожи, сообщества LGBTQI и люди из стран Глобального Юга.

                Интересное заявление. То есть на некоторых сайтах есть ограничение, которые запрещают получить доступ до информации если ты женщина, человек с другим цветом кожи (с другим цветом относительно кого?), член сообщества LGBTQI (слишком мало букв) или гражданин из стран Глобального Юга (я так понимаю, что это эвфемизм для слаборазвитых стран)?
                  +4
                  У нас есть возможность играть ведущую роль в глобальной борьбе за устранение препятствий на пути распространения знаний и творчества.
                  Предлагаю начать борьбу за отмену оплаты за оффлайн обучение, ну хотя бы по всех высших учебных заведениях Великобритании и США.
                  PZM (Pay Zero Matter) по-моему нормально звучит?
                  И чтобы учебные визы выдавали всем желающим учиться из других стран.
                  Долой оплату как проявление неравенства!
                  А там глядишь и расизм победим…

                  До чего же двуличная статья…
                    +2
                    Примерно ниочем.
                    Если будет плохо — то плохо, поэтому надо делать хорошо.
                    Наша задача — подвергнуть сомнению такое положение вещей, такую власть и привилегированное положение. Решение этой проблемы — в открытии доступа к знаниям и их распространении.
                      +11
                      СС выражает солидарность с теми, кто попал в беду, кто протестует против несправедливости, с теми, кто по всему миру борется за законность, представительство своих интересов и равноправие.
                      Икнулось пару раз. Ничего в Мюнхене не планируется, случайно? Что-то типа пива и т.д.
                      Трагическое убийство Джорджа Флойда вызвало глобальное движение Black Lives Matter, а в ряде стран прошли продемократические акции протеста, в том числе недавно протесты состоялись в Беларуси.
                      Ах вот чего хотят беларусы. А мужики то и не знали!

                        0

                        Прошу прощения за серость. Но кто может объяснить, чем занимается эта организация и зачем ей директор? Когда-то давно был написан небольшой юридический документ — типовая лицензия. Всем спасибо — все свободны. А после-то что 20 лет делают?!

                          0
                          Сначала два слова об общей задаче. Вы пишете, что они создали небольшой юридический документ, типовую лицензию, и вы полагали, что этого достаточно. Однако их задача не в этом документе. Задача этой организации в том, чтобы перейти от режима «полная охрана прав для автора и небольшие разрешения для публики» в режим «полные разрешения для публики и небольшая охрана имени для автора».

                          Как видите, задача этой организации в том, чтобы перевернуть мировоззрение авторов и, в результате, перевернуть систему охраны авторских прав. Сейчас охрана авторских прав ориентирована на автора, а надо ориентировать её на публику.

                          Вот некоторые их поступки, как видно по их отчётам.

                          1) Проводить ежегодную конференцию, объединяя людей, которые стремятся делиться с публикой правами на чужие произведения.

                          2) Обучать преподавателей, библиотекарей и музейных работников тому, как правильно делиться с публикой правами на чужие произведения.

                          3) Вести политическую борьбу, чтобы ограничить расширительную реформу авторских прав в Европе и расширить права публики на чужие произведения.

                          4) Работать с правительствами разных стран, чтобы перевести школы и вузы на работу по свободным лицензиям, чтобы публика получила права на их произведения.

                          5) Работать с веб-платформами для того, чтобы обеспечить авторам возможность лицензировать произведения для публики. (Для примера посмотрите, пожалуйста, на фейсбук: разве там можно лицензировать свои произведения как свободные? Нет. А на ютубе можно. Видим результат такой работы.)

                          6) Предлагать учреждениям и организациям передать их права неограниченному кругу лиц по свободным лицензиям.

                          7) Адаптировать законы разных стран к тому, чтобы дозволить свободную лицензию.

                          Если же говорить про Россию, то в целом вы правы. В России никакого эффекта от этой организации нет, потому что государственные учреждения в России хотят работать для прибыли, а не для налогоплательщиков. Это печальная сторона нашего молодого общества.

                          Кроме того, тут надо иметь в виду одну особенность работы.

                          Есть коммерческие предприятия и есть благотворительные фонды. Коммерческие предприятия платят своим сотрудникам большую зарплату, чтобы привлекать квалифицированных специалистов. Благотворительные фонды должны платить своим сорудникам такую же большую зарплату, чтобы не терять лучших и умелых сотрудников. Некоторые люди думают: «Если сотрудник исторического музея в России может работать за 18 тысяч рублей, значит, все в благотворительных фондах могут поджать ремень и потерпеть без денег». Однако это неправда, и вот почему. Зарплата зависит от квалификации, и если для работы над благотворительной задачей нужна высокая квалификация — значит, благотворительный фонд должен платить сотрудникам высокую зарплату.

                          Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                          Самое читаемое