Трибьют Канзи, обезьяньему патриарху, который всех озадачил

    28 октября 2020 года исполнилось 40 лет Канзи. Это самый известный представитель бонобо — карликовых шимпанзе, дикие популяции которых обитают в Экваториальной Африке на территории Демократической Республики Конго. Канзи известен как первый представитель своего вида (и человекообразных обезьян в принципе), самостоятельно освоивший языковое общение.

    Канзи можно назвать «раскрученной» персоной в области антропологии. В частности, о нем рассказано в книге Светланы Бурлак «Происхождение языка. Факты, исследования, гипотезы», а еще в 1996 году вышла отдельная книга, посвященная этому примату. Канзи упоминается в книге Александра Маркова «Обезьяны, кости, гены», книге Франса де Вааля «Истоки морали», которая в оригинале называется «The Bonobo and The Atheist», а также в журнале «Троицкий вариант». Общее впечатление о Канзи можно составить по этой публикации с сайта «Антропогенез», а в особенности по книге З.А. Зориной и А.А. Смирновой «О чем рассказали говорящие обезьяны».

    История изучения

    Интерес к бонобо в XXI веке в принципе достаточно высок, так как считается, что они наиболее близки к нашему общему предку (от которого произошли люди, шимпанзе и бонобо). Тем не менее, в работах Вааля и других исследованиях основное внимание уделяется поведенческим и, в частности, сексуальным привычкам бонобо. Языковые и когнитивные способности Канзи, а также его ближайших кровных родичей, освещены значительно более скупо – что отчасти объяснимо, так как Канзи — лабораторная обезьяна, и ему, возможно, просто повезло родиться в нужном месте в нужное время. Поэтому в данной публикации я хочу рассказать именно о выдающихся языковых способностях Канзи, а также о том, насколько могут считаться настоящей речью его коммуникативные навыки.

    Попытки научить обезьяну человеческой речи известны как минимум с начала XX века. В 1913 году Надежда Николаевна Ладыгина-Котс приобрела маленького шимпанзе Иони, который прожил у нее полтора года, а затем умер от инфекции. Гораздо более интересны биографии гориллы Коко (1971-2018) и шимпанзе Уошо (1965-2007), а также шимпанзе по имени Ним и прозвищу Чимпски (1973-2000) Коротко охарактеризуем языковое развитие каждого из этих приматов — в том числе, чтобы показать, в чем их сходство с Канзи и отличие Канзи от них.

    Уошо, Коко, Ним

    Уошо воспитывалась в человеческой семье у психологов Аллена и Беатрис Гарднеров, которые успешно научили ее американскому жестовому языку для глухонемых (амслену). Такой подход был избран с целью исправить недостатки более раннего опыта, проведенного примерно 10 годами ранее – когда психологи Кит и Кэтрин Хейс пытались обучить человеческому языку шимпанзе Вики. Вики смогла освоить всего четыре слова, но это, вероятно, связано с отличиями в устройстве гена FOXP2, который отвечает у человека за речевую деятельность, а у шимпанзе – нет. Кроме того, обезьяны с трудом осваивают контроль над дыханием, необходимый для связной речи, и не могут сравниться с человеком по подвижности губ. По оценке Гарднеров, Уошо самостоятельно овладела более чем 200 лексемами, причем, умела изобретать составные жесты самостоятельно придумывая названия для ранее незнакомых предметов. Опыт Гарднеров подвергся критике, которую психолог Герберт Террейс выразил как «Смысл увиденного понят человеком, а он приписывает эту способность обезьяне». Опыт, поставленный Гарднерами с Уошо, Террейс попытался повторить с шимпанзе по кличке Ним Чимпски – что прозрачно намекает на персону знаменитого лингвиста Ноама Хомского. Ноам Хомский (род. 1928) полагает, что сугубо человеческая языковая способность заключается в освоении грамматики, а не только отдельных слов и простейших синтаксических конструкций. Ним не освоил синтаксических конструкций, хотя и выучил около 125 жестов. Вполне вероятно, что все дело в неверной постановке эксперимента — Ним был лабораторным животным, тогда как Уошо с раннего детства воспитывалась в человеческой семье.

    Значительно больших успехов в освоении человеческого жестового языка добилась горилла Коко. Она выучила около 1000 жестов, умела шутить, ругаться, выражать скорбь, легко изобретала новые понятия. Также она помогла освоить около 600 жестов самцу Майклу, вместе с которым жила с 1979 года. Здесь также отметим, что Коко целенаправленно обучали амслену с возраста около 1 года.

    Феномен Канзи

    Принципиальное отличие Канзи от всех вышеперечисленных особей заключается в том, что он научился языковому общению самостоятельно. Впрочем, отметим здесь и сходство Канзи с другими вышеупомянутыми обезьянами — он с самого раннего детства общался с людьми. Он был приемным детенышем самки бонобо по имени Матата, которую обучали «йеркишу» - особой разработанной для обезьян системе символов, которые можно было нажимать на клавиатуре для составления слов и высказываний. В специальной литературе они называются «лексиграммами»; подробнее о знаковой системе йеркиш можно почитать здесь.  

    Феномен Канзи заключался в том, что он по малолетству просто сопровождал Матату на занятия йеркишем. И, тогда как Матата испытывала огромные сложности с изучением этого языка, Канзи превосходно освоил его, просто находясь рядом, играя и дурачась. Известно более 13 000 предложений, которые он самостоятельно составил из лексиграмм.

    В статье «The emergence of knapping and vocal expression, embedded in a Pan/Homo culture», подготовленной в 2004 году в университете штата Джорджия, затрагивается не менее важный аспект развития Канзи, нежели его речевая деятельность – а именно, фактическая неспособность Канзи и его сестры Панбаниши к изготовлению каменных орудий. Мы подробнее рассмотрим этот феномен ниже, но пока остановимся на приведенном в этой статье списке факторов, подчеркивающих уникальность развития Канзи и Панбаниши:

    Процесс воспитания и культурной адаптации этих бонобо весьма отличается от аналогичных языковых проектов по следующим причинам:

    (a) При работе не использовалось системы ассоциативного обучения и/или вознаграждения.

    (b) Детенышей не отлучали от (приемной) матери.

    (c) Детеныши воспитывались одновременно в человеческой культуре и сообществе бонобо.

    (d) Не предпринимались попытки обучать звуковой коммуникации ни Канзи, ни Панбанишу, но они сами пробовали общаться как фонетически, так и лексически.

    Кроме того, уже в одной из первых статей о Канзи, вышедшей в 1999 году, указано, что он обладает «рудиментарными синтаксическими навыками». Предполагается, что Канзи можно сравнить с ребенком, страдающим специфическим расстройством речи (SLI), и педагогическая работа с Канзи напоминает работу с такими детьми.  

    Наиболее важный аспект, касающийся воспитания Канзи – как раз в том, что его никто специально не «натаскивал на язык». Напротив, Канзи воспитывался в человеческом обществе, где пользовался именно таким повышенным вниманием, которое получает ребенок с задержкой в развитии, если эту задержку удастся диагностировать достаточно рано. Именно поэтому Канзи удалось развить лингвистические и когнитивные навыки, значительно превосходящие самые смелые ожидания о подобных способностях приматов.

    Итак, для демонстрации вполне человеческой языковой способности Канзи важно продемонстрировать, что он понимает и использует не только синтаксис, но и грамматику. Приведем два примера (рассказывает Сью Рамбо, преподавательница Канзи):

    Важность синтаксиса для бонобо впервые была выявлена при попытке объяснить Канзи событие, не вполне буквально характеризовавшее то, что хотела сказать автор. Автор сидела рядом с клавиатурой и нарезала корм для Канзи. Она случайно задела большой палец ножом. Канзи не видел, как это произошло, поскольку в тот момент увлеченно играл с игрушкой. Повернувшись, он увидел, что палец у женщины кровоточит. Канзи проявил озабоченность и удивление, не понимая, как это случилось. Поскольку на клавиатуре с лексиграммами не было слова «резать», Сью набрала «нож поранил Сью» (Knife hurt Sue). В ответ Канзи издал громкий тревожный вопль и швырнул нож через всю комнату. Автор отмечает, что такая реакция неадекватна в случае небольших травм. Как правило, пытаясь смягчить небольшие травмы, Канзи почесал бы или погладил больное место. Именно это он и сделал бы, если бы Сью сказала: «Я порезалась ножом». Но в данном случае Канзи отреагировал не на подразумеваемое значение, а на синтаксис произнесенной фразы, поступив с ножом так, если бы нож действовал по собственному умыслу. Если бы Канзи воспринимал только лексические значения слов «нож» и «поранить», а не синтаксическую структуру, в которую они встроены, то не мог бы приписать ножу активное действие в данном случае. Этот факт приоткрыл значительные синтаксические способности Канзи, которые ранее недооценивались. Тогда Сью, осознав, что произошло, по-английски объяснила Канзи, что на самом деле нож ее не резал, а она сама случайно порезалась. Канзи воспринял это пояснение слегка подозрительно, но далее действовал так, как будто нож уже не представляет угрозы, и предложил погладить ранку.

    В другом случае Канзи продемонстрировал способность к осознанному выбору из множества вариантов на основании сообщенной ему информации:

    В ответ на просьбу «Принеси помидор, который лежит в микроволновке» Канзи должен был проигнорировать несколько помидоров, в том числе, лежащий прямо перед ним, и сходить к микроволновке. Открыв микроволновку, он должен был проигнорировать другие предметы, лежащие в ней, и вернуться с одним лишь помидором. Если бы он понимал только отдельные слова, «помидор» и «микроволновка», то сходил бы к микроволновке, вернулся и передал экспериментатору тот помидор, который лежал ближе всего. Однако, поскольку Канзи понимает рекурсивную семантику, заключенную в обороте «который в микроволновке», он осознал, что экспериментатор говорит не о любом из помидоров, лежащих в комнатке, а о конкретном, находящемся именно там, где указано. Особенно важно, что, при отсутствии такой конкретики в синтаксической структуре, например, «Сходи к микроволновке и принеси помидор», Канзи замечал такую разницу и возвращался с любым помидором, а не именно с тем, что лежал в микроволновке.

    Таким образом, человеческая языковая способность во многом заключается в умении усвоить грамматику родного языка. Ребенок, развивающийся в человеческом обществе (не являющийся «маугли») легко осваивает один или несколько языков, на которых с ним говорят до трехлетнего возраста, и особенно в трехлетнем возрасте. При этом он отнюдь не получает такого систематического обучения, как при осваивании иностранного языка, усваивает язык спонтанно, методом проб и ошибок. Именно это произошло с Канзи и его сестрами. Согласно выводам, сделанным в статье «Kanzi, evolution and language» (Канзи, эволюция и язык), языковой способностью мог обладать последний общий предок человека, шимпанзе и бонобо, но лишь у человека эта способность оказалась важной с эволюционной точки зрения.

    Здесь важно упомянуть, что Канзи общался высказываниями и предложениями не только с людьми, но и со своими сестрами, в особенности с Панбанишей. Примеры таких эпизодов, в которых фигурировали как вокализации, издаваемые самими бонобо, так и обращение к клавиатуре с лексиграммами:

    Канзи - Панбанише. Экспериментатор варил яйца, и Канзи мог наблюдать за этим из своей спальной клетки, которая была расположена первой в ряду таких спален. Панбаниша была в третьей клетке, и не могла видеть, что готовит экспериментатор. Первый экспериментатор попросил Канзи, чтобы тот при помощи клавиатуры сообщил Панбанише: яйца вот-вот будут готовы. Канзи обратился к Панбанише голосом. Панбаниша, в это время уже на протяжении около 5 минут поглаживавшая другого экспериментатора, прекратила это занятие, подошла к клавиатуре с лексиграммами и попросила «яйцо». 

    Панбаниша – Канзи: Панбанише показали мешочек арахиса и попросили передать Канзи, что она видела. Она издала очень тихий звук. Канзи немедленно ей ответил и набрал на клавиатуре лексиграмму «арахис».

    Язык или просто коммуникация?

    Все вышеизложенное позволяет сформулировать принципиальный вопрос о том, что же демонстрируют все подобные опыты: настоящий язык или только коммуникацию? Исследования с участием Канзи вызвали резкую критику в научном сообществе, в частности, со стороны Стивена Пинкера, автора книг «Язык как инстинкт» и «Чистый Лист». Он сказал, что Канзи своими навыками «напоминает ему медведей из московского цирка, которых научили кататься на одноколесном велосипеде». По мнению Пинкера, Канзи изучил элементы человеческой коммуникации, освоив клавиатуру с лексиграммами, но языковой эту способность назвать нельзя. Пинкер в частности, указывает, что «Чтобы насчитать сотни слов обезьяньего словаря, исследователи также «переводили» указующее движение шимпанзе как жест «ты», объятия как знак «обнимать»; подбирание чего-либо с пола, щекотание и поцелуи как знаки «подбирать», щекотать и «целоваться». Зачастую одно и то же движение шимпанзе истолковывали как разные «слова», в зависимости от того, каким, по мнению наблюдателей, могло быть соответствующее слово в данном контексте. В том эксперименте, где шимпанзе общались с компьютером, клавиша, которую шимпанзе должен был нажать, чтобы включить компьютер, была переведена как слово «пожалуйста».

    В диссертации, защищенной в университете штата Айова, однако, указано, что способности взрослого Канзи никак нельзя свести к дрессировке. Отмечается, что бонобо как вид в целом склонны к активной коммуникации в группе, поэтому Канзи мог изучать и систему лексиграмм, и английский язык как «второй» и «третий» иностранный. Учитывая вышеупомянутое замечание о том, что Канзи занимался изучением лексиграмм с самого юного возраста, а также рос одновременно в человеческом социуме и социуме бонобо, его развитие скорее можно сравнить с развитием ребенка-билингва. При этом Канзи употребляет несколько сотен слов, а понимает до трех тысяч, сочетая использование лексиграмм и английского жестового языка. Он достиг таких успехов в изучении языка во многом потому, что это занятие было ему интересно, и напоминало скорее игру, чем учебу. Также лингвистические занятия Канзи не имели практического значения в качестве средства для выживания.  

    В данном контексте интересно отметить, что Канзи не заинтересовался изготовлением орудий труда. Но он заинтересовался разведением огня и поджариванием пищи – Сью Рамбо рассказывает, что Канзи увидел процесс разжигания огня по телевизору и попросил, чтобы его этому научили. Недаром так известна фотография, на которой Канзи шурует палочкой в костре:

    Не менее интересно посмотреть небольшое видео, демонстрирующее, что Канзи умеет обращаться с зажигалкой и подкидывать в костер дровишки:

    Другая знаковая фотография демонстрирует, с каким удовольствием Канзи выдувает мыльные пузыри:

    При всей кажущейся невинности и несерьезности эта игра доказывает, что Канзи, в противовес общепринятому мнению, умеет контролировать напор выдуваемого воздуха – что является одним из важнейших условий для членораздельного голосового общения.

    Вернемся, однако, к вопросу изготовления орудий труда. Известно, что обычные шимпанзе достигают в этом такого мастерства, что выдвигается предположение, будто каменный век у них длится уже не менее 4000 лет. Подробнее об изготовлении каменных и деревянных орудий шимпанзе и другими обезьянами рассказано здесь. Речь идет и о каменных отщепах, и о «наковальнях» для раскалывания орехов, и о приспособлениях для сбора меда, и о полноценных копьях. Александр Марков рассказывает о том, что шимпанзе просто не хватает оперативной памяти для изготовления сложных орудий труда, и даже раскалывание орехов дается им достаточно сложно. В другой статье при этом отмечается, что бонобо, живущие в Конго, значительно уступают шимпанзе в изготовлении орудий труда, хотя, колоть орехи камнями умеют.

    Канзи также не сумел сам научиться изготовлению орудий труда. Почти цитата из книги Александра Маркова «Обезьяны, кости, гены»:

    «Он научился раскалывать камни, бросая один на другой сверху. При этом действительно получаются обломки с острыми краями, которыми можно пользоваться как орудиями. Но технология, применявшаяся «человеком умелым» — держать в одной руке «ядрище», в другой «молот» и откалывать отщепы точными ударами, — по-видимому, оказалась для Канзи слишком сложной. Он пытался так работать, подражая экспериментаторам, но удары получались слишком слабыми».

    Заключение

    Итак, можно сделать вывод, что исключительные лингвистические успехи Канзи ближе к настоящему языку, чем к животной коммуникации. Вполне вероятно, что в дикой природе такой высокоинтеллектуальный самец просто не нашел бы применения языковой способности и обошелся коммуникацией, присущей представителям своего вида. Также, как указано в этом материале с сайта «Этология», феномен говорящих обезьян может означать, что коммуникативная функция ошибочно считается важнейшей и основополагающей функцией языка. Возможно, язык появился у наших предков как средство для описания окружающего мира и его систематизации во все более абстрактных категориях. Развитая коммуникация при этом уже могла присутствовать в сообществах таких приматов.

    Языковое общение упирается в объем оперативной памяти, о котором уже упоминалось выше, и из-за недостаточности которого многие шимпанзе затрудняются колоть орехи. Канзи же остается печальным располневшим альфа-самцом небольшой лабораторной стаи бонобо и только добавляет неопределенности к вопросу о том, какой же фактор – трудовой или языковой – сделал из обезьяны человека.  

    Комментарии 47

      +2

      Весьма занятная статья. Спасибо.

      +6
      Мда… скоро они нас отсюда выживут.
      Стрелять тоже уже научились
        +7
        «Панбаниша – Канзи: Панбанише показали мешочек арахиса и попросили передать Канзи, что она видела. Она издала очень тихий звук. Канзи немедленно ей ответил и набрал на клавиатуре лексиграмму «арахис».»

        Судя по всему у обезьян есть свой язык, но изучению людьми он не сильно поддается.

          0

          Ну это пока не сильно поддается, они же не ультразвуком общаются чтобы это требовало сложных операций дешифровки звуковых волн. Как-то же вычислили что он сообщил слово "арахис", это уже что-то

            +5
            Поддастся, как и дельфиний. Сильно подозреваю, что если на обезьян с их звуками натравить GPT-3 и паралельным потоком информацию о том, что обезьяны делают, он быстро научится с обезьянами общаться и потратив уйму времени на создание корпуса синхронных текстов мы можем получить автоматический переводчик на чём-то вроде автоэнкодеров.
              0
              Интересно, а нет такого, что каждое независимое обезьянье «племя» будет иметь свой язык?
                0
                Как и люди, на территории России 100 примерно живых языков. Но если вы расшифруете хотя бы один дальше пойдёт сильно проще.
                  0
                  Легко, как и среди людей.
                  0
                  И как, есть уже словарь дельфиньего языка?
                    +1
                    Пока выделить смогли только имена, которые матери дельфинихи дают своим детям в детстве, и потом все дельфины используют их как обращение. Не бог весть что, но уже понятно, что их коммуникационная система использует как минимум какие-то «слова».
                    Но с дельфинами, конечно, будет туго, потому что они воспринимают мир совсем иначе, чем мы.

                    Мне ещё очень интересно справимся ли мы с муравьиным языком в ближайшем будущем. Сейчас уже известно, что муравьи умеют пересказывать друг-гругу как добраться до нужного места, причём описанный путь может включать до 10 развилок и описание сколько шагов от одного поворота до другого. Но вот как они это пересказывают своими антеннками задачка шибко не банальная.
                      +1
                      Имена по-моему и у слонов есть.
                      Какие-то мартышки имеют имя для гепарда и для стороны откуда он приближается.
                        0
                        Имена собственные, а не просто один сигнал на всех, как у мартышек.
                        Слонов в недостатке интеллекта никто собственно и не упрекал. Хотя про сигнальную систему слонов я раньше не слышал, есть известный факт — во время профилактических отстрелов в каком-то национальном парке столкнулись, отстреляли только часть стада и выжившие слоны рассказали о произошедшем другим стадам. Хотя лично место проишествия никто из других слонов не видел из нац.парка ушли все слоны вообще. Так что какая-то сигнальная система у них точно есть.

                        Вот бы их изучать было чутка попроще.
                        0
                        эм, а идея с химическим следом уже провалилась?
                          0
                          Химические следы муравьи безусловно используют, и поэтому экспериментаторы, чтобы исключить его влияние, после того как помеченный разведчик возвращался в муравейник полностью заменяли искусственное дерево, по которому он ползал на другое такое же, и вышедшие из муравейника рабочие муравьи безошибочно повторяли его путь к сахару, содержащий 10 развилок.
                  +7
                  Огонь, спасибо большое
                    +10
                    Класс, понимание, что есть другие мыслящие виды приводит в восторг! Надеюсь люди как вид когда-нибудь дозреют до того, чтобы осознать и восхититься этим фактом. Это ведь просто чудесно, это как обнаружить пришельцев прямо под боком и установить с ними диалог.
                      +3
                      Спасибо за статью. Очень интересно. Внезапно, но у меня появился интерес к тому, как думают глухонемые люди. Может кто знает какие-то научные, или околонаучные материалы на эту тему?
                        0
                        Я так же озадачился схожим вопросом около года назад. Жестовый язык и образование для глухонемых, а тем более слепо-глухо-немых это относительно новые изобретения. В России и вовсе лишь с начала 19 века.
                        Но внятных источников об особенностях и способе мышления, в частности без образования вовсе, не нашёл. Если вам что-то подскажут или найдёте сами, пожалуйста, поделитесь и со мной.
                          +5
                          Я в своё время работал со слабослышащими людьми. Обратите внимание на термин. Люди слабослышащие или глухие не обязательно являются немыми, поэтому термин глухонемой — неверен и для некоторых оскорбителен по понятным причинам.
                          Вот, что рассказали мне ребята. Полностью глухие с рождения ребята думали на жестовом языке. Их внутренний голос, который мы слышим, они видят в жестах. Те, кто потерял слух позже и помнит звук, свой голос, продолжали «слышать» внутренний голос.
                            0
                            Я думаю, все люди думают образами, а внутренний диалог — это лишь попытка сознания запомнить полученные выводы. Я это явно понял, управляя автомобилем, иногда за мгновение понимаешь, что сделаешь одно – будет один результат, другое – другой. Внутренний диалог за мгновение никак не сможет озвучить столько информации.
                              0
                              Или поискать иной выход из шаблонной ситуации. Короче переписать собственную программу. Знаменитое чувство «А вот я бы во вчерашнем диалоге сказал вот такое остроумное высказывание», оно только в теории комичное, а на практике очень полезный способ саморазвития.
                            0
                            Как вы представляете себе научные и околонаучные статьи на эту тему? Подключили зонд в мозг и посмотрели?
                            Если интересуют отзывы глухих, то на reddit, например, это уже много раз спрашивали. Конечно, верификации там никакой нет.
                              +2
                              да, об этом есть очень хорошая книга, которая написала глухая слепая девушка. Она потеряла слух и зрение в раннем дестве, когда речь уже успела сформироваться. Очень тонко реагируют на вибрации, запахи, движение воздуха.

                              Елена Келлер «История моей жизни».
                              Книга начинается медленно, истории очень простые и примитивные в начале. Но они следуют хронологии её жизни и в какой-то момент превращаются из описаний «как научилась шнуровать ботинки», в историю отношений, жизни, развиваются в смыслах — хронологически, когда она по настоящему осознала и поняла себя.

                              Отрывок
                              На следующее утро по приезде моя учительница повела меня в свою комнату и дала мне куклу. Ее прислали малыши из института Перкинса, а Лора Бриджмен ее одела. Но все это я узнала впоследствии. Когда я немножко с ней поиграла, мисс Салливан медленно по буквам нарисовала на моей ладони слово «к- у-к-л-а». Я сразу заинтересовалась этой игрой пальцев и постаралась ей подражать. Когда мне удалось, наконец, правильно изобразить все буквы, я зарделась от гордости и удовольствия. Побежав тут же к матушке, я подняла руку и повторила ей знаки, изображавшие куклу. Я не понимала, что пишу по буквам слово, и даже того, что оно означает; я просто, как обезьянка, складывала пальцы и заставляла их подражать почувствованному. В последующие дни я, так же неосмысленно, научилась писать множество слов, как, например, «шляпа», «чашка», «рот», и несколько глаголов — «сесть», «встать», «идти». Но только после нескольких недель занятий с учительницей я поняла, что у всего на свете есть имя.
                                0
                                Благодарю за рекомендацию. Когда немного знакомился с биографиями слепоглухих людей с описанием тех сложностей, совсем тривиальных в мире зрячих и слышащих, которые прилагая огромные усилия им приходилось преодолевать, а так же о людях им помогающих в этом, это оказало серьезное впечатление на меня.
                              0
                              Очень интересно, спасибо за статью.
                              Как я понял одной из больших проблем является не только понимание приматами человеческого языка, но и дальнейшее истолкование людьми степени и формы этого понимания.
                                0
                                Поначалу была мысль, а не первое ли апреля у нас на носу…
                                Хотя она и не ушла окончательно.
                                Очень неожиданная информация!
                                  +13
                                  Очень хорошая статья. Маленькая неточность по сути. Ограничением является не объём оперативной памяти, как таковой, вероятно, а количество фокусов внимания, которые мозг может удерживать. Например, есть наблюдения, что почти любой шимпанзе может освоить технологию колки орехов с использованием двух предметов, о которых нужно не забывать — собственно орехе и молоте, но лишь половина способна освоить более сложную и эффективную технологию трёх предметов, когда нужно использовать в качестве наковальни камень, который приходится поддерживать в правильном положении. Соответственно количество фокусов внимания шимпанзе можно оценить как 2-3.

                                  У человека, вроде бы как в среднем 5, а оценкой сверху может стать информация, что в мире несколько сотен людей способных жонглировать 12 предметами, но, как я слышал, всего один способный справиться с тринадцатью (надо проверять, воспроизвожу по памяти).

                                  Лично моя языковая гипотеза, что язык начинается тогда когда обезьяна может удержать в фокусах внимания не только подлежащее, сказуемое и, если повезёт, обстоятельства, но и какую-нибудь связку для сложного-подчинённой конструкции. У людей эта способность появляется не сразу. Я видел исследования, где изучалось распределение фраз обезьян по количеству лексем (Больше всего 1, реже 2, редко 3, больше в исключительных случаях), и я точно помню такое же исследование на детях, где показывалось, что до «языкового взрыва» характерное распределение длинны фразы в целом такое же, но в какой-то момент происходит прорыв и распределение переходит в более похожее на нормальное с центром на 4 словах. Возможно этого вот четвёртого фокуса внимания и не хватает обезьянам чтобы прорваться к нормальным языковым способностям, а отличие людей от обезьян в этой области если отбросить багаж накопленной культуры, количественное, а не качественное.
                                    +5
                                    что в мире несколько сотен людей способных жонглировать 12 предметами, но, как я слышал, всего один способный справиться с тринадцатью (надо проверять, воспроизвожу по памяти).

                                    Думаю это не совсем корретно — в жонглировании все-таки моторная память активно используется, движения доводят до автоматизма, а в фокусе все предметы держать не надо, да и не получится.

                                      +1
                                      Мозг умеет ожидать действия к какому-то конкретному предсказанному времени. При жонглировании навык конечно моторный, но нужно помнить с какой силой и в какое время пошёл бросок, чтобы начать встречать предмет во время, когда ожидается его возвращение. Когда предметов так много периоды возвращения у них естественным образом сильно плывут и ритм на самом деле не регулярный, это хорошо видно на видео реального жонглирования. На зрение списать не получится, при трёх предметах возможно, но точно не при 12, зрение максимум поможет чуть скорректировать время и место ожидаемого прилёта. То есть можно предположить, что мозг держит 12 отдельных моторных таймеров. Связано ли это с теми самыми фокусами или нет, не знаю, но очень похоже.

                                      Но в любом случае, мне кажется, важно пройти некоторый порог, позволяющих сложноподчинение, а дальше уже не так важно7 у вас фокусов или 10, если бы люди держащие больше фокусов и способные на слух воспринимать предложения Льва Толстого в «Войне и мире» обладали радикально большим интеллектом кто-нибудь бы уже это заметил.
                                        +1

                                        Кстати, я смог довольно просто научиться жонглировать 3 предметами, а 4 значительно сложнее, до сих пор стабильно не получается. А 12 это для меня вообще что-то из рода фантастики :)

                                    +7
                                    Почему-то думал, что исследователи захотят научить тому же не только Канзи, но и десяток других шимпанзе, чтобы они потом запустили самоподдерживающийся процесс обучения.
                                    Но видать это это просто мои хотелки.

                                    И пока что самый большой успех за 20 лет это Канзи.
                                      +7

                                      Я год назад внезапно обнаружил, что если каждый гав записывать как единицу, а паузы как нули, то в общении собак наблюдаются очень четкие ритмические "слова". Сейчас работаю над своим вариантом "собачьего языка" который можно было бы попробовать навязывать щенкам. Пример можно послушать тут: https://doglanguage.org. Если кому-то интересно, скоро выложу свое приложение по обучению тут: https://www.facebook.com/groups/doglang/

                                        0
                                        Подписался. ПОкажу жене-собачнице. С одной стороны выглядит слишком просто, с другой — обычно людям тупо внимания не хватает к сигналам, которые подаёт животное. Мой кот совершенно точно умел позвать человека в нужную ему комнату, заказывал какой корм ему сейчас хочется и немножко злился если его неправильно понимают, мог на ходу лапой по руке стукнуть. Подозреваю, что если приложение будет почти непрерывно следить за собакой, а не когда есть лишнее время и силы, и дёргать хозяина каждый раз когда выхватило паттерн результат может быть гораздо больше.
                                          0
                                          А можно подробнее, как он указывал желаемый корм?
                                          Хочу попробовать проверить такую способность у своей кошки или научить ее.
                                            +3
                                            Ну это скорее он нас научил, чем мы его. Основных блюд в меню было 3 — сухой корм, варёная рыба и варёная курица. Под всё это было две чашки, но чашка с курицей и рыбой по разному ставилась в зависимости от того что в ней. Со временем он стал показывать что ему хочется приходя на кухню и садясь с той стороны и к той чашке к которой ему хочется. А когда привык, что к его мнению прислушиваются стал обижаться если дают не то. Обиду выражал тем, что не ел и садился на видном месте обернувшись спиной, а в редких случаях мог стукнуть лапой идущего не в ту сторону человека.

                                            Интересный момент, что это не ошибка нашей интерпретации — рыба готовится довольно медленно, так что если он заказывал рыбу, то ждал пока её не начнут готовить, как только убеждался что всё правильно — уходил с кухни пока все не будет готово.

                                            Мне кажется что ключевое здесь — внимательно следить за подаваемыми кошкой сигналами и пытаться их интерпретировать и реагировать. Но это, конечно, сжирает время.
                                              0
                                              Спасибо. ЗдОрово!
                                                +2
                                                Да. Подтверждаю. У нас примерно также. Разные миски для разного корма. Плюс отдельно паштет который всегда в холодильнике.
                                                Кот просто показывает на миску или на холодильник.
                                                Может привезти из другой комнаты за нужной ему едой.
                                              0
                                              Вот еще приложение переводчик с кошачьего, я сам не ставил.
                                              habr.com/ru/company/selectel/blog/527278
                                            0
                                            Не уловил значения фразы о наибольшей близости бонобо к общему предку людей, шимпанзе и бонобо. Бонобо ближе этому предку чем люди и шимпанзе?
                                              0
                                              Шимпы и бонобо разошлись около миллиона лет назад,
                                              Люди с теми и другими — около 6-7.
                                              +1
                                              какой же фактор – трудовой или языковой – сделал из обезьяны человека

                                              Я бы сказал, что фактор творчества.
                                              Другие человекоподобные приматы хорошо делали орудия труда, намного лучше чем шимпанзе, но всё равно вымерли.
                                              Но только предки современных людей занимались творчеством — рисовали рисунки на скалах и изготавливали украшения.
                                              0
                                              Так же очень интересно, не было ли попыток использовать Канзи в качестве переводчика — прийти с ним в зоопарк и попросить его перевести то, что говорят другие бонобо?
                                                +2

                                                А потом всю жизнь объяснять ему, почему они сидят в клетках?

                                                  +2
                                                  Они мало что говорят.
                                                  Более того, Канзи не считает их представителями своего вида, называя их «чёрными тварями».
                                                  Он себя считает человеком. В книге Зои Зориной об этом есть.
                                                  +1
                                                  Был ещё один интересный примат, орангутан Чантек.
                                                  Из вики
                                                  Chantek had a vocabulary of around 150 modified ASL signs, and he also understood spoken English.[7] Chantek made and used tools and even understood the concepts of money and work-exchange. He possessed the spatial comprehension to direct a driving-route from the University of Tennessee at Chattanooga (UTC) to the closest Dairy Queen, and the mental comprehension to refer to events that happened years ago. He was a huge fan of the country basket at Dairy Queen and enjoyed many Dilly bars.[8] He enjoyed creative projects and made paintings, necklaces, and music.[6]

                                                  Like children, Chantek preferred to use names rather than pronouns – as the reference is fixed – even when talking to a person. He even invented signs of his own (e.g. 'eye-drink' for contact lens solution, and 'Dave missing finger' for a special friend).[7] He developed referential ability as early as most human children, and pointed to objects just like humans do. Chantek used adjectives to specify attributes, such as «orange dogs» when he referred to orangutans unfamiliar to him.[7]

                                                  Chantek also demonstrated self-awareness, by grooming himself in a mirror and by using signs in mental planning and deception. Rather than simply exhibiting conditioned responses, as critics of primate intellect contend, Chantek learned roles – and role reversals – in games like 'Simon Says'. Like many other orangutans who have demonstrated problem solving skills, Chantek exhibited certain intuitive and thinking character traits comparable to the rationality used in human engineering. His intellectual and linguistic abilities made some scientists, including Miles and Dawn Prince-Hughes, regard him as possessing personhood.

                                                  Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                                                  Самое читаемое